2007-10-26 00:00:00
ГлавнаяФилософия — Материально-практические измерения общественного бытия. Начала праксиологии



Материально-практические измерения общественного бытия. Начала праксиологии


Труд и общение

Рассматривая труд «в простых и абстрактных его моментах» К.Маркс выделял следующие стороны (элементы) процесса труда: человека с его целями, знаниями и навыками, осуществляемые человеком операции целесообразной деятельности; объекты, включенные в ходе этих операций в определенное взаимодействие. Объекты в свою очередь, расчленяются по своим функциям на предмет (расходный материал) труда, средства труда (прежде всего орудие) и продукты, получаемые в результате преобразования предмета труда. Труд как преобразование человеком вещества природы предполагает взаимодействие всех этих элементов.

Человек изначально деятелен, и все его специфические свойства формируются в ходе развития предметной деятельности. Особенности человеческого восприятия обязаны труду своим существованием. Труд не просто удовлетворяет потребности людей, но и культивирует, превращая навыки потребления в существенный элемент цивилизации.

Труд, трудовая деятельность есть такое взаимодействие между человеком и природой, в результате которого посредством целесообразного воздействия человека происходит изменение в предмете труда. Трудом добываются средства к жизни. Если человек – существо не только общественное, но и природное, то труд можно определить как вещественный процесс обмена между человеком и природой. Это процесс их непосредственного взаимодействия. В социально-философском значении труд есть созидание, охватывающее и материальное, и духовное творчество. Труд изначально – процесс общей деятельности людей и, следовательно, основа их общественной организации. В труде формируются связи и взаимозависимости между людьми в обществе. Известный социолог Эмиль Дюркгейм подчеркивал, что общественный труд обеспечивает единство общества, источник социальной связи людей, источник жизни и богатства человека.

Труд – специфически человеческий способ жизнеобеспечения, по своему происхождению является коллективной совместной деятельностью. Поэтому, человек, вытолкнутый в природу, оказывается ни к чему не годным животным.

Труд превращается в полноценную предметно-практическую деятельность лишь во взаимодействии с такими факторами социализации, как язык, сознание, нравственность, мифология, ритуальная практика и т.д.

И немаловажную роль в достижении всего этого играет общение.

Общение – специфический для субъектов способ взаимных отношений, способ бытия человека во взаимосвязях с другими людьми. В философском смысле общение не сводится к намеренно выполняемым актам, к обмену информацией и социально-психологическим контактам, но включает всю сознаваемую глубину взаимной сопричастности людей, претворяемой через обогащение субъектом своей жизнью жизни всех других субъектов. Общение неотъемлемо присуще предметной деятельности человека, взятой как процесс установления и обновления уз преемственности и творчества. Производительные силы (поскольку они прежде всего сущностные силы человека) – это силы общительности. Общественные, особенно производственные, отношения находят себе конкретное осуществление именно в общении. Вооруженность средствами массовой коммуникации отнюдь не гарантирует большего общении, а может и затруднять его качество. его уникальность, если они не вплетены в сферу целостной деятельности человека, если не преодолено еще отчуждение последнего.

Необходимость и свобода в практической деятельности

По словам Вольтера: «изъявлять свою волю и действовать – это именно и означает иметь свободу». Свобода – это исключительная возможность действовать. Основная особенность истории должна отражать свободу и необходимость в их соединении и сама возможна лишь посредством этого соединения. Свобода должна быть необходимостью, необходимость целиком переходит в свободу. Утверждение «в свободе должна быть необходимость» означает, что свободно определяющей деятельности должна противостоять деятельность бессознательная, посредством которой, невзирая на самое неограниченное проявление свободы, совершенно непроизвольно и, быть может, даже помимо воли действующего возникает нечто такое, что он сам своим велением никогда бы не мог осуществить.

Возможность свободной исторической деятельности всякого данного лица сводится к нулю в том случае, если в основе свободных человеческих поступков не лежит доступная пониманию деятеля необходимость.

Необходимость и свобода неразрывно связаны между собой. Из сознательных свободных поступков отдельных людей необходимо вытекают неожиданные для них, непредвиденные ими последствия, касающиеся всего общества, т.е. влияющие на совокупность взаимных отношений тех же людей. Из области свободы мы переходим таким образом в область необходимости.

Если несознаваемые людьми общественные последствия их индивидуальных действий ведут к изменению общественного строя,– что происходит всегда, хотя далеко не одинаково быстро,– то перед людьми вырастают новые индивидуальные цели. Их свободная сознательная деятельность необходимо приобретает новый вид. Из области необходимости мы опять переходим в область свободы.

Следует отметить основные моменты практической деятельности. Практика есть целевое отношение человека. Моменты этого отношения – цель, средство деятельности, предмет и продукт практической деятельности, сам процесс деятельности. Человеческое отношение к предметам природы опосредовано орудием, средством труда. Средство труда находится в единстве с целью человеческой деятельности и с ее предметом. В результате деятельности цель реализуется, материализуется, и возникает новый предмет, который ранее не существовал и в котором опредмечены способности человека.

Проблема выбора. Выбор и целеполагание

Деятельность, как форма отношения к действительности, присуща только человеку. Она в отличие от поведения, не ограничивается приспособлением к существующим условиям, а перестраивает, преобразует их. Такая деятельность предполагает способность к постоянному пересмотру и совершенствованию лежащих в ее основе программ, к перестройке своих собственных оснований. Люди выступают при этом не просто исполнителями заданной программы поведения, а создателями, творцами принципиально новых программ действий. В случае адаптивного поведения при всей его возможной активности и оригинальности цели действий в конечном счете заданы, определены; активность же связана с поиском возможных средств достижения этих целей. Деятельность же, связанная с перестройкой своих оснований, предполагает целеполагание, является целеполагающей деятельностью. Именно с целеполаганием, с возможностью определять цели деятельности, связано традиционное философское понимание свободы. Свобода означает преодоление давления заданных человеку условий, как факторов детерминирующих его поведение, предполагает способность строить собственную программу действий, которая позволяла бы выйти за рамки предписываемого наличной ситуацией, расширить горизонт своего отношения к миру, вписаться в более широкий контекст бытия.

Марксизм-ленинизм считает, что одно сознание свободы, есть возможность ее практического воплощения в деятельности, – это лишь иллюзия реальной субъективности.

В повседневной практической деятельности люди сталкиваются не с абстрактной необходимостью, как таковой, а с ее конкретно-историческим воплощением в виде реально существующих естественных условий, а также социальных и экономических отношений, которые обуславливают круг их интересов, а также в виде материальных средств для достижения поставленных целей.

Люди не вольны в выборе объективных условий своей деятельности, однако они обладают известной свободой в выборе целей, поскольку в каждый данный момент обычно существует не одна, а несколько реальных возможностей, хотя и с разной долей вероятности; даже тогда, когда нет альтернативы, они в состоянии замедлить наступление нежелательных для них явлений либо ускорить приближение желаемых. Наконец, они более или менее свободны и в выборе средств достижения целей. Свобода не абсолютна, а относительна и претворяется в жизнь путем выбора определенного плана действия. Она тем больше, чем лучше люди сознают свои реальные возможности, чем больше средств для достижения поставленных целей находится в их распоряжении, чем в большей мере совпадают их интересы с объективными тенденциями общественного процесса, со стремлениями больших масс людей, общественных классов.

Цель – это проект действия, определяющий характер и системную упорядоченность различных актов и операций.

Независимо от происхождения своих целей и намерений люди обладают свободой постольку, поскольку они сохраняют реальную возможность выбора и предпочтения, которая объективно соответствует их интересам поскольку внешние обстоятельства не вынуждают их поступать вопреки их интересам и потребностям. В зависимости от объективных условий и конкретных обстоятельств, люди могут обладать свободой или же могут быть лишены ее, они могут обладать свободой в одних сферах и быть лишены ее в других; наконец, и степень их свободы может быть весьма различной – от свободы в выборе целей через свободу в выборе средств до свободы приспособления к действительности.

Практика и культура

Практика формируется, воспроизводится и развивается в единстве субъектно-объектных и субъектно-субъектных отношений, она представляет всегда общественную деятельность. Самоизменение, самосовершенствование человека в процессе практически-преобразовательной деятельности, связанной с развитием соответствующих навыков отношений к другим людям, развитием культуры, общения.

Практика предлагает наличие культуры общения как необходимое условие своего существования, что связано с закреплением выработанных способов преобразования внешнего мира и форм взаимодействия с другими людьми в определенных нормах. Усвоение этих норм последующими поколениями представляет собой специфический механизм, обеспечивающий непрерывность существования человеческой культуры. Основа всего культурного развития человека, его совершенствования заключена в деятельно-практическом отношении к миру.

Существуя «на границах» человеческого, содержание категории культуры, оказывалось весьма подвижным и изменчивым. Тем не менее к области культуры последовательно относили и относят самое «ценное» – сферы разума, духовной жизни (искусства, просвещения, образования, науки), цивилизованный образ жизни вообще, область «высших ценностей» и др. Именно поэтому там, где важнейшим мировоззренческим ориентиром и, если угодно, высшей ценностью выступает деятельность, в качестве образцов подлинной культуры рассматриваются наиболее универсальные способы деятельности.

В этом случае собственно человеческая способность делать предметом своей направленной активности окружающий мир и свою жизнедеятельность рассматривается преимущественно как прогрессивное преодоление всего естественного и непосредственного не только по отношению к натурально-природному, но и применительно к самобытному личностному бытию человека.

Культура – это система исторически развивающихся надбиологических программ человеческой деятельности, поведения и общения, выступающих условием воспроизводства и изменения социальной жизни во всех ее основных проявлениях. Программы деятельности, поведения и общения, составляющие корпус культуры, представлены многообразием различных форм: знаний, навыков, норм и идеалов, образцов деятельности и поведения, идей и гипотез, верований, социальных целей и ценностных ориентаций. В своей совокупности и динамике они образуют исторически накапливаемый социальный опыт. Культура хранит, транслирует и генерирует программы деятельности, поведения и общения людей.

В результате активной человеческой жизнедеятельности развиваются, обогащаются все общественные формы жизни, прогрессирует общество как сложный социальный организм. Культура, следовательно, есть выражение достигнутого человеком уровня исторического прогресса. Интеграл культуры – человек и человечность. Человек существует, функционирует, творит, выступая субъектом преобразования природы. Жизнедеятельность человека – целостный поток, представляющий два уровня, неразрывно взаимосвязанных и опосредующих друг друга: преобразование общественных форм и развитие общественного человека. Культура – культ человеческого бытия, творение человека из наличного бытия. Создавая человека, она творит и самого себя. Культура всегда есть самотворчество.

Человекотворческая функция практики

В деятельности человек формирует себя как творца предметного мира, созидает свои творческие способности. В начале своей истории человек воспринимает предмет односторонне прагматически, утилитарно. Лишь по мере освоения предмета, по мере углубления практического отношения к миру, расширения мира культуры человек преодолевает односторонне-пратическое отношение к миру, воссоздает предмет в его конкретности; одновременно развиваются и все более ясно осознаются ценностные основания деятельности, прежде всего – ее цели и идеалы. С этим связано превращение практического отношения в теоретическое. В обществе частной собственности, господства отчуждения и разделения труда все чувства человека извращаются, а его отношение к миру замещается утилитарно-прагматическим. Преодоление отчуждения, частной собствености создает объективную возможность того, что человек будет по-человечески относится к созданному им богатству человеческой культуры. Подлинно человеческое отношение к вещи, т.е. отношение воссоздающее ее конкретность и целостность, возможно лишь в том случае, если человек относится по-человечески к другим людям. Богатство человеческих отношений преодолевает прагматическое отношение человека к природе и к миру культуры, создает богатство человеческого отношения к природе.

По определению американского просветителя Б. Франклина человек, есть животное, создающие орудия труда. Изготовление орудия при помощи орудий – это постоянный стержень человеческой производительной деятельности и та ее сфера, в которой наблюдается непрерывное накопление достижений и успехов.

Индивидуальные и общественные стороны практики

Гёте И.В. писал: «Лишь все человечество вместе является истинным человеком, и индивид может только тогда радоваться и наслаждаться, если он обладает мужеством чувствовать себя в этом целом…

Что такое я сам? Что я сделал? Я собрал и использовал все, что я видел, слышал, наблюдал. Мои произведения вскормлены тысячами различных индивидов, невеждами и мудрецами, умными и глупцами; детство, зрелый возраст, старость – все принесли мне свои мысли, свои способности, свои надежды, свою манеру жить; я часто снимал жатву, посеянную другими, мой труд – труд коллективного существа…»

Индивидуальность – это неповторимое своеобразие какого-либо явления, отдельного существа, человека. Индивидуальность в качестве особенного, характеризующего данную единичность в ее качественных отличиях, противопоставляется типичному, как общему, присущему всем элементам данного класса или значительной части их.

Но, осуществляя любые формы практически-преобразовательной деятельности, человек действует в сотрудничестве, в кооперации с другими людьми. Изначально труд – процесс общей деятельности людей, и следовательно, основа их общественной организации. В труде формируются связи и взаимозависимости между людьми в обществе. Даже работая в одиночку, он действует как существо общественное.

Под онтологией, или „первой философией", в домарксистской философии понималось учение о бытии вообще, бытии как таковом, независимом от его частных видов. В этом смысле онтология равнозначна метафизике - системе умозрительных всеобщих определений бытия. Приблизительно с 16 в. под онтологией стали понимать особую часть метафизики, учение о сверхчувственной, нематериальной структуре всего существующего. В новых онтологических учениях онтология – это система всеобщих понятий бытия, постигаемых с помощью сверхчувственной и сверхрациональной интуиции. В марксистской философии термин „онтология" систематического применения не имеет; иногда его употребляют как синоним учения о наиболее общих законах бытия.

Онтология, как исторически оправданный, но ограниченный способ решения философских проблем, по существу преодолена ходом развития философской мысли, тем не менее ряд факторов обусловливает ее возражение в настоящее время. Во-первых, человеческая деятельность, познавательная в особенности, в условиях отчуждения развивается в таких формах, которые ведут даже к усилению онтологических устремлений и одновременно передают им некоторую специфику. В современной онтологии рассуждения о сущности бытия относятся главным образом к социальному, а не природному бытию, точнее – к тем его компонентам, которые, будучи продуктами человеческой деятельности, выступают как самостоятельные сущности.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345




Интересное:


Философские основания экологической этики
Динамика базовых структур социума и процесс глобализации
Социальный гуманизм Томаса Манна: взаимосвязь культуры, политики и гуманизма
Эмпириомонизм как философское основание тектологии А.А. Богданова
Теоретические источники экологической этики
Вернуться к списку публикаций