2007-10-26 00:00:00
ГлавнаяФилософия — Материально-практические измерения общественного бытия. Начала праксиологии



Материально-практические измерения общественного бытия. Начала праксиологии


Бытие как деятельность

«Бытие» – одно из тех понятий, которые многими мыслителями прошлого и современности положены в основание философии. Философское понимание бытия близко к сокровенным глубинам человеческой жизни, к тем коренным вопросам, какие человек способен ставить перед собой в минуты высочайшего напряжения духовно-нравственных сил. Как философское понятие, бытие обозначает существующий независимо от сознания объективный мир, материю. В самом широком смысле слова бытие есть всеохватывающая реальность, предельно общее понятие о существовании, о сущем вообще. Бытие есть все то, что существует: это и материальные вещи, и процессы, и свойства, и связи, и отношения.

Мир существует как непреходящее единство вне и независимо от воли и сознания человека. Люди, практически действуя в окружающем мире, связывая благодаря своей деятельности преходящее с непреходящем, прежде всего должны раскрыть для себя эти объективные отношения единства в многообразии.

Человек в повседневной жизни, практической деятельности склонен к поиску своего единства с природой, с другими людьми, с обществом. В то же время ему достаточно очевидны существенные различия между вещным и духовым, природой и обществом, между собой и другими людьми. И все же человеку важно найти и обрести общее между различными целостностями окружающего мира. Тем более что в нем самом слиты в неразрывное единство тело и дух, природное и общественное.

Одним из важнейших атрибутов бытия человека, связанного с целенаправленным изменением внешнего мира, самого человека, является деятельность. Деятельность – средство, условие, движущая сила и источник формирования социальности. Именно через нее раскрывается сущность человека. Понятием деятельность обозначается любая целесообразная активность человека, выражающая способ его социального бытия.

Человеческая деятельность в основе направлена на создание новых условий существования человека и общества, преобразование окружающей природной и социальной среды (включая его самого) в соответствии с потребностями. Она представляет собой процесс, в ходе которого человек творчески преобразует природу, делая тем самым себя деятельным субъектом, а осваиваемые им явления природы – объектом своей деятельности.

В зависимости от потребностей людей деятельность традиционно подразделяется на:

1) материальную (удовлетворение первичных потребностей человека: в еде, одежде, орудиях труда через изменение внешней природы);

2) общественно-политическую (различные формы влияния на общественные отношения, организацию общественной жизни);

3) духовную (в области науки, искусства, религии и т.п.)

Все формы человеческой деятельность историчны. В обществе деятельность предстает как система, элементами которой являются люди, их потребности и интересы, предмет и мотивы деятельности, цели, средства и формы ее осуществления.

Любая деятельность предполагает специальную подготовку (образование), опыт, компетентность. Деятельность является объектом рефлексии, как конкретных наук, так и философии.

Концепция деятельностной сущности человека, ее границы

Проблема человека – его жизни и смерти, предназначения и ценности, природы и смысла, существования и перспектив развития – издавна предмет интереса людей, их жизненных забот и философских размышлений.

Целостный образ человека не возникает в философии одномоментно. Но и логически он может быть выработан лишь путем восхождения от абстрактного к конкретному, выявления и осмысления многообразных и противоречивых взаимосвязей человека с миром. Человек не имеет строго определенной экономической ниши, запрограммированности способов жизнедеятельности. Он может не просто освоить различные виды деятельности, но и действовать, как выразился Маркс, «по меркам любого вида», подражая при необходимости в своей деятельности различным животным.

Человек имеет исторически обусловленные пределы возможного и невозможного в своей жизнедеятельности, которая задается его общественным образом жизни. Он предстает как существо социокультурное, активно-творческое, деятельностное, созидающее ценности, то есть духовное. Деятельностная сущность человека состоит в том, что именно в процессе общественного труда в фило- и онтогенезе формируются все человеческие качества и свойства, сам жизненный мир человека. Но, размышляя о человекосозидающем значении деятельности, не следует сводить ее лишь к одной форме – труду. Безусловно, труд, как материальная, предметно-чувственная деятельность способствует формированию и развитию физических и духовных качеств человека, его мышления и речи, расширяет и углубляет социальные связи, наконец, обеспечивает физическое существование, потому что направлен на удовлетворение витальных потребностей, создание необходимых человеку средств существования, но если иметь в виду только это, то глубинные пласты человеческой природы, способа жизнедеятельности выпадут из нашего поля зрения, а универсальность и свобода человека окажутся лишь иллюзиями, не имеющими подлинных оснований в жизни. Ведь труд – это неизбежное, вынужденное усилие, деятельность, вызванная необходимостью, но и посторонняя для нас внешняя. Будучи сознательным, планомерным процессом, труд для своего протекания непременно нуждается в деятельности теоретической, да и сами материальные потребности осознаются и удовлетворяются человеком не как непосредственно биологические, а как социальные, соотнесенные с ценностно-нормативной системой личности и общества. Наконец, сама общественная жизнь являет нам не только материальные, но и духовные потребности и ценности. Уже исходя из этого, обнаруживается человекосозидающее значение не только трудовой, но и духовно-практической, теоретической, собственно духовной деятельности.

В деятельности человек относится к каждому предмету не как носитель чуждой этому предмету потребности и цели, а адекватно его природе и особенностям, осваивает предмет, делает его мерой и сущностью своей активности. При этом человек не просто взаимодействует с природой, а постепенно включает ее саму в состав своей материальной и духовной культуры. Изменение внешнего мира есть только предпосылка и условие для самоизменения человека. В производстве, даже если оно прямо и сознательно направлено лишь на вещественно-энергетический и информационный результат, люди всегда воспроизводят и самих себя иными, нежели они вошли в этот процесс: они, по словам Маркса, создают „новые силы и новые представления, новые способы общения, новые потребности и новый язык". Таким образом, деятельность как целостный процесс тесно связана с общением. В своей сути деятельность и есть именно социально преемственная активность, адресующая себя другим людям и поколениям. Деятельность представляет собой способ существования данной социальной реальности. Деятельность человека воспроизводит освоенные ею стороны предмета как реально, воссоздавая сам этот предмет, так и идеально – в качестве свойств другого предмета, выступающего в знаковой функции первого: она продуцирует идеальное. Теоретическая деятельность есть социально-творческий процесс, направленный на изменение мира человеческой культуры. Однако в условиях разделения труда складывается иллюзия, будто «чисто практические» и «чисто теоретические» функции сами по себе суть деятельности.

Человек – незавершенное, открытое существо, не имеющее жестких границ возможного, постоянно их раздвигающее, выходящее за ее пределы и в этом стремлении направленное на другое – мир, человека, самого себя. Человек не есть нечто окончательно установившееся, он находится в постоянном движении становления. И принципиальные границы и возможности развития человека определяет не бог, не окружающая человека природа, вообще не какие-либо внешние силы, а динамика практически-преобразовательной деятельности, которая расширяет спектр условий природного существования человека, совершенствует социальную среду его обитания и создает условия его духовного развития.

Основной формой проявления жизни человека является деятельность – чувственно-предметная, практическая, и духовная, теоретическая. Человек – активно действующее существо, а не пассивный зритель на «пиру» жизни. Все, что он воспринимает, – не музейные экспонаты, к которым «не велено» прикасаться. Человек активно воздействует на окружающие его вещи, придает им форму и свойства, необходимые для удовлетворения исторически сложившихся общественных и личных потребностей. Именно в преобразовании мира человек придает определенность своему бытию.

Философская категория предметной деятельности имеет важное мировоззренческое и методологическое значение для всех социальных наук, особенно социологии, психологии, педагогики и т.д.

Деятельность и созерцательность

Для созерцательности характерно понимание субъекта познания как абстрактного индивида, рассматриваемого только как природное существо, все познавательные способности которого сформированы биологически.

В процессе познания человек имеет дело не столько с природой как таковой, сколько с „очеловеченным" миром, т.е. так или иначе вовлеченным в процесс производства, и именно практическое преобразование мира открывает человеку его закономерности. Поэтому познание есть не пассивное созерцание, а активная деятельность, неразрывно связанная с практическим преобразованием мира. Для созерцательности характерно также понимание субъекта познания как абстрактного индивида („гносеологическая робинзонада"), рассматриваемого только как природное существо, все познавательные способности которого сформированы биологически. Созерцательность в теории познания неминуемо ведет к метафизике и делает невозможным полное опровержение идеализма.

Практика в широком смысле охватывает вообще всю деятельность общества. М. Н. Руткевич, плодотворно разрабатывающий проблемы практики, образно выразил эту мысль словами: вся жизнь общества, во всех ее проявлениях, начиная от труда лесоруба и кончая размышлениями философов, является практической в широком смысле слова. Не умаляя значимости для общества ни работы лесоруба, ни деятельности философа, все же нельзя не увидеть их качественного различия. В первом случае деятельность имеет предметный, материальный характер, а в другом - она хотя и активна, но отражательна. Вот эта-то очень важная, принципиальная грань и не схватывается понятиями практики в широком и узком смысле. Очевидно, тут нужна какая-то иная система понятий.

Думается, что для теории, прежде всего, важно отделить практическую и духовную деятельность. Их противопоставление справедливо, разумеется, лишь в определенных границах, поскольку духовная деятельность, в конечном счете, определяется практикой, движется, проверяется и корректируется ею. Но вместе с тем различие между ними таково, что ни одна из этих форм деятельности не может ни исчерпать, ни заменить другую. Сущностным определением любого вида практики является ее материальный характер. Вследствие этого непосредственный результат практики всегда связан с изменением мира - природного или общественного. При этом речь идет об изменении реальном, а не только в мыслях, в голове, хотя и при помощи головы.

Что касается духовной деятельности, то ее собственное назначение - это отражение сущности объекта, законов его развития, прогнозирование будущего на базе исследования объективных законов, построение идеальных моделей деятельности. Конечно, теория тоже активно преобразует объект: она отвлекается от внешнего, случайного, строит идеальный объект, в котором существенные и необходимые связи выделены в чистом виде, она создает идеализированные модели будущего. К тому же все это опосредуется интересами общественного субъекта, уровнем развития науки, степенью зрелости объекта, особенно если речь идет об обществе. Но при всем этом непосредственный результат теоретической, как и вообще любой иной духовной, деятельности не выхолит за рамки активного отражения и изменения мира в сознании, идеях. Эти идеи должны быть еще освоены обществом, включены в практику, чтобы стать силой реального изменения сложившихся в обществе отношений.

Отмеченное нами различие между практикой и духовной деятельностью имеет сущностный характер, и если его не учитывать, а исходить лишь из эмпирического факта взаимных связей и тесных взаимодействий различных родов деятельности, присущих реальной жизни общества, то мы обязательно сотрем в итоге основную грань, различающую практику и сознание: изменение, преобразование материально-предметное и идеальное. Такое различие весьма важно иметь в виду, чтобы ясно осознавать границы, назначение и возможности той или иной формы деятельности.

Духовная деятельность позволят людям не только вырабатывать отношение к общественным (коллективным) аспектам жизни, но и находить удовлетворение индивидуальных запросов в решении вечных проблем жизни и смерти, веры и т.д.

Под практикой, прежде всего, понимают не только и не столько чувственно-предметную деятельность отдельного человека, сколько совокупную деятельность, опыт всего человечества в его историческом развитии. Как по своему содержанию, так и по способу осуществления практическая деятельность носит общественный характер. Современная практика есть результат всемирной истории, выражающий бесконечно многообразные взаимоотношения людей с природой и друг с другом в процессе материального и духовного производства. Будучи основным способом общественного бытия человека, решающей формой его самоутверждения в мире, практика выступает как сложная целостная система, включающая в себя такие моменты, как потребность, цель, мотив, отдельные действия, движения, акты, предмет, на который направлена деятельность, средства достижения цели и, наконец, результат деятельности. В практике всегда кем-то чем-то из чего-то и для чего-то что-то создается.

Общественная практика находится в диалектическом единстве с познавательной деятельностью, с теорией. По отношению к познанию она выполняет троякую роль. Во-первых, является источником, основой познания, его движущей силой, дает ему необходимый фактический материал, подлежащий обобщению и теоретической обработке. Тем самым она питает познание, как почва дерево, не дает ему отрываться от реальной жизни. Во-вторых, практика является способом приложения знаний, и в этом смысле она - цель познания. Научные знания имеют практический смысл лишь в том случае, если они воплощаются в жизнь: практика - это арена применения силы знания. Конечной целью познания являются не знания сами по себе, а практическое преобразование действительности для удовлетворения материальных и духовных потребностей общества на путях гармонизации его отношения с природой. В-третьих, практика служит критерием, мерилом истинности результатов познания. Только те знания, которые прошли сквозь очистительный огонь практики, могут претендовать на объективность, достоверность, истинность.

Необходимо сказать о деятельности, которая сочетает черты и практической, и духовной. Мы называем ее духовно-практической и относим к ней искусство и религию. Сложный характер художественной и религиозной деятельности не позволяет характеризовать их, как только духовные, хотя последняя сторона является все же определяющей для понимания природы искусства и религии. Вместе с тем в религии и особенно в художественном творчестве содержатся элементы и собственно практические. Скульптор, высекая из мрамора статую, действует, конечно, практически и затрачивает сил и пота не меньше, чем, например, шахтер. Но все же работа скульптора принципиально отличается от труда рабочего, потому что она служит только средством выражения и воплощения его мировоззренческого и эстетического идеала. Практика в этом случае имеет подчиненный характер, основу же составляет духовная деятельность художника, его творческое самовыражение. Соответственно этому и «потребление» искусства носит характер духовной деятельности, требует активной работы сознания, воздействует на эмоции и мироощущения человека.

Так как религия включает в себя не только вероучение, догмы и т.д., но и обряды, связанные с созданием и использованием культовых предметов и выполнением различных ритуалов, также может быть отнесена к духовно-практической деятельности. Особое влияние она оказывает на политическую и моральную практику. Ф. Энгельс блестяще показал, что за религиозными столкновениями, борьбой верований, ересями скрываются не вполне развитые, еще не получившие адекватного отражения противоречия социальных сил. Поэтому ни религиозные войны, ни религиозные движения не представляют абсолютно самостоятельного вида социально-исторической практики, а являются лишь специфической оболочкой политической борьбы партий, социальных групп, классов, наций.

Этим определяется и конкретно-историческая роль религии. Так, например, на всем протяжении освободительной борьбы болгар против турецкого ига христианство было доступной широким массам формой идеологии, которая консолидировала их и поддерживала в борьбе с завоевателями. Но это не была война «креста» и «полумесяца»; борьба шла за национальное самоопределение и даже за само существование болгарского народа. Такую же роль сыграли и продолжают играть мусульманство, буддизм в освободительной борьбе народов Востока, Африки, Индии. Религия для народов этих регионов есть способ политического объединения, доступная форма политического протеста против завоевателей и вместе с тем регулятор их жизни, включая и быт.

Думается, что анализ соотношения религии и социально-исторической практики имеет большое значение для понимания и объяснения.

Поскольку практическая деятельность носит осознанный характер, постольку духовное начало, безусловно, составляет ее необходимый момент. И нелепо разрывать единую целостную деятельность на две ее ипостаси, тем более противопоставлять их друг другу, гипертрофируя роль одной и умаляя или совсем игнорируя значимость другой. Диалектическому материализму чужда концепция, обособляющая материальную, практическую и духовную, теоретическую деятельность. Между этими видами деятельности существует нерасторжимое диалектическое единство. Говоря сухим языком категорий, часть не есть целое, и подмена одного другим чревата теоретико-методологическими и мировоззренческими ошибками.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345




Интересное:


Научная концепция времени - поиск методологии
Н. А. Бердяев о нации, национальном сознании и государстве
Учение М.М. Бахтина о «диалогичности мышления» и «ответственной личности» как альтернатива партийно-классовому подходу
Основные идеи философии всеединства Вл. Соловьёва
Личность Владимира Соловьёва и её влияние на становление философии всеединства
Вернуться к списку публикаций