2012-11-11 17:35:27
ГлавнаяФилософия — Социальный гуманизм Томаса Манна: взаимосвязь культуры, политики и гуманизма



Социальный гуманизм Томаса Манна: взаимосвязь культуры, политики и гуманизма


Эволюция духовного мира Т. Манна как модель личностного самоопределения

Академик И.Д. Ковальченко в статье «Теоретико-методологические проблемы исторических исследований. Заметки и размышления о новых подходах» отметил, что: «...характеристика той или иной личности едва ли может исчерпываться традиционным набором биографических характеристик... Ускользает тот важнейший факт, что сама общественно - социальная позиция, ее выбор и поведение определялось именно личностно-индивидуальными чертами человека. И, чтобы понять индивидуальные мотивы той или иной позиции личности, недостаточно традиционных характеристик. Требуется выявление специфики мышления и нравственно-психологического облика человека, обусловливавших восприятие действительности и определявших воззрения и деятельность личности... Разумеется, должное раскрытие роли индивидуального никаким образом не означает принижения роли социального в формировании личности и воздействии на ее деятельность. Избрав социальный ориентир и определив свою гражданскую позицию, личность как бы «открывает» себя для восприятия социального, а следовательно для его мощного воздействия на развитие соответствующих воззрений и деятельность».

Томас Манн оставил огромное наследие, выразившееся в его монументальных произведениях, переписке, статьях, речах, докладах и дневниках. Он написал очень много, и сумел это сохранить для потомства. Строки Б. Пастернака: «Быть знаменитым некрасиво. Не это поднимает ввысь, не надо заводить архивы, над рукописями трястись...» не подходят педантично - волевому Томасу Манну и не могут быть сказаны ему в укор.

Будучи мыслителем Томас Манн остро чувствовал как социально-экономические, политические процессы влияли на историю и формировали социальные противоречия в обществе. Н.В. Мотрошилова верно отмечает, что история постоянно развивалась таким образом, что периоды немирного развертывания социальных противоречий должны были сменяться периодами, когда противоречия не «уничтожались» и не снималось их резкое противостояние, но когда на первый план выступало сохранение весьма противоречивого и в тоже время мирного единства.

Т. Манн специально выделял в своем творчестве воплотившеюся в результатах истории, формах социального бытия реальную объективную диалектику развертывания социальных противоречий в переживаемую им эпоху.

Немецкие провинции конца 19 века, являвшиеся достойными и наиболее яркими представителями провинциальной Европы, стали выступать как место концентрации массового истерического страха, исходящего от чувства приближающихся перемен и потрясений. Именно немецкие провинции подарили миру мыслителей типа Ф. Ницше, Ф. Шеллинга, А. Шопенгауэра, М. Хайдеггера, К. Ясперса и др. Не случайно и то, что в провинциальном немецком городе-порте Любеке родился Томас Манн. Детство и юность Томаса Манна прошли в Любеке, о котором он писал в статье «Германия и немцы»: «в самой атмосфере города осталось нечто от духовного склада людей, живших, скажем, в последнее десятилетие пятнадцатого века, - истеричность уходящего средневековья, нечто вроде скрытой душевной эпидемии...».

Немецкая провинция инстинктивно почувствовала, что конец века знаменует собой нечто новое, новую идею, которая может положить конец патологическим страхам индивида. Атмосфера провинции отчуждала от мировых процессов, делала человека аполитичным, отказывала ему в связи с социокультурными процессами, происходившими в Европе в конце 19 века. Именно поэтому философия Ф. Ницше упала на благодатную почву, ею идеи и концепции о Сверхчеловеке, переоценки ценностей, воли к власти, концепция Вечного Возвращения, утверждение о том, что «Бог умер», заворожили немцев, они стали еще более отчужденными от Европы и процессов, в ней происходящих. Очевидец Томас Манн писал: «... То была новейшая, националистическая форма немецкой отчужденности от мира, немецкой далекости от общемировых вопросов, глубокомысленной отрешенности от всемирного бытия; ... этой отчужденной от внешнего мира провинциальной немецкой космополитичности было всегда свойственно нечто призрачно-шутовское, какой-то потаенный демонизм, и в силу своего происхождения я особенно явственно ощущал это». Немецкие философы Ф. Шеллинг, А. Шопенгауэр, Ф. Ницше искали новый образ человека, новые мифологемы, пытались утвердить новые мифы в сознании индивида. Их идеи будоражили провинцию, люди вступали в новый век, полностью забыв принципы и законы, по которым жили ранее, Викторианская Европа угасала.

Духовная атмосфера немецкой провинции Любека не могла не оказать влияния на формирующееся мировоззрение Томаса Манна, он остро чувствовал настроение города. Т. Манн писал: «Странно говорить такое о современном торговом городе, вполне трезвом и благоразумном, но казалось, что здесь того и гляди, возникнет крестовый поход детей, какая-нибудь пляска святого Витта, какой-нибудь крестный ход мистически экзальтированной толпы или что-либо в этом роде, - словом, ощущалась средневековая истерическая напряженность, подспудная душевная предрасположенность к фанатизму и безумию».

В Италии молодого Т. Манна потрясла атмосфера упадка, а не Возрождения, что явилось отражением влияния немецкой провинции на сознание и мировоззрение молодого немца. Он констатировал: «Античная пластика Ватикана говорила мне больше, чем живопись Возрождения. «Страшный суд» потряс меня как апофеоз моего пессимистически-морализирующего и антигедонистического умонастроения...».

В 1898 году Томас Манн стал редактором журнала «Симплициссимус», где «он ведал первичным отбором поступивших в «Симплициссимус» новелл». Тогда же, в начале 1898 года, увидел свет его первый сборник рассказов «Маленький господин Фридеман». Как отмечает немецкий исследователь-литературовед Эберхард Хилышер: «он не вызвал у читающей публики особенного интереса»; Томас Манн изобразил человека как внутренне опустошенную личность, разлагающуюся под прессом массового сознания, однако он не мог определить истоки и характер такого соотношения субъекта и общества, лишенного старых ценностей. И.П. Фарман отмечала: «Эстетическое миросозерцание не справилось с решением стоящих перед ним сложных проблем. Как справедливо писал Т. Манн, конец века знаменовал собой также и конец эпохи эстетизма, знаменовал «наступление новой эры, эры идеи нравственных и социальных».

В 1901 году Томас Манн опубликовал роман «Будденброки», принесший автору мировую известность и признание, выдержавший 1200 изданий при жизни автора. Естественно, «Будденброки» - это европейский роман, где описывается как гуманное мироощущение вытеснялось цинизмом массового «грюндер»-человека, создавшего, как отмечает католический философ Романо Гвардини в работе «Конец нового времени», новую структуру общественной жизни и не желающего положить в основу своей жизни собственную инициативу.

Творческая деятельность Томаса Манна хорошо характеризуется его статьёй-манифестом «Бильзе и я» (1906), в которой он провозглашает ряд принципов творческой деятельности художника: «...глубоко познавать и прекрасно создавать».

Б.Л. Сучков отмечал, что: « Манн видел, как на его родине угасало и теряло своё общественное значение патриархальное бюргерство». Писатель-гуманист увидел, как созрела катастрофа 1914 года, и все события в той или иной мере выразил в творчестве (« Тяжелый час» (1905), «Тонио Крёгер» (1906), «Королевское высочество» (1909), «Смерть в Венеции» (1912) и др.). Он провозгласил принцип гуманизма центральным в своем в творчестве, понимая его как совокупность человеколюбивых воззрений, как единство социального и духовного начал.

До I мировой войны политика мало затрагивала Томаса Манна, его больше волновали проблемы социальной жизни и философии. Наиболее интересными для Т. Манна были идеи Ф. Ницше, который повлиял на его представления об искусстве и художественном творчестве. В философии Ницше писатель хотел найти идею жизни, так как события, происходившие в мире, не могли не задеть Т. Манна. Эберхард Хильшер считал, что: «... на Томаса Манна оказали влияние многие стилистические приемы и ироническая позиция этого философа, а также его психология упадка, анализ декаданса и бюргерской культуры, его (предвосхитивший Фрейда) психолого-мифологический прорыв в сферу бессознательного».

Эберхард Хильшер ссылается на работы немецкого ученого Гейнца Петера Пюца, специально исследовавшего проблему влияния идей Ницше на мировоззрение Т. Манна. Гейнц Петер Пюц констатировал, что у Томаса Манна «едва ли можно встретить мысль, в которой нельзя было бы найти какого-то, хотя бы скрытого, соответствия у Ницше».

По мнению Т. Манна, больное общество сможет выздороветь через очищение кровью, а немецкая нация сможет достичь величия через физическую боль и страдания. Исследователи творчества Томаса Манна отмечают, что писатель: «... жестоко ошибся, стремясь увидеть в акциях прусской военщины обновляющую мир силу», но они ошибаются в том, что Томас Манн в этот период придерживался национал-монархических взглядов, пытался сохранить бюргерство от потрясений и т.д. Все свои мысли он выразил в книге «Размышления аполитичного» (1918). Германия предстала в его воззрениях, защитницей художественно-культурных ценностей, необходимых для последующих поколений.

Томас Манн понимал, что 1914 год - это смена одного мира с его культурой и принципами на другой мир; война ознаменовала искание новою мира, который мог бы удовлетворить сознание индивида и общества. В письме французскому историку-германисту П.П. Сагаву он напишет: «Что же касается окончания буржуазного периода нашей цивилизации, то я думаю, что оно датируется не 1933, а, скорее, 1914 годом. Толчок, который мы тогда ощутили, был вызван началом войны, на наших глазах обозначившей в историческом плане конец одного мира и приход мира другого, совершенно нового. С тех пор все находится в постоянном движении, сотрясении, волнении; гак будет продолжаться еще долгое время».

«Размышления аполитичного» означали желание определить свою политическую позицию. В 1944 году Томас Манн признавался американскому журналисту Кларенсу Б. Баутеллу в том, что в политическом отношении созревал (и это, может быть, национально-немецкая черта) явно очень медленно, и фактически лишь война 1914 года, потрясшая устои, вообще столкнула его с проблемами, в которых он не разбирался. Он пришел к выводу, что политическое и социальное - необходимые составные части человеческого и неотделимы от него, - эта мысль становится новым краеугольным камнем в мировоззрении писателя. Томас Манн понял, что без участия в политике не могут реализоваться социальные, духовно-нравственные цели человечества. В период с 1918 по 1933 гг. Томас Манн сформировался как политик, личность, приверженная социальному гуманизму. Бертольт Брехт заявил о Т. Манне, что при встречах с ним нередко испытывает чувство, будто на него глядят с высоты третьего тысячелетия.

В этот период мировоззрение Т. Манна претерпевает эволюцию. Писатель-гуманист обращает свое внимание на идеи испанского философа Х. Ортеги-и-Гассета, который в работе «Восстание масс» переосмысливает ницшеанскую эстетическую концепцию. Ранее О. Шпенглер в работе «Закат Европы» выдвинул концепцию политической власти, задачей которой становится держать в повиновении «бесформенную массу» с помощью политики и бюрократического аппарата. X. Ортега-и-Гассет предлагает концепцию элитарного искусства, которое сможет оградить искусство от разлагающего влияния массовой культуры и консолидировать «одаренных» в элиту, которая своим искусством и творчеством ограничит влияние культуры массового человека. По наибольшее значение для Томаса Манна имели взгляды X. Ортеги-и-Гассета на объединение европейских национальных государств в единое сообщество. В предисловии к французскому изданию «Восстания масс», которое он назвал «В гуще грозы», автор советовал: «читателю сдержать ухмылку, когда в последних главах моей книги он натолкнётся на крайне смелое в нынешних обстоятельствах утверждение о возможном государственном единстве Европы.,.», которое основывается у него на европейском общественном мнении, существующим не один век, и европейском равновесии. Он пишет во «В гуще грозы»: «Понятно, что не для всех европейская реальность очевидна, потому что Европа - не «вещь», а равновесие. Ещё в XVIII веке историк Робертсон назвал европейское равновесие «great secret of modern potics» (Великий секрет современной политики). Ему вторил Томас Манн, который в 1932 году, в письме к Б. Фучику писал: «... моя вера в высшее единство европейской культуры - не столько вера, сколько простое и ясное понимание ... Я целиком разделяю мнение Ортега-и-Гассета, который в своей книге «Восстание масс» говорит: «...четыре пятых нашей собственности - это общеевропейское достояние».

Массовый человек, по мнению писателя, пришел к власти. Томас Манн пишет в своем дневнике 5.01.1934 г.: «собираю документы о фашизации Европы»; 12.07.1934 г. «Народность», низведенная до массовой ординарности. В основе всего извращение. В том числе, извращенное толкование «порядочности». Безраздельно царит пропагандистская ложь при невозможности даже малейшего противоречия. Эта ложь развращает умы».

Томас Манн решительно приступает к политической деятельности. Третьего января 1936 г. в прессе было опубликовано письмо Т. Манна Э. Корроди, после чего немецкое правительство лишило его гражданства. В письме он написал: «Нельзя быть немцем, будучи националистом. Что же касается немецкого антисемитизма, или антисемитизма немецких правителей, то духовно он направлен не против евреев или не только против них; он направлен, как все яснее и яснее обнаруживается, против основ цивилизации...».

В 1936 юлу он отправляется в Венгрию и Австрию, где выступает с речами и докладами о «воинствующем гуманизме».

В Будапеште писатель-гуманист выступал в Международном комитете интеллектуального сотрудничества с докладом о фашизации Европы. Томас Манн выступил в поддержку Испании в 1936 году, заявив в письме к брату: «Если испанская республика победит, это будет при нынешних обстоятельствах подвиг, не имеющий себе равных». Позже, в 1937 году вышла его статья «Испания».

Чехословакия за прогрессивную политическую деятельность Т. Манну подарила Т. Манну право гражданства.

В 1937 году философский факультет Рейнского университета посчитал себя вынужденным вычеркнуть Т. Манна из списка почетных докторов. Писатель-гуманист вступил в полемику с Бонном и отметил, что: «Германские университеты приняли на себя тяжкую ответственность за все нынешние бедствия и, проявив трагическое непонимание исторической обстановки, стали питательной почвы тех зловещих сил, которые нравственно, культурно и экономически опустошают Германию... Я и теперь сохранил почетный титул доктора философии - меня облек этим званием Гарвардский университет... Я никогда не предполагал ... буду обесчещен ... на родине, что мне придется быть эмигрантом и вести политическую борьбу, необходимость которой я глубоко ощущаю...».

Полемика с Бонном стала вызовом интеллигенции Германии, поддерживающей фашистский режим, и укором против дегуманизации немецкою общества со стороны Т. Манна.

Томас Манн в 1938 году резко выступает против гитлеровского террора, обвиняет западные правительства в потворстве Германии. Он уезжает в США, где начинает ездить по стране с выступлениями и докладами. В Нью-Йорке он выступил с речью в защиту Чехословакии. В лом же году выходит в свет роман «Лотта в Веймаре», осветивший проблему ответственности интеллигенции за распространение ценностей, не присущих немецкому народу, как европейской нации.



← предыдущая страница    следующая страница →
123456789




Интересное:


Ценности капитализма и процесс глобализации
Экзистенциально-гуманистическая антропология Н.А. Бердяева
Марксизм или постмодернизм – упразднение или возрождение философии
К критике этики дискурса
Русская монархическая идея XI - первой половины XVII веков.
Вернуться к списку публикаций