2012-11-05 03:06:22
ГлавнаяФилософия — Гносеологические и онтологические основания философии Н.А. Бердяева и их специфика



Гносеологические и онтологические основания философии Н.А. Бердяева и их специфика


Основная тема творчества Н.А. Бердяева и этапы ее развития.

Общепризнанной характеристикой творчества Н.А. Бердяева является то, что его философское учение в способах познания и в средствах выражения обладает глубинной динамичностью. Тем неимение этот момент часто игнорируется, что на наш взгляд становится причиной некорректной интерпретации и оценке тех или иных установок и выводов русского мыслителя. Так, например, при сохранении ведущих тем и идей в творчестве Н.А. Бердяев пережил несколько этапов эволюции, или, говоря словами философа, «несколько этапов объективации». Иными словами, при изучении философии Н.А. Бердяева необходимо всегда помнить, что содержание центральных понятий в разные периоды творчества могут иметь различное содержание, которое обуславливается контекстом занимающей мыслителя проблематики. Контекстуальность содержания относится не только к используемым мыслителем понятиям и терминам, а также и к тезисам, на которые он опирается и выводам, к которым он приходит. Очевидно, что если не принимать данный факт во внимание, то легко прийти к выводу о внутренней противоречивости во взглядах русского мыслителя (один из наиболее распространенных аргументов критики). Контекстуальность значения ряда ведущих понятий и идей ставит задачу выявления самого концептуального фундамента творчества Н.А. Бердяева, который позволит преодолеть некоторую содержательную размытость основных идей его философии. Решение задачи выявления концептуального фундамента на наш взгляд реализуется через определение основной темы творчества Н.А Бердяева. Необходимость этого шага состоит в том, что выявление основных черт концептуального фундамента в определённом смысле формирует методологическую базу и ракурс проводимого исследования. Так известный отечественный исследователь экзистенциальной философии П.П. Гайденко главной темой философии Н.А. Бердяева считает идею «свободы как таковой» и упрекает его в том, что понятию «свободы» философ придает онтологический статус. Однако возникает вопрос: корректно ли такое понимание места категории «свободы» в философии Н.А. Бердяева? Этот вопрос возникает по ряду причин, и, прежде всего на основании того, что сам философ отвечал своим оппонентам, защищая свое виденье от возможных его искажений. Л именно, при более внимательном взгляде на структуру «существования» сформулированную мыслителем ясно обозначается следующее, во-первых, Свобода есть качество существования Мироздания, где Бытие является лишь некой сферой, некой его частью. Во- вторых, Свобода в философии Н.А. Бердяева есть первичное качество и основной атрибут Мироздания. Бытие же, возникшее в его недрах, существует в нем как такая сфера, где Свобода переходит в свою противоположность, при этом Необходимость есть то качество, которое присуще только Бытию являясь его специфическим атрибутом, т.е. Необходимость как свойство Бытия отличает его от других сфер Мироздания (Бог, Ничто). В-третьих, категория Свободы Н.А. Бердяевым, при самых различных контекстах, не мыслится им в отрыве от существования человека, т.е. Свобода для философа это, прежде всего, свойство человеческой жизни, а не Бытия самого по себе.

Таким образом, задача определения основной темы его творчества является необходимым этапом исследования философии Н.А. Бердяева, решение которой позволит, с одной стороны, выявить специфику понимания мыслителем предмета философии и её задач, а другой - даст возможность наметить путь проведения исследования.

На наш взгляд основной темой творчества Н.А. Бердяева следует признать создание философского учения, которое можно обозначить как «антропология - антроподицея», центральными категориями которого являются понятия «личность», «свобода», «объективация», «творчество» и др. Такой подход к пониманию задачи философии обусловливает то, что традиционные отрасли философского знания получают иной, отличный от традиционного академического понимания смысл — они становятся ярко антропологическими. Подобное отношение к целям и задачам философии в 30-50-е годы XX века получило номинацию - «экзистенциализм». Следовательно, к философии Н.А. Бердяева мы должны подходить как состоящей из экзистенциальной онтологии, гносеологии, социологии, этики и эстетики. Однако использование понятия «экзистенциальная» может повлечь за собой неадекватные представления, поскольку это понятие на сегодняшний день имеет достаточно широкий смысловой спектр. Поэтому экзистенциальная антропология Н.А. Бердяева требует особого рассмотрения, чтобы специфицировать её содержание.

Чаще всего экзистенциализм и, в частности, философию Н.А. Бердяева, определяют как субъективный идеализм, поскольку ему присуща такая родовая черта как антропоцентризм. Но это утверждение поверхностно, т.к. содержание принципа антропоцентризма в философии эволюционировал в течение веков, и, следовательно, менял своё значение. Системообразующими понятиями субъективного идеализма являются понятия «субъекта» и «субъективности», поэтому именно они требуют особого внимания. Чтобы избежать обширного сопоставления значении этих понятий в философии Н. Бердяева с другими существующими концепциями, укажем лишь наиболее важные черты бердяевского их понимания, для того чтобы обозначить основное направление в движении нашей мысли.

В структуре человеческого «Я», по мысли Н.А. Бердяева, основополагающим компонентом является надсубъективное, укоренённое в универсуме. Этот компонент философ именует «личностью». Но, с другой стороны, «личность» не абстрактное понятие и не трансцендентальная сущность, а конкретное человеческое существо - «персона». «Личность» есть качество деятельного субъекта. «Человек» также есть качество деятельного субъекта, но по статусу более низкое чем «личность», поскольку представляет собой «существование «личности» в Бытии». Таким образом, учение о «личности» необходимо рассматривать как ядро философии Н.А. Бердяева, и что все остальные идеи, составляющие философскую систему экзистенциальной антропологии, получают свой смысл и значение только через связь с ним.

Двойное название основной темы творчества - «антропология - антроподицея» - Н.А. Бердяева выражает не только содержательную сторону развиваемой философом концепции, но также характеризует ту идейную эволюцию, которую пережил мыслитель в течение жизни. Последнее обстоятельство важно тем, что, во-первых, позволяет связать разноплановые по тематике, форме и предмету труды философа в единый комплекс. Во-вторых, выявить и зафиксировать концептуальные изменения в содержании основных понятий философии Н.А. Бердяева. В- третьих, поможет определить специфику трактовок тех и ли иных идей понятий, которые были заимствованы философом для выражения своего мировоззрения в различные периоды жизни.

При изучении философского наследия ??.?. Бердяева можно выделить два основных этапа развития положительной антропологии - антроподицеи. Первый - это защита и оправдание человека, его свободы и творчества от христианского «ортодоксального уничижения». Второй - защита человека от механизированной, технократической цивилизации. Между этими этапами нет четкой границы, но можно отметить существование переходного периода, в течение которого философ в своих размышлениях уже отходит от исключительно религиозно- мистического понимания духовности, но ещё не приходит к пониманию духовности в экзистенциально-философском смысле. Поскольку невозможно указать четких границ между периодами, то необходимо, но крайней мере, найти и обозначить наиболее существенные признаки каждого из них. Одним из способов решения этой задачи является обращения к жизненному пути философа, т.к. философская интуиция Н.А. Бердяева, несмотря на ярко выраженную субъективность, была необычайно социальна, ибо во многом была обусловлена окружавшей его социокультурной ситуацией.

Первый период творчества философа хронологически почти совпадает с временными рамками его жизни в России (до 1922г.). В эти годы происходит становление Н.А. Бердяева как самостоятельного, оригинального мыслителя: определяется главная тема философского анализа - защита человеческого достоинства, необходимым атрибутом которого является духовная и социальная свобода. Это представление о смысле и задаче собственной деятельности появилось уже в студенческие годы в период увлечения философией марксизма. Однако это же привело его и к отходу от данного философского течения. Поскольку, по мнению Н. Бердяева, марксизм, борясь с одной системой детерминант, одновременно ввергает человека в другую. Социальное равенство, за которое выступает марксизм, оборачивается не менее тяжкой формой рабства - духовным рабством. Покинув марксистские кружки, Н.А. Бердяев переходит в среду идеалистов, мистиков и богоискателей. Годом этого окончательного поворота можно считать 1904 г., когда философ вернулся из административной ссылки и начал активно участвовать в литературно-философской жизни Москвы и Петербурга. Философ был лично знаком с В.И. Ивановым, С.Н. Булгаковым, Д.И. Мережковским, В.В. Розановым, Л. Белым, C.Л. Франком, В. Брюсовым, В.Ф. Эрном и мн. др. Атмосфера этих кругов была проникнута религиозно-мистическими исканиями. Это обстоятельство отразилось на способе выражения мысли: литературные образы обретали философское содержание, а философские трактаты наполнялись литературными и мистическими символами. Эта особенность была присуща и творчеству Н.А. Бердяева: отдельные страницы, главы его работ больше напоминают религиозно-мистическую проповедь но наиболее острым социально-политическим, культурным вопросам, чем философские размышления. Несмотря на то, что к 1910 году ранее наметившийся разрыв с литературными и религиозными кругами стал более ясным, у философа сохранился свойственный этой среде стиль, который ещё долго оставался отличительной чертой его работ. Это хорошо видно в первой большой оригинальной работе этого периода - «Философия свободы» (1911г.). В ней, с одной стороны, прослеживается влияние атмосферы литературно-философских кругов (кроме стилистического родства, это и родство тем и идей: например, идея о «Третьем завете» в творчестве В.А. Бердяева является следствием споров с писателем Д. Мережковским), но, с другой стороны, в этой работе выкристаллизовывается собственная проблематика философских размышлений - «новая религиозная антропология», которая и стала центральной идеей особо значимой работы Н.А. Бердяева - «Смысл творчества: опыт оправдания человека» (1916 г.). В этой работе острие бердяевского полемического дара направленно против принижения духовных способностей человека, его культурного творчества. Главная мысль книги заключается доказательстве необходимости позитивной оценки подвига творца светской культуры по отношению к подвигу религиозного подвижника (в книге философ сформулировал дилемму, в которой выражена вся проблематика его работы: «выиграла бы Россия, если бы у неё было бы два Серафима Саровских и не было бы А.С. Пушкина?»). Н.А. Бердяев высказывает мнение, что христианская церковь в своём стремлении возвысить в человеке духовное начало в действительности его принижает, т.к. объявляет все стороны светской культуры по сути греховными, безблагодатными. Особенно философа возмущала церковная ортодоксия, для которой всякое авторское духовное творчество представляется ересью и сектантством, поскольку единственным и правильным путём самореализации человека с её точки зрения является пуп» полного растворения индивидуального начала в букве закона - церкви, государства, общества. Но философ критикует не только современное ему христианство, его одинаково не удовлетворяла ни средневековая христианская антропология, ни теософская антропология XIX века Р. Штайнера или Е. Блаватской, чья мистика, по его мнению, похожа на учебники по биологии или физике.

На этом этапе творческого пути в мировоззрении мыслителя оформилась основная тема его философского гнозиса - защита права человека на духовное творчество и «оправдание» его перед высшими духовными ценностями - антроподицея. Однако творчество предполагает не только духовную свободу, но и свободу социальную, политическую, экономическую. В таком подходе к феномену свободы появляется марксистское прошлое Н.А. Бердяева и связанные с ним надежды и разочарования. Свобода, за которую ратует марксизм, содержит в себе основное противоречие атеистического гуманизма: фундаментом индивидуальной свободы провозглашается свобода группы, класса, общества. В действительности же такое понимание индивидуальной свободы есть фикция, галлюцинация коллективистского сознания, политический слоган, т.к. реально существует свобода индивида, коллективной же свободы нет, а есть произвол и необходимость для индивида в подчинении общей воле. В основе марксисткой философии лежит экономический и исторический детерминизм, который не может быть учением о свободе в принципе. Эта «гегельянская болезнь» марксизма способствовала поискам Н.А. Бердяевым иных способов познания сущности человека и специфики его существования.

Таким образом, с года опубликования «Смысла творчества» можно говорить о начале переходного периода в творчестве Н.А. Бердяева, границы которого, хотя и совпали по времени с «окаянными днями» в истории России, нельзя жестко увязывать с ними. Безусловно, исторические обстоятельства оказали существенное влияние на мировоззрение философа, однако лишь постольку, поскольку это связанно с темой его философского осмысления. С «Философии свободы» и особенно со «Смысла творчества» философия Н.А. Бердяева приобретает заостренно антропологический характер. Это, в частности, отразилось на специфике изучаемых в этот период философом книг, тематический спектр которых был необычайно широк: от трудов средневековых богословов до книг новоевропейских философов и мистиков. В какой-то момент И. Кант и К. Маркс с их тяжеловесным стилем уступили место Ф. Достоевскому, Н. Федорову. К. Леонтьеву, Я. Беме, М. Экхарду и др. Это способствовало дальнейшему укреплению того стиля, который был присущ интеллектуальной среде русского ренессанса, основной чертой которого была понятийно-категориальная непоследовательность, размытость определений, преобладание художественных символов над логическими дефинициями. То, что в 1900 - 1910 г.г. было чертой философской литературы в целом, для Н.А. Бердяева в 1920-е и особенно в 1930-40-е гг. стало неотъемлемой чертой его философского стиля. Здесь, кстати, обозначается ещё одна проблема в изучении философии Н.А. Бердяева, требующая дополнительного внимания, - проблема философского стиля. С одной стороны, стиль изложения как таковой не может служить критерием в определении границ периодов творчества. Но с другой, - в своей глубине он является выражением особого способа постижения реальности, специфического и для философского созерцания, иначе говоря, он может быть рассмотрен как выразитель глубинных целей и задач, стоящих перед философом.

В переходный период творчество Н.А. Бердяева характеризуется доминированием книг и статей, затрагивающих проблемы социально-политической и социально-культурной жизни общества. Но социальная философия Н.А. Бердяева имеет двойственный характер: с одной стороны, предметом осмысления являются реальные политические, социальные, культурные факты, с другой - анализ этих фактов действительности ведется с метафизических позиций. То, что социальный вопрос является доминирующей темой, есть следствие катастрофических событий мировой и российской истории: первая мировая война, революция 1917 года и гражданская война, крушение социально-политического устройства Западной Европы. Результатом этих событий лично для философа стала его насильственная высылка в 1922 г. из России: он был вынужден жить сначала в Германии, затем во Франции. Наиболее значимые работы тех лет, в которых происходит кристаллизация антропологического подхода к социально-философским проблемам, это «Судьба России: опыт по психологии и национальности» (1918), «Смысл истории» (1920), «Философия неравенства: письма к недругам по социальной философии» (1924), «Новое средневековье» (1924). Работами, свидетельствующими об особенностях антропологических взглядов, являются очерки «Миросозерцание Достоевского» (1923), «Константин Леонтьев» (1926). В это время выкристаллизовываются основные интуиции Н.А. Бердяева, которые он более полно развивает в следующем периоде. Важным является то, что философ отходит от исключительно метафизического понимания сущности человека и все больше рассматривает его в социально-культурном контексте, и, таким образом, развиваемая им антроподицея «переходит» в антропологию.

Изданная в 1927 году работа под названием «Философия свободного духа: проблематика и апология христианства» завершает второй период и одновременно знаменует начало следующего. Поскольку в ней, в первой её части, рассмотрение проблем существования человека в современном мире идет с позиции религиозно-мистического миросозерцания (антропология как антроподицея), во второй же её части - философ стремится описать привычное для себя понимание задач и проблем философии в рамках европейской философской традиции (антропология как антроподицея). Этот поворот в мировоззрении Н.А. Бердяева от сугубо религиозного, мистико-метафизического к историко-культурному, социально-политическому видению проблем существования человека и общества означал для него открытие новой плоскости осмысления бытия, нового аспекта его гнозиса - создание «положительной антропологии», для которой основной задачей является необходимость защищать право личности на духовное творчество не только от религиозной ортодоксии, но и от стремительно развивающейся технократической цивилизации (антропология как антроподицея). Если в конце двадцатых годов это только обозначалось, то в работах тридцатых годов она становится доминирующей темой. Но философ не изменил отношение к предыдущему подходу в понимании задач философии, поэтому бердяевский подход в целом можно охарактеризовать как «антропология - антроподицея». Ядром этого подхода является «учение о личности». Существенной чертой этого подхода является то, что «личность» - это не категория социологии или трансцендентальной философии. «Личность» должна пониматься конкретно, т.е. как реально существующий единичный человек - персона, и, таким образом, антропология Н.А. Бердяева приобретает экзистенциальный характер. Наибольшее развитие такое понимание главной темы философского миросозерцания получило в работах В.А. Бердяева 30-х - 40-х годов: «О назначении человека: опыт парадоксальной этики» (1931), «Судьба человека в современном мире» (1934), «Я и мир объектов: опыт философии одиночества и общения» (1934), «Дух и реальность. Основы богочеловеческой духовности» (1937), «О рабстве и свободе человека: опыт персоналистической метафизики» (1939), «Опыт эсхатологической метафизики» (1947), «Экзистенциальная диалектика божественного и человеческого» (1947), «Царство духа и царство кесаря» (1947), «Истина и откровение. Пролегомены к критике Откровения» (1945-47). В этих работах Н.А. Бердяев попытался наиболее глубоко и системно изложить свою экзистенциальную антропологию - антроподицею.

Если говорить о мировоззренческой эволюции Н.А. Бердяева, то она происходила в двух аспектах: в отношении главной темы и способов сё реализации. В отношении главной темы это выразилось в движении от антроподицеи как оправдания и защиты человека от всякой религиозной ортодоксии к положительной антропологии как защите духовного в человеке от технического и социального механицизма. В отношении способов выражения происходит переход от художественно-символического языка «серебряного века» русской культуры к понятийно-символическому языку экзистенциальной философии.

По отношению к последнему аспекту необходимо отметить, что в ряде случаев при чтении работ философа создаётся впечатление, что мыслитель испытывал некую внутреннюю неудовлетворенность содержанием и формой выражения мысли в предыдущих работах. Эта неудовлетворенность всё время побуждала его совершать всё новые и новые попытки как можно яснее изложить своё виденье, привлекая новые источники и используя новые способы. От этого в книгах Н.А. Бердяева присутствует много повторов, которые являются выражением стремления философа переосмыслить и переписать поднятую им тему, что обусловлено как сложностью рассматриваемых вопросов, так и несовершенством существующего философского языка. Можно сказать, то в книгах и статьях последнего периода творчества Н.А. Бердяеву удалось более ясно, более «философски» изложить свои взгляды. Поэтому, по нашему убеждению, работы третьего периода представляются наиболее благоприятными, для того чтобы осуществить реконструкцию философской системы Н.А. Бердяева.

Однако в исследовательской литературе существует устойчивое убеждение в том, что творчество Н.А. Бердяева нельзя считать философским (см. статьи В.А. Котельникова), Н.П. Полторацкого и др.), самого же мыслителя называют публицистом, писавшим на злободневные социальные проблемы. Это мнение вновь возвращает нас к вопросу, который мы уже обозначили как проблему философского стиля, но уже не с позиции формы, а с позиции содержания. Сюда же можно отнести другой упрёк в адрес русского философа - в том, что его стиль изложения являет собой эклектику философии, богословия, мистики и художественной литературы. Поэтому нам необходимо обстоятельно рассмотреть сам философский стиль, который, по нашему мнению, есть не столько форма изложения, сколько отражение целостного познавательного акта, он содержит и реализует определенные гносео-онтологические установки. В 30-40-е гг. русский философ не только переосмысляет своё виденье основных тем и проблем философии, сложившееся у него ранее, он также соотносит свои взгляды с существующими направлениями в европейской философии и, тем самым, вписывает свою философию в контекст общеевропейской философской традиции.



← предыдущая страница    следующая страница →
1234567




Интересное:


Материально-практические измерения общественного бытия. Начала праксиологии
Гносеологические и онтологические основания философии Н.А. Бердяева и их специфика
Глобализация и проблема войн в современном мире
Научная концепция времени - поиск методологии
Глобализация и идеи конвергенции
Вернуться к списку публикаций