2012-11-05 02:38:40
ГлавнаяФилософия — Экзистенциальная метафизика человека в философии Н.А. Бердяева



Экзистенциальная метафизика человека в философии Н.А. Бердяева


Экзистенциальная диалектика: человек.

В центре экзистенциальной метафизики Н.А. Бердяева стоит человек. Структура мироздания и структура существования человека в своих основах подобны. Так, с вертикалью Мироздания (Бог - Бытие - Ничто) соотносима вертикаль человека (личность - человеческая личность - индивидуум). Подобие это состоит в степени раскрытия энергийной сущности (экзистенция - экзистенциальность - неэкзистенциальность). Но поскольку существование человека - это «существование личности в Бытии», то изменяются качественные характеристики структуры, т.к. вертикаль необходимо коррелирует с горизонталью мироздания - Бытием.

Как мы рассмотрели выше, Бытие внутри себя неоднородно, и оно имеет экзистенциальную иерархию. Основным критерием этой иерархии является свобода: чем выше степень свободы, как необходимое условие полного «о-суще-ствления» - «о-суще-ствления» самого себя, тем выше ступень на экзистенциальной лестнице. В Бытии «о-суще-ствлять самого себя» может только «личность». То, что не способно «о-суще-ствлять самого себя», о-суще-ствляет себя через причастность (сопричастность) к тому, что (кто) это делает. У Н.А. Бердяева качеством «личность» обладает Бог и человек , т.е. Бытие не тождественно Богу-личности, оно есть постольку, поскольку сопричастно его существованию. То же «человек-личность»: не человек - часть бытия (природы), а бытие часть человека-личности, бытие существует и имеет экзистенциальную иерархию благодаря сопричастности человеческому существованию. Это указывает на то, что «существование-в-бытии» коррелирует не только с бытием, но и с Богом, с духовной сферой как осуществленность с осуществляемостью. Согласно этим отношениям в горизонтали мироздания действуют два противоположных экзистенциальных полюса - «осуществленность в бытии» (Бердяев использует символ христианства - богочеловечность) и «неосуществленность в бытии» (небытие, меон). Эти экзистенциальные противоположности соотносимы с метафизикой свободы и необходимости, но имеют самостоятельное значение: они являются критериями добра и зла, основой системы ценностей и связаны с личностью. А поскольку экзистенциальная иерархия «суще-ствования» человека имеет приоритет перед экзистенциальной иерархией Бытия, то именно человек и его существование являются центральным событием Бытия (но не в Бытии).

Следовательно, горизонталь «существования-в-бытии» человека «личность - человеческая личность - индивидуум» необходимо дополняется «личностной» вертикалью «экзистенция - экзистенциальность - неэкзистенция». Т.е. здесь мы еще раз подходим к тезису, что ядром философии Н.А. Бердяева является учение о «личности», к тому, что аллегория «личность - это крест человеческого жизни» не поэтическая метафора, а определенное понимание сущности человеческого бытия в его истоках: «Личность в начале пути, и она лишь в конце пути». Личность - это основа человека природного и человека социального; она - энергийное начало человека, где природность и социальность являются формами бытийствования. Как нисходящий поток «светлой» энергии, соединяясь с «тем- ной» энергией Ничто, становится сущностной основой Бытия, так и «личность», нисходя в Бытие, является сущностной основой человека. Т.е. если космогония - это процесс объективации божественной энергии и энергии Ничто, то антропогония - это процесс объективации энергии личности, который происходит на фоне процесса объективации божественной энергии и Ничто. «Личность не порождается родовым космическим процессом, не рождается от отца с матери, она происходит от Бога, является из другого мира; она свидетельствует о том, что человек есть точка пересечения двух миров, что в нем происходит борьба духа и природы, свободы и необходимости, независимости и зависимости». Двойная объективация в процессе антропогонии обусловливает дуализм человеческого бытия: с одной стороны, индивидуум - это эманация личности, и он экзистенциален, с другой - «индивидуум» не столько эманация «личности», сколько её полное отрицание. Противопоставление «личности» «индивидууму» происходит не с точки зрения горизонтали (личность - человеческая личность -индивидуум), а с позиции вертикали (экзистенция -экзистенциальность - неэкзистенция).

Таким образом, если горизонталь мироздания это нисходящий поток духовной энергии, то вертикаль это восходящий, где личность совершает диалектическое движение - нисхождение в Бытие и восхождение к Богу. В Бытии личность попадает в цепь причинно-следственных отношений, что может привести как к отчуждению духовного начала, вплоть до полного забвения, так и к его раскрытию. Этот пуп» «личности» в Бытии является предметом экзистенциальной диалектики Н.А. Бердяева, т.е. специфика его антропологии состоит в том, что философская рефлексия совершается с позиции вертикали «экзистенция - экзистенциальность - неэкзистенция», с целью достижения снятия онтологического дуализма «личности - индивидуума», рожденного в результате объективации.

Трагичность человеческой жизни вытекает из того, что человек изначально целостное существо: он имеет духовный исток и духовное призвание. Но поскольку его существование происходит в Бытии, где духовная энергия перешла в свою противоположность, то бытие человека представляется как разрыв, раскол этой изначальной целостности на диалектические противоположности: личность - индивидуум, экзистенция - неэкзистенция. Эти противоположности являются источником развития в человеческом существовании в форме единства и борьбы диалектических противоположностей, которые в рамках бытия никогда не достигают состояния снятия. Первым таким диалектическим синтезом является сам человек.

Для того чтобы избежать возможной омонимии, связанной с широким употреблением слова «человек», мы считаем целесообразным в отношении философии Н.А. Бердяева использование понятия «человеческая личность» по двум причинам: во-первых, это позволит отличать экзистенциальный уровень, который связан с «личностью-экзистенцией» (вертикаль), от его бытийного уровня (горизонталь); во-вторых, в понятии «человеческая личность» отражен диалектический характер внутрисубъектной структуры «существования-в-бытии» (личность - человеческая личность - индивидуум).

С человеческой личностью, прежде всего, связан феномен сознания. «Сознание возникает в отношениях «я» и «не-я», оно означает выход из «я», но оно вместе с тем может быть препятствием для выхода «я» к «ты», как внутреннего общения. Оно объективирует и может мешать трансцендированию. Сознание есть "несчастное сознание". Сама структура сознания легко создает рабство. Но всегда нужно иметь в виду двойную роль сознания, оно замыкает и размыкает». Сознание экзистенциально-бытийственно, и оно имеет двойную - духовнобытийную экзистенциальную основу. С одной стороны, из экзистенциальной глубины сознание получает незыблемые основы - свободу, единственность, универсальность, вечность, с другой - бытийно оно детерминировано, единично, партикулярно и темпорально. Но дуальность сознания не является субстанциальным дуализмом духа (идеального) и природы (материального), его дуальность экзистенциальная и связана она с диалектическим характером человеческой личности.

Если «экзистенциальность личности» - это о-суще-ствление самого себя, раскрытие своего духовного начала перед Богом, то экзистенциальность «человеческой личности» - это раскрытие своего духовного начала перед другой личностью - человеческой личностью. Т.е. феномен сознания в философии Н.А. Бердяева - явление исключительно экзистенциальное и в своем способе существования противополагается природе. Экзистенциальность сознания реализуется в социальной форме, а сама социальность рассматривается как эпифеномен универсальности личности.

Трагедия человеческой личности в том, что в «существовании-в-бытии», с одной стороны, происходит закрытие собственной экзистенциальности (личность) и, как следствие, экзистенциальности другой человеческой личности, с другой стороны, именно в «существовании-в-бытии» через общение с другими личностями происходит раскрытие духовного начала. «Трудность человека коренится в том, что нет соответствия и тождества между внутренним и внешним, нет прямого и адекватного выражения одного в другом. Это и есть проблема объективации». Т.е. социальная жизнь вырастает из экзистенциальной глубины, но она уже феномен не двойной, а тройной объективации: объективации божественной энергии и Ничто (Бытие), объективации энергии личности в Бытии (человеческая личность) и объективации человеческой личности в природе и социуме.

Тройная объективация обусловливает троичную структуру человеческого существа: личность - человеческая личность - индивидуум, - которая в определенном смысле является переосмыслением христианской антропологической структуры дух - душа - тело. Троичная структура лишь феноменально (онтологически) есть совокупность диалектических противоречий - духовного и природного, идеального и материального, индивидуального и коллективного, субъективного и объективного, единичного и общего, мужского и женского и т.п. Экзистенциально троичная структура есть целостность, которая как таковая (т.е. как экзистенциальная целостность) должна быть призвана всеобщей основой человеческого существования. Так, в индивидуальном существовании это обнаружение неразрешимой бытийной двойственности - психических (эмоциональных) и психологических (мотивационо-волевых), социальных и культурных дилемм - с одной стороны, есть показатель целостности, а с другой - стремление и возможность их разрешения, её экзистенциального характера. В социальном же существовании экзистенциальная целостность переживается как общность - родовая, этническая, гражданская, культурная, религиозная, общечеловеческая, и в этой целостности представляется совокупность бытийных диалектических противоречий (экономических, социальных, политических, культурных).

Поскольку существование-пребывание личности есть результат тройного процесса объективации, то внутрисубъектная структура человеческого бытия имеет три экзистенциальных (личность - человеческая личность - индивидуум) и три бытийных уровня - человек - социум - природа рожденные процессом соединения (преображения) энергии Бога и Ничто. Горизонтальная иерархия бытия человека есть выражение реализации им своего духовного начала (вертикали) как степени его объективированности или как способности к полному самоосуществлению: экзистенция - экзистенциальность - неэкзистенция, - т.е. человек есть экзистенциальное единство бытийного и духовного, объективированного и не- объективированного, внешнего и внутреннего - он био-социо-духовная целостность.

Как мы видим, экзистенциальная метафизика личности у Н.А. Бердяева является обоснованием «метафизики (философии) человека и бытия», чьей содержательной основой является тезис об экзистенциальном единстве, которое в человеческой жизни явлено в виде диалектических оппозиций: внутреннего - внешнего, субъективного - объективного, идеального - материального, рационального - иррационального, индивидуального - социального и т.д. «Та же истина о двойной природе человека, двойной и в то же время целостной, находит себе отражение и в отношении человеческой личности к обществу и к истории, но тут она как бы опрокинута. Личность независима от детерминаций общества, она имеет свой мир, она есть исключение, она своеобразна и неповторима. И вместе с тем личность социальна, в ней есть наследие коллективного бессознательного, она есть выход человека из изоляции, она исторична, она реализует себя в обществе и истории. Личность коммюнатарна, предполагает общение с другими и общность с другими. Глубокие противоречия и трудности человеческой жизни связаны с этой коммюнотарностыо».

Концептуальное единство обеих «метафизик» составляет специфику философии Н. Бердяева, выраженную автором исследования как «антропология - антроподицея» и охарактеризованную как «экзистенциальная антропология». Поскольку основным методологическим принципом философии Н. Бердяева является диалектика, то его философию также можно обозначить как «диалектика бытия и экзистенции», которую сам философ называл «диалектикой божественного и человеческого».

Двойное название философской концепции является отражением на только её диалектичности, но и специфики задач решаемых русским мыслителем в процессе достижения им главной цели.

Задача антроподицеи, как её определял философ, состоит в духовном «оправдании» земного человеческого бытия, состоящая в рассмотрении и доказательстве того, что материальная, социальная, политическая и культурная сферы человеческой жизни имеют духовный исток и смысл, того, что индивидуальное стремление к свободе, культурное творчество человека не являются соблазном дьявола и отклонением к небытию, а есть необходимые условия раскрытия универсального начала в каждом человеке - раскрытия его личности, того, что земное существование обладает позитивным значением, а не только негативным - страдания и муки. Антроподицея Н. Бердяева строится как обратная сторона теодицеи, призванная решить сложнейшую проблему христианства - присутствие в бытии зла, его источник и смысл.

Но антропология Н.А. Бердяева не носит исключительно религиозно- теологический характер: философ остро переживал необходимость оправдания человеческого достоинства в условиях современной технократической цивилизации. Задача экзистенциальной антропологии состоит в том, чтобы доказать, что противоречия материальной, социальной, политической и культурной жизни имеют не только (и не столько) природно-социальный, но и духовный исток и смысл; то, что зло невозможно победить научно-техническим прогрессом; то, что достижение счастья не связано только с удовлетворением материальных и социальных потребностей, что муки и страдания имеют в не меньшей степени духовный исток и, следовательно, духовное решение. В целом задачу «антроподицеи - антропологии» Н.А. Бердяева можно выразить так: оправдать человечность духовности и духовность человечности.

Анализируя экзистенциальную метафизику личности и связанную с ней экзистенциальную диалектику «существования-в-бытии», мы фактически рассматривали религиозный аспект бердяевской антроподицеи. В силу специфичности и неординарности данного аспекта автор сознательно не стремился к конкретизации религиозно-теологических проблем и идей, развиваемых русским мыслителем, поскольку данное исследование из философского может окончательно перерасти в религиозно-теологическое. Главной задачей анализа для нас было реконструировать представления о структуре мироздания в философии Н.А. Бердяева, его основу и систему отношений, существующую в ней. Но проблемы происхождения зла, свободы, сущности человека не являются исключительно вопросами религиозного мировоззрения, они также актуальны для философии нерелигиозного типа, в которой они также являются центральными.

Экзистенциальная антропология Н.А. Бердяева как диалектика экзистенции и бытия призвана решить основной вопрос философии - вопрос об источнике и смысле всеобщей двойственности. Последовательное проведение принципа антропоцентризма означает, что в центре внимания стоит, прежде всего, проблема сознания. Хотя метафизическое полагание трансцендентного происхождения сознания и имеет много слабых сторон с точки зрения естествознания, однако, как мы видели, само естествознание и материалистическая (натуралистическая) философия также не способны дать положительный ответ о природе сознания. Причина этого не столько в технико-инструментальной (еще) неразвитости современной науки, сколько в фундаментальном её свойстве - в приоритете методов познания над действительностью; сам гносеологизм в своем истоке есть продукт дуальности сознания и бытия, продукт несоответствия мыслимого и существующего. Философский же нерелигиозный иррационализм и скептицизм есть попытка спасения принципа онтологического монизма путем жертвы рационалистического оптимизма, его веры в возможность единой абсолютной истины.

Диалектика экзистенции и бытия - это не диалектика внешнего («вещи-в-себе») и внутреннего (феномена), это диалектика внутрисубъектная, где внешнее и внутреннее лишь одни из качеств, одни из полюсов изначальной целостности человеческой личности. Ни знания есть атрибут существования (бытия), а сознание есть атрибут бытия знания — не «мыслю, следовательно, существую», а «существую, следовательно, мыслю». Т.е. дуальность сознания преодолевается не феноменологией познания, а феноменологией целостного существования. Такой подход в философии Н.А. Бердяева является одним из методологических принципов экзистенциальной антропологии. Характерными чертами этого подхода, как мы уже определили, является субъектность, иррационализм, метафизичность. «Феноменологический метод плодотворен, несмотря на свою пассивность и вне-человечность, и правда его в направленности на бытие, а не конструкции мысли».

Специфика экзистенциальной феноменологии Н.А. Бердяева состоит в том, что она основана на метафизике свободы, на диалектике перехода свободы в необходимость; на том, что свобода не явление этической жизни человека, а факт космогонии и антропогонии. Этим обусловливается и то, что она имеет двойное значение. С одной стороны, экзистенциальная феноменология носит трагический характер, поскольку в ней выявляется факт бытийной двойственности человека и фиксируется рабское положение личности. Но, с другой стороны, через обнаружение гносео-онтологического дуализма феноменальности в человеческом бытии открывается экзистенциальная глубина и источник силы для преодоления этого рабства. «Объективация есть искажение духовности, и вместе с тем объективация необходима в осуществлении судеб человечества и мира, в движении к царству Духа». Следовательно, в феноменологии целостного существования Н.А. Бердяева можно увидеть две основные задачи, которые русский мыслитель называет основными задачами экзистенциальной антропологии: обнаружение в жизни человека духовного начала (экзистенции) и разоблачение личностного (экзистенциального) рабства.



← предыдущая страница    следующая страница →
1234567




Интересное:


Понимание целостной личности в философии русского космизма
Методологическая функция философии в научном познании
Проблема обоснования морали в философии
Софиология во всеединстве Вл. Соловьева
Русская монархическая идея XI - первой половины XVII веков.
Вернуться к списку публикаций