2012-11-05 02:38:40
ГлавнаяФилософия — Экзистенциальная метафизика человека в философии Н.А. Бердяева



Экзистенциальная метафизика человека в философии Н.А. Бердяева


Экзистенциальная диалектика.

Выделение в философии Н.А. Бердяева «раздела» «экзистенциальная диалектика» обусловлена рядом причин. Во-первых, необходимо отличать метафизические постулаты, на которых фундируется философское учение, от того как эти постулаты разворачиваются философом при осмыслении тех или иных проблем существования человека. Во-вторых, существует необходимость прояснения своеобразия понимания Н.А. Бердяева диалектики, состоящая в том какие сферы она охватывает. В-третьих, экзистенциальная антропология, покоящаяся на принципе антропоцентризма, необходимо обращается к диалектическому методу познания, поскольку фундаментальным гносео-онтологическим положением субъектной философии является отрицание эпистемической незыблемости и неизменности знаний, поскольку знания, как продукт деятельности субъекта, находится в постоянном развитии, т.к. во-первых, познавательная деятельность своим необходимым атрибутом имеет тенденцию к обогащению и расширению, а во-вторых, она детерминирована такими свойствами (телесными и душевными) и факторами (природно-климатическими, социально-политическими, историко-культурными и т.п.) существования субъекта, которые нельзя строго определить как всеобщие и необходимые.

Таким образом, диалектика в философии Н.А. Бердяева является и методом, и методологическим принципом и пониманием сущностного свойства Мироздания. Поскольку экзистенциалистское своеобразие диалектического принципа в миросозерцании русского мыслителя фундируется метафизическими представлениями, на полагании сущего и его атрибутах, то экзистенциальная диалектика не столько форма и содержание познавательного процесса, сколько полагание формы и содержания основ существования Мироздания. Т.е. происходит как бы «онтологизация» диалектики, превращение её в свойство Мироздания, тем самым «экзистенциальная диалектика» становится необходимым дополнением «экзистенциальной метафизики личности».

Такое понимание качественного своеобразия «экзистенциальной диалектики», её места в философии Н.А. Бердяева является предметом данного исследования. Поскольку диалектика является производной от метафизических положений, то задачу выявления специфики её содержания возможно и целесообразно провести не через призму историко-философского анализа, а путем дескрипции, т.к. первоначально необходимо определить само содержание экзистенциальной диалектики в философии Н.А. Бердяева.

Диалектика существования разворачивается по двум разнонаправленным осям: вертикаль (духовный мир - бытие) и горизонталь (бытие - небытие). При энергийном понимании суще-ствования две названные оси символизируют два энергетических потока Мироздания (вертикаль: нисхождение - восхождение; горизонталь: оформление - расформление), где генерирующим началом является вертикальное движение энергии. В центре этих потоков (а не мироздания, как кажется многим критикам Н.А. Бердяева (и ученым, и богословам) находится человек, в том смысле, что человеческое существование необходимо связано с взаимодействием этих потоков, именно это взаимодействие обусловливает его трехчастную структуру (личность - человеческая личность - индивидуум).

Специфика экзистенциальной метафизики русского мыслителя состоит в том, что Н.А. Бердяев рассматривает процессы и явления человеческого бытия с позиции вертикального движения энергетических потоков, основным атрибутом диалектики восходящих - нисходящих потоков является свобода, т.е. переход свободы Ничто в свободу Бога.

Субъектом этих энергетических потоков является личность; она способна самостоятельно определять характер и направление своего движения, т.е. обладает волей. Таким образом, состоянием подлинности для личности является степень свободы как состояние и условие полного раскрытия её суще-ствования. Философ не раз заявлял, что его философия имеет иные основания, чем те, которые господствовали в интеллектуальной европейской истории. «Я основал свое дело на свободе»; «Я изошел от свободы, она моя родительница. Свобода для меня первичнее бытия». Поскольку понимание свободы в философии Н. Бердяева отличается от традиционных трактовок, то именно оно должно стать первым объектом нашего рассмотрения.

Первым необходимо отметить, что для философа «Свобода сама по себе» есть ничто, она абстрактная, экзистенциально пустая категория. «Свобода» только тогда приобретает свою «чтойность», когда она реализуется, когда она имеет своего носителя. Этим носителем для философа является «личность»: «личность - человек» и «личность - Бог». Поэтому «свободу» необходимо рассматривать не как понятие, в котором символизируются социальная сторона жизни человека, а как качество существования человека и Бога, как необходимый фактор их взаимодействия, как показатель перехода экзистенции в экзистенциальность.

Экзистенциальная диалектика: Свобода, Бог, Бытие.

Вопрос о свободе - самый сложный и противоречивый в философии Н.А. Бердяева. Трактовка проблемы свободы русским мыслителем породила наибольшее количество критических замечаний и отрицательное отношение к его философии в целом.

Первое на что необходимо обратить внимание в философии Н.А Бердяева - это на энергийное понимание «суще-ствующего», которое необходимо отличать от «суще-ствующего-в-бытии». Т.е. суще-ствующее неоднородно, философ различает неполное существование и полное существование. Динамичность энергии с позиции существующего в бытии представляется как свобода. Полное существование - это полное раскрытие своего сущего, и таким сущим в философии Н.А. Бердяева является Бог. С существованием Бога философ связывает «вторую свободу». Неполное существование - это нераскрытость или неполная раскрытость своего сущего (или, говоря языком аристотелизма, чистая потенция (возможность возможности)). Эту свободу философ называет «первой свободой» и характеризует её как темное, иррациональное начало мироздания, «Ungrund» (безосновное, бездна). «Суще-ствующему» противостоит «не-суще-ствующее», абсолютное небытие (меон), которое не имеет, говоря языком традиционной философии, онтологического статуса, а обладает только экзистенциальным значением, как диалектический момент существования. Если существование это свобода (а Бог - это абсолютная свобода), то несуществование - это необходимость (а абсолютное небытие - абсолютная необходимость).

В основе этих космологических постулатов можно нарисовать следующую картину. В основе мироздания лежит чистая энергия как абсолютная потенция. Эта энергия движется от неосуществленности к существованию, от неполной свободы к свободе полной. В процессе движения первая свобода «отклоняется», «отпадает» от магистрального направления, что выражается в изменении сё качества существования - в росте детерминации, и чем более происходит отпадение от магистрального потока, тем выше степень её детерминированости. «Первая свобода легко перерождается в злую свободу, а злая свобода роковым образом перерождается в необходимость и рабство». Полная детерминация первой свободы есть меон.

Движение чистой энергии как потенциальной потенции обусловливается действием актуальной потенции - Богом. «В евангельских словах "познайте истину, и истина сделает вас свободными" говорится о второй свободе». Взаимодействие Бога и Ничто есть переход первой свободы во вторую свободу, есть акт миротворения, результатом которого является Бытие. «Свобода восходит не к природе, а к Божьей идее и к бездне, предшествующей бытию». «Но дух не только от Бога, дух также от начальной, добытийственной свободы, от Ungrund-a. Дух не только божественен, он бого-человечен, бого-мирен, он свобода в Боге и свобода от Бога. Об этом невозможно выработать понятия, эту тайну нельзя рационализировать, о ней возможен лишь миф и символ». Свобода, идущая от Бога в процессе нисхождения, также теряет свою полноту, переходит в необходимость. Но переход в необходимость божественной энергии не может стать небытием как энергия ничто, она становится абсолютным бытием, под которым следует понимать материю как такое состояние бытия, для существования которого детерминированность есть необходимое свойство. «Божественное есть единственное бытие, в нем всё и из него всё». Это положение крайне важно, поскольку проблема происхождения бытия в философии Н.А. Бердяева напрямую связана с проблемой зла - его происхождения и онтологического статуса.

Зло - это небытие, но само небытие - это только путь нераскрытия первоначальной свободы - свободы способной стать добром и злом. «Бытие как таковое» уже есть участие Бога, оно - Его творение, но в этом творении, как отрицательный полюс, присутствует и небытие. Зло в бытии - это не столько детерминизм, сколько не «о-суще-ствленность»; детерминизм здесь только признак возможного «не-о-суще-ствления», поскольку суще-ствование возможно только в свободе. Зло - это «не-о-суще-ствленное (не о-суще-ствляемое) суще-ствование». Но существование присуще только духовным субъектам - личностям, т.е. зло и добро - это категории духовной жизни, категории характеризующие, экзистенциальный аспект жизни человека. Т.е. зло в философии Бердяева не имеет онтологического статуса, а его происхождение опосредовано диалектикой двух свобод, которые по отношению к бытию являются инобытием (но не небытием). Это указывает на то, что Небытие соотносимо только с Бытием; с Богом же и первичной свободой прямой соотнесенности нет, а если и есть, то только косвенная. А поскольку зло как «не о-суще-ствленность суще-ствования» совпадает с определением небытия, то присутствие зла в Бытии не должно напрямую относиться к Богу. К Богу же, как абсолютному добру, как «полному о-суще-ствлению суще-ствования», должно относить способность бытийствования.

Такой постановкой вопроса философ пытается снять не только теологическую дилемму абсолютной всеблагости Творца и наличия зла в творении, дилемму изначальной греховности плоти и безгрешности души, но также философскую дилемму идеального и материального. Он категорически против такого понимания бытия, где «Материя мыслится порождением злого бога, (того, что) она обладает самобытной реальностью (по отношению к Богу) и порабощает дух». Материя также экзистенциальна: «"Духовность" не противоположна "телу" или "материальному", а означает его преображение...». Экзистенциальность материи в её бытийственности, в необходимом присутствии в ней Бога. Но в материи - как результате отклонения, отпадения движения первичной энергии от основного вертикального потока в сторону «не о-суще-ствленности», т.е. утери энергией состояния свободы и перехода её в состояние обусловленности - необходимо присутствует и небытие.

Таким образом, Бытие есть производное взаимодействия Бога и Ничто, есть следствие, есть место перехода первой свободы во вторую; Бытие - это горизонталь мироздания. В Бытии происходит не только переход в божественную свободу, но и отпадение от этого преобразования, которое имеет разные степени «от-падшести» и, следовательно, разные уровни детерминированности. Ничто - это «не-о-суще-ствленность», Бог - «о-суще-ствленность». Бытие же - это «о-суще-ствляемая не-о-суще-ствленность». а Небытие - это полное отклонение, «отпадение» «не-о-существленного» от «суще-ствования», с одной стороны, с другой - полный переход первой свободы в необходимость. Но, «нисходя» в Бытие, божественная энергия также теряет свою внутреннюю необусловленность, свобода переходит в необходимость, хотя необходимость высшего порядка - необходимость, неспособная стать небытием. Божественная энергия, потерявшая свою свободу, символизируется понятием «материя», «плоть». «Материальный» субстрат бытия в мировоззрении Н.А. Бердяева не является небытием: небытие есть не только смерть живого - это и смерть неживого, это абсолютная смерть (бытие смерти, что принципе невозможно ни представить, ни помыслить). Иное дело, когда смерть - это переход в инобытие, т.к. существующее не перестаёт существовать, а только из-меняет способ своего существования (бытийствования). «Трагедия мирового процесса есть трагедия свободы, она порождена внутренней динамикой свободы, её способности перейти в свою противоположность». Переход в свою противоположность для духа есть переход в инобытие, где происходит отчуждение божественной энергии, сё охлаждение. Такое состояние бытия Н.А. Бердяев на религиозный манер называет «падшим миром» или «падшим бытием». В бытии, по терминологии Н.А. Бердяева, происходит объективация духовной энергии, превращение её в мир бытия казуально обусловленных вещей. «Основным противоположением должно быть признано противоположение духа и природы. Противоположение это совсем не означает установки какой- либо дуалистической метафизики». Объективация - это качество первоначальной энергии, сё инобытие. «Реальность духа не объективная, не вещная, а реальность иная, и несоизмеримо большая реальность, более первичная реальность».

В целом структуру мироздания в философии Н.А. Бердяева можно представить в следующей системе отношений: Бог - Бытие - Ничто, где элементы структуры отражают качественное изменение суще-ствования: экзистенция - экзистенциальность - неэкзистенциальность. Однако эта структура с позиции Бытия изменяется, поскольку «неэкзистенциальность» Ничто это не столько отрицание экзистенции (Бога), сколько отрицание «экзистенциальности» (Бытия). Из Бытия структура мироздания представляется триадой: экзистенция (Бог) - экзистенциальность (Бытие) - неэкзистенция (Небытие). Срединное положение Бытия необходимо делает его местом борьбы, перехода противоположных начал, а поскольку основой этого взаимодействия является качество «экзистенции - экзистенциальности», то такая диалектика необходимо является экзистенциальной.

Общее содержание экзистенциальной диалектики в философии Н.А. Бердяева обозначено им категорией «объективация». Объективация имеет два смысла. «Она означает падшесть мира, его раздробленность и порабощенность, причем экзистенциальные субъекты, личности превращены в вещи, в предметы, в объекты. Но она означает также акты субъекта, личностного духа, направленные на установление связей и сообщений в этом падшем мире». Объективация духовной сферы (энергии Бога и Ничто) характеризуется не только переходом свободы в необходимость, а также Вечности во Время, распадом вечности на прошлое, настоящее и будущее. «Ошибочно наивно-реалистическое понимание времени как формы, в которую вставлено человеческое существование и которой определяются изменения. В действительности не изменения есть продукт времени, а время есть продукт изменения». «Время падшее, время нашего мира есть результат падения, произошедшего внутри существования. Падшее время есть продукт объективации. Нельзя сказать, что все вещи во времени. Время есть лишь состояние пещей». Экзистенциальная иерархия (но не иерархия экзистенций) - это не только восхождение к свободе и нисхождение в детерминацию, это также нисхождение вечности, её распад на составные части до полного разрыва между этими частями. Если время - это «состояние вещей», то пространство - это также «состояние вещей», т.е. под сомнение ставится не существование вещей, а определенность их акциденции, которые фундируются пространственно-временными константами, являющиеся также следствием «существования-в-бытии». «Проекция во времени, овременение, как проекция в пространстве, опространствование существования есть объективация. Объективированный мир - временной и пространственный».

Низшим уровнем объективированного бытия является природа, где каузальные связи для минеральной, растительной и животной жизни являются основными. Мир природный - мир вампирический: в нем постоянно происходит борьба за получение и распределение жизненной энергии; в природе созидание и потребление, рождение и смерть, взаимопомощь и вражда в своей глубинной цели имеет потребление и распределение изначальной энергии. Учение о естественном отборе Ч. Дарвина и учение П. Кропоткина о взаимопомощи как факторе эволюции в природе в одинаковой степени отражают эту основу природной жизни. К природному миру неприложимы категории добра и зла, он весь объят необходимостью. Но эта борьба имеет духовный источник, поскольку она является проекцией столкновения и перехода свободы и необходимости.

Следующие уровни объективации в бытии связаны с человеком, с его «су- ществованием-в-бытии» и Богом. Главной особенностью этих уровней состоит в том, что наряду с процессом объективации происходит «де-объективация», разво-площение. В философии Н.А. Бердяева этот процесс играет большую роль, чем объективация. Сам философ не использует такого понятия, но, на наш взгляд, это понятие скрыто в текстах русского мыслителя за такими словами как «творчество», «одухотворение», «преображение», «новый Адам» и др. С процессом деобъективации связана важнейшая специфическая черта экзистенциальной антропологии Н.А. Бердяева - эсхатологизм.

Экзистенциальная эсхатология Н.А. Бердяева, как и учение о свободе, вызвало массу нареканий и возражений и со стороны философов, и со стороны богословов. Так в его эсхатологии философы видели мистику русской апокалиптики, а богословы - обмирщение, неумелую рационализацию великого таинства воскрешения Христова и его второго пришествия и Страшного суда. Но экзистенциальная эсхатология Н.А. Бердяева не должна быть оторвана от его теории объективации как космогонического процесса, поскольку эсхатология есть необходимая часть экзистенциальной диалектики, как та часть его философии, в которой противоречия суще-ствования достигают своего подлинного снятия. Использование же религиозной христианской символики обусловлено, видимо, тем, что философская мысль, пытающаяся выйти за пределы рациональных понятий, за рамки субъект-объектных, субъектно-предикатных отношений, необходимо приходит к мистико-символическому языку. «Дух не только божественен, он богочеловечен, бого-мирен, он свобода в Боге и свобода от Бога. Об этом невозможно выработать понятия, эту тайну нельзя рационализировать, о ней возможен лишь миф и символ». Поэтому в религиозной символике не следует искать новой теологии. Религиозная символика служит для создания новой антропологии - экзистенциальной антропологии, предмет которой человек и человеческая жизнь во всей сё полноте. Присутствие религиозной символики является специфической чертой понимания человеческого существования.



← предыдущая страница    следующая страница →
1234567




Интересное:


Монархические идеи Л.А. Тихомирова
Всеобщая организационная наука как праксеологический итог развития философских воззрений А.А. Богданова
К критике этики дискурса
О русской идее в прошлом и настоящем
Научная концепция времени - поиск методологии
Вернуться к списку публикаций