2012-11-05 02:38:40
ГлавнаяФилософия — Экзистенциальная метафизика человека в философии Н.А. Бердяева



Экзистенциальная метафизика человека в философии Н.А. Бердяева


Экзистенциальная метафизика «личности».

Перед тем как непосредственно перейти к рассмотрению экзистенциальной метафизики личности в философии Н.А. Бердяева, необходимо определить ту основу, которая объединяет взгляды русского мыслителя с течением европейской мысли XX века, получившим название «экзистенциализм». Это позволит, с одной стороны, ещё раз показать, что философия Н.А. Бердяева складывалась в русле общеевропейской философской традиции, с другой стороны - выявить специфику его философской концепции.

Родовой чертой экзистенциальной философии является понимание субъекта как конкретного человека. Так, уже Киркегор, оппонируя философии Гегеля, противопоставлял «существующего мыслителя» «абстрактному», т.е. конкретно чувствующего - отвлеченно-рассуждающему. В последующих экзистенциально ориентированных философских учениях это противопоставление приобрело форму антиномии existentia - essentia, как противопоставление «действительного - отвлеченного». Фактически С. Киркегор задает новое гносео-онтологическое направление в развитии метафизики человека, заменяя старую субъект-объектную установку гносео-онтологической корреляции процесса познания на субъект-субъектную. Благодаря этому датский мыслитель был со временем признан предтечей экзистенциальной философии - философии качеств и отношений, противостоящей философии сущности и акциденции.

Для выяснения специфики экзистенциальной антропологии Н.А. Бердяева необходимо выяснить круг проблем самой экзистенциальной философии в самых общих чертах. Например, каково содержание «экзистенции» при противопоставлении конкретно чувствующего субъекта абстрактно рассуждающему? Каков смысл этого противопоставления?

Для Киркегора субъект - это человек, переживающий своё существование, в противоположность «человеку вообще», который своё бытие мыслит (рационально конструирует). Противопоставление происходит по следующим позициям: единичное - общее, конкретное - абстрактное, иррациональное - рациональное. Суть экзистенциального напряжения состоит не в том старом гносеологическом положении о несоответствии между конкретно-единичной меняющейся вещью и абстрактно-общей неизменной мыслью, а в том, что и субъект как переживающий свое существование, и субъект как рационально мыслящий свое бытие одновременно присутствуют в одном человеке. Это «сосуществование субъектов» порождает экзистенциальный конфликт внутри человека, явленный как несоответствие «самочувствия» и «самоощущения» с «самомыслием» и «самополаганием», это выражается в чувственно-интеллектуальном переживании несовпадения переживаемого и мыслимого, усугубленном пониманием того, что существование быть объятым разумом в принципе не может. Основным проявлением неспособности разума объять существование является то, что жизнь человека наполнена душевными аффектами (страх, отчаяние), которые разумом необъяснимы, и, более того, сам разум оказывается подчиненным им. Таким образом, противоположение «рациональное - иррациональное» в экзистенциальной философии разворачивается как антиномия свободы и необходимости. Но такое противоположение не является ни сугубо онтологическим, ни сугубо гносеологическим, оно может быть только целостным, поскольку порождено целостным бытием человека.

Здесь мы приходим к основному вопросу экзистенциальной философии. Если существование приобретает иррациональный характер, т.е. действительность его бытия чревата актами, которые для разума быть необходимыми (целедостигающими, обоснованными, т.п.) в полной мере не могут, то как же жить человеку? Тем более что эта «иррациональная ситуация» связана с другим «иррациональным фактом существования»: одним из глубинных свойств человека является потребность в осмысленности своего существования (existents), потребность в понимании смысла, как отдельных событий, так и жизни в целом, которая не может быть реализована иначе как с помощью разума. Таким образом, основной вопрос экзистенциальной философии формулируется в виде дилеммы: что является источником смысла в жизни человека - разумное самого человека или разумное как превосходящее его (сверхразумное)? Как видно, эта дилемма порождает ряд новых вопросов, которые и становятся специфическим содержанием экзистенциальной философии.

Для Киркегора столкновение разумности и глубинного желания смысла является актом обнаружения экзистенции, который есть такое экзистенциальное (т.е. целостное: онтолого-гносеологическое, эмоционально-волевое и рассудочное) обоснование веры, благодаря которому человек способен совершить прорыв к абсолютному смыслу (Богу).

Однако всё ли в определении экзистенции ясно, ведь, по сути, исходное определение сущности субъекта (экзистенции) строится отрицательно (это необходимо следует из иррационализма экзистенциальной философии). Закономерно, что из-за неопределенности в дефиниции основополагающего понятия возникает ряд вопросов.

Во-первых, если конкретность человека есть проявление качества подлинности его бытийствования, то остаётся неясным его (субъекта) отношение к миру вещей как к миру также конкретно-единичному. Если конкретность субъекта есть отражение подлинности его существования, то и конкретность существования вещей должна также указывать на подлинность их бытия. Однако в сознании субъекта подлинно-действительное переживается как столкновение конкретного - абстрактного, единичного - общего, непознанного - познанного, свободы - необходимости, т.е. подлинность - это состояние (качество) присущее только субъекту и которое нельзя распространять на мир вещей.

Во-вторых, существует неясность смысла экзистенциалистского противопоставления «рационального иррациональному». С одной стороны, разум (ratio) является препятствием для постижения трансценденции (и (или) как силы лежащей вне человека (Бог, Абсолют), и (или) как силы присущей человеку (экзистенция)). С другой стороны, именно осознание человеком бессилия собственного разума в познании истоков и смысла существования, делает такое постижение в принципе возможным и актуальным. Иными словами, если не разум в своей отрицательной роли является источником и реализатором потребности экзистировать, то что?

В-третьих, полагая экзистенцию как подлинно-действительное, даже положительно не определяя необходимых качеств (но подразумевая их), не эссенциализируем ли мы её, и если да, то не противоречит ли это основному принципу экзистенциализма о том, что сущность не предшествует существованию?

Эти и ряд других вопросов были во многом обусловлены неопределенностью путей новой субъектной философии, неясностью отношений в гносео-онтологическом корреляте (неопределенность содержания центральных понятий: «субъект», «экзистенция», «трансценденция» и др.). Хотя возникновение и развитие экзистенциальной философии не было непосредственно связано с творчеством Киркегора, но вопросы, которые им были заданы, или вопросы которые возникают в процессе изучения его работ, имеют для её анализа фундаментальное значение. Поскольку каждый из «экзистенциальных мыслителей» по-своему эти вопросы формулировал, то и по-своему в них делал акценты. Однако центральной категорией для них всех является категория «субъекта» как основы гносео-онтологического коррелята экзистенциализма.

Таким образом, концептуализация «учения о личности» в философии Н.А. Бердяева является необходимым методологическим шагом, поскольку сам мыслитель свою философию характеризовал как экзистенциальную, а в центре его внимания находился человек, персона. Т.е. можно сказать что, «учение о личности» является ядром философии Н.А. Бердяева, что именно через определение содержания категории «личности» (субъекта) возможно выявление специфики его экзистенциальной антропологии.

В философии Н.А. Бердяева субъект - это конкретный единичный человек, в структуре которого философ различает два противоположных качества существования: «человек - личность» и «человек - индивидуум». Но поскольку «человек» также есть целостность, где эти противоположные качества составляют единство, то, на наш взгляд, необходимо дать такое наименование этому качеству, которое бы объединило их в себе. На наш взгляд таким понятием является понятие «человеческая личность».

Необходимость ввода такого понятия обусловлено тем, что в работах Н.А. Бердяева нет четкого обозначения структуры человеческого существования. Однако, несмотря на то, что мыслитель не даёт законченной классификации своего представления о человеке, тем не менее, он достаточно подробно раскрывает содержание ключевого для его мировоззрения понятия «личность». В тоже время, способы, которыми философ пытается раскрыть смысл понятия «личность» в полной мере не могут быть признаны как удовлетворяющие требованиям логической ясности и последовательности. Так, например, свое определение «личности» философ часто строит не путем согласия или отрицания по отношению к существующим дефинициям, а ориентируясь, главным образом, на собственное его понимание, причем, в процессе рассуждения Н.А. Бердяев, рассматривая «личность» в тех или иных аспектах, может производить корректировку предыдущего определения, не обращая внимание на необходимость сохранения смысловой преемственности между ними.

Структуру человеческого существования у Н.А. Бердяева можно представить следующей схемой: «личность - человеческая личность - индивидуум», причем отношения между элементами структуры характеризуются как диалектические. Трехсоставное понимание структуры существования субъекта отлично от традиционно экзистенциалистской трактовки, противополагающей целостное существование «Я» отвлеченному мышлению, переживание - рассуждению и т.д.

Для того чтобы наиболее четко определить специфику бердяевского понимания, необходимо более внимательно рассмотреть систему отношений в этой структуре.

Рассмотрение содержания и отношений между элементами структуры субъекта, на наш взгляд, целесообразно начать с самого «простого» её элемента. Этим элементом является «индивидуум». «Индивидуум есть категория натуралистическая, биологическая. Не только животное или растение, но и стакан, карандаш». «Индивидуум мыслится как часть какого-либо целого. Индивидуум тесным образом связан с материальным миром, он рождается родовым процессом, ... детерминирован родовой наследственностью, а также наследственностью социальной». Т.е. понятие «индивидуум» у Н.А. Бердяева обладает достаточно традиционным содержанием - это конкретно-единичный материальный (телесный) представитель человеческого рода, единичный носитель природных и социальных качеств.

Описание содержания качеств элемента структуры человеческого существования «личность» более сложное, поскольку здесь присутствует два обстоятельства. Во-первых, бердяевское понимание «личности» не соотносимо с ни одним из существующих определений личности как сущностной основы человека. Из возможных соотносимых значений сущности человека отметим природную, социальную, психологическую, религиозную (душа). Из вышеприведенных цитат явно следует, что ни природное, ни социальное, ни психологическое (в научном смысле слова) понимание сущности человека не может быть соотнесено с бердяевской его трактовкой. Иное дело «душа»: оба понятия отражают сверхъестественное содержание сущности человека, однако у Н.А. Бердяева «личность» «превосходит» «душу». В его учении о личности «душа» является «боле земной» и она скорей является следствием того, что философ именует «личностью». Т.е. «душа» - это одно из качеств существования человека, которое ближе по своему содержанию к тому, что мы обозначили как «человеческая личность», или к тому месту, которое оно занимает в триаде внутрисубъектного существования: «личность - человеческая личность - индивидуум».

Это обуславливает второй фактор трудности описания значения категории «личность» - её глубинная метафизичность. «Личность не есть бытие и чисто бытие, личность есть дух, есть акт». Это центральное определение «личности» поэтому основная трудность состоит в том, как интерпретировать предикат этой дефиниции. На наш взгляд, категорию «дух» надо понимать энергийно, а не субстанционально. Естественно, что в этом случае попытка дать положительное понятийное определение необходимо приобретает отрицательный характер: «дух» неприроден, нематериален, неидеален (в платоновском и локковско-берклианском значении). По сути, энергийное понимание «духа», «духовной сферы» мистично, интуитивно, т.е. не имеет адекватных ресурсов для объяснения на предметно-понятийном языке, т.к. энергия динамична, предметность же статична; энергия есть акт, предметность - состояние.

В философии Н.А. Бердяева «личность» - как дух, как энергия - соотносима с Богом, который «есть дух, свобода, акт», что делает её по своей «природе», по своему качеству подобной Богу. «Личность» - это духовное начало в человеке (понятие «начало» более соответствует энергийному пониманию «духовности» и имеет более глубоки историко-философские и религиозно-мистические корни) и этом в своем содержании аккумулирует как философские, так и религиозно-мистические представления о сущности человека. «Человек есть загадка, не как животное и не как существо социальное, не как часть природы и общества, а как личность, именно как личность». «Человек есть личность не по природе. Л по духу. По природе он всего лишь индивидуум». Энергийная природа личности обусловливает неспособность рационального схватывания сё существа (иррационализм онтологических положений такой философии). Но так уж непроницаема сущность духовной стороны существования человека? Кроме отрицательного метода определения сверхрациональных категорий, широко применяемых в религиозных практиках, Н.А. Бердяев использует парадоксальные суждения. Но главный путь, который применяет и предлагает философ, можно обозначить как пуп» индивидуального (персонального) духовно-опытного познания. Онтологическим основанием такого познания является присутствие в каждом человеке духовного начала - личности.

«Личность есть неизменное в изменении, единство в многообразии». Даже при поверхностной рефлексии, очевидно, что наиболее важные компоненты структуры «Я» оказываются подвижными и изменяющимися: ни тело, ни эмоциональные переживания, ни даже идейный багаж и память в течение жизни не обладают константным состоянием. Но при этом каждый психически здоровый человек на протяжении жизни сохраняет чувство самотождественности. Личность как дух человека и есть та основа, гарантирующая неизменность и единство, которую не может быть соотнесена ни с телом, ни с психикой, ни с разумом, т.е. с теми качествами индивидуума, которые могут казаться неотъемлемыми свойствами человека. Отсюда другой парадокс человеческого существования, сформулированный Н.А. Бердяевым: «Личность должна себя создавать, обогащать, наполнять универсальным содержанием. Достигать единства в целостности на протяжении всей своей жизни. Но для этого она должна уже быть. Личность в начале пути, и она лишь в конце пути».

Таким образом, «личность», обеспечивающая единство и неизменность человеческого бытия, по своем сущностному качеству должна быть вневременной (надвременной), что позволяло бы ей сохранять чувство внутренней самотождественности в постоянной изменчивости существования индивидуума. С другой стороны, «личность» в своем сверхприродности не может быть отождествлена с религиозном «душой», поскольку последняя обладает предзаданностью. В понимании Н.А. Бердяева личность призвана осуществить себя, и этот путь необязательно путь добра и божественном воли. «Личность есть потенциально универсальное, но непременно различающееся, неповторимое, неизменное существо с образом единственным». Из этого следует, что подобие Бога и личности не только в «одноприодности», но и в способе существования - Бог един и личность единична. «Личность есть универсум в индивидуально неповторимой форме. Она есть соединение универсально-бесконечного и индивидуально-особого. Но личность не есть часть универсума. Универсум есть часть личности, её качества. Личность есть первичная целостность». Т.е. первичная целостность существа человека, созидающая целостность духа - души - тела. Таким образом, «личность» - качество человека, обеспечивающее в его существовании единственность и конкретность в противоположность единичности и абстрактности индивидуума (индивидуум - суть понятие, рожденное в процессе выделение отдельных предметов или свойств в потоке феноменов).



← предыдущая страница    следующая страница →
1234567




Интересное:


Проблема обоснования морали в философии
Методологическая функция философии в научном познании
Глобализация как теоретико-методологическая проблема и процесс
«Целостная личность» и «органический социум» как взаимосвязанные социально-философские категории
Обоснование морали в британской философии «морального чувства» как объект критической философии И. Канта
Вернуться к списку публикаций