2012-11-05 01:43:04
ГлавнаяФилософия — Общетеоретические и методологические основы философской антропологии И.А. Ильина



Общетеоретические и методологические основы философской антропологии И.А. Ильина


Западноевропейские источники философии И.А. Ильина

Своеобразными отличительными чертами развития русской философии являются внеуниверситетская форма философствования, позднее развитие профессиональной философии в России и отсутствие длительной академической традиции (по сравнению с Западной Европой). В силу этого почти все русские мыслители в поисках оснований для своих философских построений обращались к западной философии и по-своему интерпретировали ее наследие. Как правило, ранние периоды их творчества посвящались критическому анализу развития западной философии; такие периоды можно определить в жизни Вл. Соловьева, C.Л. Франка, С.Н. Булгакова, Н.А. Бердяева и др. Однако, несмотря на значительность этого периода для творческого развития мыслителей, он обычно рассматривается как частный эпизод их биографии. Главные же философские достижения русских мыслителей связывают с трудами, уже не имевшими в качестве основы воззрений какого- либо западного философа.

Совершенно по-другому следует оценить соответствующий «критический» период в творчестве И.А. Ильина. Для него вхождение в круг идей немецкой классической философии, в первую очередь, в системы И.Г. Фихте и Г.В.Ф. Гегеля, оказалось, как справедливо замечает И.И. Евлампиев, «решающим событием в процессе формирования собственного мировоззрения; влияние этих идей и систем проходит красной нитью через всю последующую научную деятельность Ильина, а работы, посвященные оригинальной интерпретации классических систем, стали истинно вершинными в его философском творчестве».

Конечно, новая эпоха ставит перед человечеством новые проблемы, требует новой философии. В первых же своих историко-философских работах И.А. Ильин последовательно и оригинально развивает новое философское понимание человека, однако, сохраняя при этом глубокую преемственность в развитии человеческой мысли.

Студенческие годы И.А. Ильин посвятил штудированию классиков философии: Платона, Аристотеля, Ж.-Ж. Руссо, И. Канта, И.Г. Фихте, Ф.В. Шеллинга, Г.В.Ф. Гегеля, М. Штирнера, Ф. Шлейермахера. По его словам, это имело для него большую практическую ценность, именно в трудах классиков он искал «основания для решения широких общественных вопросов». Кроме того, он много работал над вопросами государства и права, над теорией познания, логикой, психологией. Уже в эти годы явно заметен интерес молодого мыслителя к проблеме индивидуального. В 1907 году 24-летний мыслитель писал Л.Я. Гуревич (двоюродной сестре): «Нет на свете ничего прекраснее - индивидуального, тем более прекраснее – прекрасного индивидуального... Я оторвался от служения не-индивидуальному... Индивидуальное единственно и невосстановимо в своей прекрасности, ибо - неповторимость конкретного всегда наполняет ужасом человека (в этом тайна «прошлого», тайна смерти), неповторяемость же прекрасного, дорогого мне прекрасного - наполняет меня страданием».

Безусловно, заметное влияние оказала на И.А. Ильина философия М. Штирнера (1806-1856), который пытался последовательно отстаивать идеи эгоцентризма, индивидуализма и анархизма, возникшие как реакция на засилье гегелевской философии. Однако русский мыслитель совершенно не мог согласиться с солипсизмом М. Штирнера в антропологии, гносеологии, этике и праве, когда немецкий философ установление истинности какого-либо положения сводил к произволу индивида («Я - критерий истины»), отрицал всякие нормы поведения, объявляя силу и могущество отдельной личности первоисточником права и морали. И.А. Ильин же стремился рассматривать право как естественную и важную часть всей системы отношений между людьми.

Особую роль в формировании философского мировоззрения И.А. Ильина сыграла его научная командировка в Германию и Францию в 1910-1912 годах, во время которой он побывал в университетах Гейдельберга, Фрейбурга, Берлина, Геттингена и участвовал в семинарах таких известных философов, как Г. Зиммель, Э. Гуссерль. Они в то время представляли новейшие направления в европейской философии - «философию жизни» и феноменологию - и оказали значительное воздействие на молодого русского мыслителя. Во многих работах, выполненных И.А. Ильиным в 1910-1920-х годах, заметно очевидное влияние указанных течений.

Необходимо заметить, что в раннем периоде творчества И.А. Ильина работы историко-философского характера чередуются с собственно творческими, оригинальными работами молодого мыслителя. Однако, по мнению автора, рассматривать их следует в хронологическом порядке, по времени написания, т. к. в них философ последовательно рассматривает разные аспекты одной, самой важной для него проблемы - проблемы человека.

Уже первые самостоятельные работы молодого мыслителя, опубликованные в 1910-1914 годах, содержат истоки его своеобразной философской и правовой концепции и показывают, что в центре его внимания - проблема сущности и смысла человеческого существования, судьбы человека в мире. При этом И.А. Ильин строит свою концепцию человека на убежденности в глубокой и неразрешимой противоречивости человеческого бытия. С одной стороны, фундаментальной характеристикой каждого человека является его абсолютная индивидуальность, уникальность, неповторимость, что обусловливает его отъединенность от других людей, его «одинокость». Но, с другой стороны, все люди едины в некоей сверхчувственной духовной целостности, в своей высшей духовной сущности. Вот к этому указанному противоречию И.А. Ильин первоначально и возводит все важные явления индивидуальной и общественной жизни.

Наиболее остро оно проявляется в области права. В первой крупной оригинальной работе - «Понятие права и силы. Опыт методологического анализа» (1910) - И.А. Ильин подвергает критике распространенное отождествление понятий права и силы, которое рассматривает право как форму внешнего воздействия на людей, имеющего целью гарантировать стабильность государства. Он доказывает, что право - сложное явление общественной жизни, которое можно понять только соблюдая принцип методологического плюрализма. Право в его сущностном (юридическом) понимании не есть «реальность» в обычном смысле этого слова. Право есть внешнее выражение некоторых глубинных отношений между людьми, выходящих за пределы их реального существования в физическом и психическом пространстве. И.А. Ильин фактически трактует право как выражение сверхэмпирических отношений сосуществующих правовых индивидов, которые в реальности эмпирического мира проявляются лишь опосредованно. Таким образом, в данной работе русский философ делает акцент на духовном единстве людей.

Следующая большая работа, статья «Идея личности в учении Штирнера. Опыт по истории индивидуализма» (1911), посвящена противоположному «полюсу» человеческого бытия - понятию личностной свободы - и утверждает исключительную ценность конкретного, индивидуального, единичного. В статье И.А. Ильин тщательно анализирует книгу М. Штирнера «Единственный и его собственность» и пытается разобраться с «больными» для обоих мыслителей вопросами: Что есть человек? Каков смысл человеческого существования? В чем сущность человека?

При рассмотрении этих вопросов И.А. Ильин все «индивидуалистические учения» разделил на два типа. К первому типу он отнес доктрины, которые в понятие «личность» включают только те черты, свойства человека, которые создателем той или иной концепции объявляются наиболее важными. Таким образом, сущность личности определяется некоей группой качеств, свойств, наиболее устойчивых и повторяемых, которые можно охарактеризовать как родовые. Сам И.А. Ильин отдает предпочтение учениям второго типа, которые рассматривают сущность личности как «все, взятое в целом, своеобразие каждого отдельного человека» и убеждены, что «каждый человек представляет из себя в своей конкретности единственное в своем роде, неповторяемое сочетание свойств».

Следует заметить, что М. Штирнер, ученик Г.В.Ф. Гегеля, снискал себе скандальную славу нигилиста и анархиста за свое стремление сделать единичного, неповторимого человека единственным абсолютом в мире, а все то, что препятствует полному раскрытию и господству в жизни этого абсолюта (мораль, право, общественные нормы и учреждения) - объявил подлежащим устранению. И.А. Ильин совершенно неожиданно нашел у этого философа, традиционно оцениваемого лишь негативно, очень важные и необходимые для понимания проблемы человека и общества идеи. Он полностью сошелся с М. Штирнером в представлении об абсолютной цельности личности, познать которую поможет не столько путь анализа, разложения на отдельные элементы, сколько «путь непосредственного синтеза, путь целостного, неразлагающего восприятия личности во всей ее единственности и неповторяемости».

И.А. Ильин сформулировал в указанной статье свою собственную позицию по проблеме личности, которая будет определяющей для всего его дальнейшего философствования: «Не общее важно в человеке и его свойствах, а частное; и частное не в меру только своей оригинальности и своеобразия, а в меру одной своей наличной данности. При таком понимании в человеке не производится разрыва на существенное и несущественное; в нем все существенно в меру одной своей наличности... Ценностью и целью объявляется... каждый конкретный человек во всем своем своеобразии».

В этих словах отчетливо обнаруживается один из основных принципов экзистенциализма: «Существование предшествует сущности». Человек уже своим существованием заявляет о своей уникальности, о стремлении самому сформировать свою неповторимую сущность, утверждает, что он - личность, самая высшая ценность в мире и цель. На страницах статьи И.А. Ильин доказывает, что каждый человек ценен, уникален уже тем, что он - человек; и не важно, каким набором качеств, свойств он обладает. Нельзя рассматривать человека абстрактно, выделяя в нем какую-то существенную часть, некое ядро его качеств, нельзя понять человека не-цельным. Тем самым русский мыслитель преодолевает недостатки гегелевской философии и призывает к постижению конкретности, самостоятельности личности не только в ее гносеологическом, но и в экзистенциальном, бытийно-практическом плане, поскольку личность проявляется во всей полноте только через практическую деятельность, волевые действия в мире.

Таким образом, И.А. Ильину явно импонируют утверждения М. Штирнера об единственности человека, его самобытности, исключительности, отъединенности, самоценности. Он полностью соглашается с главным тезисом немецкого философа: «Личность... есть живая неповторимая бесконечность».

Наряду с рассмотрением представления об абсолютной цельности личности И.А. Ильина занимает и проблема «конкретности человека как части конкретной действительности». Он выделяет такие свойства конкретного, как сложность, своеобразность, неповторяемость, особливость. Каждое «Я» именно потому не повторяемо, что бесконечно сложно, и именно потому бесконечно сложно, что конкретно. Обнаружение все новых и новых свойств конкретно-эмпирического так такового И.А. Ильин обозначает термином «иррациональность». Конкретному эмпирическому человеку свойственна бесконечная «иррациональная глубина», граничащая с «иррациональной бесконечностью» индивидуальности личности. Каждый человек обладает теми иррациональными свойствами (качествами), которые нельзя ограничить рационалистическими формами и рамками.

Заслуга М. Штирнера, по И.А. Ильину, и заключается в том, что он интуитивно почувствовал «неповторимую бесконечность» внутреннего мира человека, заглянул в такие глубины человеческого сознания, которые существуют до-слова и даже до-мысли. Однако немецкий философ, принципиально не признавая метафизики, не смог, по утверждению И.А. Ильина, теоретически понять, осмыслить то, что приоткрылось ему его «интроспективной интуицией». Его ощущение бесконечности глубин человеческого бытия не получило теоретической разработки и осталось на уровне эмпирического истолкования. М. Штирнер рассматривал человека эмпирического, имел в виду прежде всего тело и душу человеческую и совершенно абстрагировался от присущих человеку духа, духовности.

Принимая взгляды немецкого философа на природу и сущность эмпирической стороны человека, И.А. Ильин критиковал М. Штирнера за то, что он за «иррациональной неисчерпаемой полнотой» не смог увидеть в человеке метафизическую глубину его внутреннего мира, его «центра».

Необходимо заметить, что рассматриваемая статья русского мыслителя буквально пронизана некоторыми экзистенциальными идеями: утверждение конкретного эмпирического человека, которого М. Штирнер, а за ним и И.А. Ильин, объявил верховной ценностью и целью; доказательство единичности, особенности, разделенности человека, и в силу этого его одинокости. Эта статья демонстрирует, каким тонким, глубоким историком философии являлся И.А. Ильин, как чутко он определял учения, содержащие перспективные идеи, способные позже дать толчок развитию новым влиятельным течениям.

Итак, в работе «Понятия права и силы» И.А. Ильин делает акцент на сверхчувственном духовном единстве людей в обществе, а в статье «Идея личности в учении Штирнера» подчеркивает уникальность каждого человека, абсолютную самостоятельность личности внутри общества.

В следующей большой статье - «О любезности» (1912) - И.А. Ильин попытался совместить эти противоположные аспекты и описать бытие человека в обществе как выражение единства его самобытной индивидуальности и его принадлежности к духовной целостности. Аспект бытия личностей, связанный с их духовным единством, русский философ обозначил термином «моральность». В представлении мыслителя «индивидуальность» и «моральность» являются своеобразными «метафизическими полюсами», определяющими реальное эмпирическое бытие человека и общества. Чтобы не оторваться от эмпирической реальности и не увлечься теоретизированием, И.А. Ильин, решая проблему соотношения противоположных планов человеческого бытия, ограничился частной, хотя и очень важной задачей: на основе феноменологического анализа форм общения выявить определенные «архетипы» синтеза «индивидуальности» и «моральности», а затем представить всю эмпирическую действительность общения как упорядоченную закономерную систему.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678910




Интересное:


Ориентация на целостную личность как исходная установка «нового ценностного мышления» К. Гюнцля
Понимание целостной личности в философии русского космизма
Природа морали и её основания в этических учениях А. Шефтсбери, Ф. Хатчесона, Д. Юма
Русская монархическая идея XI - первой половины XVII веков.
Немецкая классическая философия: Кант, Фейербах, Гегель и другие представители
Вернуться к списку публикаций