2012-11-04 17:58:59
ГлавнаяФилософия — Концепция человека в философии И.А. Ильина



Концепция человека в философии И.А. Ильина


Дух является главной руководящей и побуждающей силой в человеке. Инстинкт же «призван нести бремя мира и служить осуществлению божественной ткани в пределах мироздания», то есть быть средством актуализации духа. Целесообразность такого двуединства духа и инстинкта выражена в их гармоничной согласованности и взаимопроникновении для того, «чтобы инстинкт получил правоту и форму духовности; а дух получил творческую силу инстинктивности».

Помимо бессознательного компонента - инстинкта - в состав души входят чувства, воображение, воля и мышление. Чувства и воображение однородны, поскольку источниками обоих из них являются внешние ощущения. Они вызывают пассивные (аффекты) и активные (эмоции) переживания чувственного порядка, а также возникновение образов материальных предметов в сознании. Однако воображение способно создавать образы невещественного характера, каковыми являются образы Бога, справедливости, добра и т.д. Это объединяет воображение с мыслительной способностью души.

Важный компонент душевной жизни - волевой. Сущность человека определяется волевым отношением к миру. Воля как «универсальный мотив», как внутреннее побуждение лежит в основе всей жизни человека, причем как на эмпирическом, так и на метафизическом уровне. Воля и есть та онтологическая сила, основание всей деятельности, посредством которой и осуществляется человеческое бытие. Но воля человеческая имеет онтологический предел в виде жизни и смерти, над чем человек не властен. Поэтому воля в трактовке И.А. Ильина не тождественна воле в понимании А. Шопенгауэра: это не иррациональное первоначало бытия, а специфическая форма человеческой жизни; воля как сущностная характеристика имманентна только человеческому бытию как определенной части бытия-вообще.

Воля - это именно та внутренняя сила человека, которая объективирует субъективное внутреннее содержание духа. Воля в понимании И.А. Ильина - это специфический акт самоопределения, «состояние целостного, гармонического и разумно оправданного хотения, направленного на верховное и универсальное благо». Воля обладает способностью, обращаясь к какому- либо содержанию, будь то истина, добро, благо, делать его своей целью. А это, в свою очередь, побуждает волю к деятельности, направленной на достижение выбранной цели. Чисто интеллектуальное осознание цели еще не означает ее реализации. Для этого необходимы практические действия, соответствующие достижению поставленной цели.

Наконец, последний элемент души - мыслительная деятельность. Этот процесс И.А. Ильин представлял как развитие сознания от чувственного опыта через рассудок к разуму. Именно на стадии разумного или спекулятивного мышления происходит достижение душой своего высшего духовного состояния. Предмет (т.е. духовные сущности), слившись с сознанием, наполняется конкретным содержанием, а субъективное сознание, слившись с предметом, обретает объективное содержание, сверхчувственность, духовность.

Предметом психологии является дух как таковой или дух «для себя», представленный философом как цельное и нерасторжимое органическое единство духовных переживаний религиозно-нравственного порядка - веры, любви, свободы, совести. Специфика этого органического единства атрибутов духа проявляется в том, что присутствие в человеческом сознании одного из них с необходимостью влечет за собой актуализацию остальных.

Цель их существования едина, она заключается в постижении божественной сути. Для И.А. Ильина, как и для других русских философов «серебряного века», духовная жизнь человека есть такой особый мир, который в своей глубине с необходимостью связан с божественным бытием. Поэтому становление объективного духа «для себя» в индивидуальной душе означает становление духа «для Бога». Вся разница между атрибутами духа заключается в том, что каждый из них представляет свой способ достижения высшей цели: вера - через религию и молитву, любовь - через «вживание» и самоотождествление с Богом, свобода - через волю к самоопределению, совесть - через волю к добру.

Религиозная вера - первое из духовных переживаний, которое ведет человека к постижению божественной сути. В этом процессе философ предполагает взаимное стремление двух сторон: «Бог открывается человеку - человек обращается к Богу». Как духовная активность, религиозное верование выражает отношение субъекта к объективному предмету, дает возможность обратиться к Богу через молитву, отождествиться с Ним и тем самым постичь Его.

Суть веры и состоит в том, что человек определяет всю свою жизнь той идеей, которую он исповедует. Бог, в свою очередь, открывается через любой из атрибутов духа, в том числе и через веру, и тем самым в нем воплощается. Именно в этом смысле у И.А. Ильина «Бог есть Дух». Обретая духовность, человек непосредственно приобщается к Богу и, следовательно, обретает подлинное реальное бытие. Это означает, что жизнь человека наполняется предметным содержанием: он включает свои чувства, воображение, волю, мышление, свою внешнюю активность в направлении к достижению этого содержания, через создание религиозно осмысленной культуры.

Естественно, что у И.А. Ильина в качестве единственно истинной веры выступает православное христианство, преимущества и ценность которого он видел в том, что оно акцентирует внимание на внутренней нравственности человека, сохраняет состояние его внутренней свободы, принимает мир «вследствие приятия Христа», т.е. ставит своей целью научить людей достойно принимать и нести бремя земной жизни так, как учил Иисус Христос в своих заповедях.

Духовная любовь - другой «верный духовный орган для восприятия Божественного совершенства». Несмотря на то, что И.А. Ильин допускает и принимает различные виды любви, главное внимание он уделяет любви духовной, поскольку именно в ней видит истинный смысл любви как таковой. Духовная любовь как переживание мистической сопричастности человека к Богу, его связи с окружающими людьми показывает, что любовь в человеке есть не просто односторонняя любовь человека к Богу, но и то, что объемлет его самого, т.е. любовь Бога к нему. В этом смысле «Бог есть любовь». Такое соотношение предполагает непосредственное, идущее из глубины человеческого существования постижение бытия как абсолютной целостности и единства и одновременно восприятие себя как божественной «индивидуализации» в природном мире.

Смысл духовной любви И.А. Ильин видел в том, что она есть «вживание» в любимый предмет вплоть до реального отождествления с ним. В этом плане русский мыслитель пошел вслед за Г.В.Ф. Гегелем, который истинную сущность любви видел в том, что она «означает сознание моего единства с другим, то, что я не изолирован для себя, а обретаю мое самосознание только как отказ от своего для-себя-бытия и посредством знания себя как своего единства с другим и другого со мной». Духовная любовь определяется И.А. Ильиным как самоотдача, изживание эгоистической отъединенности и возникающее на этой основе духовное взаимопроникновение.

Высший смысл божественного бытия обретается также в свободе. Определяя сущность этого понятия в книге «Путь духовного обновления», И.А. Ильин исходил из разделения внешней и внутренней свободы, обозначающих, соответственно, социальное и личное проявление свободы: «Если внешняя свобода устраняет насильственное вмешательство других людей в духовную жизнь человека, то внутренняя свобода обращает свои требования не к другим людям, а к самому - вот уже внешне нестесненному - человеку».

Достижение внутренней свободы И.А. Ильин считал возможным только в области духа. Поскольку тело человека полностью зависит от пространственно-временных рамок, в которых оно находится, а душа обусловлена жизнью тела, то, следовательно, «свобода, по самому существу своему, есть именно духовная свобода, т.е. свобода духа, а не тела и не души». Смысл духовной свободы И.А. Ильин видел в том, что она выражает способность человека самостоятельно определять свои мысли и поступки, «создавать формы и законы своего бытия» в соответствии объективными «божественными содержаниями» и нести за них ответственность. Духовная свобода есть «сила самоопределения к лучшему... самоусиление и самоопределение ко благу». Из этого определения следует, что, во-первых, для И.А. Ильина важно было не только осознание свободы, но и ее реализация, во-вторых, саму свободу он понимал как цель человеческой жизни, а не ее средство.

Необходимым условием существования внутренней свободы является наличие внешней свободы. Смысл внешней свободы состоит в свободе воли, которая имеет признак социализации, поскольку подразумевает способность человека противостоять каким-либо обстоятельствам, блокировать любые насильственные меры по отношению к своему духовному опыту. При этом И.А. Ильин, в первую очередь, подразумевал не физическое противостояние, а силу духовной веры, убеждения и авторитета. Их этого следует, что сущность духовной свободы состоит также и в способности быть независимым от внешнего давления.

Однако эта независимость имеет относительный, а не абсолютный характер. Проблему свободы воли, проблему обусловленности действий человека внешними обстоятельствами, философ разрешал в традиционном для него аспекте дуализма: с одной стороны, он признает самополагающий характер первоначального акта выбора, а с другой стороны, связывает его рамками предметной необходимости. В каждом отдельном случае свобода имеет «свою меру, свой объем и свои сроки». Поэтому свобода для И.А. Ильина вовсе не тождественна субъективному произволу и индивидуальному одиночеству, это не «вольная воля», она не абсолютна, а относительна и зависит от объективных условий и конкретных обстоятельств. В критической исторической ситуации проявляется приоритет общественных ценностей над индивидуальными устремлениями личности. Например, война зовет людей к общему делу, и самое главное, что это общее дело содержит требование отдать за него жизнь. Именно возникающее здесь противоречие между индивидуальным стремлением к самосохранению и готовностью к самопожертвованию проверяет обоснованность бытия человека. Индивидуальность личности становится значимой, обоснованной только перед лицом смерти: «Война учит нас всех... жить так, чтобы смерть являлась не постылым и позорным окончанием озлобленного и хищного прозябания, но естественным увенчанием жизни, последним, самым напряженным, творческим актом её...». Эта мысль оказалась для И.А. Ильина настолько важной, что он воспроизвел ее без значительных изменений во многих своих работах, а в поздней книге «Поющее сердце. Книга тихих созерцаний» посвятил ей отдельную главу.

В разработке этой темы И.А. Ильин довольно близок экзистенциальной философии с ее пониманием смерти как «пограничной ситуации», в которой открывается подлинная основа нашего бытия - наша абсолютная свобода. Однако существенная особенность взглядов русского мыслителя на эту проблему заключается в том, что у него готовность к смерти обосновывает бытие личности потому, что доказывает ее «укорененность» в надчеловеческой общности. И.А. Ильин подчеркивал, что «война учит нас жить всегда так, чтобы быть готовым встать на защиту того высшего, которое мы любим больше себя».

То «высшее», которое выявляет война для каждого из нас как главную ценность, И.А. Ильин называет «объективной духовной жизнью народа» или «духовным достоянием народа». Однако в условиях, когда отсутствуют какие-либо экстремальные обстоятельства, философ настаивал на абсолютной ценности каждой индивидуальности, поскольку «нерастворимость» личности в объективном духе составляет основу «индивидуальности» (конкретности) самого объективного духа. Необходимость жертвовать собой, помимо героического пафоса, содержит в себе глубоко трагическое переживание своей смертности, конечности.

И.А. Ильин убежден, что любое человеческое единство («коллектив»), как органическое, так и искусственное, - ниже человеческой личности. Однако подлинная личность реализуется в условиях соборности, ориентированной на высшую и объективную правду, выстраивающей индивидуальное мировоззрение. Во вне-соборных условиях, вырабатываемых либералистической идеологией, может появиться лишь низко-самодовольная индивидуальность, «я», нуждающееся в существенном нравственном очищении, чтобы стать подлинной личностью.

Наряду с усилиями воли к свободе, божественная сущность постигается усилиями воли к добру. В соответствии с тезисом метафизики И.А. Ильина добро не есть отвлеченный идеал, а объективная реальность, нравственный аспект совершенства. Совесть - это «воля к нравственному совершенству», т.е. она представляет собой способ постижения Бога, понимаемого как абсолютное добро. В духовной жизни человека совесть служит тем внутренним цензором, который позволяет отличить силу добра, как блага и добродетелей, от силы зла - бездуховной вражды и ненависти.

В вопросе об онтологическом обосновании совести И.А. Ильин придерживался априористического толкования ее происхождения. Совесть изначально заложена в духовной природе человека, поэтому он способен самостоятельно осуществлять самоконтроль, формулировать для себя нравственные обязательства, требовать от себя их исполнения и производить самооценку совершаемых поступков.

Гармоническая цельность нравственной духовной жизни называется добродетелью и выражается в том, что все свойства индивидуального характера становятся нравственными свойствами, а обязанности человека совпадают с его действительными желаниями: «Личная и субъективная воля, оставаясь свободной, совпадает по содержанию и по реальной активности со сверхличной и объективной волей абсолютного Духа». В этом случае должное или обязательное понимается И.А. Ильиным как не успевшее осуществиться желание совести в ее стремлении к нравственному совершенству.

Итак, вера, любовь, свобода и совесть составляют основу человеческого существования. Ни один из этих компонентов не может быть неучтенным, все они взаимообусловлены. Именно эти атрибуты духовности обеспечивают личную форму соединения с Богом, в котором человек не только не исчезает в Его всеобщности, но сохраняет свою индивидуальную неповторимость. Благодаря вере, любви, свободе и совести человек обретает зрелый и стабильный духовный характер, что в первую очередь выражается в цельности и непротиворечивости с самим собой и внешним миром.

Таким образом, представляя человека как телесно-душевно-духовное существо, И.А. Ильин огромное внимание уделял рассмотрению органического единства этих сфер бытия человека. Важнейшей же целью телесной и душевной деятельности человека является достижение высшего, духовного состояния. Именно самобытная, духовная активность человека характеризует его как личность. А сама духовность, по твердому убеждению И.А. Ильина, является важнейшей основой всей жизнедеятельности человека.



← предыдущая страница    следующая страница →
1234567




Интересное:


Общетеоретические и методологические основы философской антропологии И.А. Ильина
Обоснование морали в британской философии «морального чувства» как объект критической философии И. Канта
Немецкая классическая философия: Кант, Фейербах, Гегель и другие представители
Этико-аксиологические корни экологического кризиса
Всеобщая организационная наука как праксеологический итог развития философских воззрений А.А. Богданова
Вернуться к списку публикаций