2012-11-04 17:58:59
ГлавнаяФилософия — Концепция человека в философии И.А. Ильина



Концепция человека в философии И.А. Ильина


Учение И.А. Ильина о тройственной природе человека

В творчестве И.А. Ильина нет работ, специально посвященных проблеме человека, его духовного развития, формированию личности. Но в общем контексте его философской концепции вопросы природы человека, его сущности и назначения, места и роли в мире занимают ведущее положение. Это связано с тем, что, как считал философ, духовное развитие человека предопределяет духовное развитие социально-политической сферы, поскольку именно те качества духа, которые «становятся» в личности, впоследствии объективируются в социально-политическую область.

Понятие «человек» у И.А. Ильина обычно отображает общие черты, свойственные человеческому роду. Оно включает и биологическую, и психическую, и социальную характеристики. Философ, с одной стороны, представляет человека естественным, органическим существом, с другой - активным субъектом истории. Но каждое человеческое существо философ признавал самобытным, оригинальным, индивидуальным; считал, что никакие повторения невозможны: «Все люди своеобразны и единственны в своем роде и в своей субъективности, несмотря на кажущееся обилие отдельных сходных черт...». Понятие же «личность» вбирает в себя все многообразие социальных качеств, связей, отношений человека и акцентирует внимание на целостности его внутреннего, духовного мира. Кроме того, возможно, стремясь подчеркнуть взаимосвязь этих понятий, в своих работах И.А. Ильин часто использует сочетание «человеческая личность», которая, по его мнению, является носителем основных атрибутов духовности.

Уже в статье «Идея личности в учении Штирнера» (1911) философ подчеркивал неповторимость, уникальность каждого человека, абсолютную самостоятельность личности внутри общественной системы. В ранний период творчества он проявлял себя как типичный представитель западнического направления русской мысли; ориентировался в своем мировоззрении на уважение к свободе и самостоятельности индивида, на приоритет личностного начала по отношению к общественному. В вопросах правовых и политических И.А. Ильин ратовал за представительную демократию, придерживался концепции западного умеренного либерализма, рассматривал государство в качестве гаранта прав и свобод личности. По его мнению, государство - это не учреждение, не власть, имеющая меры принуждения; оно имеет не только материально-телесный характер, но и духовно-душевный, ибо «...государство есть организованное единение духовно-солидарных людей, понимающих мыслью свою духовную солидарность, приемлющих ее патриотическою любовью и поддерживающих ее самоотверженною волею». В своих многочисленных статьях позднего периода творчества философ убедительно доказывал, что государство - это «не какая-то отвлеченность, носящаяся над гражданами», оно находится не «там где-то, вне нас (правительство, полиция, армия, налоговое ведомство, чиновничий аппарат); нет, оно живет в нас, в виде нас самих, ибо мы, живые человеческие личности, мы есьмы его «части», или «члены», или «органы»... В государство включаются (строят его, укрепляют его, колеблют его, совершенствуют его или, наоборот, разрушают его) - все свободные, частно-инициативные, духовно-творческие, внутренние настроения и внешние деяния граждан».

И.А. Ильин убежден, что государство есть явление «духовно-правое» и «духовно-необходимое», служащее высшей ценности. Главная цель и единое неизменное высшее назначение государства заключаются в следующем: «осуществить на земле жизнь духовно-значительную и нравственно-совершенную».

Политическая деятельность граждан должна определяться их солидарностью и правосознанием, на которых и держится государство.

Поэтому оно считается средством реализации свободы личности, и приоритет отдается личности, а не государству.

Исходной основой философской антропологии И.А. Ильина является понимание им человека как телесно-душевно-духовного органического единства. Это означает, что жизнь человека представляет собой функционирование и органическое сочетание сразу трех систем: чисто физической, психофизической и чисто духовной. Таким образом, существо человека не исчерпывается ни тем, что он, с одной стороны, есть природно-биологический организм, ни тем, что, с другой стороны, он является субъектом, наделенным духовностью. Материя, душа и дух изначально врождены человеку, сплетены в нем таинственным образом и взаимообусловлены. Однако философ все же разделял людей на разные виды, проистекающие из двойственности души и тела. Он указывал, что люди преимущественно телесные, или соматические, сводят все к своему телесному составу и игнорируют духовность. Преимущественно духовные, или пневматические, люди тяготятся своим телом и ищут возможность свести его потребности к минимуму.

Русский мыслитель подчеркивал, что тело, душа и дух человека связаны в таинственное неразложимое личное единство. Он утверждал: «От Бога и от природы человеку дано жить на земле в виде душевно замкнутой («чужая душа потемки») и телесно самостоятельной особи. Такая особь всегда и всюду, во все времена и у всех народов была и будет живым самостоятельным организмом, инстинктивно строящим себя и свою жизнь. Этот инстинкт таинственно и бессознательно зиждет человека: его здоровье, его обмен веществ, его тепловое и двигательное равновесие, его трудовую силу, его размножение и все его жизненные отправления и умения».

Инстинкт И.А. Ильин считал началом родовым, безличным или доличным. На уровне инстинкта человек является существом «стадно-мыслящим, стадно-страстным и стадно-действующим». Этот родовой слой инстинкта всецело владел нашими доисторическими предками, когда человек был элементарным по уровню своей жизни, наивным в мышлении и имел скудное жизненное содержание и бессознательное внутреннее бытие. Поэтому первобытные люди душевно мало отличались друг от друга и находили свою настоящую силу именно в стадной совместности.

В ходе исторического развития человек постепенно выходит из потока первобытности путем индивидуализации. Родовой примитив инстинкта не отмирает в человеке, но лишь отходит на задний план. По мнению философа, периодический возврат к родовому примитиву бывает нужен, и полезен, и спасителен (например, во время народных бедствий, национальных войн, государственного распада и т.п.) Индивидуализированный человек уже не является стадным существом, он требует самостоятельности в жизни и творчестве, он имеет более сложную душу, более богатые жизненные содержания, он осознает свою отдельность, непохожесть на других людей и стремится развить и утвердить свою «особливость», свою индивидуальность. Индивидуализация инстинкта, по мнению И.А. Ильина, явление неизбежное, соответствующее законам человеческой природы и очень важное, поскольку индивидуализированный инстинкт свидетельствует о стремлении человека самостоятельно строить свою жизнь, иметь свои собственные мнения, вкусы, самостоятельно любить, работать, приобретать вещи, утверждать свои права и отстаивать их. Тем самым он создает в своей душе как бы «почву для своего духа» или как бы «жилище для своей личности».

Но инстинктивная индивидуализация должна сопровождаться формированием личной духовности, под которой И.А. Ильин понимал совокупность высоких человеческих качеств: веры в Бога, совести, чести, верности, любви, патриотизма, национального чувства. Так дух приобретает личную форму, человек становится центром самообладания и самоуправления - духовным характером, нравственной личностью, субъектом права.

Однако И.А. Ильин предупреждал, что процесс духовной индивидуализации нельзя представлять только как торжество «сознания», «рассудка», «рационализма» или материалистически и механически окрашенного «просвещения», ибо «дух» и «мысль» не одно и то же. Например, вера, совесть, художественный вкус есть начала духовные, но совсем не рассудочные, умственные, поэтому личное начало вовсе не означает безверия, нигилизма и материализма.

Индивидуализируясь, дух не оскудевает, а расцветает. Все великие люди - ученые, писатели, художники, музыканты, политики, полководцы, герои - имели индивидуализированный дух, но среди них не найти поверхностных рационалистов или плоских рассудочников. Мыслитель утверждает: «Стать личным духом значит самому узреть Бога и исповедать его, но не значит погасить в себе духовное видение и стать беспочвенным нигилистом... Итак, личный инстинкт нуждается в личной духовности; и индивидуализация инстинкта должна идти рука об руку с индивидуализацией духа».

И.А. Ильин отмечал, что потребность человека следовать своим духовным зовам часто наталкивается на препятствия - наслажденчество тела и дурной произвол души. «Тело человека ищет своих удовольствий и «не умеет» радоваться радостям духа. В это оно вовлекает человеческую душу, приучая ее ориентироваться не вверх, а вниз и незаметно превращая ее в свое хитрое, изворотливое и лживое орудие; душа становится служанкой телесных похотей и вступает в борьбу с духом». Человек устроен так, что легче всего ему удается удовлетворение телесных потребностей и наслаждение, а труднее всего - воля к духовному совершенству. Идеи аскетизма о «борении» с плотью, по мнению философа, могут достигнуть определенных успехов, но в конечном итоге обречены на неудачу, поскольку невозможно полностью отрешиться от плоти, тело не только обременяет дух, но и несет и питает его. Духу в его свободных проявлениях необходимо и тело, и душа.

Дух не покоряется телу; напротив, он призван к средоточию, аккумуляции своих сил, укреплению их и подчинению себе тела. Вследствие чего, указывал И.А. Ильин, «тело становится не главным, запутавшимся в страстях фактором жизни, а послушным носителем духа, его подлинным инструментом, его выражением, его живейшим органом и символом. В человеке аккумулируется духовность, а затем тело не только выражает духовно накопленный заряд, но и поддается его живому динамическому воздействию». Человеческий дух переживается человеком как самая настоящая реальность. А тело является материальным носителем духа, его выражением, инструментом и символом.

Кроме этих двух сторон в человеке есть третья, промежуточная, в силу которой он может не просто одновременно относиться к этим двум совершенно различным сферам бытия, но и быть связующим звеном между ними.

Первая, физическая, или телесная, сфера бытия человека является необходимым и естественным средством реализации цели человеческой жизни, органическим воплощением «мысли Божией». Функциональное предназначение тела сводится к тому, чтобы, во-первых, быть пространственно-временным оформлением внутренней душевно-духовной жизни человека; а во-вторых, с помощью органов восприятия окружающей действительности (зрения, слуха, вкуса, обаяния и осязания) - быть внешним источником первичных, элементарных проявлений душевной жизни - ощущений и восприятий.

Другая сфера бытия человека - душевно-духовная - составляет область его внутреннего опыта. Тема души и духа, их соотношения и роли в способе и смысле человеческого существования стоит на первом плане в феноменологии духа И.А. Ильина потому, что смысл бытия человека и его назначение в мире заключено именно в обретении духовности и становлении духовной личности. Психофизическую проблему, возникающую из единства психического и физического в человеке, философ разрешает в аспекте взаимодействия и противоборства двух различных сфер его бытия, в процессе которого, с одной стороны, действительное влияние тела на душу заключается в ее общем ослаблении или «обеднении», а с другой стороны, активность душевного бытия приводит к тому, что душа влияет на направленность и содержание физических процессов, и в самой душе активизируются духовные переживания.

Феноменологическая категория «переживание» используется И.А. Ильиным в качестве определения структурных элементов, составляющих внутренний опыт человека. Этот внутренний опыт неоднороден: он состоит из субъективных переживаний душевного порядка, связанных с физической природой человека и возникающих под воздействием внешнего мира, а также глубинных духовных переживаний, выражающих идеальную сторону человеческого бытия и имеющих объективное содержание.

Качественное своеобразие душевной жизни определяется ее промежуточным положением между временным потоком эмпирического телесно-предметного мира и сверхпредметностью духовного бытия.

Душой И.А. Ильин обозначал весь поток не-телесных, внутренних переживаний человека, во всем его объеме и разнообразии: «Душа - это вся совокупность того, что происходит в нашем «сознании», а равно и в нашем «бессознательном», на протяжении всей нашей жизни: это наши чувства, болевые ощущения, приятные и неприятные состояния, воспоминания и забвения, впечатления и помыслы, проносящиеся в нас мимолетно, а также деловые соображения и заботы, приковывающие нас к себе надолго». Из бесконечной совокупности внутренних душевных движений, вызываемых в основном воздействием эмпирической реальности, слагается индивидуальность человека.

Цель душевной деятельности заключается в достижении высшего духовного состояния. «Дух, - подчеркивал И.А. Ильин, - это... лишь те душевные состояния, в которых человек живет своими главными, благородными силами и стремлениями, обращенными на познание истины, на созерцание или осуществление красоты, на совершение добра, на общение с Божеством... словом, на то, что человек признает высшим и безусловным благом... Дух это то, что объективно значительно в душе...». Самобытная духовная активность человека характеризует его как личность.

Душа считается психофизической сферой в человеке, в которой чисто физиологические процессы, возникающие под воздействием внешнего мира, трансформируются в душевные переживания.

Определяя составные элементы души, присущие человеку сверх телесных ощущений и ведущие к достижению духовности, И.А. Ильин указывает инстинкт, чувство, воображение, волю и мысль. Однако разделение души на составные элементы имеет исключительно условный характер, поскольку все они существуют в единстве самого процесса душевной жизни.

Интересным моментом в феноменологии И.А. Ильина является его взгляд на место и роль инстинкта, определяющего духовное содержание жизни человека. Введение инстинкта в качестве компонента душевной жизни, вероятно, явилось следствием влияния на И.А. Ильина теории бессознательного З. Фрейда, с которой русский мыслитель был хорошо знаком. Независимо от субъективных условий, человеку дано, кроме инстинкта самосохранения и самосознания «инстинктивное чувствилище для объективно-лучшего», т.е. для духа. Отсюда следует, что духовность, наивысшее душевное состояние, проявляется в человеке как объективная инстанция, как его начальный и последний абсолютный корень.

И.А. Ильин резко критиковал доктрину большевизма за то, что она вырастает из сознательного воинствующего материализма и состоит «в принципиальном отрицании всего, что не материально и не телесно: человеческой души с ее свободой и бессмертием; человеческой духовности и вырастающей из нее внутренней и внешней культуры; высших целей, присущих человеку, высшего смысла, присущего миру; и особенно - в отрицании Бога, веры в него, религии и церкви. Кроме материи, тела и телесных потребностей для нее якобы ничего нет». Однако мыслитель убежден, что освободить человеческую душу от всякой духовности, которая согласно большевикам представляет собой совокупность глупых и вредных предрассудков, можно только если целиком разрушить весь строй человеческого бессознательного.

Философ доказывал, что дух человека есть основа внутреннего закона и меры: дух утверждает в человеке высшее достоинство и взывает к его чести; дух несет человеку идею священного долга и ограничительных запретов; дух воспитывает в человеке характер, утверждает в нем самостоятельную, своеобразную, свободную и ответственную личность, формирует правосознание, учит различать добро и зло, искать справедливость; дух открывает человеку путь к Богу; дух очищает человеческую душу для видения художественной красоты, ищет истину и создает науку; дух освящает брак и семью. Именно дух творит национальную культуру, дает человеку родину и делает его патриотом. Большевизм же основан на превалировании животного начала в жизни, нравственном разнуздании, политическом цинизме, издевательском безбожии. Философ пришел к выводу, что большевизм следует понимать как духовную болезнь человечества и духовное разложение культуры.

Мысль И.А. Ильина о природной духовности людей есть не что иное, как новое переосмысление старой идеи А.С. Хомякова о «всеобщей соборности», согласно которой людей, независимо от их воли, объединяет общая любовь к Богу, а через нее и к абсолютным ценностям мира. Эта объективная инстанция является мощной сверхиндивидуальной силой, которая не порабощает человека извне, а действует через самый глубокий центр душевной жизни, т.е. через инстинкт, а потому переживается как совершенно свободное действие, абсолютное творческое начало, стремление к совершенству. Это есть такое состояние, в котором абсолютная необходимость и абсолютная свобода есть одно и то же.

Таким образом, душа человека определяется И.А. Ильиным через гармоничное сочетание двух равноправных, но не сводимых друг к другу начал - инстинкта и духа. Дуализм этих субстанций становится общефилософским принципом его понимания сущности человека. Низшая форма душевной деятельности - инстинкт и ее высшая форма - дух не только не противоположны и не враждебны друг другу, а значительно взаимообусловлены. Их дуализм выражен в виде такого конкретного «сложносращенного» двуединства, в котором «дух есть высшее естество инстинкта, а инстинкт есть элементарная, но органически целесообразная сила самого духа». Невозможно человеку жить без инстинкта. Однако в глубине человеческого инстинкта уже с детства заложено духовное начало, которое проявляется в способности человека отличать лучшее от худшего, предпочитать именно лучшее, желать и любить его. Причем речь идет не о субъективном восприятии, тяготении к приятному или удобному для индивида, а о стремлении к объективно-лучшему, объективно-совершенному. В этом, по мнению И.А. Ильина, и состоит жизнь духа, с этого и начинается духовность человека.



← предыдущая страница    следующая страница →
1234567




Интересное:


Научная концепция времени - поиск методологии
Философская антропология Томаса Манна
Концепция человека в философии И.А. Ильина
Религия и экологическая этика
Глобализация и идеи конвергенции
Вернуться к списку публикаций