2012-11-04 17:58:59
ГлавнаяФилософия — Концепция человека в философии И.А. Ильина



Концепция человека в философии И.А. Ильина


Понятие «родина» у И.А. Ильина отличается большой степенью общности, поскольку одновременно в нем содержится и причина, и смысл общественного договора, т.е. то, ради чего осуществляется соглашение между людьми, его внутреннее содержание и внутреннее содержание государства как прямого следствия общественного договора. Понятием «родина» И.А. Ильин определяет духовное единство народа. Родина включает в себя не столько всю совокупность необходимых материальных (хозяйство, территория, природа) и духовных условий для творческой жизни, сколько самую творческую жизнь нации и ее достижения, определенную рамками религиозно-нравственного содержания. Родина «есть организм национальной духовной культуры».

В понятии «родина» И.А. Ильин совмещает единство национальной и государственной общности народа, поэтому в его понимании родина составляет духовное, внутреннее содержание государства, а государство, в свою очередь, определяется именно тем, что оно «есть положительно-правовая форма родины». Важной характеристикой национальной духовной культуры общества является высокая степень его гомогенности, т. е. однородности: духовное единство народа возникло из единоподобия людей между собой, их стиля и способа обращения к Богу, внешней природе и друг другу. Национальная духовная культура не остается застывшей, развивается вместе с ее носителями. Культурный опыт при передаче от поколения к поколению вырабатывается в народе исторически и подвергается внешним воздействиям, к числу которых философ относил борьбу с природой и внешними агрессорами за выживание. Обретение родины отдельным человеком происходит в момент его символического вступления в общественный договор: «...Он совершает акт духовного самоопределения, которым он отождествляет в целостном и творческом состоянии души свою судьбу с духовной судьбой своего народа, свой инстинкт с инстинктом всенародного самосохранения.

«Акт духовного самоопределения» в первую очередь выражается в любви к родине и определяется И.А. Ильиным через понятие «патриотизм»: «Патриотизм есть чувство любви к родине». Из данного определения можно заключить, что патриотизм является одним из множества проявлений духовности, но по своему содержанию отличается от схожих с ним. Он не тождественен религиозности, так как в религии предметом любви является непосредственно Бог, а в патриотизме - родина. Мыслитель доказывал, что духовная любовь к Богу видоизменяется в любовь к родине (патриотизм) и любовь к народу (национализм). Патриотизм возникает на основе осознания личностью своего духовного единства с народом, веры в его духовное своеобразие, уважения к его творениям. Родина - это, по мнению И.А. Ильина, дух народа во всех его проявлениях и созданиях.

Родина, естественно, не Бог, и вознесение ее до уровня Бога ошибочно и безнравственно. Тем не менее, в смысловом содержании понятия родины у И.А. Ильина прослеживается непосредственная связь с Божественной сутью: «Родина есть нечто от Духа Божия: национально воспринятый, взращенный и в земные дела вработанный дар Духа Святого». Другими словами, постижение Божественного содержания также возможно путем национального единения, воплощенного в идее родины и реализованного в общественном договоре. Патриотизм проявляется в том, что патриот любит свой народ, предан ему, он верит в его духовную силу, критически его оценивает и стремится своими действиями служить его интересам. Патриотизм, будучи естественным и неотъемлемым правом, заложенным в бессознательных истоках духовности, одновременно является религиозной обязанностью и исторической задачей народа, обеспечивающей его единство.

Вместе с тем, любовь к родине обогащается своим вторым содержанием - чувством национализма, которое есть «любовь к духу своего народа, и притом именно к его духовному своеобразию».

По сути идея национализма в социальной философии И.А. Ильина стала последовательным развитием идеи метафизического своеобразия отдельного индивида. Исторически в процессе творческого единения каждый народ обретает свои индивидуальные, специфические качества, выражающиеся в только ему присущем способе и форме бытовой, экономической и социально-политической организации, особенностях психических свойств и их проявлениях, своеобразном складе ума и способе мышления. В совокупности эти особенности образуют так называемый «национальный духовный акт».

Духовный смысл национализма, как и патриотизма, у И.А. Ильина определяется тем, что он наделен всеми атрибутами духа - это есть и любовь, и вера, и воля, и созерцание индивидуальности своего народа, и вытекающая из них система поступков. Национализм как духовное переживание формируется через самосознание народа, которое содержит в себе представления об особенностях исторического становления нации, ее современном состоянии и перспективах развития, а также месте среди других аналогичных общностей и характере взаимоотношений с ними. Формированию национализма способствует усвоение вполне определенной совокупности национальных ценностей, к которым относятся родной язык, все виды национального искусства и творчества от фольклора до архитектуры, национальная история, религия, армия, географическое положение и способ национального хозяйствования.

Естественно, что тема национализма в философии И.А. Ильина была всегда непосредственно связана с русским национальным вопросом и проблемой возрождения России. Здесь И.А. Ильин оказался в числе наиболее проницательных философов, которые стремились доказать, что возрождение России невозможно, если придерживаться традиционной установки русской философии на приоритет вселенского над национальным. Вопрос не может стоять так: вселенское или русское? Возрождение русской государственности может мыслиться лишь в таком порядке: российское, а затем уже вселенское. Поэтому свою историческую миссию И.А. Ильин видел не в горделивом спасении мира, а в служении своему призванию - возрождению России. Другой стороной этой же проблемы является вопрос о том, чтобы национальное не приобрело масштабы вселенского. Рассматривая тему национализма исключительно в культурно-психологическом аспекте, в плане самобытности и индивидуальности нации, философ был чужд идеи исключительности или превосходства одной нации над другой, поэтому его национализм не имеет ничего общего с шовинизмом, расизмом или другими экстремистскими теориями.

Однако каждое истинное духовное достижение - в знании и в добродетели, в религии, в красоте или в праве - есть достояние общечеловеческое, поэтому настоящий патриот видит и ценит духовную силу других народов и не способен ненавидеть или презирать эти народы. Таким образом, И.А. Ильин понимает национализм не как шовинизм, неприязнь к другим народам, а совершенно иначе - только как позитивное проявление национального духа, как выражение патриотического чувства и, следовательно, проявление духовного здоровья народа. Поскольку не может быть единых национальных форм существования для всех людей, постольку национальное обезличивание является процессом противоестественным в развитии общества.

Это заключение подтверждает концепция «сверхнационализма» И.А. Ильина, которую он считал достойным и оптимальным решением проблемы межнациональной интеграции и творческой мерой в духовном общении и взаимодействии народов. Патриотизм и национализм не только не исключают сверхнационализма, но выступают в качестве его исходных основ. «Постигнуть дух других народов может только тот, кто утвердил себя в духе своего народа». Поэтому сверхнационализм входит составляющим моментом в суть патриотизма. Народы, сумевшие в процессе своего развития выработать национальный духовный акт до уровня общечеловеческих ценностей, предоставляют «возможность приобщиться к духовному акту» народам, не создавшим в силу каких-либо обстоятельств самобытной национальной культуры. Тогда осуществляется такой симбиоз, при котором «ведомый» народ, сохраняя собственные историю и генофонд, обретает свое сознание и самосознание в содержании национального духовного акта «ведущего» народа, что, по мнению И.А. Ильина, является исторически справедливым. В концепции «сверхнационализма» на самом общем уровне философ закладывает основные принципы - равноправия и суверенитета, федерации и централизма национальной политики для многонационального государства, такого, например, как Россия. Если какая-либо нация или народность из-за малочисленности или низкого уровня развития не может быть суверенным государством, ей, как и всем народам без исключения, обеспечивается защита ее национальных интересов, гарантом чего является то государство, в чей состав входит эта нация.

Другой вариант межнациональной интеграции - интернационализм - И.А. Ильин понимал как явление, наносящее прямой ущерб национальной самобытности. Под этим термином он подразумевал международное «всеснижение и всесмешение» наций и национальных интересов, доводящее до их полного обезличивания. Именно по национальным и идейным соображениям И. А. Ильин выступал с критикой 3-го Интернационала на протяжении всей его деятельности с 1919 года по 1943 год и считал ее неправомерной.

В теснейшей связи с патриотизмом и национализмом, отвечающими за единство личности с нацией, формируется другой атрибут национального духа - правосознание, регулирующее уровень межличностного общения. Изучение феномена правосознания И.А. Ильин начал еще в период обучения в Московском Университете через курс лекций П.И. Новгородцева, который уделял большое внимание этой теме. И.А. Ильин, будучи идейным последователем своего учителя, продолжил ее в своем творчестве, расширив смысл этого понятия далеко за рамки узких представлений о праве, законности и правосудии.

В онтологическом отношении правосознание выступает не просто как определенное социальное явление, а как духовная реальность, продукт духовной деятельности людей. И.А. Ильин подчеркивал чувственно-интуитивную природу этого явления, определяя правосознание как «особого рода инстинктивное правочувствие, в котором человек утверждает свою собственную духовность и признает духовность других людей».

Следовательно, правосознание, по И.А. Ильину, имеет духовную, а не юридическую природу. Для него сущность живого правосознания может быть адекватно описана лишь в терминах внутреннего духовного опыта отдельных личностей, как результат их автономного самоопределения относительно фундаментальных ценностей культуры. Предметный характер жизненных ориентации личности, ее стремление к добру, справедливости, разумному самоограничению и ответственное служение интересам своей родины - есть те условия, на которых формируется интуитивное понимание законности, которое впоследствии определяет отношение к правовым и политическим институтам. Утрата способности воспринимать и переживать духовное измерение вещей приводит к деформациям: правосознание в этом случае носит ущербный характер.

Справедливое право, по И.А. Ильину, должно верно разрешать столкновение между естественным неравенством и духовным равенством людей. Все люди на земле имеют индивидуальный способ бытия, все люди по сути своей различны, неравны от природы: им дается неодинаковая воля, прозорливость, неодинаковый талант, характер и т.п. Поэтому было бы несправедливо при таком неравенстве налагать на них равные требования. Если люди различны по своим реальным свойствам, то по своему человеческому достоинству они равны, и справедливость должна это учитывать. Правильное соотношение между нормами морали и права, по мнению философа, существует тогда, когда естественное право, данное человеку «от природы», связанное с его совестью, становится над положительным правом как высшая форма, как норма, как идеал.

И.А. Ильин категорически отвергает понимание правосознания как знание существующих зафиксированных в законах правовых норм. Правосознание в его понимании есть непосредственное интуитивное проникновение в высший духовный смысл правовых отношений. Этот высший духовный смысл он и называет естественным правом, которое никогда не может быть выражено в эмпирической, материальной форме до конца, оставаясь вечным и неизменным пределом, идеалом для реального позитивного права.

Правосознание, таким образом, является творческим источником права, живым органом правопорядка и политической жизни. Здоровое правосознание, как считает мыслитель, имеет следующие «аксиомы»: 1) закон духовного достоинства; 2) закон автономии (способность к самоуправлению и самообязыванию); 3) закон взаимного признания (взаимного уважения людей друг к другу). Правовое государство есть воплощение свободы граждан, участвующих в данном политическом союзе; его основой является взаимное уважение граждан, воля которых свободна и автономна.

Источниками правосознания И.А. Ильин считает религиозное чувство и совесть. Религия в обращении к объективной ценности приучает человека подчинять личные интересы сверхличным, в самостоятельном опыте обретать ответственность, личное достоинство и самообладание. Совесть помогает справедливо воспринять человеческое неравенство, и потому в общении человек становится доброжелательным.

Правосознание является прямым и непосредственным источником права, по отношению к которому оно есть «воля к праву, проистекающая из воли к духу». Правосознание, будучи нравственной основой права, задает направление в правотворческой деятельности людей и создает «представление о лучшем праве: о духовно-верном и справедливом распределении прав среди людей; и главное, о той объективной цели, которой служат право, государство и суд». Право в качестве правила внешнего социального поведения будет иметь объективное значение только тогда, когда его смысл будет наполнен содержаниями правосознания, потому что именно правосознание разрешает противоречие между формальной природой права и его осуществлением в обществе. В идеале совершенствование положительного права должно проходить в направлении приближения его содержания к объективному значению. Тогда духовный человек обретет истинное бытие в обществе, так как его внутреннее содержание найдет достойные пути внешней реализации.

Объективный характер правосознанию обеспечивает его духовная природа, которая предполагает, что естественное, основное и безусловное право любого человека - вести духовную жизнь, создавая ее самостоятельно и свободно. Естественное право «указывает тот строй равной, свободной самостоятельности каждого, при котором только и возможна на земле духовная жизнь», т.е. все люди могут быть обеспечены этим естественным правом при условии такого равновесия, которое бы в одинаковой степени обеспечивало каждому возможность духовно достойной жизни. Именно в качестве такого регулировщика и выступает «первоначальное или естественное правосознание», присущее всем людям в большей или меньшей степени.

Что же касается других видов правосознания, то их ровно столько, сколько форм духовной жизни может существовать в обществе. Религиозное, в частности, христианское правосознание, регулирует отношения людей по христианским законам; его непосредственным примером служит жизнь христианских организаций и монастырей.

Национальное правосознание отражает характер взаимоотношений между людьми, возникающих в результате участия в едином хозяйственном процессе, сходных материальных и духовных интересов, общих традиций, единого языка и однородной веры. Именно из акта национального правосознания «вырастает исторически государственное правосознание и государственная форма народа», предназначенная для организации и защиты национальной духовной культуры.

В качестве необходимого условия для существования государства И.А. Ильин не случайно выделял нацию. Наличие единой экономики, языка и культуры создает единый национальный «духовный уклад» народа. Это качество принципиально отличает нацию от других видов социальных общностей. Сущность «духовного уклада» определяют любовь к родине (патриотизм), любовь к своему народу (национализм) и национальное правосознание (характерные особенности взаимоотношений между людьми, возникающие на основе духовной и национальной общности). И.А. Ильин считал, что только при том условии, если содержание духовной жизни народа в целом и каждой личности в отдельности определяют атрибуты «национального духа», она воплощается в такое единство, которое имеет «форму правовой связи и принимает вид государственного единения».

Таким образом, смысл правовой концепции И.А. Ильина сводится к тому, что «воля к праву» тождественна «воле к духу», «воля к духу, единая и цельная по существу, ведет к праву и к его цели», то есть к установлению естественно-правового характера отношений между людьми в любой из исторически сложившихся социальных общностей. Однако материальные условия жизни людей накладывают свой вполне определенный отпечаток, приводя к тому, что осознание общечеловеческой взаимосвязи ограничивается более узкими пределами в рамках национально-государственных интересов. В результате основной реальной формой целостного единения людей оказывается национальная духовная культура, находящая выражение в понятиях «родина» и «государство».

«Государство... есть положительно-правовая форма родины, а родина есть его творческое, духовное содержание». Здесь явно просматривается влияние на И.А. Ильина гегелевской трактовки государства: «Созидая и организуя жизнь национального духа, каждое государство является органом единой для всего мира вселенской духовной жизни». Это значит, что у И.А. Ильина, также, как и у Гегеля, идея государства обоснована тем, что, с одной стороны, государственная форма общности обеспечивает действие свободы, права, справедливости, а с другой стороны, устройство государства как политико-правового института зависит от содержания и уровня развития «национального духа». Однако в качестве высших ценностей государства И.А. Ильин в соответствии со своими индивидуалистическими установками провозгласил интересы личности.

Исходный момент философской антропологии И.А. Ильина - религиозно-нравственная природа индивида - уже свидетельствует о том, что первым олицетворением нравственности является сама личность, а государство выступает как средство, с помощью которого личность обретает полноту духовного бытия. Однако это не умаляет ценности государства как главной организующей и управляющей силы в обществе и не противопоставляет государство и личность, поскольку государство у И.А. Ильина существует по принципу органического строения. Суть этого принципа в том, что государство, с одной стороны, в качестве целого, обеспечивает условия для духовного развития личности и общества и одновременно, с другой стороны, в качестве элемента органической системы духовной жизни, является следствием духовности каждого отдельного человека и результатом духовного единения людей.

Таким образом, у И.А. Ильина мы находим своеобразную философию права и оригинальное объяснение смысла общественно-политических явлений и процессов. По его мнению, религиозность и нравственность уже априорно заложены в самой личности. Духовная религиозно-нравственная природа каждого из индивидов или, что то же, всеобщая духовная принадлежность должна, по мнению философа, обеспечить не только победу добра над злом в личности и обществе, но и служить источником религиозно-нравственного содержания общей для государства и всего мирового развития цели, суть которой И.А. Ильин видел в осуществлении «Царства Божия на земле».

Итак, атрибуты духовности, по И.А. Ильину, являются универсальными и составляют необходимую основу как личной жизни человека, так и социально- политической сферы общества.

И.А. Ильин пришел к выводу, что русская классическая философия как неотъемлемая часть русской культуры вошла в мировой культурный процесс прежде всего своим постижением роли духовности в жизни общества. Само понятие духовности неразрывно связано с русским культурным сознанием, что признают сейчас и западноевропейские мыслители. Так, рассуждая о менталитете русских, французский писатель, член Французской академии Жан д’Ормессон отмечает: «Что мы имеем на Западе? Хлеб, вино, возможность путешествовать, пенсионное обеспечение, деньги. Но мы оскудели, разрушились духовно. А вы обладаете той духовной мощью, которую мы в значительной мере утратили. Мы как духовная сущность разрушились, ни во что не верим... Именно мы, так упорно ратовавшие за духовные и интеллектуальные ценности, именно мы погрязли в материализме, а вы - люди, исповедовавшие марксизм, стали носителями духовной энергии». Характерно, что французский писатель рассматривает материальный комфорт и плотскую сытость как симптомы бездуховности, порождаемой утратой духовно-нравственных ориентиров, веры в возможность просветления души.

Действительно, в современном экономически и технологически развитом обществе, где присутствует социальная «сытость», в первую очередь в США, в описании проблем человековедения практически не используется само слово «духовность». Фактически вся проблематика смыслообразования человеческой жизни рассматривается в рамках психологической парадигмы и различных школ психологии: психоанализ, нейролингвистическое программирование и т.д. В их контексте в явной и неявной форме присутствует метацель сделать каждого человека удовлетворенным через технологически воспроизводимый процесс, который обеспечивает синергетичное движение общества в парадигме «материальной» национальной идеи. Так, в течении всего XX века ядром национальной идеи США было: каждой семье по отдельному дому и автомобилю, что дополнялось в последние десятилетия модой на здоровый образ жизни и туризм.

В России же с развитой традицией межличностного взаимодействия, ориентацией далеко не только на материальные ценности, всегда, и особенно в период социальных «катаклизмов», отечественные философы обращались к переосмыслению «вечных» вопросов.

И.А. Ильин говорил о «торжествующей духовности» русского национального сознания, нашедшей свое выражение в ее культуре и определившей ее уникальность. Носителями духовности русской культуры являются наиболее яркие ее представители, сама яркость которых определяется степенью проникновения в истоки духовности и степенью ее искреннего воплощения в своем творчестве. Потому он и писал, что тот, кто хоть раз читал Ф.М. Достоевского, сразу же согласится, что дух «справедливости и братства», стремления «лучшим в себе поделиться с другими в свободном, чистосердечном, искреннем обмене», он уже ощутил и пережил.

Человек, по И.А. Ильину, - не пассивный носитель трансцендентных, выходящих за пределы его возможностей сил. Бытие - это человеческая деятельность, которая может быть различной по своей сущности: созидательной, если основана на добрых и разумных основаниях, и разрушительной, если движима злыми мотивами. Без единства добра и истины жизнь просто не может состояться. И.А. Ильин убежден в основополагающей роли добра, его силе, вечности, в том, что человек как субъект жизни должен быть творцом добрых ее начал. Добрые и разумные основания являются непреложными условиями существования и сохранения жизни. Зло крушит эти основания, и неуемность зла становится не только проявлением его силы, но и свидетельством превосходящей силы добра как сущностной характеристики жизни. Путь же становления зла начинается именно с духовного разложения.

Таким образом, через все произведения И.А. Ильина настойчиво проходит мысль о необходимости и ценности духовности человека. Именно духовность, по его мнению, является единственно верным способом человеческого бытия в мире. Вопросы духа и духовности, поставленные и рассмотренные философом, делают его труды особенно актуальными в настоящее время, когда на первый план выходит проблема воссоздания духовности как отдельного человека, так и общества в целом.



← предыдущая страница    следующая страница →
1234567




Интересное:


Социальный гуманизм Томаса Манна: взаимосвязь культуры, политики и гуманизма
Этико-аксиологические корни экологического кризиса
Ценности капитализма и процесс глобализации
Философская антропология Томаса Манна
Проблема человека в философии
Вернуться к списку публикаций