2012-11-04 17:58:59
ГлавнаяФилософия — Концепция человека в философии И.А. Ильина



Концепция человека в философии И.А. Ильина


Только во внутреннем духовном опыте человек может постичь, что такое любовь, какова ее глубина и сила, в чем ее священное значение; может научиться отличать добро от зла, слушать в самом себе голос совести; постигнуть, что такое честь, благородство, служение; воспитать свой вкус, развить свое восприятие красоты, познать, что такое художественность и прекрасное искусство; понять, что такое истинное знание, очевидность и доказательство, в чем состоит научная культура и достоинство ученого; сформировать чувство долга, патриотизма, правосознание.

И.А. Ильин неоднократно подчеркивал, что каждый человек в своей жизни должен руководствоваться именно своим внутренним духовным опытом, который выражается и заканчивается в конкретных и творческих делах личности: «Ни жить, ни творить «за других» нельзя. Жить и творить должен каждый сам». А это удается человеку тем больше и лучше, чем богаче и разнообразнее накопленный им собственный, выстраданный духовный опыт.

С болью и глубоким сожалением философ отмечал, что историческая эпоха, переживаемая народами в середине XX века, является эпохой великого духовного кризиса, который порожден, в конечном счете, именно несовершенством, незрелостью или вырождением духовной культуры человека. По его мнению, современная ему культура «сорвалась» на том, что не сумела сочетать духовные основы - свободу, любовь и предметность - и блюсти эти законы. Она хотела быть культурою свободы (и в этом была права), но не сумела стать культурою сердца и культурою предметности. Это привело к внутренним противоречиям и великому кризису, потому что бессердечная свобода становится свободой эгоизма и своекорыстия, свободой социальной эксплуатации, что неминуемо приводит к классовой борьбе, гражданским войнам и революциям. Беспредметная же и противопредметная свобода становится свободой беспринципности, разнуздания и безверия. Если бессердечная свобода ведет к несправедливости и эксплуатации, то беспредметная свобода ведет к духовному разложению и социальной анархии.

Если же говорить о бессердечной и беспредметной несвободе, то она ведет к еще более тяжелой рабской несправедливости и глубокой деморализации.

Подобным образом И.А. Ильин оценивал ситуацию в России в 50-х годах XX века. Философ аргументированно доказывал, что социализм и коммунизм отнимают у людей свободу и не дают им ни социальной справедливости, ни духовного творчества. Только через сочетание и примирение трех духовных основ - свободы, любви и предметности - Россия сможет выйти из кризиса и возродиться к новому творчеству и новому расцвету.

В России начала XXI века историческая ситуация изменилась: ориентация на построение социализма и коммунизма осталась в прошлом, однако из жизни общества не исчезли социальная несправедливость, духовная деградация, безверие, не прекратился разгул беспринципности. Ответ на вопрос «Почему?» находим в работах И.А. Ильина, не потерявших своей актуальности и сегодня. Он отмечал: «Стихия, ныне вовлекшая человека в неизмеримое злосчастие великих войн и потрясений, есть стихия неустроенной и ожесточившейся человеческой души... Человечество заблудилось в своей духовной жизни, и хаос настигнул его неслыханной бедою; это свидетельствует о том, что неверен был самый способ духовной жизни, что он должен быть пересмотрен до корней и от корней обновлен и возрожден».

Подобную масштабную работу одному поколению провести невозможно. Общество вновь на перепутье, меняется модель общественного устройства, уклад жизни, ценности... Чтобы избежать ошибок, необходимо использовать духовный опыт всех предшествующих поколений. Проблемам духовного обновления посвящена значительная часть работ философского творчества И.А. Ильина.

Важная заслуга русского мыслителя, безусловно, заключается в том, что он показал и раскрыл неоднозначность и сложность понятия «духовность», включающую в себя не только веру в Бога, иноматериальный мир и бессмертие души, но и любовь к «отеческим гробам, родному пепелищу», любовь к родной природе, Родине, равно как и ответственность за их судьбу. Кроме того, духовность предполагает устремленность к идеалу совершенства, то есть к исполнению евангельского завета «Будьте совершенны, как совершенен Отец ваш Небесный».

По И.А. Ильину, весь мир и всякое событие в нем служит развитию духовности в индивидах с душевно-телесной организацией. Обретя духовное существование, «человек сообщается с божественной стихией мира и входит в живое соприкосновение с Богом». Только тогда бытие человека обретает подлинность, целостность и интенсивность. Для философа принципиально важно то, что духовность человека как направленность к Божественному полноценна только тогда, когда осуществляется свободно. Выбор добра будет только тогда глубоким и истинным, когда человек сознательно и свободно выбирает из альтернатив.

Таким образом, по И.А. Ильину, можно лишь тогда говорить о духовности человека, когда он добровольно и самодеятельно стремится к объективному совершенству, нуждается в нем, отыскивает его и любит его. Тогда и к жизни он подходит с мерой подлинной божественности: истинности, прекрасности, правоты, любовности, героизма. Однако мыслитель замечал, что одухотворение лишь тогда достигает настоящей силы и цельности, «когда оно несомо полнотою (плеромою) глубокой и искренней любви к совершенству и его живым проявлениям. Без плеромы душа, даже с верной направленностью, раздроблена, экстенсивна, холодна, мертва, творчески непродуктивна». Следовательно, под человеческой духовностью И.А. Ильин понимает не какие- либо метафизические теории, а ту особую внутреннюю направленность и соответствующую ей жизнь, которая придает человеческой душе и всей человеческой культуре высшее измерение, высшее значение и ценность.

Если постижение божественной сути составляет смысл человеческой жизни, то этот процесс предполагает определенные пути этого постижения или формы духовной активности. Философ определяет их следующим образом: «...наука, искусство, государство и хозяйство суть как бы те духовные руки, которыми человечество берет мир». С методологической точки зрения философская антропология И.А. Ильина является основой, на которой базируются «дочерние науки»: социальная философия, политическая философия, философия права, философия хозяйства, этика, эстетика. Анализируя диалектику индивидуальности человека и духовного единства людей, он переходит от философской антропологии к социальной и политической философии и освещает процесс объективации личного духа человека в социально-политической сфере: семье, обществе, государстве. Соответственно, предметом социальной философии И.А. Ильина является раскрытие содержания процессов общения и взаимодействия между индивидами в указанных социально-политических общностях.

Объективируя себя в социально-политическую действительность, дух человека тем самым проявляет свою сущность не только в отношении к себе, но и к некоему другому. Поэтому атрибуты духовности (вера, любовь, свобода и совесть) в силу своей универсальности проявляются также в социально- политической сфере и обозначаются понятиями «патриотизм», «национализм» и «правосознание».

Право, по И.А. Ильину, это вершина духа, некая священная ценность, которая возникает из внутреннего, духовного мира человека. По твердому убеждению философа, право относится к тем же «вершинам духа», что и истина, добро, красота и откровение.

Начав свою деятельность в области теории права, мыслитель никогда не ограничивался анализом чисто юридических аспектов правовых феноменов. Уже в первых своих работах он рассматривал право как естественную и важную часть всей системы отношений между людьми. Право оказалось для И.А. Ильина той областью, где наиболее остро проявляется одно из главных противоречий человеческого существования: противоречие между индивидуальностью человека и духовной общностью людей.

Мыслитель убежден, что духовное развитие личности предопределяет духовное развитие социально-политической сферы. Первым олицетворением нравственности является сама личность, а государство выступает как средство, с помощью которого личность обретает полноту духовного бытия. Необходимо заметить, что философ никогда не умалял роли права в государстве. Но для него не право определяет нравственность, а нравственность человека в отдельности и общества в целом определяет право. Поэтому в основе правовой системы И.А. Ильина лежит нравственное содержание.

Нравственность неотделима от духовной сущности человека, и в установлении моральных норм единственным авторитетом, по мнению философа, является голос совести, живущий в глубине каждой души. Но веление совести не имеет разумно-логического характера. Поэтому моральные нормы представляют собой указания совести не сами по себе, а выраженные в форме грамматических предложений и логических суждений.

Начальным элементом любой формы социальной общности, по И.А. Ильину, является нравственный человек, который относится к окружающей его социальной действительности с позиции естественного права, смысл которого отражает категорический императив: «Будь лицом и уважай других в качестве лиц». Особенность взглядов И.А. Ильина на естественное право заключается в том, что из всего многообразия проявлений человеческой жизни он выделяет две главные ценности: частную собственность и духовное достоинство, соблюдение которых считал необходимым. Поэтому формальное равенство людей между собой в обществе он обосновывал через их одинаковые права на владение собственностью и соблюдение духовного достоинства.

Если учесть, что в реальной действительности сложные жизненные ситуации и человеческие различия не позволяют всем в одинаковой степени реализовывать свои духовные возможности, то возникает проблема фактического социального неравенства, разрешение которой И.А. Ильин видел в осуществлении «распределяющей» справедливости, т.е. «именно в неодинаковом обхождении с неодинаковыми людьми». Справедливость, так же как и право, выполняет регулятивную функцию, поскольку содержит в себе требование соответствия между должным и фактическим положением каждого человека и его роли в обществе. Соответственно, фактическое неравенство между людьми предопределяет взаимоотношения между ними по принципу ранга.

В статье «Идея ранга» И.А. Ильин выделяет две стороны ранга - действительную и социальную. Присущие человеку качества праведности, талант, знания, храбрость, сила характера и другие личные характеристики определяют его духовное качество и степень духовного превосходства над другими. Социальный авторитет, государственный сан или чин и присущие им полномочия, права и обязанности, которые признаются за данным человеком со стороны общества и государства, выражают его социальный ранг. Естественно, что реальное осуществление идеи ранга и, следовательно, действие справедливости И.А. Ильин видел в фактическом соответствии двух сторон ранга в каждой личности.

Другим требованием справедливости, наряду с соблюдением принципа ранга, является соблюдение строгих рамок личной свободы, объем которой И.А. Ильин определял «лишь до тех пределов, у которых начинается свобода других людей». Поэтому естественное право, по его убеждению, это не только свобода самосознания и личная собственность, но в то же время обязанность соблюдения свободы и собственности других лиц.

Кроме того, что естественное право в социальной философии И.А. Ильина определяет принципы неформальных отношений в обществе, оно оказывает непосредственное влияние на содержание права и правовых отношений. Философ определяет естественное право в качестве нравственного критерия формально-юридических законов или норм. Содержание формального закона, затрагивающее жизненно важные аспекты существования человека в обществе, должно критически оцениваться с позиций знания о должном, т.е. естественном праве. По И.А. Ильину, естественное право как норма становится над положительным правом как высшая форма, черпающая свою силу в духовной природе человека. Естественное право не может пониматься как право в узком смысле этого слова. Оно есть идеал, который, как считал Ильин, достигнуть возможно, но очень трудно. Определенная степень оптимизма в этом вопросе отличала И.А. Ильина от взглядов его учителя - П.И. Новгородцева, который в своей работе «Об общественном идеале» (1917) писал о принципиальной невозможности достижения общественно-политического идеала.

Таким образом, понятие «естественное право» носит у И.А. Ильина дозаконотворческий и внезаконотворческий характер, который первичен по отношению к формальному законодательству и определяет его содержание и характер. Более того, в философской системе И.А. Ильина категория «естественное право» имеет общефилософский характер, поскольку определяет наиболее общие принципы существования любой из сфер общественного бытия: социальной и политической справедливости, духовного достоинства, частной собственности, соответствия правовых норм нравственности. Поэтому категория «естественное право» служит исходной точкой для социальной и политической философии, этики, философии хозяйства, правоведения.

Исторически первой, естественной и необходимой формой социального единства И.А. Ильин определял семью, где и происходит первичная социализация личности. Семья начинается с брака, когда будущие супруги заключают союз, основанный на чувстве «взаимной духовной сопринадлежности». Из тех сторон, которые Г.В.Ф. Гегель выделял в семье - любовь, воспитание детей, совместное хозяйство и собственность - И.А. Ильин акцентирует внимание на первых двух. Истинная любовь подразумевает прежде всего духовный союз друг с другом. Способность супругов-родителей к такой духовной любви является залогом их собственного счастья и счастья их детей. Соединяя, любовь наделяет людей качеством благожелательства, что означает возможность достижения духовного совершенства и интуитивного восприятия другой личности, доводимого до полного «художественного отождествления» с ней, что означает верное восприятие супругов друг другом и их полное взаимное доверие.

Определяя в качестве существенных признаков семьи любовь и взаимное доверие, И.А. Ильин, в отличие от Г.В.Ф. Гегеля, не рассматривал семью как правовой институт. Любовь и взаимное доверие русский мыслитель считал первичными в семье. Наличие этих качеств гарантировало решение всех правовых вопросов. Прямое продолжение взаимной любви супругов мыслитель видел в любви родителей к детям. Главная ответственность родителей заключается в правильном воспитании детей.

«Воспитать ребенка - значит заложить в нем основы духовного характера и довести его до способности самовоспитания». Духовная общность родителей составляет первое и необходимое условие верного воспитания. В семье должна присутствовать атмосфера искренности и дисциплины. Не только на словах, а прежде всего делом, живым примером или поступком в ребенке воспитывается христианская любовь, умение сохранять нравственные и национальные традиции, уважение к авторитету, правильное воспитание идеи ранга и, следовательно, возникновение в ребенке чувства собственного духовного достоинства.

Другой важной формой социальной общности является народ, который, И.А. Ильин считал носителем национального духа. В социальной философии русского мыслителя понятия «нация» и «народ», а также «национальный дух» и «народный дух», тождественны по смыслу. Здесь И.А. Ильин продолжал гегелевскую линию. В работе «Философия духа» Г.В.Ф. Гегель писал о том, что в содержании «народного духа» выражаются все стороны народного сознания и народной воли, всей социальной действительности, они налагают печать на его религию, политическое устройство, нравственность, искусство, науку, технику». Все эти факторы в конечном итоге объясняются свойствами «народного духа». Как и для Г.В.Ф. Гегеля, для И.А. Ильина народ есть социальная общность, сущность которой определяется народным духом.

Народ, понимаемый как социальная общность, существует в определенной системе социальных отношений и тем самым представляет собой социально организованную структуру - гражданское общество. Несмотря на то, что само понятие «гражданское общество» не встречается в произведениях И.А. Ильина, оно является предметом его социальной философии и рассматривается как общественная структура, существующая вне политических институтов. По проницательному замечанию Г.В.Ф. Гегеля, гражданское общество существует «между семьей и государством», поэтому он в своем определении связывает в единое целое три начала - индивида, коллектив и власть и рассматривает гражданские отношения между членами общества, само общество как коллективное начало гражданственности.

Основное отличие в понимании гражданского общества у Г.В.Ф. Гегеля и И.А. Ильина заключается в том, что если Г.В.Ф. Гегель в этом понятии формулировал социально-философское понимание буржуазных экономических отношений по поводу собственности и их юридически-правовое оформление и обеспечение, то И.А. Ильин выражал в нем духовно-нравственный смысл социальных отношений, состоящих не только в борьбе со злом, но также имеющих позитивные формы патриотизма, национализма и правосознания.

Если семейно-родственные отношения строятся по принципу взаимной любви, то в гражданском обществе социальные отношения определяются через всеобщее соглашение или «общественный договор», непосредственно связанный с проблемой совмещения свободного самоопределения личности с неизбежным в любом обществе подчинением воли каждого человека коллективному интересу. Однако если И.А. Ильин и использовал саму идею общественного договора, то в таком переосмыслении, которое отличает его взгляды от исходных положений родоначальника теории «общественного договора» Т. Гоббса и одного из самых выдающихся ее продолжателей - Ж.-Ж. Руссо.

Общий смысл теории общественного договора Т. Гоббса заключается в том, что достижение всеобщего мира и безопасности возможно только за счет добровольного отчуждения определенных прав и ограничения степени свободы граждан в пользу одного лица (государя) или группы лиц (государственных органов). В интерпретации И.А. Ильина «в основе «общественного договора»· лежит верная потребность воззвать к свободному самообязательству и добровольной лояльности в душе гражданина». Из этого следует, во-первых, то, что причиной образования государства русский мыслитель считал не необходимость выхода людей из «естественного состояния» «войны всех против всех», а всеобщее духовное единство, с помощью которого и преодолевается разобщенность в обществе. Во-вторых, проблему ограничения прав и свобод в процессе образования государства И.А. Ильин снимал через способность каждого из них признать внешний закон в качестве собственного императива, что гарантировало соблюдение естественного права личности. Такая установка вполне естественна для И.А. Ильина. Разрабатывая нормативную концепцию общества и государства, он рассчитывал на высокий духовно-нравственный уровень граждан и стремился воплотить в ней лучшие черты человечества.

Ж.-Ж. Руссо, разрабатывая теорию общественного договора в юридическом аспекте, считал, что свобода в государстве может гарантироваться только правом. В этом моменте заключается первое расхождение И.А. Ильина с французским просветителем, поскольку в его понимании свободу в государстве в первую очередь обеспечивает не само право, а лояльность человека, т. е. его способность признать и принять закон.

Более того, в концепции Ж.-Ж. Руссо право, наряду со свободой, гарантирует еще один идеал общественно-политического устройства - социальное равенство, что является другим объектом критики И.А. Ильина. Ж.-Ж. Руссо стремился к формальному и фактическому равенству всех людей между собой. Понятно, что И.А. Ильин, как последователь идей индивидуализма и ранга, не мог принять эгалитаристских предложений французского просветителя по уравнению людей между собой. В этом вопросе русский философ стоит на той позиции, что каждый человек равен другому исключительно в своем безусловном духовном достоинстве, и право никак не может подменить физическое неравенство людей их равенством юридическим. Система правовых норм не в силах разрешить противоречие между естественным неравенством и духовным равенством людей. Отсюда следует ключевое положение И.А. Ильина о том, что идея «общественного договора» имеет «в государственной жизни свой строгий предел, а именно: он выговаривает основу человеческого правосознания, а не принцип государственной формы».

Таким образом, И.А. Ильин не отрицал саму идею общественного договора, а лишь ограничивал его компетенцию сферой правосознания. Иными словами, общественное соглашение реализуется тогда, когда каждый из людей свободно и добровольно налагает на себя духовно-волевое самообязательство гражданина. И дело не в том, заключался или не заключался между гражданами какой-либо договор. Важно, во-первых, чтобы в правосознании каждого человека существовало четкое разделение двух сфер - общей, совместной, т.е. государственной, и личной, частной сферы. А, во-вторых, чтобы каждый в глубине души нес обязательство беречь государственную сферу и служить ее интересам. «А это значит утвердить в своем правосознании не только идею государства вообще, но и идею своего родного государства, своей государственно оформленной родины», - писал русский мыслитель.



← предыдущая страница    следующая страница →
1234567




Интересное:


Научная концепция времени - поиск методологии
Социальная философия как интегратор социогуманитарных наук в системно-целостном изучении личности
Традиции школы всеединства в России
Ценности капитализма и процесс глобализации
Глобализация в контексте концепции устойчивого развития
Вернуться к списку публикаций