2012-10-24 16:49:47
ГлавнаяФилософия — Идейно-теоретические и социокультурные предпосылки тектологии А.А. Богданова



Идейно-теоретические и социокультурные предпосылки тектологии А.А. Богданова


Многие исследователи отмечают значительное влияние на формирование философской системы А.А. Богданова научных взглядов великого российского учёного К.А. Тимирязева. По мнению финского исследователя И. Сусилуото, обоих мыслителей сближало сходство характера мышления и их взгляды на многие значимые для тектологии феномены как, например, синтез, основы которого К.А. Тимирязев выводил из комбинации дарвинизма и энергетизма. Эта мысль подчёркивается в речи А.А. Богданова, посвящённой памяти великого учёного в 1920 г., где он сказал, что «никто глубже его не смог понять и ярче выразить внутреннее родство дарвинизма и исторического материализма». Г.Д. Гловели также отмечает, что «Богданов был непосредственным учеником Тимирязева. В своей неопубликованной статье «Тимирязев как тип учёного» (1921 г.) А.А. Богданов писал об огромном впечатлении, полученном в детстве от книг К.А. Тимирязева, а также о двух годах общения с ним в университете.» Он считал К.А. Тимирязева, также как и К. Маркса, «монистически мыслящим, социально живущим».

Главное, что российский учёный приобрёл из тесного и активного общения с научной средой, - это непоколебимая уверенность в объективности феномена изоморфизма законов, действующих и проявляющихся в самых различных сферах человеческой практики и познания.

Говоря об источниках формирования философской системы А.А. Богданова, можно отметить влияние традиций критицизма, заложенных И. Кантом и развитых его последователями В. Дильтеем, Г. Риккертом, М. Вебером. Они, несомненно, повлияли на формирование богдановского метода научного познания, который впоследствии привёл его к позитивистским идеям Э. Маха и Р. Авенариуса. Дух отрицания претензий разума на общезначимость, абсолютизацию и безусловность выдвинутых им истин, преодоление догматизма сознания, составило в дальнейшем научное кредо учёного. В своей работе «Эмпириомонизм» учёный отмечает роль кантовского логического анализа в преодолении им догматизма традиционной философии, подчёркивает роль критицизма: «В науке сила критики привела к выработке точных методов, в философии - к неуклонному позитивизму» с его критическим отношением к содержанию опыта.

Данная традиция гармонично сочетается в системе А.А. Богданова с влиянием такого мощного философского течения как позитивизм. Научное становление молодого марксиста происходит в конце XIX века - времени, отмеченном постепенным отходом многих российских мыслителей от традиций абстрактных философских доктрин и идеологических теоретических конструкций, а также ростом влияния философии позитивизма, вызванной блестящим развитием научной мысли и передовых открытий в естествознании и науках об обществе. В передовой интеллектуальной среде процветает культ научного знания. Вера в безграничные возможности науки становится характерной для представителей различных политических течений России конца XIX - начала XX века, в том числе, и среди социал-демократов, о чём свидетельствует живой интерес к естественнонаучным проблемам со стороны многих известных марксистов - А.А. Богданова, В.А. Базарова, Я.А. Бермана, Н. Валентинова, С.А. Суворова, П.С. Юшкевича, М. Горького. А.А. Богданов неоднократно подчеркивает своё близкое знакомство с идеями представителей этого направления философии - О. Конта, Г. Тарда, В. Вундта, Е.В. де Роберти, многие из которых были авторами значительных открытий в различных областях естественных наук. Учёному импонировали положения позитивизма о научной обоснованности, доказательности теоретических знаний, переключении внимания с должного на сущее, усилении акцента на анализ фактов, фактического материала, а также его внимание к возможностям процесса познания.

Во многом, преобразующая функция философского знания по отношению к окружающей действительности приобрела доминирующее значение в мировоззрении А.А. Богданова именно благодаря влиянию позитивистской школы. Скорее всего, именно здесь находятся истоки богдановского подхода к изучению человека, в первую очередь, с точки зрения его социальных характеристик. Традиции такого подхода прослеживаются в дальнейшем на протяжении всего творчества мыслителя.

Многие исследователи считают самого А.А. Богданова виднейшим представителем позитивизма в России конца XIX - начала XX века. Так, Т.Г. Кульсеева, подчёркивая выдающуюся роль А.А. Богданова среди «марксиствующих позитивистов», называет его первым среди них, так как он единственный из них создал целостную философскую концепцию - эмпириомонизм, провозгласив верховенство опыта в процессе познания и преодолении ограниченности расколотого мышления.

В частности, на разработку А.А. Богдановым теории отчуждения человека и выделения его из окружающего мира вследствие культивирования авторитаризма и распада общества в результате специализации опыта, явно повлияли позитивистские взгляды О. Конта на общественное развитие. И хотя А.А. Богданов редко на него ссылался, в его взглядах часто звучат идеи О. Конта о достижении единства общественного сознания, преодолении политического и нравственного кризиса цивилизации на основе объединяющей социальной доктрины. На знакомство учёного с идеями О. Конта указывает то, что ознакомление с идеями позитивизма без знания взглядов его виднейшего представителя невозможно. Учитывая огромный объём и направленность исследовательского интереса А.А. Богданова, а также то, что он прекрасно разбирался в идеях позитивизма, об этом можно говорить наверняка.

Влияние взглядов О. Конта на формирование мировоззрения А.А. Богданова отмечает и Н.А. Кузьминых, которая, помимо значительного сходства взглядов мыслителей по самым различным проблемам, отмечает поразительное сходство их жизненного пути, черт характера, направленности научных интересов и общественной позиции, и даже научной судьбы их теорий. Основные черты мировоззрения О. Конта и А.А. Богданова настолько близки и сходны, что это даёт возможность Н.А. Кузьминых утверждать, что многие идеи А.А. Богданова вполне отчётливо просматриваются в связи с идейным наследием О. Конта. Современные исследователи делают вывод, что его можно считать одним из идейных предшественников А.А. Богданова.

Говоря о влиянии позитивизма, на формирование философских взглядов А.А. Богданова, необходимо обратить внимание на ту роль, которую сыграли его знакомство и творческое восприятие взглядов представителей второго этапа развития позитивизма - Э. Маха и Р. Авенариуса в работах «Анализ ощущений и отношение физического к психическому» и «Критика чистого опыта». Они оказали огромное влияние на целое поколение российских социал-демократов. Эта разновидность позитивизма, известная под названием эмпириокритицизма, развивалась на почве передового естествознания и новейших форм философской критики. Их идеи в изложении Э. Маха, по единодушному мнению исследователей творчества А.А. Богданова, включая В.И. Ленина, оказали значительное воздействие на формирование богдановской методологии познания - эмпириомонизма.

Э. Мах - мыслитель, с творчеством которого научная судьба накрепко связала А.А. Богданова, одной из целей своей теории видел построение «единого монистического здания» науки, путём разложения всего мира на элементы, причем основной задачей науки ставил изучение соединений, связей, взаимозависимостей его «однородных элементов». Близость его идеям стала краеугольным камнем в фундаменте будущих обвинений учёного. Несомненно, А.А. Богданов высоко оценил и взял на вооружение методологию эмпириокритицизма, в дальнейшем развив её. Категория сходства, по подобию аналогии у Э. Маха, была выдвинута им в противовес господству категории причинно-следственной связи - «действующей причины» схоластов. Эмпириокритикам российский философ обязан, в первую очередь, созданием эмпириомонистического научного аппарата, с помощью которого он преодолел дуализм субъекта - объекта в единстве опыта. В частности, в механизме обработки внешних воздействий сознанием человека, он усматривал надындивидуальную родовую особенность человека, которая оттачивалась веками опыта познания. Всё это отличалось от марксистско-ленинской теории познания, определяющей познание как отражение внешнего мира в сознании человека.

Многие, особенно ранние критики философских взглядов А.А. Богданова, начиная с В.И. Ленина, нередко причисляли и отождествляли их с эмпириокритицизмом. Необходимо согласиться с возражением Д.Н.Козырева против ставшего обычным взгляда на философию А.А. Богданова как на разновидность эмпириокритицизма, так как русский марксист пользовался его методологическим аппаратом в сугубо инструментальных целях, руководствуясь общей для позитивистов иллюзорной надеждой снятия при помощи научной методологии сложнейших и, видимо, вечных гносеологических проблем.

Говоря о влиянии идей эмпириокритицизма на рождение эмпириомонизма Богданова, Т.Г. Кульсеева утверждает, что от эмпириокритицизма, «как наиболее строгой из существующих форм позитивизма А.А. Богданов берёт за исходную точку «критику опыта» как антитезу физического и психического типов связи элементов опыта». Этим А.А. Богданов отвечает на проблемный вопрос - действительно ли эти типы связи совершенно несводимы ни один к другому, ни оба к третьему, и откуда их различие. Творчески разрабатывая теорию эмпириокритицизма, он заменяет ощущения субъекта у Э. Маха практикой, а именно - коллективным «опытом», чем пытается преодолеть субъективный идеализм, свойственный системам эмпириокритиков и эмпириосимволистов. При этом, уходя от идеализма, он преобразует маховские «нейтральные элементы» опыта в чувственно-практические «элементы» - «кристаллы социальной активности, образуемые в потоке труда-опыта». Этим преобразованием А.А. Богданов утверждает монизм своего подхода к объяснению окружающего мира через активно- преобразующую позицию человеческого сознания. Эта мысль подтверждается мнением, хотя и критического свойства, И.С. Нарского по поводу создания богдановского монизма: «Ради этого он отождествил физическое и психическое через отбрасывание всякого различия между содержанием и формой в «опыте», между действиями и их осознанием в практике и, наконец, между общественным бытием и общественным сознанием в коллективном производстве. Вместо диалектического единства природы и общества Богданов предложил их полное тождество». Несмотря на критический строй данного замечания, оно вполне точно определяет сущность эмпириомонистической конструкции. И, если откинуть приверженность монизму в качестве смертного греха, можно считать данное замечание верным.

Говоря об источниках формирования философской системы А.А. Богданова и, прежде всего эмпириомонизма и тектологии, нельзя абстрагироваться от объективных социально-исторических условий, в которых формировался учёный, революционер, философ. Обстановку в науке можно охарактеризовать её тем, что теория на рубеже XIX - XX веков настоятельно ставила следующие задачи:

- дальнейшее развитие человеческих знаний, исходя из выявления, развития и практического применения всеобщих общеметодологических принципов и закономерностей. В этом контексте выделялись несколько направлении поиска: марксистский вариант применения гегелевской диалектики в области истории человеческого общества; естественнонаучный подход, характеризующийся объединением наиболее общих методов различных наук и попытками создания интегрированной науки; а также путь философского объединения отдельных наук, их принципов и закономерностей на основе философских течений, отличных от диалектического материализма. Именно последний подход блестяще продемонстрировал А.А. Богданов в своей тектологии;

- создание прогностической модели будущего, поскольку усложнившееся процессы, происходящие в человеческим обществом, глобальные катастрофические последствия которых в виде всеобщих диспропорциональных кризисов мировой и национальных экономик, мировых войн и революций, которые начали угрожать самим основам существования человечества.



← предыдущая страница    следующая страница →
1234567




Интересное:


Немецкая классическая философия: Кант, Фейербах, Гегель и другие представители
Социальная философия как интегратор социогуманитарных наук в системно-целостном изучении личности
Марксизм или постмодернизм – упразднение или возрождение философии
Социальный гуманизм Томаса Манна: взаимосвязь культуры, политики и гуманизма
Гносеологические и онтологические основания философии Н.А. Бердяева и их специфика
Вернуться к списку публикаций