2012-10-24 16:35:25
ГлавнаяФилософия — Всеобщая организационная наука как праксеологический итог развития философских воззрений А.А. Богданова



Всеобщая организационная наука как праксеологический итог развития философских воззрений А.А. Богданова


Тектологию справедливо называют венцом философской системы А.А. Богданова, теоретическим воплощением его мировоззрения и активной жизненной позиции. Само название тектология говорит само за себя - наука о строительстве, об организации. Направленность на социальную практику, служение обществу, оптимальная организация жизни людей - вот главные праксеологические постулаты организационной науки. Именно совершенствованию общественной практики были посвящены и наука, и философия, и жизнь самого А.А. Богданова. В тектологии учёный видел универсальную прикладную науку, позволяющую оптимально решать все жизненные задачи, встающие перед человеческим обществом. В понимании предначертания философии как средства, призванного изменять мир, именно К. Маркс был тем эталоном и ориентиром, чем определял свои цели и задачи учёный. А.А. Богданов не раздумывал, когда логика развития его взглядов требовала идти дальше своего учителя. Он был убеждён, что К. Маркс в современных условиях также мыслил бы уже по-другому.

Мысль К. Маркса о действительности как живой социальной практике, о практике как об объективном критерии истины и о предназначении философии не для объяснения и истолкования мира, а для активного преобразования мира, красной нитью проходит через всё творчество мыслителя. «Рассматривать мир явлений как социальную практику - значит видеть в нем поле коллективного труда, где сталкиваются человеческие активности и стихийные сопротивления, где человечество борется с природой и побеждает ее ценой непрерывных усилий, а порою и тяжелых поражений».

Идея науки, основанной на организационных принципах, родилась у учёного как закономерный итог его творческого развития. В период работы над первой книгой «Тектологии» Богданов разрабатывает вопросы о месте тектологии в ряду научных и теоретических знаний, о соотношении её с философией. Взгляд на эту проблему был сформирован им ещё в период создания эмпириомонизма. Сущность этого соотношения была выражена Богдановым следующим образом: «... философия, как таковая, потеряла для меня реальный интерес: она - временное и несовершенное объединение опыта, которое должно уступить место высшему научному его единству. Потребность в организационной науке давно уже чувствуется. Возникают и развиваются частичные, прикладные науки этого рода: об организации мастерской, об организации фабрики ...». В социальной практике, в коллективном труде он видел корни своей всеорганизационной точки зрения. Сам А.А. Богданов так кратко выразил суть своей науки: «дело идет о преобразовании мира, об изменении его форм. Что такое эти формы? Они результат различного сочетания тех же активностей - сопротивлений, они их «комплексы» или «системы». В непрерывном взаимодействии, то, разрушая друг друга, то, заново комбинируясь, они сменяются и развиваются. Эта смена регулируется законом подбора: исчезают формы «менее приспособленные», удерживаются «более приспособленные» к своей среде. А более приспособленные - это значит более организованные, те, которые соединяют более значительную сумму активностей - сопротивлений в более стройном сочетании».

«Тектология» как вершина творчества мыслителя, может быть понята лишь в свете тех работ, которые ей непосредственно предшествовали. Ведь многие элементы будущей организационной науки явно просматриваются и упоминаются уже в ранних работах учёного. Среди них можно выделить «Основные элементы исторического взгляда на природу» (1899), в которой он рассматривал предметы как различные сочетания процессов и их связи с окружающей средой, а также структуру такого феномена как подвижное равновесие. «Эмпириомонизм» А.А. Богданова стал закономерным завершением и фундаментальным теоретическим обобщением его философских взглядов и научного мировосприятия. Именно в эмпириомонизме, как отмечалось выше, проступили основные подходы и глубинные философские основания будущей всеобщей организационной науки как выражения организационной точки зрения. Как образно выразился Р.К. Баландин об основополагающей идее тектологии А.А. Богданова: «при одинаковых затратах энергии и материалов можно создать или гениальную скульптуру, картину, конструкцию, или никчемное изделие, место которому на свалке. Одни и те же элементы при определенных условиях образуют сложнейшую биологическую молекулу, а могут остаться в виде разлагающегося мертвого тела или рассеянных компонентов. Разница колоссальная, и зависит она от степени организованности систем.

Именно «Тектология» заключает в себе окончательную кристаллизацию монистических взглядов ученого. Ко времени работы над своим трудом А.А. Богданов приходит к мнению о том, что неорганическая природа, жизнь, интеллект и общество подвержены влиянию и развиваются по одним тождественным законам, которые основаны на структурном сходстве различных сторон окружающей реальности. По его мнению, эти сферы должны рассматриваться как различные области и объекты исследования организационных процессов. Учёный долгое время искал объединяющее начало для объяснения единства окружающей действительности. Он уходит от энергетизма, который пытался использовать в качестве объединяющего принципа. Окончательно всеобщим монистическим принципом, отвечающим критерию универсальности, стал принцип организации.

Говоря о тектологии, необходимо определить её место в контексте развития мировой научной мысли, а также классификацию в «табели о рангах» человеческого знания. Существует множество мнений и ответов на этот вопрос. Прежде всего, нужно отметить позицию самого А.А. Богданова, который считал тектологию не теорией, а всеобщей организационной наукой эмпирического и междисциплинарного характера, поскольку к ней неприемлемы требования, предъявляемые к теории: в тектологии нет чётких формулировок, предпосылок в виде суждений, аксиом, категорий, доказательств их независимости.

А.А.Богданов считал, что тектологическое мышление нивелирует разнокачественность изучаемых объектов; оно характеризуется «именно тем, что обобщает и объединяет всё специализированное, берёт для себя материалом всевозможные элементы природы и жизни, чтобы их комбинировать, связывать одними и теми же методами, по одним и тем же законам».

Вопрос о положении тектологии Богданова в системе методологического знания не имеет однозначного решения. Имеется несколько точек зрения по этому вопросу. Многие исследователи солидарно с автором тектологии отстаивают именно научный характер тектологии. Так считает П.А. Плютто, для которого тектология А.А. Богданова - «теоретическая практика» - наука, развивающаяся в бесконечность - своеобразный «абсолют», наполняющийся «живой тканью» новых открытий, нового опыта. Е.Л. Петренко, трактующий тектологию как науку синтетического характера, по уровню и широте своих обобщений сопоставимой с философией, хотя и носящей опытный характер и допускающей экспериментальные методы исследования - своего рода «метафилософией», берущей на себя многие функции философии, но на совершенно новом качественном уровне. Методологический характер тектологии как универсальной науки об организации подчеркивает А.Н. Садовский, вычленяя тектологию из общего философского контекста взглядов мыслителя в силу её практической направленности и созидательного предназначения, отведя роль философской основы всеобщей организационной науки А.А. Богданова эмпириомонизму. Ю.А. Урманцев, говоря о междисциплинарности тектологии, ставит её в один ряд, после философии, математики и логики, как возникшую через тысячи лет после них и имеющую значительные отличия по предмету, решаемым задачам и эмпиричности. Натурфилософский характер тектологии как произведения системного подхода и его надцисциплинарную направленность отмечают С.Н. Пустильник и Н.А. Кузьминых.

Существуют и иные характеристики труда философа, которые, утверждают, что тектология - это теория, а не наука, поскольку работе А.А. Богданова не хватает точной методологии и конкретного объекта для продолжительных эмпирических исследований, чем должна обладать наука. Другая точка зрения рассматривает тектологию как всеобщую концепцию развития, регулирующую представления о мире, как органическом целом, созданном в натурфилософских построениях, в которой органично соединены идея эволюции и системный подход. Данные мнения вполне имеют право на существование, если оценивать всеобщую организационную науку, исходя из строгих критериев, предъявляемых к науке, ведь тектология была далеко не законченным учением.

Сам же А.А. Богданов оценивал своё создание как науку, «средство решения задач практических и познавательных. Как наука она характеризуется, во-первых, способом постановки этих задач - они берутся как организационные (или дезорганизационные); во-вторых, способом их решения - он идет через организационный анализ к организационному синтезу. Так как все задачи могут ставиться и решаться таким образом, то она является наукой наиболее общей. А вследствие этого у нее нет своего особого поля: ее поле охватывает области всех других наук, так что они все вместе образуют ее базу, ее необходимую опору, без которой тектология не была бы возможна». Этим способом постановки задач, а также спецификой решаемых вопросов, не свойственных для специальных наук, по его мнению, и определяется место тектологии среди них. «Основное значение тектологии - в самой общей постановке вопросов. Отсюда легко устанавливается отношение к тектологии к специальным наукам: объединяющее и контролирующее. ... методы всех наук для тектологии - только способы организации материала, доставляемого опытом; и она исследует их в том смысле, как и всевозможные методы практики,» - отмечал он.

Для А.А. Богданова тектология по отношению к специальным наукам выполняет интегрирующую функцию. В своём труде учёный отстаивает роль тектологии как обобщённой методологии наук всех трёх циклов человеческого знания: математического, естественного и социального. По его мнению, «сама тектология - единственная наука, которая должна не только непосредственно вырабатывать свои методы, но также исследовать и объяснять их; поэтому она и представляет завершение цикла наук». Учёный постоянно доказывает всеобщность тектологии, раскрывая положения организационной науки на основе многочисленных примеров проявления организационных процессов в самых различных сферах окружающего нас мира и используя данные самых различных областей научного знания, человеческой деятельности, явлений живой и неживой природы.

Из своеобразно понимаемых им задач организационной науки вытекает его решительное и бескомпромисное отношение к философии как предшественнице тектологии, сыгравшей свою историческую роль в собирании организационного опыта человечества. Данная точка зрения отражает стержневые идеалы учёного: изменение мира, созидание, активная человеческая практика под знаменем передовой науки. Подобно «Новому Органону» Ф. Бэкона, А.А. Богданов с помощью тектологии мечтал в корне изменить положение человека в природе. Исходя из принципа экономии, философия была отстранена им от этого процесса: «если тектология есть наука, то она обязана изучать только явления, их связь и закономерность, а прочее предоставить философии. Она даже не опровергает этих философских понятий; но в решении ее задач их некуда поместить». Такая трактовка философии основывается прежде всего на том предназначении, которое провозгласил А.А. Богданов задачей своей науки, а оно коренным образом отличается от созерцательного характера традиционной философии и её нацеленности на объяснение вместо активно-практической направленности. Здесь явно просматривается смещение акцента научного творчества учёного в сторону разработки прикладного характера философии.

Философия, по мнению А.А. Богданова, стремилась к универсальному объяснению существующего, универсальному руководству жизнью. Это были задачи всеобщего масштаба, но в них не заключались идеи всеобобщающего метода, равно относящегося к любым частным задачам. Её неисправимый недостаток учёный видел в том, что для неё традиционно теория и практика принципиально различны по методу и не допускают сведения к единству. Говоря о соотношении тектологии и философии, А.А. Богданов подчёркивает его исторический акцент: «В своей объединительной работе философия не раз предвосхищала широкие научные обобщения; самый яркий пример - идея неуничтожаемости материи и энергии. В этом смысле философия является и предтечей тектологии».

Коренное отличие своей организационной науки от философии А.А. Богданов видел также в возможности и необходимости точной опытной проверки её гипотез, которая невозможна в философии. «Для тектологии постановка планомерных экспериментов - вещь совершенно необходимая в ее развитии. Более того, эти эксперименты, как мне приходилось указывать, давно уже делались и делаются».

Для тектологии единство опыта не «находится», а создается активно-организационным путем. Поэтому философии как надстройке по отношению к научному знанию в её прежнем традиционном понимании Богданов предрёк закономерную кончину в связи с дальнейшим развитием тектологии, которая с момента своего появления «стоит над нею, соединяя с ее универсальностью научный и практический характер. Философские идеи и схемы для тектологии - предмет исследования, как всякие иные организационные формы опыта». Дальнейшую перспективу развития системы знаний Богданов видел в масштабах, превосходящих масштабы философии.

В наши дни необходимость философии доказывается необходимостью объяснять всё возрастающее многообразие и богатство окружающей реальности, поэтому сказать о том, что точка зрения Богданова на судьбу философии реализовалась, нельзя, хотя подобная идея живёт в тезисе модернизма об её отмирании. Сегодня, с высоты достижений цивилизации рубежа XX - XXI века можно сказать, что взгляд на мир как саморазвивающуюся по общим законам организованную систему, никем уже не ставится под сомнение, однако пока он еще не обрёл статуса методологического принципа преобразования окружающей действительности, а только робко нащупывает себе дорогу и отвоёвывает свои позиции.



← предыдущая страница    следующая страница →
123456




Интересное:


Ценностно-нормативные установки этики устойчивого развития (на примере Байкальской природной территории)
Глобализация и критика прогрессистской модели цивилизационного развития
Софиология во всеединстве Вл. Соловьева
Монархические идеи Л.А. Тихомирова
Целостность глобализационного процесса
Вернуться к списку публикаций