2012-10-24 16:23:26
ГлавнаяФилософия — Организационный подход А.А. Богданова в контексте развития современных системных исследований



Организационный подход А.А. Богданова в контексте развития современных системных исследований


Кроме того, он считает, что в более общем плане организационная наука А.А. Богданова получила дальнейшее развитие в общей теории систем Л. Берталанфи, кибернетике У.Р. Эшби, Н. Винера, В.М. Глушкова и А.Н. Колмогорова, синергетике И. Пригожина, Г. Хакена, и М. Эйгена. Если оставить за рамками дискуссии всё многообразие вышеперечисленных теорий, можно с определённой долей уверенности сказать о значительно вероятности знакомства и заимствования организационных идей А.А. Богданова хотя бы в определённой части этих концепций.

Можно выделить довольно широкую точку зрения на процесс развития системно-синергетического мировоззрения В.П. Шалаева, который объединяет под знаменем системной парадигмы довольно различные направления интеллектуального движения. Сюда он относит:

- естественнонаучные исследования, затрагивающие системно-синергетическую тему;

- философско-методологические идеи ведущих мыслителей, рожденные в поле взаимодействия философии с социогуманитарной и естественнонаучной традициями;

- исследования в области научно-методологической сферы, которые ориентированы на исследование современной парадигмы научного знания, но не связаны непосредственно с системно-синергетическим мироосвоением, хотя и содержат в себе некоторые её важнейшие элементы;

- специальные научные направления собственно системно-синергетической парадигмы, куда относятся разработки в области общей теории систем, кибернетики, синергетики и близко к ним стоящих направлений.

Существуют и иные мнения. Например, А.В. Луценко считает, что в силу направленного замалчивания работ А.А. Богданова в своём Отечестве и разовой публикации главного труда ученого за рубежом, его идеи не могли оказать никакого влияния на развитие системной методологии, хотя и считает тектологию «первой в мире методологией системного анализа». Поэтому, по его мнению, настоятельная потребность новой эпохи, которая требовала создания организационных методов исследования глобальных проблем и системного воздействия на всё усложняющиеся общественные процессы, привела, в итоге к топтанию на месте и «изобретению велосипеда» - то есть целые поколения учёных были вынуждены открывать заново открытия А.А. Богданова. По мнению исследователя, при сопоставлении тектологии с доминирующими сегодня в современной науке наиболее высокоэффективными методами системного анализа и прогнозирования - теориями систем, кибернетикой, синергетикой, можно сделать вывод о том, что все эти направления не только полностью оригинальные концепции, но при этом и частичные аналоги всеобщей организационной науки А.А. Богданова, наиболее близкой из которых является синергетика.

При спорности данного вывода, можно согласиться с утверждением А.В. Луценко о преждевременности причисления тектологии к пройденным этапам развития науки, поскольку она имеет преимущества при анализе исторической и социально-экономической обстановки и учитывает более обширный объём взаимосвязанных данных, характеризующих все стороны процесса развития исследуемого процесса или явления.

Тем не менее, то, что ведущие направления развития системной мысли имеют общие содержательные и структурные признаки с тектологией, отрицать трудно, хотя основатели данных направлений всеобщую организационную науку в качестве источников своих взглядов не упоминают.

Это можно сказать о кибернетике, созданной Н. Винером, У.Р. Эшби и их последователями, положения которой явно перекликаются с идеями тектологии. Нужно отметить предопределённость рождения кибернетики настоятельной потребностью, возникшей в первой половине XX века в синтезе научного знания и междисциплинарных исследованиях. Тем более, что предпосылок для этого было достаточно. Об этом говорят многие исследователи. Так, М.Н. Грачёв считает тектологию А.А. Богданова одной из таких предпосылок, наряду с другими фундаментальными исследованиями междисциплинарно-системного характера. Это же мнение можно встретить в Большой советской энциклопедии, в статье, посвящённой А.А. Богданову: «Некоторые положения тектологии предвосхитили идеи кибернетики». Подтверждением этому являются явные параллели между ключевыми понятиями тектологии и кибернетики, родственными по своему смыслу и значению: уровень «ингрессии» в тектологии и количество информации в кибернетике, сохранение тектологической границы и «гомеостаз» в кибернетике, широкое использование понятия обратной связи, прообразом которого является бирегулятор А.А. Богданова.

Кибернетика, как одна разновидностей системных учений, стоит особняком в аспекте соотношения с тектологией, поскольку само её название и идея управления возникли несколько ранее всеобщей организационной науки А.А. Богданова, поэтому многие исследователи считают последнюю предвестницей кибернетики с оговоркой. Так, по мнению Н.Н. Моисеева и С.Н. Пустильник, тектология значительно шире кибернетики, хотя в ней и существует перечень вопросов, которые тектология не перекрывает. Другой аспект взаимосоотношения тектологии и кибернетических идей отстаивает А.Л. Тахтаджян, исходя из того, что тектология, по его мнению, максимально универсальна, занимается наиболее общими законами строения и развития: «тектологические построения носят эмпирически-содержательный, а не формально-математический характер».

Другое мощное направление развития системного мировоззрения - различные варианты общей теории систем, первый из которых создал Л. фон Берталанфи. В дальнейшем современные исследователи, среди которых немало и отечественных учёных, разрабатывали свои разновидности данного направления системных исследований. Их сравнение с основополагающими чертами тектологии А.А. Богданова выявляет немало общих компонентов таких, как: возможность описания всех объектов как организации или системы; трактовка целостности как исходного качества объектов, исследование формально одинаковых отношений, проявляющихся в объектах различной природы; провозглашение родственности с теорией вероятности - Л. фон Берталанфи, математикой - А.А. Богданов, универсальность законов как предмета нефилософской теоретической дисциплины, стремление расширить эмпирическую науку в единую общую науку.

Отмечаются и другие общие идеи, составляющие основу данных концепций, например, динамическое равновесие в тектологии и стремление системы к стационарному состоянию в общей теории систем, а также сохранение системы в виде подвижного равновесия. Эти общность и значительное сходство в деталях приводит многих исследователей к мысли о том, что создатель общей теории систем Л. фон Берталанфи был знаком с тектологией и не мог быть свободен от её влияния. Эту довольно убедительную точку зрения отстаивают такие исследователи как А.Л. Тахтаджян, А.А. Малиновский, Н.Н. Моисеев и С.Н. Пустильник. Другие, как Ю.А. Урманцев, отрицая тождество данных научных направлений, всё же признаёт существование между ними отношений пересечения и взаимодополнительности, считая тектологию наукой значительно более широкой по своему предмету и содержанию, так как она может как и физика, химия или биология, включать в свой состав ряд дисциплин и множество теорий тектологического характера, таких как кибернетика, системотехника, информатика, теории управления, принятия решений, автоматов, игр, катастроф, массового обслуживания, исследования операций; функциональных, обучающихся и самообучающихся, самоорганизующихся и самовоспроизводящихся систем.

Во многом организационный аспект и системные закономерности, выделенные в тектологии, широко представлены в положениях и идеях теории коэволюции, смысл которой можно представить как учение о веренице последовательно сменяющих друг друга, взаимно обусловленных, нерасторжимых согласованных изменений, которые могут происходить на различных ярусах организации живых систем. В этой связи существует точка зрения, что идеи тектологии можно рассматривать как предвидение идеи коэволюции.

В доказательство этого А.П.Огурцов выделяет в организационной науке А.А. Богданова ряд идей, близких идеям коэволюции частности, понятие «организованного комплекса», с которыми имеет дело и коэволюция, идея конъюгации и регулирующих механизмов, идея комплекса - процесса как подвижного, динамического равновесия, идеи дополнительной связи и бирегулятора, обычно трактовавшейся как предвидение принципа положительной обратной связи, идею дополнительных взаимоотношений между различными системами, которая раскрыта в тектологии при анализе фаз тектологического процесса и их смены. По его мнению, обращение к тектологии А.А. Богданова может существенно обогатить анализ коэволюционных изменений, восполнить идею коэволюции исследованием универсальных форм и способов организации, в том числе и организации коэволюционных изменений.

Очень многое роднит тектологию и с появившимся в 80-е годы мощным направлением системной методологии - синергетикой, которое сконцентрировало в себе всевозможные аспекты развития сложных систем различной модальности в виде самоорганизации. Причём, данное направление системных исследований особо отличается в смысле имеющихся общих идейных связей с тектологией.

В первую очередь, сходство сосредоточено в исследовании общих принципах самоорганизации сложных систем. В.П. Шалаев считает взаимосвязь синергетики и тектологии очевидной, поскольку последняя глубинным образом разработала идеи организации и самоорганизации как высших принципов мироздания. «При этом есть все основания утверждать, что основные идеи синергетики, сформулированные в 60-70 годы XX столетия И. Пригожиным и Г. Хакеным, в том числе и идея самоорганизующегося мира, были во многом предвосхищены русским ученым. Интересно в этой связи, что у данных западных исследователей нет нигде ссылок на тектологию».

Особую роль тектологии в формировании и развитии синергетики отстаивает Н.Н. Моисеев, который определяет тектологию как естественную составляющую теории самоорганизации. Он видит в тектологии своеобразное введение в эту теорию, в её методологическую основу. В качестве доказательства автор отмечает ряд научных достижений А.А. Богданова, которые представлены в парадигме синергетики - изоморфизм физических, биологических и социальных законов, определяющих эволюцию разнородных систем, рассмотрение динамики возможных изменений организаций под действием внешних или внутренних воздействий, опыт приложения общих рассуждений об особенностях организационных структур и организационной деятельности к конкретным вопросам общественного развития.

Последний аспект сходства тектологии А.А. Богданова и синергетики отмечает и Г.И. Рузавин, подчёркивая качественное отличие эволюции социальных систем от природных: так как «в системах живой природы приобретенные признаки генетически не передаются будущим поколениям, тогда как в социальных системах передача исторического опыта, которую иногда называют «социальной памятью», составляет важнейшее условие их дальнейшего развития. ... В результате этого социально-экономическая и культурная эволюция происходят значительно более быстрыми темпами, чем эволюция природная». Хотя, по его мнению, не смотря на это различие, в основе эволюции социальных систем лежит также процесс их самоорганизации, который при определенных условиях наблюдается даже в простейших системах неорганической природы.

Сегодня можно говорить о влиянии идей тектологии на процесс формирования стиля и культуры современного мышления. Так, Л.И. Абалкин считает её: во-первых, предвосхищением или предчувствием рождения новой системной парадигмы в целом, и, во-вторых, предтечей рождения теории систем и кибернетики, отстаивает интегрированность выводов всеобщей организационной науки в эти направления системного мировоззрения. Он отмечает специфичность влияния тектологии на современную науку: «Можно с уверенностью утверждать, что тектология А. Богданова - прямо или косвенно во многом предопределила современный способ научного мышления, что проявляется в большинстве школ и направлений наук социально- экономического цикла. Неумение мыслить системно, попытки вырвать изучаемые процессы из их связей воспринимаются сегодня не иначе, как показатель низкой культуры мышления, непрофессионализма».

Можно сказать, что и сегодня всеобщая организационная наука А.А. Богданова оказывает определённое влияние на развитие и разработку системной методологии. Примером этого является разработка В.П. Шалаевым концепции системно-синергетической парадигмы и связанного с ней мировидения, которое, по его мнению, носит естественно-исторический, характер и является одним из наиболее адекватных сложившемуся состоянию дел в науке и социальной практике. Причём истоки этой парадигмы учёный видит в естественнонаучной области, где она представлена наиболее развитыми методологическими формами, одной из которых, наряду с общей теорией систем, кибернетикой, теорией универсального эволюционизма, синергетикой и их различными модификациями, является тектология».

В конце двадцатого столетия успехи системных исследований и, прежде всего кибернетики и синергетики, изменили отношение многих представителей науки к тектологии. Часть исследователей отмечает фундаментальность характера обобщающих идей тектологии, а также их большую научную и практическую ценность, а также широкое использование отечественными системологами языка тектологии, управления и организации различных систем, который прочно вошел в сознание и ученых, и управленцев. Другие обращают внимание на масштабы системного движения, возникшего в России в 70-х годах 20 столетия в виде построения различных вариантов теории систем и разработки методологии системного подхода в отечественной философии как свидетельство серьёзных достижений российской системной школы. Третьи отводят труду А.А. Богданова роль мощнейшего катализатора в дальнейшем развитии сложившейся к началу XX столетия системе научной методологии, поскольку рождение тектологии, по его мнению, послужило прямой или косвенной причиной последующего лавинообразного рождения, роста и развития множества самых различных междисциплинарных системных наук и теорий - числом около 50-ти.

При сравнении сегодняшнего уровня системных исследований и тектологии, в заслугу учёному можно поставить и то, что свою науку он создавал в условиях качественно иного состояния науки. Так, отмечается «самое удивительное в работе Богданова, то, что он, не имея достаточного еще эмпирического материала, которым располагает современная наука, утверждал изоморфизм физических, биологических и социальных законов. Это, было, конечно, гениальное прозрение, нарушавшее традиционные марксистские, да и другие философские воззрения, рожденные классическим рационализмом эпохи Просвещения.».

Например, В. Садовский характеризует организационную науку А.А. Богданова как интегративное явление, вобравшее в себя идеи и положения нескольких периодов системного мышления, в частности - теорию открытых систем, кибернетику, теории неравновесности, необратимости и самоорганизации. Отдельные исследователи дают высокую оценку методологическому потенциалу тектологии, вследствие чего, и сегодня тектология осталась непревзойденной по своей стройности, глубине и широте построения.

Систематизируя имеющиеся на сегодня оценки научных взглядов А.А. Богданова, необходимо сказать, что мнения современных исследователей на его творчество разнообразны, порою расходятся в трактовке его взглядов в сравнении с другими системными учениями. Однако эти оценки сходятся в том, что системная методология учёного - это величайшая веха на пути развития всеобщей методологии науки, причём веха изначальная. Можно сказать, что основные понятия и идеи тектологии проросли в едином организме науки.

Говоря о дальнейших перспективах развития системного мировоззрения, нельзя не сказать о методологическом потенциале и научной ценности тектологического наследия Богданова в этом процессе. Сегодня дальнейшие задачи развития системной парадигмы в научном сообществе видятся в форме нескольких основных задач. Во-первых, это задача систематизации и объединения всего многообразия существовавших ранее и существующих ныне теорий организации и системных концепций, а также областей научного знания, где хотя бы частично разрабатывались данные проблемы, в какой-либо форме тщательного всестороннего многофакторного анализа. Несомненно, тектология А.А. Богданова также должна быть по достоинству оценена в подобном исследовании. Во-вторых, это может быть задача создания всеобщей теории мировой организации, которая вобрала бы в себя законы, механизмы и положения системно-организационных исследований, получивших подтверждение. Думаю, что тектологический подход и его основные принципы организации, мог бы получить в этой трактовке адекватную оценку и применение.

Завершая рассмотрение научно-методологического значения всеобщей организационной науки для формирования и развития сегодняшнего системного мировоззрения, необходимо отметить довольно высокое качество научного труда учёного даже в сравнении с сегодняшними системными разработками, которое отмечается многими исследователями.

Рассматривая содержательно-исторический аспект системно-организационного значения всеобщей организационной науки, можно выделить точную характеристику исторического значения тектологии в процессе развития системного мировоззрения, данную В.П. Шалаевым:

• тектология на рубеже XX-XXI веков может быть признана исторически первой наиболее организованной формой системно-синергетического мироосвоения;

• многие из ее элементов (в том числе идеи организации и самоорганизации) предвосхитили научные смыслы и проблемное поле системно-синергетических исследований середины - конца XX века;

• наиболее важной особенностью тектологии, явилась, предпринятая ею попытка синтеза практических и теоретических функций научной методологии в целом, особенно актуальная сегодня, в связи со встающими в полный рост глобальными проблемами человеческого существования.

Подобная оценка идей тектологии сегодня характерна в связи с возрастанием потребности в научной методологии для адекватного отражения, прогнозирования текущей реальности, и планирования общественной практики.


Выводы по статье:

1. Тектология Богданова явилась закономерным этапом формирования системного мировоззрения, вызванного к жизни потребностями усложняющегося человеческого общества, а также возникновением глобальных проблем планетарного масштаба, оказывающих влияние на развитие и будущее человечества

2. Возникновение тектологии является не случайным научным открытием Александра Богданова, а вполне предсказуемым этапом в процессе эволюции системной методологии науки, рождение которой было подготовлено предыдущим ходом развития естественных наук и философских теорий. Его направленность была гениально уловлена российским учёным, который сумел воплотить предпосылки системного направления научного развития в виде законченного организационного учения.

3. Место тектологии Богданова в ряду других системных теорий заключалось в том, что она стала первой в истории масштабной попыткой создания универсальной научной методологии человеческой практики и познания, вобрав в себя богатый потенциал предыдущих попыток создания системных концепций.

4. Всеобщая организационная наука Богданова в настоящее время имеет важное значение для развития современных системно-методологических концепций, логическим продолжением которых является в перспективе создание мощной, целостной и разработанной всеобъемлющей системной парадигмы, позволяющей глобально решать конкретные проблемы человеческой практики и познания.


Тарент Игорь Геннадьевич



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


Личность Владимира Соловьёва и её влияние на становление философии всеединства
Идейно-теоретические и социокультурные предпосылки тектологии А.А. Богданова
Природа морали и её основания в этических учениях А. Шефтсбери, Ф. Хатчесона, Д. Юма
Динамика базовых структур социума и процесс глобализации
Философия всеединства Вл. Соловьева как открытая система
Вернуться к списку публикаций