2012-01-28 19:56:32
ГлавнаяФилософия — Монархические идеи Л.А. Тихомирова



Монархические идеи Л.А. Тихомирова


Очень большое внимание должно уделяться, по мнению Л.А. Тихомирова, воспитанию наследников престола. Здесь не может быть каких- либо чётко установленных правил, ибо воспитание любого ребёнка вообще зависит от множества субъективных факторов. Но для наследников престола можно указать несколько обязательных правил самого общего характера. Будущий государь должен получить «внимательное религиозное воспитание». Это вытекает из того огромного значения, которое для монархии играет религия, и о чём уже неоднократно говорилось. Вторым по значению фактором, на взгляд Тихомирова, является создание вокруг наследника «доброй обстановки». Это без сомнения важно для воспитания любого ребёнка, а тем более для становления будущего вершителя судеб миллионов людей. И наконец, для будущих государей особенное значение всегда имеет физическое воспитание и развитие у них мужественности, что на практике, констатировал Л.А. Тихомиров, всегда соблюдалось большинством царствующих домов.

Тихомиров исследовал так называемые «царские принципы», то есть правила, которых должны придерживаться в своей деятельности монархи. При этом он не затрагивал мелкие правила поведения, которые порой рекомендуют монархам: приветливость в обращение, молчаливость, соблюдение церемониала и этикета и т.д. Те принципы, о которых говорит Тихомиров, «относятся уже не к пользованию субъективными способностями, а к общему всем царям несению Верховной власти». К царским принципам Тихомиров относил:

1) самообладание;

2) умеренность;

3) следование долгу;

4) справедливость;

5) законность;

6) сознание своей безусловной необходимости для нации;

7) непосредственное общение с нацией;

8) стремление к прогрессивной эволюции своей власти.

Значение личности монарха огромно, царствует над миллионами, управляет всеми правительственными силами. Но чтобы управлять, другими необходимо уметь управлять собой. В этом смысл и значение принципа «самообладания» для монарха.

В руках монарха огромная власть, очень легко ею злоупотребить. От этого может в определённой степени гарантировать «умеренность».

Главным принципом Тихомиров считает «следование долгу». Монарх по своей идее есть избранник и слуга Божий. Поэтому в правлении он должен быть свободен от личных побуждений, и стремиться к исполнению Высшей воли, которая диктуется ему посредством нравственного идеала нации.

Монарх должен быть «справедливым» вопреки не только личному неудовольствию, но и, по мнению Тихомирова, соображениям милосердия (милосердие у Тихомирова вообще не дотягивает до уровня царского принципа). Тихомиров не уточняет какую справедливость он имеет ввиду. Но из контекста следует, что это скорее справедливость как нравственная категория, а не формально-юридическая.

Долг и справедливость диктуют монарху требование «законности», то есть необходимости соблюдать свои законы.

Вышеназванные принципы, без сомнения, можно считать правилами для поведения монарха. Они тесно связаны с христианскими добродетелями и автоматически вытекают из самой сути исследовательского подхода Тихомирова. Для него факт существования Бога есть метод и предмет исследований, опосредованный применительно к государственным явлениям. Поэтому, для него естественны требования к монарху, вытекающие из христианских норм. Надо заметить, что в силу этого их исследование в таком контексте малопродуктивно. Монарх, как и любой человек, должен по мере сил стремиться к обладанию всеми христианскими добродетелями, закрытый же их перечень неизбежно обладает субъективностью, то есть основан не на научных оценках, а на личном подходе. Это мнение Тихомирова, а отнюдь не истина. Почему он считает милосердие второстепенным для монарха принципом, тогда как мыслители первых веков существования Русского государства постоянно обращали внимание именно на это качество князя, государя? Это можно сказать и о многих других добродетелях.

«Сознание своей безусловной необходимости для нации» действительно очень важный принцип, но нет необходимости рассматривать его отдельно, так как он вытекает из требования исполнения долга. Монарх обязан осуществлять свою Верховную власть - это ему диктует нравственный идеал нации. Но Тихомиров ничего не говорит о том, что должен делать монарх в случае потери нацией своего нравственного идеала. Возможно ли в этом случае добровольное отречение от трона? Ведь в этом случае монарх теряет источник своего долга - нравственный идеал народа.

Следующее правило, - «непосредственное общение с нацией», - может быть названо царским принципом лишь с большой натяжкой. Это скорее не правило, которое монарх должен соблюдать постоянно в своей деятельности, а отдельная сфера его забот, определённая система мер, направленных к выяснению действительного духа нации, что, как было уже сказано, имеет первоочередное значение для монархии. По крайней мере, оно не однородно с такими, по сути, нравственными качествами как самообладание, умеренность, справедливость.

То же самое можно отнести и к последнему принципу. Естественно, что монарх должен стремиться вести монархию к усилению, расцвету, то есть, по Тихомирову, к самодержавию. Но это опять же, не правило поведения, а целенаправленная, постоянная деятельность.

Следующим, после выработки носителей верховной власти, направлением монархической политики Тихомиров называл «отношение к началу этическому и религиозному». Большое значение этого направления вытекает из самой сути монархии как носителя, как выражения нравственного идеала. Монархия может существовать, только сохраняя в себе этот нравственный характер. Поэтому монархическая политика должна быть направлена на сохранение и всяческое развитие этого начала в обществе.

Исходной точкой, при этом, по мнению Тихомирова, является независимость от государства источников общественной морали. Личность, по Тихомирову, является первичным элементом общественной жизни. Именно она создаёт общество и государство. Это положение Тихомирова противоречит материалистическому подходу к общественным явлениям, с точки зрения которых, как раз общество, общественная жизнь и создаёт человеческую личность. Но в то же время, оно полностью соответствует методологическому подходу самого Тихомирова. Человек - это создание Божие. Он существо свободное, изначально несущее в себе цели своей жизни и условия их достижения. Поэтому государство не должно предписывать человеку этих целей и условий, оно может лишь способствовать их реализации. Правила развития своей личности человек черпает в этике, которая по сути своей лишена принудительности, и в силу этого не может быть подчинена политике.

Далее, как уже говорилось, по мнению Л.А.Тихомирова, именно религия даёт то или иное наполнение нравственности общества: «Нравственное чувство лишь находит себе в обществе известное помещение, но само по себе, по природе своей, есть не общественное, а религиозное». Нравственность, таким образом, является как бы связующим звеном между политикой и религией, то есть именно от характера религиозных верований зависит внутреннее содержание монархии, а значит её сила, жизненность. Следовательно, монархическая политика должна быть направлена на обеспечение «прогрессивной эволюции религиозного сознания народа», ибо это и саму монархию ведет по пути прогрессивной эволюции.

Исходным положением для монархической политики при этом должна являться независимость религии как источника нравственности от государства. Может показаться, что Тихомиров несколько нарушает логику своей мысли. Религия должна быть независима от государства не потому, что она источник общественной морали, а как раз наоборот - мораль свою самостоятельность приобретает благодаря своему источнику. А независимость религии проистекает из того факта, что она есть способ приобщения человека к Богу. И именно этот Вечный Источник придаёт независимость и религии, и этике и делает свободным человека. Но Тихомиров говорит о независимости религии не в абсолютном смысле, а с точки зрения задач монархической политики.

Далее, религия всегда создаёт некую религиозную общину, поэтому неизбежно встаёт вопрос об отношениях между государством и этой коллективностью (церковью). Поэтому вопрос об отношении государства к религии чаще всего приобретает вид государственно-церковных отношений.

Вообще, в истории Тихомиров видел три вида отношений государства к религии и религиозным общностям.

«1. Превращение верховной государственной власти в центр религии. Тут происходят различные степени обожествления монарха. Наиболее типично такое отношение в языческих государствах. В христианских же оно проявляется в различных степенях так называемого цезаропапизма.

2. Полную противоположность этому типу государственно-религиозных отношений составляет подчинение государства церковным учреждениям. Сюда относятся различные формы жрецократии, иерократии, папоцезаризма. Здесь, в сущности, нет монархической власти (Тихомиров считает это одной из форм аристократии).

3. Третий тип отношений составляет союз государства с Церковью, который достигается подчинением монарха религиозной идее и личной принадлежностью к церкви, при независимости его государственной верховной власти. Это можно назвать истинным выражением теократии (а не иерократии), то есть владычеством Бога в политике посредством царя, Богом (а не церковной властью) делегированного».

Таким образом, монархическое государство, имея огромную потребность в этике, должно уважать религиозные верования народа и его Церковь (далее речь идёт о христианской Церкви). Церковь - это духовный союз верующих, неподчинённых никому кроме Бога. Иначе, как абсолютно верно заметил Л.А. Тихомиров, она фактически перестаёт быть Церковью в христианском смысле, и не сможет «рождать ту высокую этику, из- за которой она и дорога государству». Таким образом, государство должно обеспечивать полную самостоятельность Церкви в духовной сфере.

Но государство, нуждаясь в самостоятельности Церкви, соприкасается с ней во многих сферах общественной жизни. Естественным является вывод, что в этих случаях государство должно «строить государственное дело на основе, даваемой Церковью», иначе неизбежна борьба между ними, которая закончиться потерей церковной самостоятельности. Но речь идёт именно об «основах», о духовном воздействии Церкви на человека и его социальную организацию - государство. Государство по своей сути и своему назначению не может отказаться от верховенства в экономических, политических, гражданских и т. п. областях, иными словами в сферах, лежащих за пределами духовного.



← предыдущая страница    следующая страница →
1234567891011121314




Интересное:


Научная концепция времени - поиск методологии
К критике этики дискурса
Природа ценности и ценность природы
О русской идее в прошлом и настоящем
Софиология во всеединстве Вл. Соловьева
Вернуться к списку публикаций