2012-01-28 19:56:32
ГлавнаяФилософия — Монархические идеи Л.А. Тихомирова



Монархические идеи Л.А. Тихомирова


Верховная власть руководит действиями государства. Поэтому, хотя обязанности государств по отношению к своим народам примерно одинаковы, вследствие сходства потребностей людей, но государственная политика имеет существенные отличия в зависимости от принципа верховной власти. Различные типы верховной власти имеют разные свойства и по-разному руководят государствами. Для того, чтобы обеспечить эффективность государственной политики нужно знать свойства данной верховной власти, её сильные и слабые стороны, и уметь ими пользоваться. Тихомиров к сильным сторонам монархии относил следующие:

1) Она лучше иных принципов обеспечивает единство власти и, как следствие, её силу и прочность.

2) Монархия не зависит от частных корпоративных интересов. Перед монархом все равны.

3) В силу этих двух свойств монархия наилучше обеспечивает порядок в обществе.

4) Монархия наиболее пригодна для крупных преобразований.

5) Монархия в лучшей степени обеспечивает для крупных личностей проявление их высоких качеств на благо общества.

6) Монархия наиболее приспособлена к сочетанию различных принципов властей в управительной системе.

Пять первых свойств достаточно очевидны. Но, думается, очевидна и опасность их превращения в свою противоположность, о чём Тихомиров не говорит. Слабый монарх может легко подпасть под влияние частных, узкогрупповых интересов. Тогда и порядок, и прочность монархии, а значит и её способность к крупным преобразованиям теряются. Свойство шестое вытекает, по мнению Тихомирова, из того, что монархия является выразительницей нравственного идеала, а не интересов какой-либо одной социальной группы. В силу этого она наиболее нуждается в поддержке всех социальных сил, и легко предоставляет им место в управлении.

Слабые стороны монархии, по Тихомирову, состоят в следующем:

1) Носителя верховной власти определяет случайность рождения, а не личные качества. Отсюда возможность передачи власти лицу, не имеющему качеств правителя.

2) Безграничность власти портит слабых людей. Тогда при слабом правителе на троне «царствует порок», это, несомненно, развращает и подданных.

3) Монархия наиболее благодатная почва для лести и раболепства, в результате чего возникает официальная ложь, заслоняющая объективное положение дел.

4) Опасность перерождения в абсолютизм, а отсюда опасность произвола, беззакония, предпочтение внешнего порядка, «блеска» внутреннему, подавление общественной инициативы.

Это четвертая слабая сторона монархии представляет наибольшую опасность. Слабости связанные с личными качествами монархов, на взгляд Тихомирова, сильно преувеличиваются, о чём будет сказано ниже.

Сравнивая формы правления друг с другом, Тихомиров соглашается с Д.А. Хомяковым, который утверждал, что «тот или другой внешний строй государственного здания отличается один от другого не прирождёнными практическим преимуществами, а лишь как симптомы того внутреннего содержания строя, который присущ тому или иному народу». Поэтому иногда государство может требовать только демократии или аристократии, а монархия будет являться для неё гибелью и наоборот. Но если условия позволяют выбирать любую из форм правления, то тогда преимущества, безусловно, на взгляд Тихомирова, на стороне монархии.

Как показывает история аристократических государств, аристократия, являясь наилучшим управительным слоем, демонстрирует слабую способность становиться верховной властью (Польша, Венеция), обусловленную неспособностью обеспечить сильную власть.

Демократия, передавая власть в руки большинства, то есть наименее способной части общества, также мало пригодна для роли верховной власти. Не имея возможности прямого действия в государственных делах, демократия передаёт власть «политиканам», которые концентрируют в себе «всё развратное, что только есть порознь в массе народа.».

Демократия может положительно себя проявить, когда есть возможность использования непосредственной демократии, например, в небольших общинах, социальных группах. Она также эффективна как средство контроля за управительными властями, потому что оно очень широко, и потому что действия правительства в первую очередь сказываются на народе. Но только не в роли верховной власти.

«Наоборот, - по мнению Тихомирова, - все природные качества единоличной власти наиболее пригодны именно в роли Верховной власти». Именно монархия обладает органическим свойствами, требуемыми для верховной власти: «прочная власть, единство власти, нахождение вне партий и частных интересов, высокая степень нравственной ответственности, уверенность в своей силе, дающая мужество на противодействие всем случайным веяниям, способность к обширным преобразованиям».

Кроме того, монархия как выразительница общего нравственного идеала, наиболее приспособлена к примирению различных социальных сил, и поэтому же, повторимся, наиболее способна использовать эти силы в сфере управления.

Только превосходством монархии объясняет Тихомиров её главную по сравнению с другими формами правления роль в истории судеб человечества. Поэтому для монархического сознания особенно важным, считал он, является понимание огромных преимуществ монархии, особенно на современном этапе господства республиканского принципа.

Теперь можно перейти к непосредственному рассмотрению самого содержания монархической политики, как оно виделось Л.А. Тихомирову.

Для поддержания высокого уровня верховной власти в монархии особое значение имеет «выработка личности монарха и обеспечение государства непрерывной наличностью носителей Верховной власти». В аристократии и демократии в силу их коллективности эта проблема не имеет большого значения.

Вышеназванные задачи можно определить следующим образом: обеспечение непрерывного преемства власти, воспитание наследника престола, усвоение им, по Тихомирову, принципов царского действия.

Задача первая имеет наибольшее значение, лишь при её решении возможно достижение и двух других задач. Решить её можно только на путях установления династичности и правильного престолонаследия. Тихомиров даже не рассматривал варианта выборной монархии, ибо в этом случае форма правления будет аристократической или демократической, но не собственно монархической. Он также отрицательно относился к господству принципа «личных достоинств монарха» в ущерб династичности, на примерах Рима и Византии показывая вредный результат его действия. В этом случае у многих пусть и достойных людей появляется соблазн власти. А это ведёт к заговорам, изменам, переворотам. Монарх теряет уверенность в себе, и больше заботиться не об интересах подданных, а о своей безопасности.

Как уже говорилось, монархия будучи выразительницей нравственного идеала нации, требует нравственного единства между монархом и народом. Но для этого требуется, чтобы всегда была личность, которая не вызывала бы споров и сомнений, всецело посвящая себя выполнению царской миссии. Это возможно только при династичности. Династия, десятилетиями и столетиями живя с наций, становится как бы хранительницей народных идеалов.

Династичность наилучшим образом обеспечивает стабильность монархической власти. При глубоких традициях династичности даже физическое прерывание одной династии не устраняет её в идеальном смысле. В качестве примера Л.А. Тихомиров приводит прерывание династии Рюриковичей и воцарение Романовых. Грамота об избрании Михаила Романова была составлена так, что в ней гораздо большее место уделялось преемственности нового царя со всей прошлой историей, чем элементам избирательности.

Династичность, по мнению Л.А. Тихомирова, также способствует правильному установлению психологических основ отношений монарха и народа. Монарх как выразитель высшего нравственного идеала по идее своей является избранником Божьим. Чтобы соответствовать этой идее монарх не должен быть обязан своей властью никакой человеческой воле, и, помимо этого, не должен иметь личного стремления к власти. Это достигается посредством династичности, которая заранее предрешает личности обязанности и права по реализации верховной власти. Это порождает и на троне и в народе веру в действенность нравственного идеала нации. Без этой веры монархия теряет психологические основы власти, которые, заметим, по Тихомирову и порождают тот или иной вид верховной власти.

Династичность должна сопровождаться правильным, вполне определённым престолонаследием, иначе она теряет многие свои полезные свойства, так как не устраняет борьбу за власть. Соглашаясь с этой мыслью, в качестве отрицательного примера мы можем привести состояние с престолонаследием в XVIII веке в России, вызванным указом Петра I «О престолонаследии». И, напротив, престолонаследие, установленное в упоминавшихся нами Основных Законах, соответствовало названным Тихомировым критериям.

Огромное значение династичности требует определённой политики, укрепляющей её и нейтрализующей воздействие её слабых сторон. Так при монархии всегда существует опасность того, что носитель верховной власти будет обладать плохими качествами правителя. В этом случае, по мнению Тихомирова, приоритет должен отдаваться легитимности: лучше неспособный монарх на троне, чем нарушение законности престолонаследия. Отрицательные последствия во втором случае будут значительно опаснее. Недостаток же личных качеств монарха должен компенсироваться хорошо построенной управительной системой, что достигается посредством тесной связи монарха со всем социальным силами и установления так называемой «сочетанной системы управительных властей», о которой более подробно будет сказано ниже. Случаи болезни монархов и наследников престола должны разрешаться на основе общих норм о правоспособности человека.

Тихомиров уделяет внимание вопросу о браках царствующих династий. Здесь он критикует существующую в России узаконенную практику заключения браков лишь между представителями различных царствующих домов. Повышение авторитета царствующей династии не компенсирует, по мнению Тихомирова, отрицательных физиологических последствий таких браков. Может быть Тихомиров здесь имеет ввиду просочившиеся тогда слухи о страшной болезни царевича Алексея? Браки царствующей фамилии с подданными, по мнению Л.А. Тихомирова, снимают эту проблему, и как показывает русская история Московского периода, совсем не уменьшают её авторитет.

Здесь можно согласиться с Л.А. Тихомирова, и привести в качестве правильности его позиции ещё некоторые доводы. Матери наследников престола, несмотря даже на то, что они, предположим, искренне любили Россию, её народ, принимали всей душой православие, были воспитаны другой (западной) культурой. И это, безусловно, формировало вполне определённым образом атмосферу царской семьи, неизбежно отрывая её от русских начал.

Кроме того, при существующей в необразованных массах «простого» русского народа подозрительности к иностранцам царица-»немка» являлась потенциальным фактором раздражения. Это не очень было заметно в периоды стабильности, но в условиях политической напряжённости (например, ведения войны) в супруге императора могли заподозрить врага. Это, заметим, и произошло во время Первой мировой войны с последней русской царицей Александрой Фёдоровной, которую с подачи некоторых враждебных престолу сил прямо обвиняли в пособничестве Германии. На первый взгляд это является противоречием - русский народ любил и доверял своему государю, как же он мог плохо относиться к его супруге. Но как показывает история, любовь и доверие русского народа всецело относились лишь к самодержцу, а его ближайшее окружении народ всегда идеализировал мало.



← предыдущая страница    следующая страница →
1234567891011121314




Интересное:


Философская антропология Томаса Манна
Мифы русской идеи
Экзистенциально-гуманистическая антропология Н.А. Бердяева
Монархические идеи Л.А. Тихомирова
Философия всеединства Вл. Соловьева как открытая система
Вернуться к списку публикаций