2012-01-28 19:56:32
ГлавнаяФилософия — Монархические идеи Л.А. Тихомирова



Монархические идеи Л.А. Тихомирова


Функционирование монархической власти.

Любой мыслитель действует в конкретной исторической обстановке, которая оказывает на него существенное влияние. Это в большой степени относится к исследователям социально-политической сферы общества, даже если они изучают, например, исторической бытиё народов. Конкретная социально-политическая ситуация формирует мировоззрение человека, которое преломляет всю получаемую и передаваемую им информацию. Л.А. Тихомиров, занимаясь исследованием монархической формы правления, безусловно испытывал на себе влияние современной ему общественно-политической ситуации.

Кроме того, предметом его исследования являлось прежде всего русское самодержавие, даже когда он прямо об этом не говорит. Поэтому, для анализа его взглядов на функционирование монархической власти, на «основные направления монархической политики», для более точного понимания предлагаемых им в государственном устройстве решений необходимо, на наш взгляд, рассмотреть некоторые особенности российской государственности второй половины XIX - начала XX века. В соответствии с целями нашей работы ограничимся изучением системы центральных государственных органов власти и управления. Достоинства и недостатки данной системы, безусловно, повлияли на формирование у Л.А. Тихомирова представлений о направлениях деятельности единоличной верховной власти.

Во главе разветвлённого российского государственного аппарата стоял император, которого ст. 1 Основных Государственных Законов Свода законов Российской Империи 1835 года именовала самодержавным и неограниченным монархом, повиноваться власти которого «не только за страх, но и за совесть сам Бог повелевает». Как видим, здесь закреплялось религиозное обоснование самодержавия, которое имелось также и в ст. 55 Основных Законов, регламентировавшей обряд коронования и миропомазания императора при вступлении на престол.

Ст. 80 Основных Законов гласила: «Власть управления во всём её пространстве принадлежит Государю». Здесь имелись в виду все проявления государственной власти во всём её объёме, то есть власть законодательная, исполнительная, судебная. Верховная власть российского императора была самодержавной и неограниченной. Термин «неограниченный» являлся отрицательным выражением, синонимом понятия «верховный». Неограниченность, таким образом, есть выражением и следствием того, что император являлся «единственным непосредственным самостоятельным органом Верховной власти». Неограниченность императора, по мнению многих русских государствоведов, имела две составляющие. Первая: «Неограниченность означает, что Верховная Власть Государя не подчинена никакой другой, что есть признак всякой Верховной Власти», и вторая - неограниченность «означает, что русский Император в проявлениях своей воли не ограничен какими-либо законодательными нормами». При этом важно отметить следующий факт. Ст. 47 Основных Законов гласит, что верховная власть «В России действует в пределах и на основании законов ею самою изданных». Правомерный характер функционирования государственного устройства в России признавался русскими юристами важнейшей её характеристикой. Известный русский правовед Н.М. Коркунов писал: «Самодержавием существующее у нас государственное устройство отличается от монархии ограниченной, законностью от деспотии, где место закона заступает ничем не сдерживаемый личный произвол правителя». Но ограничение власти монарха законом носило исключительно характер самоограничения: «Признавая для себя обязательными законы, ею самой изданные, Верховная Власть не ограничивается вне её стоящей властью, но лишь сама себя ограничивает». При этом следует признать, что данное самоограничение имело, по сути, нравственный характер. «Произвол монарха, - писал в связи с этим А.В. Романович-Славитинский, - ограничивается только его совестью, тем, что называется страхом Божиим. Гарантия заключается в положении самодержца, возвышенного над всеми сословиями и партиями, в совершенной общности его интересов с государственной пользой и благом народным».

Самодержавность царской власти означает, что «Монарх имеет самостоятельное право и ни от кого на земле свою власть не заимствует». Царь сам держит свою власть. Это находит своё внешнее выражение в обряде коронования: император сам берёт скипетр и державу и сам надевает корону. Самодержавие выражается и в указании на божественный источник царской власти. Основные Законы утверждают, что русский император есть Монарх Божиею милостию. Так трактовали самодержавность и многие другие русские юристы. Вот мнение известного правоведа дореволюционной России П. Е. Казанского: «Верховная Власть Государя императора не возводится ни к какой земной власти. Император Российский не является положим, императором по воле народа, ..., каковым титуловал себя Наполеон III. Свою власть русские монархи объясняют только милостью Бога. Русский Царь - Царь «Божею милостию» а не «по многомятежному человеческому хотению», как выражался Иоанн Грозный». Таким образом самодежавие означает соединение всей власти в государстве в лице монарха, и её изначальную самостоятельность.

Важным вопросом, урегулированным Основными Законами, являлся порядок престолонаследия. В соответствии со ст. 3 право на престолонаследие принадлежало лишь членам Императорского дома. Передача Верховной власти основывалась на праве первородства по прямой нисходящей линии.

Для характеристики верховной власти российских императоров необходимо, на наш взгляд, указать на ст. 42 Основных Законов, в соответствии с которой самодержавная власть должна была защищать и охранять правоверие, догматы православной веры.

Наряду с императором другими важнейшими центральными органами управления в рассматриваемый период являлись: Государственный Совет, Комитет Министров, Совет Министров, министерства, Сенат, Синод и некоторые другие органы.

Государственный Совет, учреждённый в 1810 году, оставался высшим законосовещательным органом при императоре. Его членами являлись по должности министры, а также назначенные царём крупные чиновники и помещики. Председателем Государственного Совета считался сам император, но он мог назначить председательствующим любого их членов Государственного Совета, и фактически не председательствовал в нём. Роль этого органа возросла в период проведения реформ, в связи с необходимостью подготовки большого количества законопроектов.

При Александре III усилились позиции Комитета министров, который являлся и совещательным и управленческим органом. Комитет министров решал сложные вопросы, относящиеся к компетенции министерств. На его заседаниях председательствовал сам император.

Наряду с Комитетом министров в 1861 году был создан Совет министров, также под председательством императора. В его состав входили министры, главноуправляющие, председатели Государственного Совета и Комитета министров, а также другие высшие сановники. Совет министров занимался обсуждением и решением более важных государственных вопросов, чем Комитет министров, который рассматривал в основном текущие дела.

Министерства, созданные в 1802 году, полностью сохранились и в пореформенное время, претерпев некоторые структурные изменения.

Сенат оставался высшим судебным органом государства, его административно надзорные полномочия были несущественными. В него по должности входили министры, в их отсутствии товарищи министров, генерал-губернаторы, военные губернаторы. Но все сенаторы назначались императором.

Положение Святейшего правительствующего Синода в этот период оставалось без изменений. Синод являлся высшим органом церковного управления. Его возглавлял назначаемый императором Обер-прокрор, который являлся светским чиновником. Святейший Синод являлся высшим церковным органом по всем административным и судебным делам.

Большую роль в системе центральных государственных органов продолжала играть Собственная Его Императорского Величия канцелярия.

Самая поверхностная обрисовка системы центральных органов власти и управления позволяет сделать некоторые общие выводы. Верховная власть российского императора в этот период юридически закреплялась как самодержавная и неограниченная. При этом, право закрепляло божественное происхождение верховной власти, что, собственно, выходило за рамки формально-юридического и являлось простым отражением восприятия власти императора народом. Это момент положительный. Неутешительным для дальнейшей судьбы русского самодержавия являлся исключительно бюрократический характер системы центральных органов власти. Кроме императора не было органов и сил, контролировавших данную систему. В важнейшие государственные органы - Государственный Совет, Комитет Министров, Совет министров, - входили большой частью одни и те же высшие государственные чиновники, что сказывалось отрицательно на возможности их взаимного контроля и сдерживания. Император, который хотя и соединял в себе все нити управления, в силу ограниченности своих человеческих сил был неспособен эффективно контролировать и управлять этой системой. Таким образом, создавалась ситуация, когда бюрократия, по сути, узурпировала верховную власть. Именно с середины XIX века в среде русской бюрократии возникает многозначительная поговорка: «Самодержцев самих держим». В связи с этими выводами становятся более понятными многие предложения Л.А. Тихомирова относительно основных направлений монархической политики.

Исходя из установленной сущности и «общих основ монархии», Л.А. Тихомиров рассматривал вопрос о её (монархии) функционировании, реализации «монархической политики». Этому вопросу он посвятил последнюю часть «Монархической государственности», а также множество статей.

Политику Тихомиров определял как «учение об обязанностях государства в отношении общества и личности». В верховной власти он видел силу, направляющую действия государства, которая необходима для объединения общественных сил. Общество и государство тесно связаны, не исключая и не заменяя друг друга. Без государства невозможно существование сколько-нибудь сложного общества с разнородными потребностями. Но государство - это образование подчинённое, оно необходимо для того, чтобы обеспечить развитие общества и личности, реализацию их творческих потенций. Государство не может заменить собой общество, ибо при этом оно неизбежно впадает в деспотизм и душит живое, творческое начало в социальном мире, без чего невозможна жизнь людей. Такое государство, считал Л.А. Тихомиров, неизбежно губит себя.

Пределам действия государства в отношении общества Тихомиров считает предписания «естественного права», Напомним, что традиционно естественное право определяют как совокупность определённых принципов, норм, прав, свобод, обусловленных естественной природой человека и не зависящих от конкретных социальных условий и государства. Тихомиров тоже считает, что «естественное право вытекает из психологической или социальной природы» людей, то есть имеет некие постоянные основы. Но эти психологические и социальные условия, не меняясь в своей сердцевине, постоянно изменяются во многих частностях. Поэтому и естественное право изменяется вместе с ними. Но остаётся её важнейшая характеристика: объективность и независимость от государства. Задача государства - выявлять естественное право общества и облекать её в юридическую форму. Государство, игнорируя естественное право, тем самым не обеспечивает потребностей общества, и поэтому обречено на гибель.

Эта объективность естественного права требует постоянного общения верховной власти с нацией. При демократии, утверждал Л.А.Тихомиров, это требование реализуется естественно - нация сама есть верховная власть. При монархии необходима целенаправленная, постоянная деятельность в этом направлении. Кроме того, в естественном праве отражаются требования нравственного идеала, выразителем которого должна быть монархия. Это делает еще более необходимым уважение со стороны верховной власти монарха естественных прав своих подданных.

Исходя из общего подхода Л.А. Тихомирова, следует особо подчеркнуть необходимость общения верховной власти со своими подданными, так как без постоянного общения монархия не сможет оставаться «Верховной властью нравственного идеала», так как не будет способна отражать этот идеал и требования естественного права в своей деятельности.



← предыдущая страница    следующая страница →
1234567891011121314




Интересное:


«Целостная личность» и «органический социум» как взаимосвязанные социально-философские категории
Рыночный фундаментализм и экологическая ситуация
Складывание теории русского самодержавия во второй трети XIX - начале XX веков.
Проблема человека в философии И.А. Ильина
Проблема обоснования морали в философии
Вернуться к списку публикаций