2012-01-28 19:56:32
ГлавнаяФилософия — Монархические идеи Л.А. Тихомирова



Монархические идеи Л.А. Тихомирова


С 1861 года Тихомиров считал начало современного периода истории русской государственности. Для понимания особенностей этого периода Тихомиров анализирует состояние исторической идеи или исторической миссии русской нации, с которой тесно связана и её монархическая государственность. Историческая идея нации - это достижение того, что нация в самом начале своего развития «сознала как основу своей природы и, стало быть, как исходный пункт своего дальнейшего творчества». По мнению Тихомирова, основу бытия русской нации составляет элемент религиозный, этический: «Не общественная польза, не интересы Отечества, не приличие и удобства жизни диктуют русскому его правила поведения, а абсолютный этический элемент, который верующие прямо связывают с Богом, а неверующие, ни с чем не связывая, чтут бессознательно». Эта этическая основа жизни приводит русских к монархическому принципу в сфере государственности, поэтому от него напрямую зависит судьба русского самодержавия.

Этот основной элемент нации толкает русских к поиску смысла, цели жизни, к поиску истины; русскому надо разрешить вопрос: «что есть христианство, а это, другими словами, значит: что есть правда?». По большому счёту, на взгляд Тихомирова, именно трудности и противоречия применения данного начала к своей жизни, перед лицом тесного соприкосновения с западной цивилизацией, привели русскую нацию к кризису, вызвавшему необходимость Петровских преобразований. Тогда нация поняла свою задачу как необходимость просвещения, повышения культуры, ученичества в этом плане у Запада. Но вот прошёл 200-летний период этого ученичества, и русские обнаружили, что они так и не нашли «правды». И в этом для монархии кроется большая опасность, ибо она сама есть носитель нравственного идеала нации, то есть правды. Свидетельством опасности Тихомиров справедливо считает революционность новой эпохи. После 1861 года всё большему числу людей начинает казаться, что самодержавие должно уйти, расчистив место либеральным моделям построения общества. К этому прибавляется и всё возрастающая антиправославная пропаганда, а подрыв православия, как справедливо считал Л.А. Тихомиров - это прямой удар по русскому самодержавию.

Отмена крепостного права привела к огромным изменениям в социальной сфере, за которыми государственный аппарат, в силу её чрезмерной бюрократизации и отсутствия участия живых сил нации, не успевает. В результате, у части общества возникло мнение о необходимости построения государственного механизма на иных началах - свободы и конституционализма. Иного по утверждению Тихомирова и нельзя было ожидать - образованный слой черпает свои идеи на Западе. Многие видят в русском самодержавии европейский абсолютизм конца XVIII века, трансформацию которого в конституционализм считают моделью и для истории российской государственности.

Реформа 1861 года сильно ослабила дворянство, оно ослабло экономически и стремительно стало терять свою политическую роль. На её место в сфере государственного управления и «образованных профессий» стремительно ринулась масса разночинцев, в социальном плане очень разнородных, не обладающих глубоким образованием и достаточным культурным воспитанием. Положение усугубилось большим притоком в эту среду нерусских элементов. «Сбродный» характер разночинской интеллигенции и её невысокие характеристики привели к тому, что потребность сплочения она, по мнению Л.А. Тихомирова, реализовала на отрицании «своего органического прошлого» и принятии неких отвлечённых, формальных идей. В качестве таких идей она восприняла уже довольно популярные в обществе «общечеловеческие», «общекультурные», то есть европейские идеи, причём в самых крайних их проявлениях (видимо, в силу динамизма, остроты переживаемой Россией эпохи). В результате Россия получила слой, который «.. не только в своих крайних проявлениях, но и в умеренных, так называемых либеральных, отрицала не частности строения, а саму строящую силу, требовала от неё не тех или иных мер, а того, чтобы она устранила саму себя, отдала Россию им».

Тихомиров анализировал и изменение положения в результате отмены крепостного права крестьянства. Освобождение крестьян привело к сильному стремлению крестьянской массы к образованию. При этом нравственно здоровая основа русского народа вела его в основном к позитивной религиозной и нравственной жизни. Но появилась и масса религиозно-сектантских и социально-революционных движений. В социально- экономическом плане в ранее почти однородной крестьянской массе произошли серьёзные изменения: сильное расслоение крестьян, с выделением безземельного слоя. Особое значение имело развитие промышленности, которое привело к складыванию многомиллионной армии рабочих. Это имело, по мнению Тихомирова, особенно отрицательные последствия для нравственности народа. Рабочие, воспитанные деревней и вырванные из неё, в новых условиях, в новой среде стала терять свои нравственные устои. Фабрика стала морально калечить людей. Именно здесь нашла благодатную почву революционная пропаганда, которая уже через рабочих стала активнее проникать в остальную массу народа.

На этом новом социально-нравственном фоне самым опасным для судеб русской монархической государственности, Тихомиров считал, стремительно возрастающий разрыв верховной власти со своим народов. Русская монархическая государственность держится на национальном нравственном идеале. Но это предполагает необходимость постоянного тесного общения верховной власти с народом, с тем, чтобы быть способной организовывать общественные отношения на этических началах, признаваемых подданными. Степень этого общения особенно должна возрастать в такой критический период преобразований, который Россия переживала после 1861 года. Так было после Смутного времени, когда верховная власть посредством постоянных земских соборов и другими способами непрерывно общалась с нацией в течение 20 лет.

И вот тут свою отрицательную роль сыграла уже вполне укрепившаяся бюрократическая система. Как отмечалось, ранее бюрократию сдерживало дворянство, которое плохо ли хорошо, но обеспечивало постоянную связь верховной власти с нацией. С отменой крепостного права дворянство уже не могло обеспечивать эту функцию. Таким образом, верховная власть, по мнению Л.А. Тихомирова, осталась один на один с бюрократией, которая в силу своих органических свойств не просто не может обеспечить эту связь, а стремиться её всячески устранить, узурпируя постепенно верховную власть.

В заключении исторического обзора русской государственности Тихомиров пишет: «Если бы у нас теперь оказалась подорванной монархическая власть - это был бы для государственной науки замечательный в истории образец того страшного зла, которое составляет для монархической власти эта её болезнь - переход в бюрократическое правление». Тихомиров в начале века не мог знать, что именно так и случиться, но опасения этого присутствуют во многих его работах, журнальных статьях. Однако, в «Монархической государственности» он выражает веру в силу органических условий, обеспечивших господства в России монархической формы правления. Он считал, что русское самодержавие «переболеет» бюрократизмом, и создаст новую управительную систему, построенную на тесном общении верховной власти и подданных.

* * *

Тихомиров считал, что процесс трансформации русского самодержавия в абсолютизм, неизбежно сопровождаемый засилием бюрократизма, ещё не завершен, его можно поворотить вспять. Но последующие события (после написания «Монархической государственности» (1904)) показали, что это не так. Царь оказался совершенно отрезанным бюрократией от народа и не смог действовать адекватно сложной политической обстановке начала века. Бюрократия, этот всегдашний спутник абсолютной власти, в конце концов, губит эту власть. И эго мы можем видеть не только на примере Древнего Рима, Византии или дореволюционной России. Пример России Советской не менее показателен. Власть партийного лидера была абсолютной, фактически неограниченной. Мы констатируем, что верховная власть русских царей была перенесена на одного человека - И. В. Сталина, но она имела характер ещё более неограниченный. В отсутствии разрушенного большевиками православного нравственного идеала его власть опиралась, с одной стороны, на привычку русского народа к подчинению, а с другой - на заменивший нравственный идеал страх, вызванный жестокими репрессиями. Но страх в качестве основания власти уступает добровольно принятому нравственному идеалу. После смерти Сталина и устранения причин страха (репрессий) партийная и советская бюрократия очень быстро узурпировала верховную власть, ибо не нашлось носителя этой власти равного «Вождю всех народов». Народ, видя произвол властей и стремление их к удовлетворению прежде всего своих интересов, полностью потерял доверие к своему государству. Советский абсолютизм задушил в народе за 70 лет все элементы самоорганизации, подавив его государственный инстинкт. В результате, когда совершалось очевидное зло - разрушение в 1991 году СССР, народ и его избранники не предприняли ни каких активных шагов к спасению своего государства.

Таким образом, анализ Тихомировым истории монархической государственности Рима, Византии, западноевропейских государств и России подтверждает свои положения о сущности и общих основах монархии. Особую роль при этом сыграл анализ российской истории, что неудивительно, так как внимательное прочтение «Монархической государственности» не оставляет сомнения в том, что автор её писал, главным образом о России и для России. С этой точки зрения, становится более понятной, по сути главная, сквозная идея исторической части тихомировского исследования - абсолютизм неизбежно губит монархию, ибо разрушает его сущность. Эта мысль, высказанная в начале XX века, сейчас воспринимается как пророчество-предостережение, не только русскому самодержавию того периода, но как показывает наш анализ, опасность абсолютизма переходит границы монархической истории государства. Да и сам Тихомиров говорил об этом. Он отнюдь не ограничивал жизнь абсолютизма Новым временем. Абсолютизм существовал в Древнем Риме, В Византии, В Новое время в Европе. При этом он органически связан с идеей народовластия, так как лишь власть народа, большинства по самой своей сути абсолютна и не может никого поставить выше себя.


Цыганов Виктор Иванович



← предыдущая страница    следующая страница →
1234567891011121314




Интересное:


Гносеологические и онтологические основания философии Н.А. Бердяева и их специфика
Социальный гуманизм Томаса Манна: взаимосвязь культуры, политики и гуманизма
Личность Владимира Соловьёва и её влияние на становление философии всеединства
Монархические идеи Л.А. Тихомирова
Учение М.М. Бахтина о «диалогичности мышления» и «ответственной личности» как альтернатива партийно-классовому подходу
Вернуться к списку публикаций