2011-10-31 09:00:34
ГлавнаяФилософия — Конвергенция природных и человеческих ценностей как аксиологическое ядро экологической этики



Конвергенция природных и человеческих ценностей как аксиологическое ядро экологической этики


Аксиологические проблемы экологии. Аксиология экологической этики охватывает как природные, так и человеческие ценности, которые автономно, независимо друг от друга рассматриваются в экологии и этике. Многие политические баталии как на региональном, так и глобальном уровнях связаны с компромиссами между охраной окружающей среды, с одной стороны, и обеспечением социального прогресса, с другой. Ясно, что мы не можем позволить себе упускать из виду обе эти категории ценностей, определяющих процесс устойчивого человеческого развития. Иначе говоря, необходимо согласование экологических проблем с человеческими ценностями. На наш взгляд, конвергенция природных и человеческих ценностей образует аксиологическое ядро экологической этики.

Рассмотрим две аксиологические проблемы экологии, а именно сохранение биоразнообразия и устойчивое использование природных ресурсов, с точки зрения блага человека.

Сохранение биоразнообразия есть первая проблема библейского Ноя: выдержит ли репрезентативная выборка из целого ряда генов, организмов и экосистем тотальное наступление человека на природу, ее чрезмерную эксплуатацию, вторжение чужеродных видов, загрязнение окружающей среды и изменение климата. Стратегия Ноева ковчега состоит в том, чтобы обеспечить для будущих поколений максимальную возможность извлекать пользу из биоразнообразия. Иначе говоря, сохранение биоразнообразия предстает как человеческое благо. Специалистами по охране природы определен приоритетный набор из 233 земных, пресноводных и морских экологических зон, к которым относится и Байкальский регион.

В качестве примера того, что может произойти с человеком, когда игнорируется требование устойчивости экологических ресурсов, и их характеристики выходят за пределы определенных пороговых значений, рассмотрим ситуацию на Аральском море. За последние 40 лет чрезмерный отвод воды для целей ирригации из Амударьи и Сырдарьи - двух основных рек, питающих Аральское море, - привел к снижению его объема на 85%, а уровня - на 18 метров, а также к сильному засолению оставшейся воды, обнажив более 40 тыс. кв. км солончакового морского дна. Обнажившееся морское дно и загрязнение нижнего течения рек принесли крупные издержки для человека и его здоровья. В дельте Амударьи за последние 15 лет число заболеваний почек и печени, особенно раковых, возросло в 30-40 раз, хроническим бронхитом - в 30 раз, суставов - в 60 раз. Еще один пример. Масштабное обезлесение в бассейне реки Янцзы (с 1950 года площадь, занимаемая лесом, сократилась более чем наполовину) вызвало в 1998 году крупное наводнение в Китае, в результате которого погибли десятки тысяч людей. Эти примеры убеждают нас в том, что необходима разработка стратегии развития, основанной на конвергенции человеческих и природных ценностей.

Природные ценности.

В данном контексте нас интересуют те природные ценности, которые так или иначе связаны с человеком. Вслед за Холмсом Ролстоном, мы выделяем следующие ценности в природе:

а) ценности индивидуального предпочтения - это то, что предпочитают индивиды, когда у них есть выбор;

б) ценность общественного предпочтения - это то, что предпочитает общество; она представляет собою амальгамацию ценностей индивидуального предпочтения;

в) рыночную ценность - это то, что выражает предпочтения граждан и регулируется спросом и предложением. В самой природе не существует рыночной ценности: последняя отражает природную ценность в той степени, в какой она вовлечена в сферу человеческой экономики;

г) ценность, независимую от предпочтения, - то есть то, что является ценным для человека, независимо от того, выбирает ли его индивид (общество) или нет;

д) организмическую ценность, - это то, что хорошо для организма, или внутреннюю ценность (например, генетическая информация);

е) экосистемную или инструментальную ценность, - это то, что полезно для сообщества в целом.

Человеческие ценности.

Рассмотрим теперь две группы человеческих ценностей - личные и общественные, которые связаны с экологией. Наиболее значимые ценности в личной жизни - это пища и здоровье, право на развитие и самореализацию. В общественной жизни с экологией сильнее всего связаны свобода и справедливость, умеренное потребление и устойчивое развитие.

Право на развитие.

Все люди имеют право на развитие, самореализацию и здоровую жизнь, но прежде всего они должны есть, пить, одеваться и иметь жилище над собой. Но как нам быть и действовать в конфликтной ситуации, когда эти человеческие права и ценности приходят в противоречие с требованиями сохранения биоразнообразия и консервации природных ценностей? Имеют ли люди право на хозяйственную деятельность, если последняя ведет к деградации окружающей среды? Ответы на эти вопросы требуют всестороннего анализа и взвешивания конфликтующих ценностей. Начнем с анализа ситуации с тропическими лесами. Как известно, в Южной Америке сосредоточена одна пятая часть всех земных млекопитающих, одна третья часть всех цветущих растений планеты. Сохранить это биоразнообразие можно только при том условии, если тропические леса Амазонки и других влажных регионов Южной Америки останутся нетронутыми, то есть в «диком» состоянии. Но прирост народонаселения в Южной Америке стал настолько высоким, что люди не находят себе места в городах или селениях и постепенно переселяются в леса (часто будучи вытесненными из обжитых уголков земли). Что можно сказать по этому поводу? Если эти люди будут заниматься адаптивным природопользованием, как и туземцы, угрозы лесам не будет. Но если они будут заниматься разработкой лесных, биологических и других ресурсов, то могут нанести непоправимый вред биосфере; следовательно, такая деятельность должна быть запрещена. Эти люди, несомненно имеют право на развитие, но это их право они должны реализовать в другом месте. Права человека не абсолютны - одни сильнее, другие слабее - и они должны быть сопоставимы с другими общественными и природными ценностями. Что касается землевладения или природопользования, то они должны быть ограничены, если они нарушают естественный порядок в природе или приходят в противоречие с правами других людей на здоровую окружающую среду. Природоохранная полиция должна следить за природопользованием и не допускать нанесения вреда экосистемам.

Теперь обратим свои взоры на священный Байкал. В озере Байкал сосредоточено 20% мировых запасов пресной воды. В целях обеспечения охраны озера Байкал на прилегающей к нему территории запрещена всякая хозяйственная деятельность, которая может нанести вред природе. Здесь ценность природы поставлена выше локальных интересов местных сообществ. По сути дела, на Байкальской природной территории идет первый в мире грандиозный эксперимент по апробации принципов экологической этики.

В Конституции Республики Бурятия записано: «Каждый обязан сохранять природу и окружающую среду, бережно относиться к озеру Байкал и другим природным богатствам». Основываясь на принципах экологической этики, Республика Бурятия разработала стратегию устойчивого развития.

Устойчивое развитие - это вынужденная стратегия социальных действий, причем весьма непопулярных. Ведь речь идет об ограничениях и запретах, мешающих региональному развитию. Ущемляются индивидуальные права и ценности граждан. Например, в Республике Бурятия, занимающей большую часть бассейна озера Байкал, уровень жизни населения почти в два раза ниже, чем в среднем по России. Соответственно, состояние здоровья местного населения вызывает серьезное беспокойство. Как быть в этой ситуации? Прежде всего необходимо развитие экологобезопасных производств, всех отраслей экономики и культуры, обеспечивающих развитие человека. При этом мы должны добиваться со стороны российского правительства и мирового сообщества компенсации за запрет хозяйственного освоения территорий, прилегающих к озеру Байкал, за сохранение нетронутой естественной биоты, за упущенные выгоды, за ущемление прав и свобод человека, связанных с ужесточением природоохранного законодательства. Такая компенсация вполне согласуется с требованием справедливости и основными принципами устойчивого развития.

Справедливость всегда на стороне тех, у кого меньше всего преимуществ, на стороне тех, кто лишен возможности развития по объективным причинам. Пример с байкальской ситуацией нас убеждает в том, насколько тесно связаны индивидуальные и общественные ценности. Как показывает многолетний опыт природоохранной деятельности в нашем регионе, решение «байкальской проблемы» невозможно в рамках техногенной цивилизации. Необходима смена модели цивилизационного развития: мы имеем в виду переход от индустриально-потребительского общества к эколого-гуманистической цивилизации, то есть тот цивилизационный императив, который связывают со стратегией устойчивого развития. Это такое общество, где мерилом индивидуального и общественного развития станут духовно-экологические ценности. Пока наша задача состоит в том, чтобы стремление к максимальным благам не захватило все наше бытие. Но критика потребительства окажется действенной, только если мы покажем, что «можно понимать по-другому человеческое самоосуществление и приверженность социальной справедливости в мире неравенства».

В современном обществе право человека на развитие, как правило, отождествляют с материальным благополучием, Но люди - не только потребители, у самореализации много граней: творческий стиль жизни, эстетическое отношение к природе, участие в общественных делах, альтруистический образ жизни и многое другое. Логично предположить, что байкальская модель устойчивого развития может стать примером реализации новых концепций богатства и самореализации, которые позволили бы обеспечить более высокий стандарт качества жизни путем изменения стиля жизни и гармонизации отношения с природой. Для этого есть объективные ценностные основания: у нас сохранились этнокультурные и экологические традиции, чувство справедливости и солидарности; у нас нет ни перенаселения, ни сверхпотребления - главных факторов дестабилизации окружающей среды.

Умеренное потребление и справедливость.

Среди общественных ценностей, связанных с экологией, на первом месте стоит уменьшение потребления. Современное маниакальное потребительство резко контрастирует с экономным и здоровым образом жизни, к которому призывают основоположники экологической этики. Дэвид Ши полагает, что более простой образ жизни, чем сегодняшний, может быть и лично вознаграждающим и социально плодотворным. Умеренный образ жизни способствует устойчивому развитию общества, снижая потребление ресурсов и рост отходов. Он способствует свободной самореализации личности: эта свобода выражается в отказе быть объектом манипуляций со стороны потребительского общества. «В таком образе жизни, меньше конкуренции и больше сотрудничества, меньше нездорового возбуждения и больше умиротворенности; он предоставляет больше возможностей для личностного роста и признает духовную пустоту материальной культуры». По данным психологических исследований, проводившихся в разных странах личное счастье мало коррелирует с материальным потреблением - оно тесно связано с семейным положением, с содержательным трудом, творческим стилем жизни. Счастье человека в большей степени зависит от того, что он делает, как относится к другим людям, от полноты его бытия, чем от того, что он имеет.

Как поведал нам Рональ Инглхарт, в постиндустриальных странах Запада происходят крупные социокультурные перемены, связанные со сдвигом от потребительских целей к эколого-гуманитарным ценностям, к тому, что он называет «постматериалистическими целями». К сожалению, сегодня в российском обществе преобладают прямо противоположные тенденции, и это связано в огромной степени с социальным расслоением: у нас есть суровая бедность и сверхбогачи.

Существует децильный коэффициент, отражающий доходы десяти процентов самых богатых и десяти процентов самых бедных. Для того чтобы поддержать какое-то равновесие в обществе, коэффициент не должен быть больше десяти. Известно, что в США он равен 14, в Германии -7, в Швеции - в Китае - 3. У нас он одно время достигал 75! Правда, по последним данным снизился до 56.

Будущее России зависит от того, сумеем ли мы решить проблему «богатства-бедности». Иначе говоря, необходимо добиваться такого уровня материального потребления, который нельзя назвать ни бедностью, ни богатством. Как остроумно заметил Чарльз Бирч, «Богатые должны жить просто, чтобы бедные могли просто жить». Расточительный стиль жизни богатых огромным грузом ложится на плечи бедных и на окружающую среду. Необходимо обуздать чрезмерные претензии богатого меньшинства, ограничить его свободу ради общего блага. Необходимо пересмотреть само понятие свободы, которым спекулируют эгоцентричные дельцы, стремящиеся к личному успеху и богатству любой ценой. «Теперь нужно понимать свободу главным образом не как отсутствие ограничений, а как возможность участия - прежде всего посредством политических процессов - в принятии решений, которые затрагивают нашу жизнь».



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


Целостность глобализационного процесса
Н. А. Бердяев о нации, национальном сознании и государстве
Учение М.М. Бахтина о «диалогичности мышления» и «ответственной личности» как альтернатива партийно-классовому подходу
Рыночный фундаментализм и экологическая ситуация
«Целостная личность» и «органический социум» как взаимосвязанные социально-философские категории
Вернуться к списку публикаций