2007-10-26 00:00:00
ГлавнаяМенеджмент и маркетинг — Неполные контракты как метод управления рисками



Неполные контракты как метод управления рисками


Права принятия решения по нововведению принадлежат продавцу. В этом случае его суммарный выигрыш будет точно таким же, как и при независимом принятии решений и в условиях максимизации суммарного ожидаемого чистого выигрыша.

Для обоснования данного тезиса следует учитывать, что непосредственно поставщик не может повлиять на вероятность благоприятного исхода относительно ценности нововведения, поскольку осуществление специфических инвестиций - прерогатива покупателя. Вместе с тем в момент заключения контракта покупатель знает, что поставщик будет максимизировать свою ожидаемую прибыль с учетом вероятности, зависящей от специфических инвестиций потребителя. Принимая во внимание данное ограничение, потребитель будет максимизировать свою ожидаемую прибыль, выбирая, по сути дела, уровень вероятности.

Тем самым воспроизводится схема, аналогичная независимому принятию решений, так как потребитель отвечает за выбор уровня специфических инвестиций, а поставщик - за решение по совершенствованию базового товара.

Права принятия решения по нововведению принадлежат покупателю. Если исключительным правом принятия решения наделяется покупатель, то здесь необходимо уточнить следующие вопросы.

Означает ли такое распределение правомочий утрату поставщиком своей самостоятельности в принятии решений? И если эта самостоятельность утрачивается, то в какой мере? Можно ли говорить об однозначности положительной взаимосвязи между недоинвестированием в специфические активы и потерями благосостояния?

Для анализа последствий данного правила и соответствующего ему распределения правомочий необходимо учитывать два обстоятельства: компенсирует ли потребитель поставщику часть расходов и при каких условиях; существуют ли у поставщика стимулы пересмотреть условия контракта, то есть повторить переговоры.

Таким образом, возникают два подвида ситуаций (в зависимости от пучка прав, которым фактически располагает потребитель):

1. Покупатель не участвует в расходах по совершенствованию базового товара. Иными словами, затраты на повышение качества товара по условиям контракта будут осуществляться вне зависимости от ценности усовершенствований. В этом случае у продавца возникает стимул к повторению переговоров, когда становится ясно, что добавочная ценность не компенсирует издержек повышения качества базового товара.

Если не принимать во внимание возможность для нейтрального отношения к риску поставщика добиться заключения контракта на условиях независимого принятия решения, то правомочия, которыми наделен потребитель, не являются абсолютными. Это выражается в данном случае в возможности поставщика расторгнуть первоначальный контракт. Однако в более общем плане отсутствие условий, специфицирующих пределы участия в контракте поставщика, могут компенсироваться взаимопониманием о пределах полномочий, что выступает неотъемлемым элементом корпоративной культуры.

2. Другим вариантом является договоренность, что в случае отрицательного исхода, когда ценность повышения качества равна нулю, продавец финансирует только половину планировавшейся суммы. Иными словами, происходит обмен уступки со стороны поставщика на отказ потребителя использовать в полной мере полномочия (конечные, права).

Подводя итоги рассмотрению неполного контракта в рамках неоклассического подхода, следует выделить некоторые важнейшие моменты:

- для разработки эффективного контракта необходимым и достаточным условием является настройка стимулов экономических агентов, что соответствует подходам, принятым в литературе, посвященной проблеме управления поведением исполнителя;

- настройка стимулов экономических агентов означает определение таких условий контракта, в частности, вознаграждения, которые, как правило, не требовали бы специализированного механизма, обеспечивающего соблюдение условий контракта после его подписания, то есть, данный контракт должен быть самовыполняющимся;

- настройка стимулов является совершенной в том плане, что учитывает вероятности возникновения тех или иных событий основана на максимизации участниками контрактных отношений своих целевых функций;

- даже если прогнозирование результатов и допускает неоптимальность контрактации, то, по крайней мере, она может быть предсказана на основе вероятностных оценок, которые могут сделать участники контракта.

Рассмотренная выше модель неполного контракта в качестве общего случая допускает возможность определения условий контрактов в терминах оптимальной структуры стимулов на основе предположения о ситуации риска или параметрической неопределенности для сторон, участвующих в контракте.

Общая черта всех рассмотренных "оптимизационных" неполных контрактов состоит в том, что омертвленные затраты, или потери благосостояния, больше нуля, причем модель допускает их количественную оценку путем сравнения с условиями, отвечающими критерию Парето-оптимальности.

Строго говоря, в теоретической литературе, посвященной проблеме неполных контрактов при условии сохранения оптимизационного подхода, предпринимались попытки показать, что можно достичь первого наилучшего решения для неполного контракта, если заблокировать повторные переговоры запредельно высокими издержками нарушения первоначального условия контракта посредством установления последней даты поставки товара, а также высокого уровня штрафа за нарушение. Иными словами, отчуждение и присвоение прав собственности невозможно.

Возникает вопрос: как будет осуществляться контрактный процесс в том случае, если не только суд не может без значительных издержек решить спорные вопросы, которые оказываются препятствием для продолжения обмена, но и сами участники контракта в силу собственной ограниченной рациональности не могут сформулировать его условия так, чтобы учесть возможные ситуации в будущем посредством предписания требуемых действий. Особенность данной ситуации состоит не в асимметричном распределении информации, которое является ключевым условием построения моделей в рамках теории управления поведением исполнителя, а в неосведомленности всех заинтересованных сторон относительно будущего.

Таким образом, степень спецификации относительных прав собственности ограничена трансакционными издержками. Более того, в сложных контрактах, которые, как правило, являются неполными, даже согласованные на момент заключения контракта меры адаптации к непредвиденным изменениям вполне могут оказаться ошибочными.

Соответственно значение проблемы повторения переговоров после того как первоначальные условия контракта были определены и он начал реализовываться, недооценивается, а иногда и игнорируется за исключением той ситуации, в которой возникает выбор между выплатой компенсации и пересмотром условий первоначального соглашения.

В этой связи необходимо обратить внимание на то, что в модели не учитывается особенность радикальной неопределенности, когда неизвестны не только объективные вероятности, но и часть событий (новых возможностей использования ресурсов), которые могут произойти (возникнуть) в будущем. Таким образом, экономические агенты не знают заранее все решения проблем, с которыми они столкнутся после заключения и начала выполнения контракта. Отсюда - неспособность вычислить или даже более или менее точно оценить ожидаемые результаты и соответственно упорядочить доступные альтернативы.

В дополнение к этому можно представить множество ситуаций выбора и множество соответствующих им контрактов, которые заключает ограниченно рациональный индивид. Ограниченные интеллектуальные способности данного индивида распределяются во времени и пространстве между отдельными контрактами. С этой точки зрения, попытка представить один из контрактов как полный посредством трансформации ограниченной рациональности в локальную полную рациональность создает дополнительные издержки в рамках других контрактов. Они, как правило, не учитываются, поскольку теория контрактов главным образом ориентируется на определение условий частичного равновесия.

Кроме того, оптимизационный подход не позволяет учесть проблему, которая известна как "информационный парадокс". Информация может быть опытным благом (а в отдельных случаях - доверительным благом). Это означает, что ее ценность в лучшем случае становится известной только после ее использования. Однако если информация уже получена, то нет стимулов платить за нее, так как доступ к ней и так открыт. С другой стороны, если информация не получена, то плата не вносится, но уже по другим соображениям: ввиду невозможности установить ее ценность. Отметим, что существует и другая версия в экономической теории информации, которая представлена в модели поиска Дж. Стиглера [4]. Знание предельных издержек поиска и предельной отдачи позволяет определить оптимальные расходы на получение информации. В данном случае предполагается, что информация является исследуемым благом, то есть ее ценность достаточно легко может быть определена до того, как совершены расходы на ее приобретение (поиск).

Критические замечания в адрес неоклассической версии неполного контракта можно найти в работах, написанных в русле теории трансакционных издержек, или, в более широком плане, - новой институциональной экономической теории, а также неоавстрийского направления, в рамках которого особое внимание уделяется проблемам рациональности (в том числе рациональной неосведомленности), информации, знания, обучения, координации.

Распространяя предпосылку об ограниченной рациональности на стороны, заключающие контракт, следует обратить внимание на соотношение ряда аспектов контрактных отношений (коммуникация, координация, обучение, адаптация к изменяющимся условиям, общее знание), что в значительной мере затрудняет формализованный анализ, но при этом делает представление о контрактных отношениях в условиях неопределенности более содержательным и реалистичным.

Рассматривая различия в подходах к определению и анализу неполных контрактов в теории трансакционных издержек (новой институциональной экономической теории) и неоклассической теории, можно выделить несколько критериев для сравнения: предпосылки модели, источник неполноты контракта, цели конструирования модели, основной вклад, аналитические границы.

Рациональность экономических агентов состоит не только в том, что их поведение можно интерпретировать в терминах простых оптимизационных задач для ситуаций полной определенности, а также риска или параметрической неопределенности, но и в том, что они осознают возможность возникновения в будущем непредсказуемых событий, что потребует адаптации планов, действий (как индивидуальных, так и в рамках организации).

Институциональным устройством, позволяющим обеспечить гибкость и соответственно адаптируемость к изменяющимся условиям, является неполный контракт, содержащий не столько предписания относительно того, какие действия и в какое время должны предпринимать заключившие его стороны, сколько процедуры разрешения спорных вопросов порождаемых изменениями во внутренней и внешней среде и соответственно изменения относительных цен.

Однако в этом случае неполнота контракта определяется не тем, доступна или нет информация о его условиях третьей стороне, в частности, суду, как в оптимизационных неполных контрактах. Вместе с тем последовательное применение предпосылки об ограниченной рациональности предполагает, что участники контракта также не могут с достаточной степенью точности предсказать будущее. В этом случае следствием рациональной неосведомленности является конструирование набора правил, которые позволяют справиться с проблемами координации в связи с возникновением непредвиденных обстоятельств. Данные правила включают такие компоненты, как: схемы стимулирования и принуждения с учетом издержек определения вклада каждого из участников контракта в создание потока квазиренты; механизмы, наблюдения (верификации); процедуры разрешения спорных вопросов в случае добросовестной и, в то же время, различной интерпретации контрагентами одной и той же ситуации.



1. Клейнер Г.Б., Тамбогвцев В.Л., Качалов Р.М. Предприятие в нестабильной экономической среде: риски, стратегии, безопасность / Под общ. Ред. С.А. Панова. М.: Экономика,1997-288с.

2. Балабанов И.Т. Риск-менеджмент. М.: Финансы и статистика, 1996.-192с.

3. Тироль Ж. Рынки и рыночная власть: теория организации промышленности. СПб.: Экономическая школа, 2000,Т.1.

4. Стиглер Дж. Теория фирмы. СПб.: Лениздат, 1995.

5. Тамбовцев В. Контрактная модель стратегии фирмы. М.: ТЕИС, 2000.



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


Общая характеристика подготовки менеджеров во Франции
Особенности ассортимента строительных материалов и их влияние на организацию кооперативной торговли
Некоторые психологические аспекты предпринимательского управления нововведениями
Американская модель профессиональной подготовки менеджеров
Активный и пассивный портфельный менеджмент
Вернуться к списку публикаций