2007-10-26 00:00:00
ГлавнаяПедагогика и психология — Виды мышления



Виды мышления


Будни и праздники мышления

Разумеется, что тот, кто самостоятельно прошёл путь от полного непонимания какого-то явления до его полного покорения (хотя бы в той степени, которая его вполне устраивает), лучше может с ним управляться, чем тот, кто это явление освоил абстрактно: по учебникам да по чьим-то рассказам. К примеру, большинство людей пользуются бытовой техникой, не очень-то вникая в её устройство, и если что сломается, обращаются к специалистам. Рядовые пользователи даже простенькую инструкцию по эксплуатации далеко не всегда прочитывают. Их представления о принципах работы бытовой техники весьма поверхностны. О многих явлениях действительности мы за свою жизнь так и не получаем сколько-нибудь чёткого представления, не имея времени, сил, средств, для их исследования, а, главное, не имея интереса к этим явлениям, так и оставаясь в лоне грубо категоричных абстрактно-дробных схем. Если такое отношение к действительности становится родным, привычным, желанным, то есть соблазн не замечать очевидных противоречий и всё объяснять обманами зрения, осязания, обоняния и прочих средств восприятия действительности.

Люди так и предупреждают друг друга: "Не расстраивайте меня, не рассказывайте ничего плохого!", "Не портите мне настроение!". Оказывается приятней жить в самодельном фантастическом мире, полагая, что он уютен и прочен, чем сталкиваться ежечасно с его противоречиями.

Все это можно свести в таблицу (см. далее).

Переработка информации проходит через все эти виды мышления от первоначального полного неведения о существовании какого-нибудь явления до последующего полного его освоения. Так что само целостное мышление чрезвычайно напоминает работу конвейера. На входе поступают разрозненные сведения о неком предмете. Они активно собираются. По мере накопления сведений начинается их взаимная подгонка. В итоге получается целостный образ познаваемого предмета. Этот образ в дальнейшем сопоставляется с другими, абстрагируется и определяется на какое-либо место, ему наиболее соответствующее в обобщённом образе действительности. Затем, основываясь на этом образе, происходит взаимодействие индивида с действительностью. Процесс мышления побуждается какими-либо неудовлетворёнными потребностями. Должна быть какая-то проблема для того, чтобы заработала вся цепочка видов мышления. В привычном мире господствует автоматическое абстрактно-дробное мышление. Такая жизнь протекает почти бессознательно и состоит, выражаясь бихевиористически, из известных стимулов и соответствующих им заученных реакций.

Из этих четырёх видов мышления самым осознанным надо признать конкретно-дробное мышление. В его ведении состоят все наблюдения и самонаблюдения (саморефлексии). Это оно любой вывод кидается перепроверять. Абстрактно-целостное мышление оказывается наиболее последовательным и уравновешенным. С его помощью строятся всевозможные планы и проекты. Наиболее таинственным, непредсказуемым оказывается мышление конкретно-целостное. Им очень трудно управлять, но в его недрах рождаются как великие художественные образы, так и великие научные абстракции. Абстрактно-дробное мышление является самым автоматическим. Вследствие этого оно и самое быстрое.

Для облегчения понимания сказанного выше (а мой личный опыт подсказывает мне, что подавляющее большинство читателей ограничатся при чтении сей статьи только приложением своего абстрактно-дробного мышления и отметут сходу всё, что покажется им непонятным) попробую разъяснить подробней.

Поскольку в предлагаемой здесь концепции видов мышления есть претензия на полноту описания мышления как психического явления, с её позиций должны быть удовлетворительно объяснены уже открытые стихийно-эмпирически и описанные в науке виды мышления. Попытаемся найти соответствия между упоминавшимися в начале статьи видами мышления и видами здесь описанными. Про конкретное и абстрактное мышления, наверно, всё уже ясно: два конкретных, два абстрактных. На роль "наглядно-действенного", скорей всего, может претендовать конкретно-дробное мышление, занятое выпытыванием сведений. Наиболее подходящим по описанию на роль "обыденного" мышления претендует абстрактно-дробное мышление. И то, правильней было бы говорить не об "обыденном мышлении", а об "обыденных представлениях" о действительности. Личности консервативные, не творческие, в таком случае, оказываются приклеенными к абстрактно-дробному мышлению. Познавательная мотивация, если так можно сказать, "эмоционально финансирует мышление". А у них либо слабая разрешающая способность восприятия, либо слабая познавательная мотивация, и потому различия между предметами и явлениями ими или не замечаются вовсе, или признаются несущественными. Они многое принимают на веру, не озабочиваясь проверками доходящих до них рассказов, слухов, сплетен. Это мир расхожих представлений, само собой разумеющихся норм и правил. Они настолько любят свои привычные стереотипы, что отказываются признать очевиднейшие факты, если те нагло противоречат их давно сложившимся представлениям: "А! Чушь всё это! И не надо мне голову морочить!". У них переработка информации очень часто сводится к подведению частного нового под общее, уже известное: А это что такое? На что же это похоже? Ящик какой-то… Ну, конечно, это же ящик!; Вот вам и всё мышление: Собраны некоторые сведения, быстренько осмыслены. Создан скоропостижный образ предмета, который стремительно сопоставлен с образами уже известных предметов. И вот оно; заключение! Надо признать, что потребности очень сильно вмешиваются в ход мышления, часто его, не то чтобы искажая, а, прямо-таки, уродуя. Но, нельзя не признать, что в привычных обстоятельствах абстрактно-дробное мышление очень даже производительно, поскольку оно срастается с навыками, делая их точными и быстрыми. Потому-то в известных, стандартных, знакомых обстоятельствах его оказывается вполне достаточно для успешной деятельности. Обыденное же сознание, на мой взгляд, проявляется в неоправданном доверии к этому способу мышления, в попытках применять его в обстоятельствах непривычных, где оно неизбежно даёт сбои.

Можно уточнить теперь понятие “научного метода (название "научное мышление" мне представляется не вполне научным)”, который состоит в своевременном последовательном переходе от одного вида мышления к другому по мере освоения действительности:

1) Применение абстрактно-дробного мышления даёт сбои, не приносит ожидаемых плодов. Проблема: “Почему не получается?”

2) Переход к конкретно-дробному мышлению, выяснение всех, сопутствующих проблеме, обстоятельств (нельзя исключать даже самые невероятные обстоятельства, поскольку неизвестно их взаимовлияние и то, чему в начале не придали значения, может оказаться самым важным). Поначалу это просто подробное описание всего, что только привлекло внимание, но этого мало. Конкретно-дробное мышление призвано собрать максимально возможное количество данных о непонятном предмете.

3) Конкретно-целостное мышление включается в работу по мере накопления новых данных и происходит подспудно ещё во время работы конкретно-дробного мышления. Оно комбинирует данные (как новые, так и старые) пытаясь организовать из них наименее противоречивое сочетание (т.е. этот вид мышления работает синергетически, целостно, ищет в конгломерате данных систему). Оно происходит не осознаваемо, периодически выдавая на поверхность сознания разнообразные догадки, которые направляют поиски конкретно-дробного мышления. По мере накопления данных, конкретно-целостное мышление глушит работу конкретно-дробного мышления (ослабевает интерес к предмету, хочется отвлечься, заняться чем-нибудь другим), само, при этом, набирая силу. Завершение его работы знаменуется озарением (обнаружением искомой причины озадачившего абстрактно-дробное мышление сбоя).

4) Итог данного частного случая каталогизируется абстрактно-целостным мышлением. Оно обезличивает этот итог, отвлекается от всех подробностей конкретного пути поиска причины. Его не интересует как получен такой итог, ему важно проверить, соответствует ли он известным до сего дня закономерностям. Это мышление модельное, схемное, структурное, формальное. Оно спокойно пользуется итогами чужих опытов, обобщая их наряду с итогами собственного опыта человека этим мышлением обладающего. Завершается работа абстрактно-целостного мышления выработкой формулы (“квадрат гипотенузы равен сумме квадратов катетов”, “все планеты солнечной системы вращаются вокруг Солнца” или “торговля - двигатель прогресса”, или ещё что-нибудь подобное). Здесь проблема превращается в задачу, которая в отличие от проблемы уже сформулирована, она может быть сложной, но она принципиально решаема, потому что уже существует формула, в которую надо только ввести переменные.

5) Полученные формулы подвергаются придирчивой проверке конкретно-дробного мышления. Уточняются различные частности, делаются дополнения. Так прокручивается много оборотов между тремя первыми видами мышления, пока конкретно-дробное не сдастся, заявив, что уже не может ни к чему придраться.

6) Эти формализованные знания берёт к применению абстрактно-дробное мышление, оно предполагает, что мир (действительность, мироздание, вселенная) или, хотя бы, часть мира, какой-нибудь класс предметов, подчиняются выраженной в формуле закономерности. Этот вид мышления широко применяется в деятельности, понимаемой как преображение окружающей среды. Это прикладное мышление, оно-то и вставляет в формулу переменные.

Люди с большой познавательной потребностью не ждут проблем, для того, чтобы включить своё конкретно-дробное мышление. Они их ищут, ими владеет страстная жажда познания. Но мало иметь познавательную страсть, надо ещё, чтобы ей сопутствовали развитые умственные способности, которые надо понимать как способности, прежде всего к интенсивному многомерному мышлению. Причём, наиболее важным надо признать конкретно-целостное мышление, порождающее качественно новые смыслы, которые потом используются другими видами мышления. Конечно же, отчуждённые виды мышления тоже нужны и важны, но они оперируют только количественными величинами, тем, что уже известно. Конкретно-дробное мышление тоже долго бы плутало “среди деревьев ища лес”, если бы не подсказки конкретно-целостного мышления.

По-видимому, в научном методе должны быть обязательно представлены первые два вида мышления, именно с их помощью делаются открытия. Третий вид необходим для создания теории, для обобщения частных выводов и результатов. Наличие хорошо структурированной теории непротиворечиво обобщающей факты, свидетельствует о развитости науки. Если представление оправдывается в ходе деятельности, то в течение какого-то времени оно будет считаться правильным, пока не будут найдены факты, ему явно противоречащие. Практические деятели принимают на веру изложенные в теории представления о действительности и, основываясь на ней, создают свои технологии, и что-то в действительности преобразуют. Когда у них что-то не получается, они снова обращаются к науке и исследовательские циклы снова повторяются до тех пор, пока проблема не будет решена. Потом уже это новое представление ложится в основу новой теории и т.д. Так что четвёртый вид мышления, абстрактно-дробный, трудно признать составной частью научного метода. По-видимому, абстрактно-целостный вид мышления наиболее соответствует "теоретическому" мышлению, впрочем, как и "логическому".

Чем же отличается "мышление теоретическое" от "мышления практического"?; У меня складывается впечатление, что технологически, принципиально, эти мышления ничем не отличаются одно от другого. Цели у них разные. Обстоятельства достижения целей разные. Зато вся технология такая же, как в научном методе. Поэтому выделять их как особые виды мышления мне представляется неправильным. Скорее, надо различать теоретическую и практическую деятельности. Первая деятельность направлена на создание целостных систем описания действительности, вторая; на преобразование этой действительности. Они взаимно дополняемы: в ходе деятельности возникают затруднения, вызванные неполнотой представления деятеля о действительности. Деятель может сам попытаться решить затруднения, а может доверить поиск решения исследователям, испытателям, теоретикам. Проведя свою работу, они выдадут в итоге новое, более полное описание действительности, с помощью которого будет легко найти выход из затруднения. Не исключено, что теоретики сразу предложат верное решение, поскольку данная сторона действительности может оказаться ими уже исследованной. Но есть одно существенное отличие между практической и теоретической деятельностями: теоретическая деятельность больше имеет дело со следами (с тем, что уже произошло), а практическая; с вестями (с тем, что происходит теперь и может произойти в дальнейшем). Первая более статична, а вторая более динамична.

Теперь углубимся в исследование процесса творчества.

"Когда-то — мы едва обратили на это внимание — в нашу мысль запал слабый зародыш, начался период его медленного созревания, он жил как бы подспудно, долго пребывал в нашем мозгу, ничем не выдавая своего присутствия. Случалось, что он не заявлял о себе месяцами и годами. Писатель занимается тысячами проблем, получает мириады впечатлений, а тем временем в непроницаемых дебрях его психической жизни этот глубоко скрытый зародыш растет, питаясь таинственными соками.

В его тайник проникают впечатления обыденные и возвышенные, сведения безразличные и необычайные, обрывки разговоров, обрывки прочитанного, лица, глаза, руки, сны, мечтания, восторги — неисчерпаемое обилие явлений, из которых каждое может питать этот эмбрион, способствовать его росту. И вот в один прекрасный день, когда мы меньше всего этого ждем, когда мы, как нам кажется, находимся очень далеко от того, что с ним связано, он проявляется как давно желанный и жизнеспособный образ. В силу неизвестных нам причин наступает кризис, внезапный конец долгой подсознательной работы, в своей напористости часто похожий на действие стихийных сил природы и такой же, как и они, безличный. Гайдн, когда у него возникла мелодия, долженствовавшая в “Сотворении мира” выразить рождение света, воскликнул, ослепленный ее блеском: “Это не от меня, это свыше!”

Здесь нет разницы между писателем и философом, художником и ученым. Вместо того чтобы повторять избитую историю о яблоке Ньютона, стоит привести гораздо менее известный, но, может быть, гораздо более поучительный пример из жизни великого математика Анри Пуанкаре. В течение многих месяцев он тщетно искал определенную формулу, неустанно думал о ней. Наконец, так и не найдя решения, совершенно забыл о ней и занялся чем-то другим. Прошло много времени, и вдруг однажды утром он, будто подброшенный пружиной, быстро встал из-за стола, подошел к бюро и сразу же написал эту формулу не задумываясь, словно списал ее с доски. Таким же образом и на писателей нисходят, как бы осеняют их долго не поддававшиеся развязки драм, романов, новелл, в мгновенной вспышке проясняются характеры и судьбы персонажей, отыскиваются долго и напрасно искавшиеся строки, как те, что Жан Мореас, стоя под уличным фонарем, дрожащими пальцами записывал на коробке из-под папирос. Гёте рассказывает во вступлении к “Вечному жиду”, как он около полуночи словно безумный вскочил с постели, как его внезапно захватила жажда воспеть эту загадочную личность. И в данном случае, наверное, было то же, что и во всех ему подобных: поэт годами носил в себе тон, настроение баллады, прежде чем она вылилась у него в стихи. И вот каким сравнением заканчивает Гёте рассказ об этом переживании: “Мы только складываем поленья для костра и стараемся, чтобы они были сухими, а когда наступит урочный час, костер вспыхнет сам — к немалому нашему удивлению”.

Эти “неожиданности души” неодинаковы по силе и продолжительности: от кратких вспышек, освещающих на мгновение лишь одну мысль или частицу образа, и до великих, многое охватывающих открытий. В последнем случае выступает на поверхность значительная часть подсознательного, и это оказывается потрясением огромной силы, вроде тектонических катастроф, когда из глубин океана появляются острова и становятся новой отчизной растений, животных и людей. (Парандовский Я. Алхимия слова. М. "Правда". 1990, с.106)"

Для описания последовательных шагов в осуществлении творческого замысла удобным оказалось использовать последовательность развития насекомых: зародыш; гусеница; куколка; имаго (взрослая особь). Творческий процесс начинается с некой затравки, зародыша, догадки, задумки и т.п. Затем следует стадия сбора материала (гусеница). Иногда этот материал собирается долго и почти неосознанно, иногда быстро и вполне осознанно. Далее материалу дают отстояться, вызреть, кристаллизоваться (куколка). После этого рождается нечто новое (имаго). Творческий цикл завершён.

Зародыши же эти берутся в недрах абстрактно-дробного мышления, которое строит образ действительности, и, на него опираясь, с ней взаимодействует. И этот образ несомненно беднее самой действительности, в нём имеются неоправданные обобщения и допущения, что-то представляется искажённо, а что-то опущено вообще. И вот иногда пытливому взгляду некоего индивида открывается это несоответствие образа действительности и самой действительности. В действительности происходит что-то такое, что в ней происходить не должно! Удивление. Вопрос. Вопрос может быть любым. Их может быть несколько. Но он-то; вопрос; и является тем "зародышем", который побуждает повнимательней к действительности присмотреться, прислушаться, приосязаться и как-то по иному обратить внимание. Кажется очевидным, что разным стадиям творческого процесса должны сопутствовать разные психические состояния. В данном случае стадия "зародыша" сопровождается состоянием некой "озадаченности", "растерянности", "недоумения", "сомнения", "смущения" и т.п. Стадия "зародыша" соответствует переходу от абстрактно-дробного мышления к мышлению конкретно-дробному.

Возникает желание понять: в чём же тут дело? Так начинается сбор материала, касающегося неожиданно представшей стороны действительности. Это переход от стадии "зародыша" к стадии "гусеницы".

Понятно, что стадия "гусеницы" соответствует работе конкретно-дробного мышления. Собираются факты, впечатления, мнения и прочий "материал", который послужит сырьём для построения образа той части действительности, что так озадачила этого художника. Какой же зуд заставляет его метаться в поисках впечатлений, что не даёт ему покоя? В каком психическом состоянии он пребывает? Когда непонимание только увеличивается от обилия новых сведений, лишь разнообразные проявления воли могут ему помочь. Тут и упорство, и выдержка, и целеустремлённость. Есть, конечно, и познавательная страсть, и жажда самовыражения, но на стадии "гусеницы" нет ещё никакой уверенности в успехе дела. Так что тут происходит педантичный, упорный сбор впечатлений, сведений и прочих фактов, не взирая на всякие скуки, печали, хандры, уныния и прочее подобное. Хотя, надо признать, немалое количество людей и прочих существ, на этой стадии останавливаются. И эта сторона действительности так и остаётся для них "тёмной".

Но однажды наступает пресыщение сбором материала. Безразличие какое-то делается. Так происходит переход от стадии "гусеницы" к стадии "куколки". Конкретно-целостное мышление выходит на передний план. Переработка собранного сырья набирает ход. Поначалу она бывает незаметной. Но, чем ближе к завершению стадия вынашивания (инкубации, преображения, перестройки, созревания), тем чаще возникают приливы непонятного предчувствия, предвкушения, трепетного восторга. "Вдохновение"; это творческое возбуждение, такое психическое состояние, которое способствует ускорению мышления. Состояние вдохновения может быть длительным. Вдохновение возникает во время перехода от стадии "куколки" к стадии "имаго". Слово "озарение" означает переживание, сопутствующее самому открытию, оно разовое, итоговое. И длительным не бывает. Зато по силе может превзойти все другие переживания. Само это состояние ликования есть достойная награда за преодоление всех трудностей на пути к успеху. Наверно, где-то здесь, как частный случай мышления творческого, присутствует мышление наглядно-образное (а, ведь есть образы и слуховые, и осязательные, и прочие). Куда пристроить "интуитивное" мышление? Более всего с ним можно отождествить конкретно-целостное мышление.

Надо ещё учитывать, что мышление не ограничивается в каждую единицу времени решением только какого-то одного вопроса. Множество вопросов одновременно пребывают в нём на разных стадиях решения: одни только возникли, другие вот-вот получат решение, третьи застряли на стадии сбора сведений и т.д. Особенно интересно бывает в случаях, когда много вопросов созревают одновременно, или почти одновременно. Озарения фонтанируют!

Попробуем, пока предварительно, бегло, выстроить ряд творческих деятельностей. За основу классификации возьмём признак "самовыражения". Чем меньше связан творец с ограничениями действительности, в рамках которой происходит его творчество, тем больше возможностей для самовыражения он имеет. Творчество исследователя (учёного) от творчества художника (композитора, архитектора, писателя, артиста и т.п.) отличается тем, что исследователь стремится познать закономерности действительности, а художник стремится явно к самовыражению. Художник создаёт образы, а исследователь; формулы. Можно даже сказать, что художник формулу превращает в образ, а исследователь образ превращает в формулу. Искусство занимается созданием переживаний, а наука; созданием понятий (порой весьма разветвлённых и многоуровневых). Художник с помощью своего творения стремится произвести в потребителях его творчества (читателях, зрителях, слушателях и т.п.) некое, вполне определённое переживание. Он через продукты своего творчества делится с потребителями своим субъективным переживательным опытом. Потому что жизнь, бедная переживаниями, кажется пустой, скучной, бессмысленной, людям нужны переживания, чтобы ощутить полноту своей жизни.

Исследователь познаёт объективную действительность. В своих творениях он старается донести до потребителей суть, голую суть, извлечённую им из нагромождения явлений действительности. Тут возможностей для самовыражения меньше, чем в искусстве, Более ограничен в возможности самовыражения изобретатель, поскольку его творчество должно свестись к конкретной технологии. Изобретатель; это создатель новых технологий. Он ищет способы изготовления того же самого, но другими, более удобными способами. Но у художников тоже возникают порой большие трудности с выбором достойного материала для воплощения созданного их воображением образа. Исследователю порой бывает трудно найти подходящую для каждого данного случая абстракцию, и ему надо иметь не менее мощное, чем у художника, воображение, чтобы из одних абстракций выводя другие абстракции, не забывать о действительности. Творчество конструктора сводится к воплощению технологий в конкретных инструментах, станках, в должностных инструкциях и инструкциях по эксплуатации оборудования. Творчество инженера проявляется в применении оборудования, во всё более эффективном его использовании. Совсем мало простора для творчества у непосредственных исполнителей. Тут творчество проявляется в рационализаторстве.

Творчество учителя состоит в умении найти подход к каждому ученику и так преподнести ему учебный материал, чтобы он его правильно понял, надолго запомнил и, самое главное(!!!), добровольно захотел бы узнать ещё. Если учитель творчески относится к своему делу, то он будет активно конкретно-дробно искать всё новые и новые особенности учеников, он будет стремиться к правильному осмыслению обнаруживаемых особенностей, он будет непрестанно пополнять свой опыт и постоянно проверять практически свои догадки.

Думаю, сказанного достаточно для того, чтобы составить представление о творческом подходе к делу. Творческий человек отличается сознательным настроем на поиск нового, необычного, нестандартного с целью создания всё более точного, достоверного образа той части действительности, где протекает его деятельность. Для этого надо обладать как соответствующими способностями, так и сильной познавательной мотивацией. Кроме того, личность должна быть развитой настолько, чтобы ей было ЧТО сказать (творчески себя выразить). Это не оригинальничание во что бы то ни стало, а создание чего-то такого, что ранее он не создавал (в масштабах, разумеется, разных).

Обратите внимание! Технологически различия между этими видами творчества ничтожны. Механизм везде одинаковый. Зато цели разные. Сырьё разное. Продукты поэтому тоже разные. Сырьём для художника являются жизненные впечатления, которые должны оживить идею (замысел), наполнить её образным содержанием. Когда образ созрел и родился, возникает задача воплощения его в какой-то форме, в каком-то материале. В зависимости от специализации художника это может быть пьеса; скульптура; дом со всякими завитушками; песня; повесть; картина и т.д. Они и будут продуктами художественного творчества.

Для исследователя сырьём являются научные факты. Чтобы их получить он наблюдает за действительностью, задаёт ей вопросы с помощью всевозможных опытов. Из полученных фактов строится затем образ исследуемой части действительности. Этот образ сопоставляется с образами, добытыми другими исследователями. В итоге такой работы выстраивается концепция, теория или что-то подобное, обобщённо описывающее бытиё исследованной части действительности. Продуктом исследовательской деятельности являются знания (формализованные описания действительности). Философы, как правило, опираются уже на эти, добытые исследователями, знания, используя их как сырьё для своих изысканий. Как видно, "научный метод" надо признать одним из вариантов проявления творческой деятельности.

А что такое "мастерство", "профессионализм"? То, что непрофессионал делает долго и плохо, профессионал делает быстро и с высоким качеством. Профессионал работает эффективно, производительно. Но почему???!!! Есть подозрение, что за время своей карьеры он прокрутил огромное количество творческих циклов мышления, попутно решив много проблем. Теперь он настолько хорошо знает своё дело, что обходится одним только абстрактно-дробным мышлением, которое в таких случаях оказывается необычайно автоматизированным. Это означает, что у профессионала деятельность построена из большого количества тщательно отработанных и хорошо взаимно пригнанных навыков. Т.е. он работает почти не задумываясь, как машина. К примеру, овладев навыками ходьбы, люди могут идти и о чём-то разговаривать. Только какое-то неожиданное препятствие может вынудить их задуматься о том, как надо ставить ноги, чтобы это препятствие преодолеть. Делая что-то простое автоматически мы, тем самым, освобождаем мышление для решения каких-то действительно сложных проблем.

Вообще, абстрактно-дробное мышление; это фоновое мышление. Конкретно-дробное мышление активно выискивает среди фона фигуры. Всматриваться в привычное, находя при этом всё новые и новые оттенки; наслаждение для конкретно-дробного мышления. Но чтобы составить для себя образ профессионала, разработать систему упражнений для достижения высокой точности своих действий, и потом этого высокого уровня достичь, надо непременно быть творцом. Это значит, что все виды мышления у него хорошо развиты, и каждый полноценно выполняет свою работу.



← предыдущая страница    следующая страница →
1234




Интересное:


Концептуальные основы и технология диагностики сформированности лидерских качеств у студентов - будущих менеджеров
Процесс подготовки менеджеров в высшей школе США
Личностно-ориентированное обучение в формировании иноязычной компетенции в дистанционном обучении иностранным языкам
Использование изобразительной деятельности в психологической практике
Психологическая дистанция как критерий гибкости психологического отношения к соблюдению нравственных норм
Вернуться к списку публикаций