2012-02-17 12:11:39
ГлавнаяПедагогика и психология — Психологическая дистанция как критерий гибкости психологического отношения к соблюдению нравственных норм



Психологическая дистанция как критерий гибкости психологического отношения к соблюдению нравственных норм


Психологическое отношение к соблюдению нравственных норм определено нами как поведенческий компонент психологических отношений нравственности. Поведенческий компонент отношения, также как и поведение, в значительной степени определяется факторам ситуации, а точнее, факторами социальной ситуации. К вопросам психологии социальных ситуаций обращались Б.Г. Ананьев, Б.Ф. Ломов, М. Аргайл, А. Фернем, Дж, Грехем, Н.В. Гришина, А.В. Филипов, С.В. Ковалев и др. Н.В. Гришина видит большую заслугу интеракционистского подхода (М. Аргайл и др.) в том, что он не только принял в качестве основополагающего положение о том, что влияние среды на индивидуальное развитие и актуальное поведение всегда опосредуется актуальными ситуациями, но и принципиально изменил взгляд на ситуацию: ситуации в той же степени являются функцией личности, в какой поведение личности является функцией ситуации. Социальная ситуация (в том числе и ситуация нравственного выбора) характеризуется тем, что наибольшее влияние на поведение оказывают именно социальные факторы (роли, мотивация сторон, ожидания, факторы связанные с пониманием ситуации и актуальным состоянием субъектов взаимодействия), а не факторы физической среды. Так, А.В. Филиппов и С.В. Ковалев отметили «факт большой экологической валидности для прогнозирования поведения социально­ролевых факторов, а не факторов субъективного порядка... Дело в том, что статусно-ролевые характеристики, как раз и представляющие позицию субъекта в обстоятельствах, являются наиболее устойчивыми среди факторов, образующих актуальную психологическую ситуацию». В психологии существует ряд понятий которые интегрируют значительную часть названных параметров социальной ситуации. Это понятие «психологическая дистанция» и его аналоги. Общепринятым является утверждение, что восприятие, интерпретация и оценка индивидом ситуации определяется целостной системой его представлений об окружающем мире. Как отмечает Н.В. Гришина, позиции ученых полностью совпадают в признании «работающих» здесь процессов категоризации. Психологическая дистанция с другими людьми является результатом категоризации социального окружения и, следовательно, может выступать основным критерием, в зависимости от которого у субъекта актуализируется та или иная мотивация и формируется намерение. Т.е. психологическая дистанция может выступать критерием (мерой оценки) гибкости психологического отношения к соблюдению нравственных норм. «Критерий - признак, на основании которого производится оценка, средство проверки, мерило оценки». С нашей гипотезой согласуются выводы теоретического анализа К. Муздыбаева, который отмечает, что интенсивность зависти зависит от дистанции между завидующим и объектом зависти. Если социальная дистанция чрезмерно велика, то нижестоящий не сравнивает себя с вышестоящим, следовательно и явление зависти отсутствует. То есть, чем короче социальная дистанция, тем выше и вероятнее возникновение зависти. Уже Аристотель отмечал, что люди завидуют тем, кто к ним близок по времени, по месту, по возрасту и по славе, откуда и говорится: «родня умеет завидовать». Таким образом, похожесть и социальная близость являются детерминантами зависти. Близость делает подробности жизни другого человека более обозримыми, более доступными для сравнения и анализа. Т.е. непосредственное окружение служит точкой отсчета, по отношению к которой субъект оценивает свои приобретения и потери.


Купрейченко Алла Борисовна







Интересное:


Педагогизация семьи как микросреды социализации личности ребенка
Абрахам Маслоу и психология самоактуализации
Опытно-экспериментальное исследование развития адаптации студентов вуза будущих менеджеров к профессиональной деятельности
Эволюции менеджмента в производственной сфере - объективная предпосылка педагогического менеджмента
Эмпирическое исследование психологического отношения к соблюдению нравственных норм: групповые и индивидуальные особенности
Вернуться к списку публикаций