2012-02-17 12:08:08
ГлавнаяПедагогика и психология — Психологическая дистанция между личностью и представителями различных социальных категорий



Психологическая дистанция между личностью и представителями различных социальных категорий


Особенностью понятия «психологическая дистанция» является то, что в совокупность научных понятий оно было привнесено из обыденного знания, здравого смысла. Поэтому содержание и структура этого феномена исследовались недостаточно. Проблема состоит в том, что, несмотря на широкое применение социологами и психологами термина «дистанция» с различными прилагательными (социальная, психологическая, культурная, «симпатическая» и т.п.), используемые термины не согласованы между собой и не соотнесены с более общими концептуальными представлениями. Актуальность данной проблемы позволяет оценить следующее положение из справочного руководства «Современная психология»: «Научных исследований по межличностным отношениям в настоящее время проводится весьма мало. Перспективными проблемами являются: совместимость деловых и межличностных отношений, социальная дистанция в них, доверительность в разных типах интерперсональных отношений и ее критерии, а также особенность межперсональных связей в различных видах профессиональной деятельности в условиях рыночной экономики. Перспективными здесь выделяются проблемы, которые анализируются в нашем исследовании.

Одной из задач нашего исследования является задача определения места понятия «психологическая дистанция» в системе психологических понятий. Для этого необходимо: 1) исследовать природу и структуру феномена «психологическая дистанция; 2) проанализировать соотношение понятий «социальная дистанция», «психологическая дистанция», «межличностное доверие» и др. и попытаться устранить их концептуальную несогласованность; 3) сформулировать определение понятия «психологическая дистанция». Для достижения поставленных целей необходимо, в первую очередь, проанализировать процессы, лежащие в основе формирования психологической дистанции, то есть, процессы категоризации социального окружения.

Психологическая дистанция как результат категоризации социального окружения.

Именно социальная категоризация, по мнению Г. Тэджфела, «лежит в сердце здравого смысла, повседневного знания и понимания». Созданная под влиянием «Нового взгляда» Дж. Брунера на функциональную природу восприятия «теория социальной идентичности» Г. Тэджфела определяет социальную категоризация как «процесс упорядочения окружающей среды в терминах категорий, т.е. через группировку людей, объектов и событий так, как если бы они были подобны или эквивалентны одно другому в их отношении к индивиду». Существует несколько точек зрения на причины категоризации. Дж. Брунер относит категоризацию к процессам превращения восприятия стимулов в знание о них. Она направлена на правдивое представление реальности без излишних для достижения цели подробностей. Г. Тэджфел считал, что категоризация вызвана потребностью личности в социальной идентичности и позитивной самооценке. В. Ален отмечает, что, конструируя поведение на уровне групп, индивид тем самым снижает неопределенность информации в сложной ситуации. По мнению И.Р. Сушкова, категоризация - это процесс, упорядочивающий индивидов таким образом, который способствует стремлениям социальной системы к самосохранению и развитию. Другие исследователи отмечают, что категоризация сокращает путь определения стратегии поведения. Это обусловлено тем, как отмечает А.Г. Шмелев, что: «решение уже фактически подготовлено отнесением стимульного объекта к определенной категории». Г.М. Андреева считает генеральной функцией категоризации способствующие уяснению контекста упрощение и упорядочивание информации, получаемой извне.

Здесь уместно поставить некоторые вопросы: с чего начинается процесс категоризации, какие психологические механизмы облегчают процесс познания социального окружения? C.Л. Рубинштейн отмечал, что: «в обычных условиях процесс познания другого человека «свернут», лишь в случае наблюдения отклоняющихся образцов он «развертывается». По мнению многих авторов, эта «свернутость» объясняется актуализацией социальных стереотипов, которые вносят наибольший вклад во взаимодействие личности с социальным окружением на начальных этапах познания. В научной литературе не утихают споры о том, не приводит ли стереотипизация к существенным ошибкам при взаимодействии. И.Р. Сушков, основываясь на работах Д. Тернера, считает, что стереотипизация не упрощающий, а адаптивный процесс, переводящий взаимодействие на более высокий уровень социальной организации. Стереотипы наполняют групповое сознание в большей степени не ошибками восприятия, как часто толкуют стереотипы, а восприятием устойчивых и обобщенных сторон социальной реальности и практически закрепляют собой групповой опыт, доводя его до каждого члена группы. По мнению П.Н. Шихирева, «большинство стереотипов адекватно отражают объективную реальность, а их эффективность обусловлена достаточно высокой степенью однообразия повседневной жизни». Г. Тэджфел объясняет это однообразие тем, что: «социальное поведение в значительной степени определяется отношениями между группами, характер этих отношений, в свою очередь, обусловлен преимущественно принятыми правилами межгруппового поведения». Он также отмечал, что чем ближе социальная ситуация к межгрупповому полюсу континуума, тем сильнее проявляются тенденция к единообразию поведения членов данной группы по отношению к другой группе и склонность членов данной группы воспринимать членов другой группы как безликих ее представителей, т.е. недифференцированно. Была высказана и получила частичное подтверждение гипотеза о том, что мнение человека о членах какой-либо социальной группы, вероятнее всего, будет точно, если эта группа играет строго определенную роль, «поскольку то, что предписывается категории, обычно выполняется ею и от нее ожидается». И.Р. Сушков делает следующее заключение: «конформность и процесс формирования стереотипов - одни из основных условий, которые делают возможной деперсонализацию индивидов и приведение их к «одному групповому знаменателю». Этот важный вывод позволяет понять, почему социальные стереотипы не приводят к существенным ошибкам при взаимодействии индивидов и групп, и таким образом, являются одним из детерминирующих факторов межгрупповых отношений, играя значительную роль в процессе категоризации индивидом социального окружения.

Можно подвести итог: опираясь на социальные стереотипы, закрепляющие групповой опыт, и используя собственный опыт взаимодействия с социальными группами, индивид формирует психологическое отношение к ним. Упорядочить информацию о социальном окружении, осуществить идентификацию, упростить выбор стратегии поведения невозможно без использования такой сжатой и, в то же время, емкой формы отношения к социальным категориям как психологическая дистанция. Отдельные компоненты отношения личности к различным социальным группам могут отличаться, однако, психологическая дистанция, при этом, может восприниматься как одинаковая - это означает, что данные группы относятся к одной социальной категории.

Употребляя такие словосочетания и даже специальные термины как область знания, сфера интересов, межличностное пространство, научный подход, ценностные ориентации, рамки работы, уровень выраженности и т.д. мы используем пространственные и кинестетические образы. Когда мы говорим соприкоснуться, столкнуться с чем-либо, не имея в виду физического контакта, обычно имеется в виду, что нас что-то связывает а что-то разделяет с нашим окружением. Пространственные и кинестетические образы в социальный мир пришли из более древнего предметного мира. Применение их в отношении нематериальных и социальных объектов характеризуется следующими особенностями: они имеют эмоциональную окраску, емкое содержание и плохо поддаются рациональному осмыслению. Трудно объяснить, как содержательно «близкие отношения» отличаются от «тесных отношений» или «глубоких отношений». На имплицитном уровне, тем не менее, эти нюансы хорошо различаются. Психологическая и социальная дистанции, также, относятся к такому классу понятий. «Социальная дистанция предполагает такое сочетание официальных и межличностных отношений, которое определяло бы близость общающихся, соответствующую социокультурным нормам их общностей. Социальная дистанция предполагает сохранение адекватного уровня широты и глубины взаимосвязей при установлении межличностных отношений». Приведенная цитата интересна тем, что для определения явления, сформулированного в виде пространственного образа, используются другие пространственные образы. Вероятно, исследование психологического содержания подобных речевых оборотов могло бы дать интересные результаты.

Проанализировав литературу, можно сделать предварительное заключение, что существуют две основные сложности изучения процесса категоризации социального окружения. Так как большинство исследований межличностных и межгрупповых отношений посвящено изучению диад («Я - другой», «своя группа - чужая группа» и т.п.), то первая сложность состоит в том, что изучение диад имеет мало общего с реальным социальным миром, в котором живет индивид. И.Р. Сушков отмечает, что: «дихотомическая категоризация, построенная по принципу «или/или», предназначена для сохранения социальной группы. Для нее не важны различия между другими. Для нее важно, что они другие и необходимо сохранять определенную дистанцию, соответствующую степени угрозы, исходящей от них... Как только группы категоризируются на более высоком уровне объемлющего их «Мы», возникает «пересеченная категоризация», связанная с их оптимальным функционированием в границах системы и являющаяся, в свою очередь, необходимым условием развития последней». Г. Тэджфел также обсуждает такой сложный вопрос, как принадлежность индивида одновременно ко многим группам. Он полагает, что индивид в данном случае выбирает наиболее «выпуклую» группу, которая наиболее значима для выработки взгляда на мир и идентифицирует себя с ней. При этом возникает задача сортировки групп для получения оптимальной для индивида организации социального мира, отмечает Г.М. Андреева. Вторая сложность изучения процесса категоризации необходимость делать акцент на взаимности. Монография И.Р. Сушкова является одной из немногих работ, делающих акцент на взаимности, постоянной рефлексивности связей, отношений, оценок и т.п.

Исследования, не учитывающие эти взаимные ожидания и прогнозы, изучают «субъект - субъектное» отношение как «субъект - объектное».

Таким образом, процесс категоризации индивидом социального окружения чрезвычайно сложен. Социальная система, к которой он реально принадлежит, состоит из множества социальных групп, некоторые из них входят одна в другую, а некоторые существуют обособленно. Интересы групп, в которые входит индивид, могут не совпадать. В каждой конкретной ситуации перед индивидом стоит не только проблема идентификации с одной из социальных групп, но и проблема прогнозирования того, с какими группами идентифицирует индивида, а также самого себя второй участник взаимодействия (от этого зависит ожидаемое поведение). Однако в обыденном сознании подобные процессы происходят постоянно, результатом их является такое простое и понятное, с точки зрения здравого смысла, явление как «психологическая дистанция». Важно отметить, что в эмпирической части нашего исследования изучается наиболее приближенная к реальной жизни «пересеченная категоризация». Испытуемые, с учетом психологической дистанции, должны разделить на категории все свое социальное окружение и выразить отношение к каждой категории.



← предыдущая страница    следующая страница →
1234




Интересное:


Обновление содержания, форм и методов социализации личности ребенка на основе взаимодействия семьи и детского сада
Дополнительное образование как источник саморазвития, самоопределения и самореализации личности
Образовательные тенденции
Эмпирическое исследование психологического отношения к соблюдению нравственных норм: групповые и индивидуальные особенности
Комплекс педагогических условий эффективной адаптации студентов вузов к профессиональной деятельности
Вернуться к списку публикаций