2012-02-17 11:33:55
ГлавнаяПедагогика и психология — Программа эмпирического исследования психологического отношения к соблюдению нравственных норм



Программа эмпирического исследования психологического отношения к соблюдению нравственных норм


Создание собственного методического инструментария является первой стадией разработки программы нашего исследования. Стадия включает три этапа: 1) обсуждение возможности создания шкалы и определение концептуальных основ, 2) создание и проверка шкалы, 3) определение возможных методических подходов для решения широкого круга теоретических и прикладных задач. Разработка конкретных методик для каждого подхода.

Вторая стадия разработки программы: выбор объекта, определение выборки, постановка гипотез и задач эмпирического исследования, подбор методик и методов анализа эмпирического материала.

Разработка методического подхода к измерению психологического отношения к соблюдению нравственных норм

Концептуальные основы.

Уточнение концептуальных основ позволит: 1) определить основные условия, которые необходимо учесть при создании методик; 2) составить перечень нравственных норм, отношение к которым будет измеряться, уточнить их содержание и эмпирические референты; 3) выдвинуть гипотезы о групповой и индивидуально-психологической специфике отношения к соблюдению нравственных норм, сформулировать эмпирические задачи.

В работе по созданию инструмента, позволяющего измерить отношение личности к соблюдению нравственных норм, необходимо опираться на некоторые понятия этической теории. Останавливаясь на содержании ключевых понятий, отметим, что термины «этика», «мораль», «нравственность» однотипны по своему этимологическому содержанию и истории возникновения - таково мнение авторитетного ученого А.А. Гусейнова. В то же время, многие авторы, в частности, Б.С. Братусь, М.И. Бобнева, Т. Адорно, П. Каде и др. используют различные понимания этих терминов. Однако, указывает А.А. Гусейнов, в современном - и живом и литературном языке все три термина содержательно перекрещиваются и, в принципе, являются взаимозаменяемыми.

Во всех этических учениях в той или иной форме присутствует золотое правило нравственности - древнейший и общепризнанный моральный закон. Золотое правило возникает в разных культурах приблизительно в одно и то же время - в середине первого тысячелетия до нашей эры. Везде оно имеет сложную формулировку, самую полную и развернутую из которых мы находим в Евангелии от Матфея (Мф. 7:12): «Во всем, как вы хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними». Другим примером служит категория жэнь Конфуция, одна из ее конкретизаций: «не делай другим того, чего не пожелаешь себе». Золотое правило рефреном проходит через столетия: принцип универсальной морали французских просветителей, например Ф.М. Вольтера. «Человеческое право не может быть основано ни на чем ином, как на этом естественном праве, а великое всемирное начало того и другого на всей земле заключается в следующем: «Не делай другому того, что ты не желаешь, чтобы делали тебе»; категорический императив И. Канта: «Поступай только согласно такой максиме, руководствуясь которой ты в то же время можешь пожелать, чтобы она стала всеобщим законом»; Соловьев B.C.: «Никакой человек ни при каких условиях и ни по какой причине не может рассматриваться как средство для каких бы то ни было посторонних целей - он не может быть средством или орудием ни для блага другого лица, ни для блага целого класса, ни наконец, для так называемого общего блага, т.е. блага большинства других людей»; выдающийся отечественный психолог С.Л. Рубинштейн: «не использование человека как средства достижения той или иной цели, а признание его существования как такового».

Несмотря на существование единых норм нравственности, отношения нравственности меняются на протяжении истории человечества. Каким образом нравственные отношения связаны с объективными культурно-историческими условиями позволяет понять культурно-исторический анализ философской этики, предпринятый в работах Т. Адорно, Е.В. Беляевой, P.P. Валитовой, А.А. Гусейнова, Г. Ирлиц, О.П. Лебедевой, Т.Г. Мехед и др. Поэтому, при разработке методического инструментария необходимо учитывать культурно-исторические особенности отношения к нравственным нормам в современной России. Е.В. Беляева выделяется тип нравственных отношений, который играет главную роль в периоды серьезных трансформаций. В его основе лежит, с одной стороны, заострение личностного характера регуляции, с другой - обращение к максимально обобщенным, мировоззренческого плана регулятивам. Личность здесь прямо ориентируется на перспективные цели, на сверхзадачи морали, а нормативные кодексы и конкретные предписания остаются неразработанными, в известной степени производными». Выделенные особенности нравственных отношений в кризисную эпоху актуальны для сегодняшней России и представляют интерес в контексте нашего исследования. Важно помнить, что «в разные исторические периоды и в разных культурах люди придерживаются разных норм морали, но нельзя отрицать, что они находят свои формы и способы оставаться добродетельными, честными и порядочными». Говоря о культурной и исторической обусловленности отношений нравственности больших социальных групп мы опирались на следующее понимание культуры: «в широком смысле культура есть совокупность проявлений жизни, достижений и творчества народа или группы народов. Культура рассматриваемая с точки зрения содержания, распадается на различные области, сферы: нравы и обычаи, язык и письменность, характер одежды, поселений, работы, постановка воспитания, экономика, характер армии, общественно-политическое устройство, судопроизводство, наука, техника, искусство, религия, все формы проявления объективного духа данного народа». Как подчеркивает А.В. Брушлинский «детерминизм включает в себя историзм... сама детерминация есть процесс». Поскольку для процесса детерминации важна преемственность, т.е. обусловленность предыдущими стадиями развития, очевидно, что на отношение к нравственным нормам больших социальных групп оказывает влияние не только текущее социальное, политическое и экономическое устройство общества, не только господствующее мировоззрение и философские учения, но и вся история развития культуры сообщества.

Каковы же культурно-исторические особенности отношений нравственности современного российского общества? Кросскультурные исследования факторных моделей личностных черт Л.P. Голдберга и А. Г. Шмелева показали, что для российской и англо-американской выборок существует значимое сходство четырех факторов из «большой пятерки». Однако иерархия факторов различна: у российской выборки на первом месте стоит фактор моральной оценки личности, а в англо-американской - фактор динамизма. С точки зрения авторов, эти различия обусловлены тем, что сознание россиян в большей мере детерминировано культурно-историческими (сигнификативные структуры) и аффективными факторами (коннонативные структуры), а не объективной организацией поведения людей (денотативные структуры). Социокультурный контекст оказывает влияние и на моральное развитие индивида. Кросскультурный анализ О.П. Николаевой показал, что в зависимости от культурной специфики взаимоотношений и семейного воспитания может изменяться порядок стадий морального развития.

Исследования В.В. Знакова выявили различия в структуре отношения ко лжи у русских и американцев: для американцев более характерен чем для русских вид лжи, цель которого сохранить в неприкосновенности свой внутренний мир, предотвратить вмешательство в личную жизнь. У русских «ложь во спасение» имеет наибольший удельный вес по сравнению с другими видами лжи, но только для женской части выборки.

Исследования имплицитных представлений о порядочном человеке современных россиян М.И. Воловиковой, Л.Л. Гренковой (Дикевич), О.П. Николаевой показали, что наши современники определяют порядочного человека, как: умеющего прийти на помощь, доброго, честного, заслуживающего доверия, умного, сдержанного, трудолюбивого, в то же время, в их сознании изначально разделены понятия «закон» и «нравственность».

Психологические отношения нравственности находятся в тесной взаимосвязи с другими видами психологических отношений. Отношения собственности и отношения к труду представляют наибольший интерес в силу специфики объекта исследования (предприниматели и менеджеры). В работах М.А. Винокурова, А.Д. Карнышева и др. проведен достаточно глубокий анализ особенностей менталитета русских, якутов, бурят, японцев и американцев, проявляющихся в их отношении к труду. Выявлена связь с мировоззренческими установками, которые обусловлены особенностями жизнедеятельности этих групп на протяжении веков. Не случайно, М.А. Винокуров и А.Д. Карнышев выявили различия в отношении к труду и собственности у одной этнической группы, но с различным историческим прошлым (групповые инварианты российского этноса). Так, у проживающих в Сибири казаков в качестве мировоззренческой установки выступает идея служения отечества, у старообрядцев - религиозно-нравственная общность. Ю.Ц. Тыхеева, А.Л. Цыденова связывают особенности отношения к собственности у бурят с буддийским значением социального блага, которое предполагает не столько принцип нарастания благ, сколько определенный механизм распределения благ, и следовательно, производства социальных связей, поддержание баланса межличностных отношений, сдерживающих индивидуальное накопление. Это иной экономический идеал по сравнению с протестантскими представлениями о рациональности, который глубоко был исследован М. Вебером и, по его мнению, тесно связан с развитием капитализма. Влияние отношений собственности российского крестьянства 20-30-х годов XX века на коллективистическую или индивидуалистическую направленность личности анализирует Е.В. Шорохова и отмечает, что прямого совпадения форм собственности и этих направленностей не существует. Нельзя с определенностью сказать, что частная собственность непременно вызывает индивидуализм, а общественная - коллективизм. В исследованиях В.П. Познякова, также, выявлено взаимовлияние экономических условий и факторов и социально-психологических феноменов, их влияние на реальное поведение субъектов экономической деятельности, которое определяет уровень и направленность деловой активности.

Психологические исследования нравственности профессиональных и гендерных групп показали, что важнейшими факторами, определяющими эти отношения, выступают специфические потребности, интересы и условия существования конкретных социальных групп. Социальные группы - совокупности людей, обладающих чертами сходства по объективному положению в системе общественных отношений. Потребности и интересы социальных групп имеют различную природу: экономическую, политическую, духовную. Отметим, что условия существования, потребности и интересы социальных групп, также, культурно и исторически детерминированы. Социальная группа, характеризуемая общностью условий существования, форм деятельности, интересов и потребностей обладает едиными ценностями и нормами. Это относится к гендерным, профессиональным, возрастным и другим группам. Изучая когнитивный компонент психологического отношения к нравственным нормам В.В. Знаков выявил существенные различия в способах понимания неправды, лжи и обмана мужчинами и женщинами. Определения обсуждаемых феноменов, даваемые мужчинами, в основном, имеют результативный характер. Процессуальность мышления женщин при определении сущности неправды, лжи и обмана проявляется в том, что наиболее субъективно значимым выступает не объективно достоверное знание, а вера в правильность своего понимания проблемы. Это является объяснением преобладания у женщин добродетельной лжи, в отличии от преобладания эгоцентрической лжи у мужчин.

Б.И. Хасан и Ю.А. Тюменева выявили гендерные различия в отношении к нравственным нормам у подростков. В группе детей 12-ти лет 48% девочек и 25% мальчиков относятся к социальным нормам как к регулятору. В группе подростков 15-ти лет обратная пропорция - мальчики значительно чаще девочек относятся к социальной норме как к регулятору (18% девочек и 91% мальчиков). Такая же картина и в отношении к «миру без норм». В группе детей 12-ти лет положительно относятся к «миру без норм» 21% девочек и 100% мальчиков, у подростков 15-ти лет - наоборот (50% девочек и 9% мальчиков). Таким образом видно, что формирование отношения к социальным нормам происходит неравномерно и зависит от гендерной принадлежности. Подобную закономерность обнаруживали и другие авторы. Так, исследования ответственности В.П. Прядеина показали отсутствие кардинальных различий между параметрами ответственности у мужчин и женщин. В то же время, внутри отдельных возрастных групп такие различия хорошо прослеживаются. В каждой отдельно взятой возрастной группе представители женского и мужского пола обнаруживали различия в структуре ответственности, в представлениях об ответственности и в мотивации ответственного поведения.

К факторам, определяющим отношение к соблюдению нравственных норм, относится принадлежность к профессиональной группе. «Профессиональная этика изучает профессиональную мораль как конкретизацию общих нравственных принципов и норм применительно к особенностям того или иного вида профессиональной деятельности». В зависимости от конкретных исторических условий на первый план выдвигается та или иная сторона профессиональной деятельности. Внутри каждой профессии складываются специфические связи и отношения людей. В зависимости от объекта труда, орудий труда, используемых приемов и решаемых задач возникает неповторимое своеобразие ситуаций, которые требуют от человека действий определенного типа. Как только профессиональные отношения приобретают качественную устойчивость, это приводит к формированию особых нравственных установок, соответствующих характеру труда. Возникнув, профессиональная мораль становится определенной духовной реальностью, обладающей относительной самостоятельностью. Профессиональная этика сотрудников правоохранительных органов, военнослужащих, медиков, летчиков и специалистов других профессий, связанных с риском или безопасностью и здоровьем людей, отличается своим преимущественно деонтологииеским характером: этические нормы приобретают здесь строго обязательный характер и обеспечиваются административными санкциями. Это вызвано тем, что работа специалистов этих профессий сопряжена со множеством нравственных проблем, порожденных спецификой целей, методов и средств их деятельности. Риск для собственной жизни, с которым связана профессия, создает моральную проблему оказания - неоказания помощи другому человеку. Кроме того, выполняя свои функции они могут использовать принуждение и ограничение прав личности. Хорошим примером является развернувшаяся в последние годы дискуссия вокруг биоэтики: Р.Г. Апресян, P.P. Валитова, А.А. Гусейнов, Р. Дрессер, Д. Каллахан и др. Главной проблемой биоэтики на сегодняшний день является дилемма патерналистской и антипатерналистской моделей взаимоотношения врача и пациента. Традиционная модель, отводящая пациенту пассивную роль исполнителя предписаний лечащего врача постепенно вытесняется альтернативным типом отношений между больным и медицинским работником, называемым антипатернализмом. Последний предполагает качественные изменения статуса пациента: он становится полноправным участником диалога с врачом, его мнение, которым раньше пренебрегали, его право на информированность относительно диагноза, протекания болезни, методов и перспектив лечения и т.д. не только декларируется, но и соблюдается.

Т.е. мы видим, что в биоэтике прослеживается общий ход эволюции этики - от диктата к свободе личности.



← предыдущая страница    следующая страница →
123456




Интересное:


Психологическая дистанция между личностью и представителями различных социальных категорий
Об ассоциальном влиянии ролевых компьютерных игр на агрессивное поведение подростков
Индивидуальный стиль деятельности
Общая педагогика
Опытно-экспериментальное исследование развития адаптации студентов вуза будущих менеджеров к профессиональной деятельности
Вернуться к списку публикаций