2015-04-15 20:33:58
ГлавнаяМеждународное (частное) право — Значение и сфера применения конструкции доверительной собственности в системе англо-саксонского права



Значение и сфера применения конструкции доверительной собственности в системе англо-саксонского права


Изменение и прекращение отношений доверительной собственности.

После того как траст учрежден, его условия, которые касаются выгодоприобретателя, предмета траста, методов управления и т. д., являются окончательными и неизменными. Сторона траста, как правило, вправе изменить в одностороннем порядке условия траста только в том случае, когда об этом прямо указано в документе об учреждении траста.

Основаниями прекращения доверительной собственности являются:

1) достижение целей, на которые она была учреждена, 2) истечение срока, на который она была создана, 3) наступление обстоятельств, которые согласно учредительному акту должны ее прекратить (например, достижение выгодоприобретателем определенного возраста, вступление в брак, окончание учебного заведения и т.д.), 4) смерть выгодоприобретателя, у которого не осталось наследников, 5) если это будет предусмотрено в учредительном акте, то учредитель может прекратить доверительную собственность своим односторонним волеизъявлением.

В случае смерти доверительного собственника траст не прекращается, а все его полномочия и обязанности переходят к другим доверительным собственникам (если их несколько), к его наследникам или лицу, назначенному судом.

В соответствии с американской доктриной, прижизненный траст является безотзывным, если иное прямо не определено в условиях траста.

Право на отзыв траста одновременно означает, что учредитель имеет право на изменение условий траста, поскольку он может прекратить прежний траст и учредить новый с новыми условиями. Если же учредитель траста прямо не указал при учреждении траста свое право на отзыв, то он не имеет права на изменение условий траста или его прекращение. Вместе с тем, если учредитель траста является единственным выгодоприобретателем, он имеет право изменить условия траста даже в том случае, если в условиях траста не указано его право на отзыв.

Право на отзыв траста является личным правом учредителя и не может быть передано другим лицам.

Что же касается права выгодоприобретателя на изменение условий траста или его прекращение, то, в соответствии с доктриной, господствующей в Англии и некоторых штатах США, в случае, если все выгодоприобретатели траста являются полностью дееспособными, они могут по общему согласию изменять или прекращать траст (даже если это нарушает цели траста, установленные учредителем). Большинство же штатов США придерживаются концепции, в соответствии с которой условия траста могут быть изменены либо траст прекращен только в том случае, если:

- все выгодоприобретатели (причем никто из них не должен быть ограничен в дееспособности) совместно заявляют требование перед доверительным собственником или судом об изменении или прекращении траста;

- предложенные изменения или прекращение траста существенно не нарушают целей траста, установленных учредителем при учреждении траста.

Кроме того, в случае, если учредитель траста, доверительный собственник и все выгодоприобретатели пришли к единому соглашению, они могут также изменить условия траста, однако такое соглашение только лишь между учредителем траста и доверительным собственником является недействительным.

Право Англии и США предоставляет также суду право изменять условия траста или прекращать траст по заявлению учредителя траста, доверительного собственника или выгодоприобретателя. Так, например, суд справедливости может уполномочить или дать указание доверительному собственнику поступать иным образом, чем это предусмотрено условиями траста, в случае наступления обстоятельств, которых учредитель не мог предвидеть при учреждении траста, а прямое выполнение условий траста привело бы к тому, что цели траста были бы не исполнены.

После прекращения доверительной собственности trustee должен распорядиться имуществом в соответствии с указаниями учредительного акта, т.е. передать лицам, названным учредителем. Если в учредительном акте таких указаний не содержится и вывести их из условий акта не представляется возможным, то считается, что доверительный собственник должен продолжать выполнять свои функции, но уже не в пользу выгодоприобретателя, а в пользу учредителя или его наследников.

Виды доверительной собственности.

Выше в настоящей работе были перечислены три категории доверительной собственности: прямо выраженный траст, предполагаемый траст и законный траст, – в основе выделения которых лежат различные основания возникновения доверительной собственности.

В свою очередь предполагаемый траст обычно подразделяют на два вида: «логически выведенный траст» (resulting trust), вытекающий из фактических обстоятельств (implied by fact), и «конструктивный траст» (constructive trust), вытекающий из фактических обстоятельств либо подразумеваемый в силу закона (implied in law) [8]. В обоих случаях не существует явно выраженного намерения учредителя траста создать доверительную собственность, но в первом случае траст возникает, когда, исходя из обстоятельств дела, суд делает вывод о том, что у учредителя было желание учредить доверительную собственность, а во втором случае лицо становится доверительным собственником определенного имущества, если суд приходит к выводу о возникновении конструктивной доверительной собственности, исходя из обстоятельств дела, либо в силу предписаний норм объективного права.

Разница между этими двумя категориями состоит в следующем: в случае логически выведенного траста суд лишь восполняет недостающую, но предполагаемую волю сторон относительно установления доверительной собственности. Например, наследодатель в завещании устанавливает доверительную собственность в пользу кого-либо из своих родственников, но при этом не оговаривает судьбу этого имущества на случай смерти этого лица. Если потом окажется, что наследник умрет до истечения срока, на который был установлен траст, выгодоприобретателями становятся законные наследники этого родственника, так как предполагается, что именно такой могла быть воля завещателя.

В случае конструктивного траста, вопрос о воле участников правоотношения (даже предполагаемой) может вообще не вставать: такая доверительная собственность возникает, когда одно лицо может без достаточных правовых оснований обогатиться за счет другого, суд в этом случае может говорить о возникновении конструктивной доверительной собственности, как дополнительных обязательствах конструктивного доверительного собственника, возникающих в силу норм объективного права либо выраженного намерения учредителя.

Институт конструктивной доверительной собственности используется, как средство защиты против неосновательного обогащения. Как правило, наличие конструктивного траста предполагается во всех случаях фидуциарных отношений, т.е. отношений, основанных на особом доверии. К такого рода отношениям относятся отношения адвоката и клиента, опекуна и подопечного, принципала и агента, членов товарищества между собой, директоров компаний и компаний в целом и пр. Во всех этих отношениях возникает конструктивная доверительная собственность, когда доверенное лицо, ведя дела доверителя, приобретает какое-то имущество или выгоды для себя. В таких ситуациях доктрина полагает, что лицо, злоупотребившее доверием в отношении такого имущества становится невольным, «конструктивным доверительным собственником представляемого».

Не исключены ситуации, когда в положении конструктивного доверительного собственника может оказаться обычный доверительный собственник, чьи полномочия основываются на учредительном акте, если он при выполнении своих обязанностей приобретает какие-либо выгоды лично для себя. Все эти положения основываются на прецеденте 1726 года – (Keech V. Sandford или Rumford Market Case) [9]. Так же наличие конструктивной доверительной собственности предполагается в отношениях между залогодателем и залогодержателем, если после продажи заложенного имущества у залогодержателя оказывается сумма денег, превышающая сумму долга. Тогда в отношении этих сумм залогодержатель попадает в положение конструктивного доверительного собственника. Аналогичные отношения предполагаются также в отношениях между продавцом и покупателем недвижимого имущества до момента надлежащего оформления этой продажи.

Еще одну группу отношений, где применяется конструктивная доверительная собственность составляют отношения, при которых отчуждение имущества происходит с пороками воли: под влиянием заблуждения, обмана, угрозы, насилия и т.д. При наличии этих обстоятельств приобретатель оказывается в положении «конструктивного» доверительного собственника по отношению к лицу, из владения которого имущество выбыло с пороками воли. Обязанность такого доверительного собственника состоит в том, чтобы вернуть приобретенное таким образом имущество его законному владельцу, выступающему в этой конструкции в роли выгодоприобретателя. Таким образом, и в данном случае конструктивная доверительная собственность служит средством защиты от неосновательного обогащения и преследует своей целью возвращение сторон в первоначальное положение. «Конструктивная доверительная собственность устанавливается судом для осуществления справедливости и для того, чтобы воспрепятствовать неосновательному обогащению, когда право собственности приобретено в результате обмана, принуждения, недолжного влияния или нарушения фидуциарных обязанностей» [10].

Из всего вышеизложенного следует, что доверительная собственность, возникающая на основании волеизъявления собственника имущества и конструктивная доверительная собственность имеют принципиальные и существенные различия.

В первом случае доверительная собственность возникает из акта доброй воли учредителя траста и служит целям наилучшего использования имущества в интересах выгодоприобретателя. В случае же конструктивного траста, возникновение этих отношений не зависит от воли сторон (часто даже противоречит их волеизъявлению) и преследует цель – воспрепятствовать возможности неосновательного обогащения одного лица за счет другого. Это основное различие, из которого вытекают различия в статусе, в полномочиях и в содержании обязанностей доверительного собственника. При обычной доверительной собственности доверительный собственник действует в соответствии с указаниями учредителя и в течение длительного времени совершает многочисленные действия в отношении доверенного ему имущества. При конструктивной доверительной собственности у доверительного собственника существует лишь одна обязанность, возникающая из предписания судебного органа: в кратчайший срок вернуть вещь выгодоприобретателю. Общим же между этими двумя разновидностями траста является правовой режим имущества, который возникает из расщепления права собственности, где собственность одного лица возникает в силу норм общего права, а собственность другого – на основании права справедливости, в результате чего обладатель этого имущества на основании общего права обязан в силу права справедливости использовать это имущество в интересах другого лица.

Еще одним критерием, позволяющим выделить отдельные виды доверительной собственности, являются цели ее учреждения.

Цели, которых можно достичь путем создания доверительной собственности очень разнообразны, и они могут быть любыми, кроме противозаконных (Restatements of the Law of Trusts, США). О том какие цели достигались применением этого института при его зарождении, мы уже говорили в начале работы. Но общество не стояло на месте, постоянно изменялось и развивалось, возникали новые отношения, новые потребности.

В настоящей части работы автор рассмотрит несколько разновидностей доверительной собственности, отличающихся по целям их создания.

Первая разновидность доверительной собственности, на которой мы остановимся – «охранительный траст» (protective trust) в Англии, которому в США соответствует «траст для расточителей» (spendthrift trust). В определенных случаях, как правило, когда доверительная собственность учреждается в пользу душевнобольных, расточителей или иных лиц, не имеющих достаточного опыта в ведении своих имущественных дел, с целью защиты их интересов, учредитель заинтересован в том, чтобы эти лица в течение длительного времени могли гарантированно получать средства от управления доверительной собственностью. Так как в этом случае траст служит способом обеспечения выгодоприобретателя в течение длительного времени, то учредитель стремится сделать так, чтобы выгодоприобретатель не мог отчуждать или обременять выделенное ему имущество, чтобы это имущество было ограждено от возможности обращения на него взыскания со стороны кредиторов. Но общее право не позволяет учредителю прямо внести такие положения в учредительный акт, считая недействительной всякую сделку, запрещающую управомоченному лицу отчуждать принадлежащее ему имущество. Поэтому был найден, на наш взгляд, оригинальный ход, когда учредитель вносит оговорку, согласно которой выгодоприобретателю принадлежат права лишь до определенного момента, пока на это имущество не будет обращено взыскание кредитора или пока выгодоприобретатель не примет решения о его отчуждении. Подобное условие, прекращающее доверительную собственность, позволяет выгодоприобретателю независимо от его воли сохранить за собой определенное имущество.

При этом не обязательно, чтобы доверительная собственность прекращалась вовсе. В учредительном акте может быть указано, что в определенных случаях, как правило, тех, что указаны выше, доверительная собственность преобразовывается в другую разновидность – «дискреционный траст» (discretionary trust). В этом случае доверительный собственник наделяется правом определять когда и в каких размерах производить выплаты выгодоприобретателю, необходимые для его проживания и содержания семьи. В результате выгодоприобретатель не имеет никаких реальных прав на имущество, находящееся в доверительной собственности, и не может требовать передачи ему получаемых из этого имущества доходов, ему лишь предоставляется право ожидать, надеяться, что доверительный собственник будет использовать предоставленную ему учредительным актом свободу усмотрения в интересах выгодоприобретателя. Но такая надежда не является объектом, которым бы выгодоприобретатель мог распорядиться по своему желанию и на который кредиторы могли бы обратить взыскание.

Подобный «дискреционный траст» может возникать не только после прекращения «охранительного траста», но и изначально устанавливаться на основании распоряжения учредителя. Что дает ему право на независимое положение в ряду других разновидностей доверительной собственности.

Как уже было отмечено выше в США вместо конструкции «охранительного траста» существует «траст для расточителей», чья конструкция значительно проще, что объясняется существованием другого подхода к полномочиям учредителя доверительной собственности.

При создании «траста для расточителей» учредитель может просто запретить отчуждение определенного имущества и указать, что на него не может быть обращено взыскание. При этом доктрина исходит из того, что лицо, учреждающее доверительную собственность, имеет право распорядиться принадлежащим ему имуществом по собственному усмотрению и учредить траст с любыми ограничениями, которое оно сочтет нужными.

Несмотря на некоторые юридико-технические различия конструкций применяемых в Англии и США, обе они позволяют достичь желаемого результата, а именно оградить определенные категории выгодоприобретателей от утраты используемого в их интересах имущества в результате его нерационального отчуждения либо обращения на него взыскания кредиторов.

Следующей разновидностью целей, для достижения которых используется институт доверительной собственности является благотворительная деятельность. Для этого англо-саксонское право предусматривает создание благотворительных фондов, которые не являются отдельными субъектами права, а представляют собой имущественный комплекс, передаваемый в управление определенному лицу (чаще корпорации) для управления им в указанных учредителями целях.

Как уже указывалось выше, выгодоприобретателями в этом случае является неопределенный круг лиц. В настоящий момент создание подобных трастов (в США они называются фондами) получило очень широкое распространение. Этому способствовало существование ряда существенных обстоятельств в виде определенных льгот, предоставляемых государством. В частности, учредителям благотворительных фондов предоставляются весьма существенные налоговые льготы, а если доходы от доверительной собственности полностью предназначаются и используются на благотворительные цели, то налог с доходов от такой деятельности вообще не взимается.

Вторым преимуществом благотворительных трастов перед иными видами доверительной собственности является то, что к ним не применяется правило против увековечения.

Например, лицо, учреждающее доверительную собственность последовательно в пользу своих наследников, ограничено сроками, которые в данной ситуации составляют продолжительность жизни наследников, уже находящихся в живых в момент смерти наследодателя, и сверх того еще 21 год. Это правило не распространяется на благотворительные фонды, которые могут учреждаться на любой срок. С этим преимуществом связана еще одна особенность благотворительных фондов – это большая свобода доверительного собственника при выполнении распоряжений учредителя. Ведь в течение длительных сроков существования некоторых благотворительных трастов, которые являются бессрочными, требования учредительного акта порой становятся неуместными и зачастую просто невыполнимыми. В этом случае суд может изменить распоряжение учредителя, когда такая реорганизация в отношении обычной доверительной собственности невозможна.

Отличительными чертами благотворительного траста от других видов доверительной собственности являются обязательное точное указание целей такого траста и отсутствие указания на конкретного выгодоприобретателя. Однако, ни в законодательстве, ни в судебных прецедентах не содержится четкого понятия благотворительных целей. Наиболее используемым сейчас является перечень, данный лордом Макнатеном в деле Tax Commissioners V. Pemsel: 1) трасты для оказания помощи беднякам, 2) трасты для содействия образованию, 3) трасты, организованные в целях содействия религии, 4) трасты, организованные для других общественно-полезных целей. Как видно, из приведенного выше перечня, последний его пункт создает широкие возможности для судейского усмотрения, так как является достаточно неопределенным. Хотя все-таки в практике существует и определенное ограничение такого судебного усмотрения – не признаются благотворительными трасты, созданные в политических целях.

Частично эта проблема была разрешена законом 1960 г., который ввел обязательную регистрацию благотворительных трастов, что позволило избежать споров о том является ли деятельность траста благотворительной и распространяются ли на него льготы, так как полагалось, что все внесенные в реестр трасты являлись благотворительными. Но подобное нововведение все вопросы не сняло, так как осталась возможность оспорить в суде записи в реестре.

Широчайшее распространение благотворительные фонды получили в США, хотя там многие из них создаются в форме корпораций, а не доверительной собственности. Наряду с обычными благотворительными фондами в США также существуют так называемые «коллективные трасты» (community trusts). При создании таких трастов большое число лиц передает определенные средства в управление одной и той же организации (обычно это банк или специально созданная компания), указав лишь в общих чертах цели, на которые будут использованы их средства. В дальнейшем порядок использования этих средств определяется распорядительным комитетом, в состав которого входят представители местных органов власти и доверительные собственники.

В США широкое распространение получили так называемые общие фонды (commontrust funds), о появлении аналогов которых в России нами будет упомянуто ниже. В этом случае корпорации управляют переданным им различными лицами в доверительную собственность имуществом не раздельно для каждого лица, а совместно, что позволяет значительно сократить издержки такого управления, что является весьма существенным фактором при небольшом размере имущества, выступающего объектом доверительной собственности. Полученные доходы распределяются между выгодоприобретателями пропорционально размеру имущества, переданного для управления в их интересах. А так как в принципе это противоречит правилу, по которому доверительный собственник должен управлять имуществом в интересах различных выгодоприобретателей раздельно, то условие о возможности совместного управления различными имуществами должно быть напрямую зафиксировано в учредительных актах, устанавливающих доверительную собственность.

Общие фонды близки по достигаемым при создании целям частной компании (закрытой корпорации в США и обществу с ограниченной ответственностью в континентальной системе), которая является юридическим лицом, где участник может распоряжаться своей долей, в том числе потребовать ее выделения или выплаты ее стоимости, где в зависимости от результатов деятельности доля участника может увеличиться или уменьшится. Но компания и переход прав на паи в компании требуют более сложного оформления, и общие фонды являются удобным механизмом, позволяющим собственнику имущества получать доход с минимальными издержками, не принимая самому участия в управлении своим имуществом.

Еще одной разновидностью целей, на которые используется траст, является создание монополистических объединений, пример одной из них – нефтяной империи Рокфеллера «Standart Oil Trust» – мы уже рассмотрели выше в настоящей работе. Первоначально акционеры передавали свои акции в доверительную собственность группе лиц в обмен на сертификаты, как в трасте Рокфеллера, затем акции стали передавать в управление юридическим лицам в обмен на их акции либо специальные свидетельства. Такие управляющие компании стали называть холдингами (holding companies). Эта форма создания монополий получила сейчас широкое распространение в США и во всем мире и несмотря на специфику их строения, основной признак доверительной собственности – расщепление права собственности здесь сохраняется полностью.

Основываясь на указанной выше конструкции, начали создаваться так называемые бизнес-трасты исключительно с целью осуществления предпринимательской деятельности, то есть получения прибыли и распределения ее между выгодоприобретателями. При этом права выгодоприобретателей, в отличие от иных видов траста, обычно оформляются с помощью ценных бумаг, именуемых сертификатами траста. Этот траст иначе именуется массачусетский траст, так как первоначально данная форма была использована для организации предпринимательской деятельности в штате Массачусетс с 1910 г. по 1925 г. для того чтобы использовать ограниченную ответственность выгодоприобретатеей и избежать ограничений, установленных для корпораций в сделках по приобретению недвижимого имущества. Бизнес-траст в США (причем эта форма свойственна не всем штатам США) рассматривается, как неинкорпорированная ассоциация, то есть объединение лиц, не обладающее правами юридического лица. Однако некоторые штаты США для определенных целей рассматривают бизнес-траст в качестве корпорации (юридического лица). Кроме того, для целей налогообложения, а также при процедуре банкротства федеральное законодательство США всегда применяет к бизнес-трастам правила, установленные для корпораций.

Бизнес-траст является одной из форм траста, поэтому большинство положений, установленных для частного траста, распространяются и на бизнес-траст.

Бизнес-траст представляет собой третью основную форму организации предпринимательского объединения в США наряду с договором (товариществом, партнерством) и юридическим лицом (корпорацией), в силу чего имеет как схожие, так и отличные черты по сравнению с указанными формами. При этом главным отличием бизнес-траста от партнерства (договор, близкий по своим характеристикам к простому товариществу по законодательству России, а также к полному и коммандитному товариществу без права юридического лица) является ограниченная ответственность выгодоприобретателей по обязательствам траста (то есть выгодоприобретатели не отвечают по обязательствам доверительного собственника, в отличие от партнеров в партнерстве). Данная ограниченная ответственность логически следует из того, что выгодоприобретатели, в отличие от партнеров, не участвуют в управлении предприятием. Однако если выгодоприобретатели вправе давать указания доверительному собственнику и осуществлять контроль за его деятельностью, суды большинства штатов США лишают выгодоприобретателей ограниченной ответственности по обязательствам доверительного собственника, распространяя на них правила, установленные для отношений агент-принципал. При этом в бизнес-трасте и сам доверительный собственник может нести ограниченную ответственность по своим обязательствам, если в сделках с третьими лицами он прямо укажет, что действует как трасти, либо в случае, если выгодоприобретатели освободят его от такой ответственности с принятием ее на себя. Однако данное преимущество бизнес-траста, связанное с ограниченной ответственностью выгодоприобретателя, является также и основным его недостатком, поскольку лишает выгодоприобретателя возможности влияния на деятельность предприятия и контроля за доверительным собственником. Следующим важным отличием бизнес-траста от партнерства является возможность выпуска оборачиваемых сертификатов, в силу чего бенефициарный интерес может быть свободно передан от одного лица к другому. В силу того что партнерство является договором, смерть или ликвидация одного из партнеров влечет за собой прекращение партнерства. В отличие от партнерства, смерть или ликвидация выгодоприобретателя не прекращает бизнес-траст.

Бизнес-траст по некоторым свои признакам (наличие ценных бумаг, ограниченная ответственность лиц, получающих предпринимательский доход) также близок и к бизнес-корпорации (форме, аналогичной акционерному обществу). Более того, доктрина США иногда называет бизнес-траст «квази корпорацией». Однако существуют и значительные отличия между этими формами. В частности, корпорация всегда подлежит регистрации, применительно же к бизнес-трастам законодательство лишь некоторых штатов США применяет данное требование. Одним из основных прав акционера является право голоса, то есть право на участие в управлении корпорацией. Выгодоприобретатель бизнес-траста лишен возможности управлять трастом. В силу того что корпорация является юридическим лицом, права и обязанности по заключенным сделкам несет сама корпорация, а не управляющий, заключивший сделку. В бизнес-трасте права и обязанности по заключенным сделкам приобретает не юридическое лицо, а доверительный собственник. Основные отличия бизнес-траста от корпорации содержатся в прецеденте Schumann-Heink v. Folsom, 328 111 321, 159 NE 250 (1927): «Бизнес-траст фундаментально отличается от корпорации. Акционеры корпорации контролируют через совет директоров дела корпорации. Союз держателей бизнес-траста не имеет взаимных прав и обязанностей и не контролирует действия доверительного собственника. Доверительные собственники бизнес-траста являются аналогом директоров корпорации, так как и те и другие являются менеджерами предпринимательской деятельности в их соответствующих организациях, однако имеется существенное различие между доверительным собственником и директором, основанное на природе вещей. Доверительный собственник является держателем правового титула на трастовое имущество, действует в отношении его как принципал и имеет обязательства в силу права справедливости перед выгодоприобретателями трастового имущества. Директор не действует в отношении средств корпорации как принципал, однако действует по отношению к ним как агент компании, директором которой он является и в пользу которой он действует. Доверительный собственник персонально отвечает по своим обязательствам, директор же – нет (до тех пор, пока он действует в пределах своих полномочий). Траст не является субъектом права вообще, а корпорация является искусственным лицом. Траст заключается в имуществе, правовой титул которого привязан к доверительному собственнику, и титул в силу права справедливости, по которому принадлежит лицам, которые не имеют обязательств между собой. Корпорация является искусственным органом, созданным лицами, являющимися собственниками уставного капитала, чьи права и обязанности определены в уставе».

Наряду с холдинговыми компаниями и бизнес-трастами существует еще одна форма, позволяющая использовать доверительную собственность для осуществления бизнеса и организации монополий – трасты для голосования (voting trusts). В результате того, что деятельность компаний, как правило, определяется небольшой группой лиц, владеющих контрольным пакетом акций компании, остальные акционеры утрачивают возможность участия в управлении, даже если они и имеют право голоса. Подобная ситуация привела к тому, что стали появляться особые организации-трасты для голосования, которые в обмен на передачу им в доверительную собственность акций выдают сертификаты, закрепляющие за акционерами право на получение дивидендов, окончательно отстраняя их от участия в делах компании.

Траст для голосования возникает на основе договора между акционерами и доверительным собственником, при этом в качестве доверительных собственников также может выступать группа лиц, в результате чего управление акциями осуществляется на основе решения всех доверительных собственников, принятого большинством голосов. В некоторых штатах ГИТА допускается участие в договоре траста для голосования корпорации, акции которой передаются в траст. Траст для голосования предусматривает передачу акций корпорации доверительному собственнику, взамен данных акций акционеры (учредители траста) получают сертификаты голосующего траста. При этом в реестре акционеров должна быть сделана ссылка на принадлежность акций трасту для голосования. Достаточно часто при учреждении траста вместо старых акций (если они именные) выдаются новые акции на имя доверительного собственника.

Трасты для голосования обычно безотзывны и ограничены 10-летним сроком, однако в некоторых случаях они могут быть продлены и сверх данного срока.

Полномочия доверительного собственника траста для голосования по принятию решений в корпорации, как правило, не ограничиваются. Исключение составляют вопросы продажи имущества корпорации и ликвидации корпорации. Доверительный собственник вправе передать свое право голоса по доверенности иным лицам, однако он не вправе выдавать безотзывные доверенности.

При этом основным отличием траста для голосования от передачи голоса по доверенности является то, что в последнем случае возникают отношения агент-принципал, доверительный собственник же рассматривается в качестве собственника акций по общему праву.

Траст для голосования, как форма организации монополий, имеет ряд преимуществ перед рассмотренными ранее – это простота организации и возможность избежать значительных расходов. Эти преимущества и обусловили широкое применение подобной конструкции в США и ее закрепление в законодательстве этой страны.


Ковалев Сергей Иванович



[1] См. Patrick McLoughlin & Catherine Rendell. Law of Trusts. 1992, p.p. 40,41.

[2] Гражданское и торговое право капиталистических государств. Под ред. Васильева Е.А. М.: 1993, стр. 236.

[3] Траст и договор доверительного управления имуществом. Турышев П.В. Автореферат. М.: МГУ, 1997, стр. 11-12.

[4] См. A.J. Hawkins. The Trust Like Device in English Law. UK Comparative Law Series. Volume 5. Trust and Trust Like Devices, 1980, p. 11.

[5] См. Нарышкина Р.Л. Доверительная собственность в гражданском праве Англии и США. М.:УДН, 1965. стр. 19-20.

[6] См. Нарышкина P.JI. Доверительная собственность в гражданском праве Англии и США. М.:УДН, 1965. стр. 32-33.

[7] A.J. Hawkins, «The Trust Like Device in English Law», UK Comparative Law Series, Volume 5, «Trust and Trust Like Devices», p. 11.

[8] Русские обозначения этих понятий предложены P.Л. Нарышкиной. См. также Безбах В.В. Доверительная собственность. // Советская юстиция, 1992. № 5.

[9] Keeton R. Cases on Equity and Trust. L., 1959, p. 149.

[10] Me. Donald v. Miller (1944)/ Keeton R. Op.cit.



← предыдущая страница    следующая страница →
123




Интересное:


Условия договора международной купли-продажи товаров
Понятие источников международного частного права с позиции современного развития права
Общее понятие ответственности воздушного перевозчика за причинение вреда жизни и здоровью пассажира
Статус международного частного права (МЧП)
Бернская конвенция 1886 года об охране литературных и художественных произведений
Вернуться к списку публикаций