2015-04-15 20:33:58
ГлавнаяМеждународное (частное) право — Значение и сфера применения конструкции доверительной собственности в системе англо-саксонского права



Значение и сфера применения конструкции доверительной собственности в системе англо-саксонского права


Содержание и применение института доверительной собственности в странах англо-саксонской системы права.

Сущность и предмет доверительной собственности.

Доверительная собственность является одним из наиболее значимых и развитых институтов англо-саксонской системы права. Он базируется на существующей в этой системе возможности «расщепления» права собственности, когда часть правомочий (управлять, распоряжаться имуществом) принадлежит одному лицу, а другая часть – использование выгод, доходов от этого имущества – другому. В результате использования этой возможности и возникает доверительная собственность (trust) при передаче имущества собственником этого имущества – учредителем доверительной собственности (settlor) – другому лицу – доверительному собственнику (trustee) – для использования этого имущества в пользу указанного учредителем любого третьего лица – выгодоприобретателя (beneficiary). Траст может возникать в результате распоряжения учредителя, как при его жизни, так и на случай смерти путем завещания. При этом полномочия доверительного собственника строго ограничены целями, указанными учредителем.

Таким образом, траст можно охарактеризовать, как юридическую конструкцию, созданную в результате очевидно выраженного намерения учредителя траста установить режим доверительной собственности для определенного им имущества, указав при этом других участников отношений доверительной собственности: лицо, которому передается имущество (доверительного собственника), и лицо, в пользу которого устанавливается доверительная собственность (выгодоприобретателя), – а также указав условия, на которых учреждается доверительная собственность, в частности, срок ее существования.

Данное определение доверительной собственности описывает классическую схему трастовых отношений, тогда как на практике отношения, вытекающие из доверительной собственности, являются более многообразными, и учредитель траста может выступать, как в качестве доверительного собственника, так и в качестве выгодоприобретателя, а доверительный собственник может иметь полномочия, определенные не учредителем траста, а в решении суда, либо определяемые в соответствии с предписаниями закона.

В качестве трастового имущества могут выступать практически любые объекты гражданских прав, за исключением случаев, когда право прямо устанавливает, что тот или иной объект не может быть передан в траст. Так, например, законодательство некоторых штатов США запрещает отчуждение права на возмещение ущерба, причиненного здоровью человека в результате деликта. Или, например, не может быть передан в траст бенефициарный интерес по «трасту для расточителей» (сущность указанной разновидности траста будет описана ниже).

Англо-американское право и доктрина исходят из трех основных требований к имуществу, передаваемому в доверительную собственность:

- учредитель траста должен обладать правами на имущество, передаваемое в траст, в том числе обладать правом отчуждения этого имущества;

- имущество должно быть не исключено из имущественного оборота, то есть может находиться в частной собственности и отчуждаться;

- имущество должно обладать способностью к идентификации и должно быть точно определено.

Рассматривая первый признак имущества, которое может быть передано в траст, прежде всего необходимо указать, что в траст не может быть передана вещь или право, которыми учредитель траста не имеет возможности распоряжаться в момент учреждения траста. Исходя из этого, вещи, которые не существуют в момент учреждения траста и возникнут лишь в будущем, либо вещи или права, которые перейдут к учредителю траста лишь в будущем (например, право наследника на получение наследства после смерти наследодателя), не могут являться трастовым имуществом. Однако с момента возникновения реального права на имущество со стороны учредителя траста такое имущество может быть передано в траст.

Вместе с тем предметом траста могут быть права выгодоприобретателя по получению будущего дохода от имущества, переданного в траст (если это допустимо по условиям траста), поскольку право выгодоприобретателя существует реально с момента учреждения траста.

Имущество, передаваемое в траст, должно давать возможность его идентифицировать, то есть отличать от другого аналогичного имущества, и должно быть достаточно четко определено. То есть недостаточно заявить, что в траст передаются все ценные бумаги, принадлежащие какому-то лицу. Необходимо точно определить, какие именно ценные бумаги передаются данному лицу.

Основания возникновения доверительной собственности в Англии и США.

В Англии и США можно выделить три категории доверительной собственности, отличающихся по основаниям возникновения:

1) «прямо выраженный траст» (expressed trust), который возникает, когда намерение установить доверительную собственность выражено совершенно определенно и не вызывает никаких сомнений;

2) «предполагаемый траст» (implied trust), когда намерение учредителя выражено недостаточно ясно, и нельзя с полной ответственностью утверждать, что у лица имелось намерение создать доверительную собственность, но, исходя из обстоятельств дела, суд может сделать вывод о том, что желание учредить доверительную собственность было, либо суд может установить наличие отношений доверительной собственности между сторонами, когда намерения учредить доверительную собственность не было вообще;

3) «законный траст» (statutory trust), который возникает в силу прямых указаний закона.

Исходя из перечисленных выше категорий доверительной собственности, основаниями возникновения доверительной собственности в Англии и США признаются очевидно выраженное или предполагаемое намерение учредителя траста (односторонний акт учредителя) и закон. Очевидно выраженное волеизъявление собственника имущества, на основании которого устанавливается доверительная собственность, может иметь любую форму, даже устную, но если объектом траста выступает недвижимое имущество, то в соответствии со ст. 53 (в) английского закона о собственности 1925 года необходима письменная форма. Аналогичные положения существуют и в США (ст.7 Statute of Frauds 1677 г. и в законах отдельных штатов).

Вопрос о том, является ли решение суда основанием возникновения доверительной собственности, в английской литературе является дискуссионным [1]. Возможность отнесения решения суда к основаниям возникновения доверительной собственности, прежде всего, связывается с одной из разновидностей предполагаемого траста – конструктивным трастом, который будет подробнее рассмотрен ниже. В США конструктивный траст рассматривается, как средство, необходимое для избежания неосновательного обогащения. Такой подход к конструктивному трасту имеет своих сторонников в Англии. Их рассуждения построены на том, что траст возникает в результате вынесения соответствующего решения суда, а никакого намерения создать доверительную собственность либо закона, содержащего соответствующее предписание, может и не быть. Противники подобного подхода к трактовке конструктивной доверительной собственности в Англии утверждают, что конструктивный траст возникает не в результате вынесения судом соответствующего акта, а в результате намерения (акта) учредителя либо предписания закона, создающих дополнительное обязательство, факт существования которого устанавливается в судебном порядке. То есть, сторонники этой теории утверждают, и на взгляд автора настоящей работы такой подход является более обоснованным, что если кто-то злоупотребил доверием другого и в результате получил определенную материальную выгоду, то в соответствии с предписаниями правовых норм он является доверительным собственником в отношении полученного имущества и должен передать такое имущество лицу, чьи интересы были нарушены. Суд лишь устанавливает, что в данной ситуации подлежат применению соответствующие правовые нормы и подтверждает, а не устанавливает факт существования доверительной собственности.

Ряд российских ученых-юристов высказывает мнение, что доверительная собственность также может возникать на основании договора. В частности, авторы учебника «Гражданское и торговое право капиталистических государств» [2] указывают договор в качестве основания возникновения траста в праве Англии и США, аналогичной позиции придерживается Турышев П.В. в своей диссертационной работе по теме «Траст и договор доверительного управления имуществом» [3]. В свою очередь английские ученые-правоведы утверждают, что при учреждении доверительной собственности полностью отсутствует какая-либо договорная основа [4]. Нарышкина Р.Л. в своей работе «Доверительная собственность в гражданском праве Англии и США» [5], приводит ряд существенных различий между договором и доверительной собственностью. Вот ее слова: «доверительную собственность следует четко отличать от других институтов английского права, и в первую очередь от договора. С точки зрения правового регулирования и правовых последствий, которые влечет за собой договор, – это совершенно разные институты». Одним из ее доводов является тот факт, что отношения доверительной собственности возникают в силу одностороннего волеизъявления учредителя, при этом они могут возникать без ведома не только выгодоприобретателя, но и доверительного собственника. И, даже если в последствии доверительный собственник откажется от выполнения возложенных на него обязанностей, существа отношений это не изменит. Например, в судебном порядке может быть заменен доверительный собственник, отказавшийся от своих функций, когда его замена не может быть произведена учредителем (как в случае открытия наследства). Очевидно, что при наличии между сторонами договорных отношений такая ситуация не возможна. Кроме этого, в англо-американском праве одним из условий действительности договорных обязательств является наличие так называемого встречного удовлетворения (consideration). Это означает наличие каких-либо выгод для должника, принявшего на себя исполнение определенных обязанностей, либо наличие определенного ущерба для кредитора, в пользу которого эти обязанности должны быть исполнены. Отсутствие встречного удовлетворения лишает договор юридической силы.

В отношении доверительной собственности доктрина, требующая встречного удовлетворения, не применяется. Этот факт и определил различные сферы использования договорных отношений и института доверительной собственности.

И еще одним аргументом является существование различных оснований возникновения ответственности: если, как правило, ответственность должника по договору возникает без наличия вины, то доверительный собственник несет ответственность за причиненный ущерб только при наличии его вины.

Все вышеприведенные доводы, опровергающие возможность определения договора, как основания создания траста, выглядят достаточно убедительно, но имеются примеры, когда доверительная собственность возникала в результате заключения договора. Так, 2 января 1882 года было подписано «Соглашение об учреждении треста (траста) «Standart Oil Trust», которое дало начало развитию новых форм монополий. На основании этого соглашения физические лица-акционеры сорока крупных нефтяных компаний США, каждая из которых объединяла ряд нефтяных предприятий своего штата, передали все имеющиеся у них акции уполномоченным лицам – доверительным собственникам в количестве 9 человек. Взамен полученных акций акционерам были выданы сертификаты, удостоверяющие их отношения с доверительными собственниками. Доверительные собственники брали на себя обязательство вести дела всех первоначальных компаний «к наибольшей выгоде владельцев сертификатов», т.е. они получали возможность самостоятельно определять состав органов управления всех первоначальных компаний, управлять всем капиталом, распределять дивиденды и другое. Доверительные собственники не имели права никому передавать полученные акции; в свою очередь, держатели сертификатов (выступавшие в данном случае в роли учредителей траста и выгодоприобретателей) не имели права потребовать возвращения акций.

Траст устанавливался на неопределенно длительный срок: он должен был существовать, пока в живых остается хотя бы один из доверительных собственников и еще 21 год после этого. До этого времени, как было предусмотрено в соглашении, созданный таким образом траст мог быть ликвидирован при условии, что через год этого потребует 9/10, а через 10 лет 2/3 всех сертификатов. Все эти условия характеризуют соглашение как многосторонний договор, содержащий комплекс прав и обязанностей, как со стороны учредителей доверительной собственности (выступавших также и выгодоприобретателями), так и со стороны доверительных собственников [6].

Но доказывает ли этот исторический пример, что договор может наравне с односторонним волеизъявлением собственника имущества и законом выступать в качестве основания возникновения доверительной собственности? Вероятно, наличие подобных трастовых договоров и привело к указанным выше высказываниям ряда российских ученых о возникновении доверительной собственности из договора. Но так называемый трастовый договор содержит в качестве составляющей выраженное в нем намерение учредителя доверительной собственности (учредительный акт), на основании которого возникает доверительная собственность, а также комплекс прав и обязанностей сторон, связанных с учреждением доверительной собственности, но не являющихся основанием ее возникновения. Англо-американское право предусматривает, что для возникновения доверительной собственности достаточно волеизъявления учредителя, волеизъявления других участников отношений доверительной собственности для этого не требуется. Назначенный актом доверительный собственник может прямо отказаться от выполнения своих функций, но если он приступил к выполнению своих обязанностей, то его согласие на выполнение функций доверительного собственника считается выраженным, и он несет ответственность за выполнение всех вытекающих из этого обязанностей [7]. Таким образом, трастовый договор является не основанием возникновения доверительной собственности, а формой выражения намерения учредителя доверительной собственности (документом, содержащим в себе акт учредителя траста), в результате которого возникает доверительная собственность и к которому не применяются требования выдвигаемые в англо-американском праве к договорам: наличие соглашения сторон (воли нескольких лиц – участников правоотношения) и встречного удовлетворения, – в то время как остальная часть договора должна отвечать указанным требованиям, так как в противном случае договор в этой части будет признан недействительным.

Права и обязанности субъектов правоотношений доверительной собственности.

Субъектами отношений, возникающих из института доверительной собственности, являются, как уже было сказано выше, учредитель траста, доверительный собственник и выгодоприобретатель. Учредитель траста может выступать в качестве выгодоприобретателя или доверительного собственника, а также траст может быть учрежден в пользу неопределенного круга лиц, такой траст называется публичным (public trust), в отличие от обычного частного траста (private trust), учреждаемого в пользу конкретных лиц.

При учреждении доверительной собственности учредитель может предоставить выгодоприобретателю следующие права:

1) Получать доход в течение всей жизни.

2) Получать доход в течение всей жизни до того момента пока он не будет признан банкротом либо попытается заложить свое право на получение дохода.

3) Получать доход в течение всей жизни, после чего право на получение дохода получит его старший сын, затем старший сын этого сына и так далее.

4) Получать доход в течение всей жизни другого лица.

5) На получение всего капитала после смерти другого лица.

6) На получение всего капитала при наступлении определенного события в будущем, которое может или могло бы произойти, например когда выгодоприобретатель пережил другого выгодоприобретателя либо когда выгодоприобретатель вступает в новый брак.

7) Получать доход вместе с другими лицами.

8) Получать доход либо его часть, если выгодоприобретатель выбирается из группы выгодоприобретателей, определенной учредительным актом.

9) Пользоваться переданным в траст имуществом в порядке и в пределах, определяемых доверительным собственником по собственному усмотрению.

При учреждении траста учредитель должен прямо назвать выгодоприобретателя (выгодоприобретателей) или иным образом их определить. Отсутствие выгодоприобретателя по частному трасту влечет за собой недействительность создания траста. Так, например, требования, установленные для завещательного траста (testamentary trust) указывают на то, что выгодоприобретатель должен быть поименован в самом завещании.

Применительно же к публичному трасту конкретное наименование выгодоприобретателя либо его определение не требуется.

Право Англии и США не требует также, чтобы лицо, указанное в качестве выгодоприобретателя по частному трасту, обладало полной дееспособностью, то есть в качестве выгодоприобретателей могут выступать несовершеннолетние или душевнобольные лица. В отношении данных лиц может учреждаться так называемый охранительный траст (protective trust). Подобный вид траста может учреждаться также и в отношении лиц, которые ведут расточительный образ жизни или не обладают достаточным опытом для того, чтобы грамотно вести свои имущественные дела. В случае, если учрежден траст для расточителей (spendthrift trust), выгодоприобретатель обычно не имеет никаких прав по отношению к доверительному собственнику, за исключением права требовать выгоды от трастового имущества. При учреждении охранительного траста или траста для расточителей доверительный собственник, как правило, ограничен в правах по отчуждению имущества, переданного в траст.

Право Англии и США в качестве выгодоприобретателя рассматривает не любое лицо, получающее доход от трастового имущества. Например, в случае, когда доверительный собственник нанимает адвоката для обслуживания траста и адвокату выплачивается вознаграждение за счет доходов траста, он не обладает никакими правами выгодоприобретателя, так как цель создания траста не была связана с выгодой адвоката.

Частный траст может быть создан в пользу не только одного, но и группы выгодоприобретателей. Однако и в этом случае члены данной группы должны быть точно определяемы. Часто при учреждении траста в пользу группы выгодоприобретателей используется форма так называемого дискреционного траста (discretionary trust), по которому доверительный собственник сам распределяет доход от управления переданным в траст имуществом по своему усмотрению. При этом он, конечно же, не может передать всю выгоду только одному из членов группы выгодоприобретателей, исключив при этом других. Однако в случае, если группа выгодоприобретателей согласует между собой способ распределения доходов по трасту, доверительный собственник не вправе отказаться от предложенной схемы. В противном случае суд может назначить иного доверительного собственника.

Говоря о правовом статусе выгодоприобретателя, необходимо отметить, что право Англии и США, уделяя большое внимание регламентации полномочий доверительного собственника, содержит незначительное количество положений, регулирующих права выгодоприобретателя.

Основным правом выгодоприобретателя является право требования получения от доверительного собственника дохода от управления переданным в траст имуществом. В случае, если выгодоприобретатель отказывается от получения выгоды (дохода) по трастовому имуществу, то траст прекращается, поскольку траст не может существовать без выгодоприобретателя.

При этом в зависимости от способов передачи выгоды выгодоприобретателю американская правовая доктрина выделяет несколько характерных видов трастов. К ним относятся наряду с дискреционным трастом:

- недискреционный траст (non-discretionary trust), по которому доверительный собственник не имеет права распределять доходы по своему усмотрению и полностью должен следовать указаниям учредителя траста;

- траст поддержки (support trust), в силу которого доверительный собственник выплачивает выгодоприобретателю только ту часть дохода, которая достаточна для поддержки выгодоприобретателя, в том числе для его образования и содержания;

- накопительный траст (accumulation trust), по которому доход накапливается у доверительного собственника (при этом многие штаты США ограничивают сроки подобных накоплений);

- аннуитетный траст (annuity trust), в силу которого доверительному собственнику ежегодно необходимо выплачивать определенную сумму выгодоприобретателю в течение определенного количества лет, а остаток использовать на благотворительность;

- рассыпающий траст (sprinkling trust), по которому доверительный собственник имеет свободу выбора: либо распределять доход между выгодоприобретателями, либо накапливать его.

Все указанные виды траста подпадают под общее понятие сложный траст (complex trust), в силу которого доверительный собственник имеет свободу в отношении распределения и размеров распределения доходов от траста в пользу выгодоприобретателя, в отличие от простого траста (simple trust), по которому весь доход должен быть передан выгодоприобретателю в определенное время после получения и не предусматривается никакого накопления дохода либо передачи дохода на благотворительные цели.

Помимо права на получение выгоды, суды Англии и США наделяют выгодоприобретателя правом на истребование имущества у доверительного собственника. Так, совершеннолетний выгодоприобретатель вправе предложить доверительному собственнику передать его долю в трасте и тем самым прекратить траст. При этом, однако, не должны нарушаться интересы других выгодоприобретателей. Однако существуют виды трастов, в которых право выгодоприобретателя на расторжение траста отрицается (claflin trust).

Выгодоприобретатель также вправе истребовать имущество, переданное в траст, из чужого незаконного владения третьих лиц, за исключением возмездного добросовестного приобретателя (так как требование, основанное на праве справедливости, по правовой силе не может быть выше, чем право лица на данное имущество, которое он приобрел честно по общему праву). Именно это право выгодоприобретателя, предоставленное ему судами справедливости еще в XIV веке и позволяющие ему истребовать имущество, являющееся объектом доверительной собственности, от третьих лиц, – это право позволяет говорить об отношении выгодоприобретателя к такому имуществу, как об отношении вещного, а не обязательного характера. Ведь по сути получается, что выгодоприобретатель не связан никакими обязательственными отношениями с третьими лицами, владеющими имуществом, которое является объектом доверительной собственности. Соответственно, если бы его отношения с доверительным собственником имели обязательственный характер, то выгодоприобретатель не имел бы права истребовать имущество от третьих лиц, а лишь мог бы потребовать соответствующей компенсации от доверительного собственника.

Выгодоприобретателю принадлежит право контролировать деятельность доверительного собственника, за исключением «слепого траста» (blind trust), когда выгодоприобретатель не имеет возможности никоим образом влиять на управление трастовым имуществом. «Слепой траст» применяется, например, для управления имуществом государственных служащих, занимающих соответствующие должности (судей и т. д.), во избежание дискредитации статуса данных лиц.

Если выгодоприобретатель недоволен доверительным собственником, он имеет право обратиться в суд с требованием конкретизации обязанностей доверительного собственника, для того чтобы ограничить его произвольные действия, либо, в некоторых случаях, он имеет право обратиться в суд с требованием замены доверительного собственника, либо, в случае недобросовестности со стороны доверительного собственника, выгодоприобретатель имеет право на конструктивный траст с целью защиты своих интересов.

В случае прекращения траста выгодоприобретателю принадлежит право преимущественного удовлетворения из личного имущества доверительного собственника по сравнению с иными кредиторами.

Выгодоприобретатель, если это ему прямо не запрещено условиями траста, имеет право отчуждать свои права по доверительной собственности иным лицам без прекращения траста. То есть выгодоприобретатель может продать, заложить или иным способом обременить свой интерес из переданного в доверительную собственность имущества либо передать его в траст иному лицу. При этом статус доверительного собственника и его право собственности на трастовое имущество по общему праву остается неизменным, меняется лишь выгодоприобретатель по трасту.

Понятно, что все ограничения, установленные для выгодоприобретателя по трасту, распространяются и на нового выгодоприобретателя.

По общему правилу, согласие доверительного собственника на передачу выгодоприобретателем своего права не требуется, однако условиями траста такое согласие может быть определено как обязательное для действительности передачи права выгодоприобретателя. Так, право большинства штатов США, устанавливает, что выгодоприобретатель траста для расточителей ограничен в распоряжении своим интересом из переданного в доверительную собственность имущества, то есть выгодоприобретатель не может передать свое право на будущий доход по трасту, а кредиторы не вправе требовать передачи им такого права.

Интерес выгодоприобретателя не является предметом для обращения взыскания по требованиям кредиторов в силу общего права. Однако кредиторы, предъявляя требования к выгодоприобретателю по праву справедливости, могут получить удовлетворение в виде передачи им будущих выгод по трасту для покрытия долга (при этом сам интерес выгодоприобретателя в большинстве штатов США принудительной продаже не подлежит). Вместе с тем суды при рассмотрении требований об обращении взыскания на часть интереса выгодоприобретателя исходят из того, что цель траста преобладает над требованием кредитора. Так, например, если траст учреждался в образовательных целях, то суд может передать кредиторам доход выгодоприобретателя лишь в той части, которая превышает расходы по образованию.

Выгодоприобретатель не несет практически никаких обязанностей по трасту. Однако если выгодоприобретатель подстрекал доверительного собственника к нарушениям условий траста и причинил тем самым ему ущерб, суд может потребовать от выгодоприобретателя возмещения убытков, нанесенных доверительному собственнику.

Основная обязанность доверительного собственника состоит в точном исполнении в интересах выгодоприобретателя указаний учредительного акта, содержащего выраженное намерение собственника имущества об учреждении доверительной собственности. Учредительный акт является документом, содержащим основания, позволяющие доверительному собственнику управлять имуществом, а также документом, в котором определены функции доверительного собственника и указания, которым он должен следовать неукоснительно. Основаниями, освобождающими его от исполнения распоряжений учредителя траста, содержащихся в учредительном акте, являются их противозаконность либо невозможность исполнения. Доверительный собственник должен проявлять необходимую меру заботливости «среднего благоразумного делового человека, которую он проявляет при ведении собственных дел». Запрещается совершать рискованные спекулятивные операции, если они не предусмотрены учредительным актом.

Презюмируется обязанность доверительного собственника заботится о сохранности имущества, а не распоряжаться им. Хотя часто доверительный собственник имеет право отчуждать имущество, что должно быть прямо предусмотрено учредительным актом.

По первому требованию выгодоприобретателя доверительный собственник обязан отчитаться о своей деятельности, связанной с управлением имущества. Допускается требование выгодоприобретателя о предоставлении ежегодных отчетов и проведении аудиторских проверок, но при этом все связанные с исполнением этих требований расходы возлагаются на выгодоприобретателя. В отношении доверительной собственности действует принцип delegatus non potest delegare. Этот принцип предполагает невозможность передачи возложенных на доверительного собственника функций третьим лицам. При этом доктрина исходит из того, что исполнение обязательств доверительного собственника напрямую связано с личными качествами этого лица и во многом сам факт установления траста зависит от личных отношений его участников.

С точки зрения английского права, деятельность доверительного собственника должна быть безвозмездной, хотя в настоящее время возможны отступления от этого правила, так как часто функции доверительного собственника выполняются специально созданными для этих целей государственными учреждениями (Public Trustee), которые действуют за вознаграждение. В США действует обратное положение, и независимо от того, предусмотрено это условие положениями учредительного акта или нет, доверительный собственник имеет право на выплату ему вознаграждения.

Доверительный собственник несет ответственность за нарушение своих обязанностей при наличии вины и должен возместить ущерб, причиненный находящемуся у него в управлении имуществу. При этом его вина презюмируется. Если в доверительном управлении участвовало несколько доверительных собственников, то они несут перед выгодоприобретателем солидарную ответственность.

Кроме общих положений об ответственности к нарушителям в сфере отношений доверительной собственности применяется ряд специальных санкций, как, например, тюремное заключение в случае злоупотребления доверительным собственником своими полномочиями. На исковые требования к доверительному собственнику, возникшие из обмана с его стороны не распространяется исковая давность.

Доверительный собственник не имеет права смешивать имущество, находящееся у него в управлении со своим личным имуществом. В случае же, если он, например, открыл общий счет в банке, то считается, что первоначально он тратит свои личные средства, а уж потом средства, принадлежащие выгодоприобретателю. Помимо этого выгодоприобретатель имеет залоговое право на имущество доверительного собственника, что позволяет ему в случае объявления конкурса удовлетворить свои требования прежде иных кредиторов.

Однако, для охраны интересов выгодоприобретателя указанных выше мер может оказаться явно недостаточно. Доверительный собственник выступает в гражданском обороте как субъект, обладающий комплексом прав на находящееся у него в управлении имущество, что позволяет ему осуществлять с имуществом любые операции, в том числе в большинстве случаев он имеет право отчуждать это имущество. В случае, если на имущество доверительного собственника объявлен конкурс, то в соответствии с положениями английского закона о банкротствах 1914 года «имущество, находящееся у банкрота на правах доверительной собственности для другого, не попадает в конкурсную массу» (раздел 38 Закона о банкротствах). В этом случае суд для управления таким имуществом должен назначить нового доверительного собственника, который будет управлять им на прежних основаниях в интересах выгодоприобретателя.

В случае, когда имущество, находящееся в управлении доверительного собственника, отчуждено им в пользу третьих лиц с нарушением своих полномочий, выгодоприобретатель имеет право истребовать такое имущество от третьих лиц.

Все лица, завладевшие имуществом, находящимся в управлении доверительного собственника, с нарушением требований норм права, оказываются в отношении выгодоприобретателя в положении конструктивных доверительных собственников, основной обязанностью которых является возврат имущества выгодоприобретателю. Исключение, как правило, составляют возмездные добросовестные приобретатели имущества, в этом случае у выгодоприобретателя остается право требовать у доверительного собственника выплаты ему сумм, полученных доверительным собственником от добросовестного приобретателя имущества.

Конструкция доверительной собственности обладает устойчиво универсальным характером, что позволяет добиваться устанавливаемых при ее создании целей, независимо от последующей воли участников доверительной собственности и третьих лиц. Учредитель траста, если он специально не оговорил обратного, не может изменить своей воли в течение периода существования доверительной собственности. Выгодоприобретатель не может распоряжаться трастовым имуществом, а только доходом от его использования, и не в состоянии изменить целей использования трастового имущества, хотя, как правило, может прекратить трастовые отношения. Доверительный собственник в рамках, установленных учредительным актом, может осуществлять любые действия с трастовым имуществом, не отклоняясь от целей учреждения траста. Даже в случае невозможности доверительным собственником осуществлять свои функции производится его замена судом, при этом трастовые отношения не прекращаются. В период существования доверительной собственности на трастовое имущество не может быть обращено взыскание по долгам учредителя, доверительного собственника или выгодоприобретателя.

Что касается вопроса: кто может выступать в качестве доверительного собственника? – то можно ответить, что еще в прошлом веке английская судебная практика признавала в качестве доверительных собственников лишь физических лиц, полностью отказывая в этом праве юридическим лицам, которые по определению судов являлись «мертвыми телами» и «не могли быть наделены доверием». В настоящее время основная роль в качестве доверительных собственников принадлежит именно юридическим лицам (corporate trustee).

В 1906 году законом о «Public trustee» в Англии было создано специальное государственное ведомство для управления имуществом мелких учредителей, что дало толчок к развитию правоотношений, в которых в качестве доверительных собственников стали выступать юридические лица. Вновь созданное учреждение по сути являлось обычным доверительным собственником, но управляло многими имуществами. Сейчас Public Trustee хоть и существует, но значительно утратило свои позиции, передав инициативу по управлению имуществом мелких учредителей крупным банкам.

Еще более распространены corporate trustees в США, о чем более подробно будет рассказано ниже.



← предыдущая страница    следующая страница →
123




Интересное:


Заключение договора международной купли-продажи товаров
Условия договора международной купли-продажи товаров
Понятие договора международной купли-продажи товаров (внешнеторгового договора)
Источники и методы гражданско-правового регулирования внешнеторговых договоров
Основные направления деятельности всемирной таможенной организации по сближению национальных правовых систем в области таможенного дела
Вернуться к списку публикаций