2015-04-15 16:33:50
ГлавнаяМеждународное (частное) право — Международно-правовой статус Всемирной таможенной организации как институциональной основы международного сотрудничества в области таможенного дела



Международно-правовой статус Всемирной таможенной организации как институциональной основы международного сотрудничества в области таможенного дела


ВТаО как международная организация согласно положениям статей Конвенции о создании СТС имеет определенные права и обязанности. Так, например, в статье IV Конвенции закрепляется обязанность государств-членов организации предоставлять ей любую информацию и документы, необходимые для осуществления ею своих функций при условии, что ни одному из членов не придется выдавать секретную информацию, раскрытие которой будет препятствовать применению его законов или иным образом противоречить государственным интересам или ущемлять законные торговые интересы любого предприятия, как государственного, так и частного. Соответственно, этим положением статьи IV Конвенции закрепляется право организации требовать от государств-членов предоставления необходимой информации в пределах, обозначенных статьей.

Государства, учредившие ВТаО, наделили ее определенными правами, которые можно вывести из закрепленных в учредительном акте ВТаО основных направлений ее деятельности, то есть, функций организации. Так, например, ВТаО имеет право подготовки проектов конвенций и поправок к ним по вопросам, касающимся таможенного дела, право разработки рекомендаций, обеспечивающих единообразное применение и толкование таможенных конвенций, право на сотрудничество с другими межправительственными организациями по таможенным вопросам.

Кроме того, целый ряд прав ВТаО закрепляется в Приложении к Конвенции о создании СТС, касающихся вопросов правоспособности организации, ее привилегий и иммунитетов.

Что касается обязанностей ВТаО, то прямо их в вышеупомянутой Конвенции зафиксировано совсем немного. Например, в статье IX Приложения к Конвенции о создании СТС устанавливается обязанность организации обеспечивать соответствующие способы разрешения:

1) споров, возникающих из сделок, или иных споров частного характера, стороной в которых является организация;

2) споров, в которые вовлечено любое должностное лицо организации, пользующееся в силу своего должностного положения иммунитетом, в случае, если иммунитет не был снят в соответствии с положениями разделов 19 и 21 [51].

Из смысла некоторых статей Конвенции о создании СТС можно вывести определенные обязанности организации. Это, например, статья III Конвенции, в которой в повествовательной форме говорится о функциях Совета, и, следовательно, устанавливаются обязанности организации по их выполнению.

Таким образом, ВТаО обладает определенными в учредительном договоре правами и обязанностями, и отвечает пятому признаку международной организации, касающемуся наличия у последней прав и обязанностей.

Шестым признаком международной организации является наличие у нее самостоятельных международных прав и обязанностей. В данном случае имеется в виду наличие у международной организации самостоятельной, автономной воли, отличной от воль государств-членов. Этот признак предполагает самостоятельность международной организации в выборе средств и методов выполнения возложенных на нее государствами-членами прав и обязанностей. Именно сама организация как субъект международного права вправе избрать наиболее рациональные средства и методы деятельности. Государства-члены, однако, осуществляют контроль за тем, правомерно ли организация использует свою автономную волю [52].

Возможность международной организации иметь некоторые самостоятельные международные права и обязанности, отличные от прав и обязанностей государств-членов, во-первых, формирует организацию как юридическую личность, обладающую своей правовой волей, во-вторых, формирует международную организацию как производного субъекта международного права, обладающего международной праводееспособностью [53].

К самостоятельным международным правам международной организации относятся, например, право на заключение международных договоров, право на представительство, право на привилегии и иммунитеты и т.д.

ВТаО как международная организация имеет определенные самостоятельные международные права и обязанности. Так, например, согласно п. п. 2, 3 статьи VI Конвенции о создании СТС ВТаО устанавливает свои собственные процедурные правила большинством не менее двух третей голосов государств-членов, по своему усмотрению образует свои комитеты, определяет их задачи и полномочия. Кроме того, ВТаО на основании своего учредительного акта может устанавливать такие отношения с Организацией Объединенных Наций (далее – ООН), ее главными органами, вспомогательными и специализированными учреждениями и любыми другими межправительственными организациями, которые наилучшим образом обеспечивают сотрудничество в достижении их соответствующих целей. ВТаО может принимать все необходимые меры, содействующие проведению консультаций и осуществлению сотрудничества с неправительственными организациями, заинтересованными в вопросах, входящих в компетенцию организации. ВТаО имеет право заключать с государствами-членами дополнительные международные договоры (соглашения), конкретизирующие положения Конвенции о создании СТС настолько, насколько договаривающиеся стороны (организация и государства-члены) будут в этом заинтересованы (статья X Приложения к Конвенции о создании СТС) [54].

Помимо вышеуказанного, одним из главных доказательств, свидетельствующих о наличии у ВТаО самостоятельных международных прав и обязанностей, является закрепленное в статье XIII Конвенции о создании СТС положение, согласно которому организация обладает на территории каждого из своих государств-членов необходимой для осуществления своих функций правоспособностью в объеме, определенном в Приложении к Конвенции.

Таким образом, можно констатировать, что ВТаО обладает всеми шестью доктринальными признаками международной организации. Учредителями ВТаО являются государства – субъекты международного публичного права, имеется учредительная конвенция, образованы и функционируют постоянные рабочие органы, существуют закрепленные в учредительном акте права и обязанности организации, свобода выбора средств и методов деятельности. Наконец, деятельность ВТаО строится на основе общепринятых принципов и норм международного права.

Кроме того, не основными, а дополнительными признаками ВТаО как международной организации являются также: постоянное местоприбывание организации в г. Брюсселе, где находится штаб-квартира ВТаО и работает Генеральный Секретариат, имеется постоянно действующий штат международных служащих, также ВТаО обладает самостоятельным от членов организации бюджетом согласно п. 5 статьи VI Конвенции о создании СТС [55].

Наличие у ВТаО статуса международной организации означает обладание ею международной правосубъектностью, поскольку в теории международного права вопрос о правосубъектности международной организации давно решен: международные организации признаны субъектами международного права.

Первым многосторонним международным соглашением (договором), заключенным под эгидой ООН, в котором международные организации были признаны субъектами международного права, является Венская конвенция о праве договоров между государствами и международными организациями или между международными организациями 1986 г. В этом международно-правовом документе говорится не только о договорной правоспособности организаций, но и об их правосубъектности [56].

Международная правосубъектность международной организации выражается в ее правовом положении, в объеме тех прав и обязанностей, которыми государства-члены наделяют организацию и от характера которых сама организация в дальнейшем может приобретать другие права и обязанности [57].

Следует заметить, что международная правосубъектность международных организаций носит специальный характер и определяется ее функциями. В отличие от государств, первичных субъектов международного права, обладающих универсальной правосубъектностью, правосубъектность международных организаций имеет свои пределы, установленные учредительными документами организации, соглашениями с государствами и другими субъектами международного права.

Правосубъектность международных организаций проявляется, в первую очередь, в международных правах и обязанностях организаций, а также в их способности приобретать последние через свои действия. Правосубъектность международной организации включает следующие четыре составляющие: 1) правоспособность, то есть способность иметь права и обязанности; 2) дееспособность, то есть способность организации своими действиями осуществлять права и обязанности; 3) способность участвовать в процессе международного правотворчества; 4) способность нести юридическую ответственность за свои действия [58]. К правам, связанным непосредственно с международной правосубъектностью, относятся: право на заключение международных соглашений, право на привилегии и иммунитеты, право на представительство при организации государств-членов и т.д.

Правосубъектность международной организации закрепляется в ее учредительных документах. В учредительном акте ВТаО – Конвенции о создании СТС – закреплены положения, свидетельствующие о наделении ВТаО государствами-членами правосубъектностью. Так, в статье II Приложения к Конвенции – неотъемлемой части Конвенции – указывается, что организация обладает правосубъектностью.

Согласно п. 1 статьи XIII Конвенции о создании СТС ВТаО имеет на территории каждого из своих государств-членов необходимую для осуществления своих полномочий правоспособность в объеме, предусмотренном в Приложении к Конвенции.

В соответствии со статьей II вышеуказанного Приложения к Конвенции о создании СТС, ВТаО вправе:

1) совершать сделки;

2) приобретать и отчуждать недвижимое и движимое имущество;

3) возбуждать судебное преследование.

По всем этим вопросам от имени организации должен действовать ее Генеральный Секретарь. Таким образом, государства-члены наделили ВТаО правоспособностью и дееспособностью, то есть возможностью иметь конкретные права (например, на совершение различного рода сделок), и способностью осуществлять эти права и вытекающие из них обязанности посредством действий Генерального Секретаря организации. Не случайно поэтому, в Приложении к Конвенции говорится именно о правосубъектности организации, а не ее правоспособности.

В международно-правовой литературе достаточно широко распространено мнение о том, что межправительственные организации – юридические лица особого рода – международные юридические лица [59]. Согласно анализу судебной практики, проведенному Юридическим комитетом ООН, применительно к международным арбитражам и национальным судам на предмет установления случаев отказа в признании статуса юридического лица за межправительственными организациями, судебная и арбитражная практика не знает примеров отказа в признании за межправительственными организациями такого статуса [60].

Возможность ВТаО совершать сделки, приобретать и отчуждать недвижимое и движимое имущество, свидетельствует о наделении организации правами юридического лица. Но лица особого рода, а именно – международного юридического лица. ВТаО, совершая различного рода сделки, становится субъектом (носителем) гражданских (имущественных и личных неимущественных) прав и обязанностей, возникающих в международном обороте. Соответственно, приобретая указанные права, ВТаО может быть истцом и ответчиком в суде, третейском суде, арбитраже, а значит, является международным юридическим лицом.

Немаловажной чертой, характеризующей международную правосубъектность ВТаО, является способность организации участвовать в процессе международного правотворчества. Однако, следует отметить, что ни одна международная межправительственная организация не обладает правом вырабатывать обязательные для государств-членов нормы, то есть не имеет «законодательных» полномочий. Любая норма, принимаемая в рамках правотворческой деятельности международной организации, и содержащаяся в принятых ею правилах, рекомендациях, проектах договоров должна быть признана государством, во-первых, как международно-правовая норма, во-вторых, как норма, обязательная для данного государства [61].

Реализуя свою правотворческую функцию, международная межправительственная организация может выступать как вспомогательный орган в правотворческой деятельности государств. Например, при выработке проектов международных конвенций, выдвижении инициатив по интерпретации или пересмотру международных договоров, кодификации некоторых институтов и отраслей международного публичного права и международного частного права. Международная организация может участвовать в международном правотворчестве и как основной субъект правотворчества и правоприменения. Например, при заключении международных договоров, принятии нормоустановительных решений, выработке рекомендаций для участников международных отношений [62]. Международные организации играют огромную роль в становлении обычных норм международного права. Нередко решения, резолюции, принимаемые международными организациями, способствуют зарождению, формированию и прекращению обычно-правовых норм.

Правотворческая деятельность международных организаций имеет специальный характер и осуществляется в пределах тех целей и задач, которые обозначены в учредительных актах международной организации [63].

Основной целью создания и работы ВТаО согласно преамбуле Конвенции о создании СТС является обеспечение возможно более высокого уровня согласованности и единообразия таможенных систем государств-членов, развитие и улучшение таможенной техники и таможенного законодательства. Для достижения поставленной дели Конвенция предусматривает не столько право, сколько обязанность организации участвовать в процессе международного правотворчества в области таможенного дела. В статье III Конвенции, касающейся функций ВТаО, прямо говорится, что функциями организации являются: ... изучение всех вопросов, касающихся таможенного сотрудничества, подготовка проектов конвенций и поправок к конвенциям, а также вынесение рекомендаций относительно их принятия, разработка рекомендаций, обеспечивающих единообразное толкование и применение конвенций. Таким образом, ВТаО – это международная организация, обладающая такой характерной чертой международной правосубъектности как право международного правотворчества, действующим, однако, в рамках нормотворческой компетенции организации.

ВТаО, являясь международной организацией, субъектом международного права, несет соответственно и международно-правовую ответственность. Проблема международно-правовой ответственности международных организаций является еще мало исследованной. Многие учредительные акты международных организаций не содержат положений, касающихся их ответственности. Кроме того, этот институт международного права является сравнительно новым явлением в системе международных отношений [64].

В учредительном акте ВТаО, Конвенции о создании СТС, не содержится каких-либо положений, регламентирующих вопросы ответственности организации. Отношения между государствами-членами, а также государствами-членами и ВТаО не регулируются. Несмотря на то, что в статье II Приложения к Конвенции о создании СТС указывается, что организация обладает правосубъектностью, положения об ответственности ВТаО перед другими субъектами международного права отсутствуют. Не определен порядок действия организации, ее государств-членов в случае, если одно из государств, входящих в ВТаО, нарушает свои обязательства по учредительному договору, наносит ущерб целям договора или интересам других государств-членов организации. Однако, представляется, что этот факт отнюдь не освобождает ВТаО от неблагоприятных последствий нарушений той или иной нормы как международного, так и внутригосударственного права какого-либо государства. ВТаО – это субъект международного права, международное юридическое лицо, на территориях государств-членов она обладает определенным объемом правоспособности, то есть, находится в правовом поле, существование в котором невозможно без распространения на его субъектов других норм, в том числе и норм об ответственности.

ВТаО, как и другие международные межправительственные организации, должна нести ответственность за противоправные действия своих должностных лиц, материальную ответственность за причиненный ущерб (коль скоро ВТаО обладает правоспособностью на территории государств-членов, в частности, способностью заключать различного рода гражданско-правовые сделки). ВТаО также несет ответственность и за неисполнение своих международных обязательств (например, в случае заключения международных соглашений с другими международными организациями).

Международные организации также обязаны нести ответственность за свои противоправные действия перед Правительством той страны, где находится их штаб-квартира, например, за необоснованное отчуждение земли, неуплату коммунальных услуг, нарушение санитарных норм и т.д. Международные организации несут ответственность за противоправные действия своих должностных лиц.

Представляется, что положения об ответственности ВТаО перед другими субъектами международного права, а также в отношении государств-членов организации, должны быть четко зафиксированы на международно-правовом уровне, например, путем внесения дополнений в учредительный акт организации – Конвенцию о создании СТС.

Важнейшей чертой правосубъектности международных организаций и, ВТаО в частности, является наличие права заключать международные договоры (соглашения). В соответствии с преамбулой Венской конвенции о праве договоров между государствами и международными организациями или между международными организациями 1986 г. международная организация обладает такой правоспособностью заключать договоры, которая необходима для выполнения ее функций и достижения ее целей. Статья 6 данной Конвенции определяет, что правоспособность международной организации заключать договоры регулируется правилами этой организации.

В Конвенции о создании СТС не закрепляется прямо право организации на заключение международных соглашений. Однако, опираясь на нормы вышеуказанной Венской конвенции 1986 г., и из смысла некоторых статей учредительной конвенции ВТаО можно сделать вывод о наличии у последней права на заключение международных соглашений (например, ст. IX, ст. X Приложения к Конвенции) [65]. В порядке совершенствования международно-правовой базы деятельности ВТаО, необходимо закрепить в учредительном акте организации положения, касающиеся права ВТаО заключать международные договоры.

К одному из основных проявлений международной правосубъектности международной организации относится также ее правовое положение на территории государств-членов организации, которое с необходимостью вытекает из правосубъектности международной организации.

Определение международно-правового статуса международных организаций на территории государств-членов, режима их учреждений, а также привилегий и иммунитетов их служащих является одной из актуальных проблем права международных организаций. Для нормального, эффективного функционирования организаций необходимо создание благоприятных условий их работы на территории государств-членов. Именно поэтому в учредительных актах многих международных организаций находят свое закрепление различные положения об их иммунитетах и привилегиях.

Право на привилегии и иммунитеты является важнейшей чертой, характеризующей правосубъектность международных организаций. Впервые международный стандарт привилегий и иммунитетов международной организации был сформулирован в ст. ст. 1, 4, 105 Устава ООН, а также Общей Конвенцией о привилегиях и иммунитетах ООН 1946 г. В дальнейшем этот стандарт был широко воспринят другими международными организациями. Практически все созданные после Второй мировой войны международные организации закрепили в своих уставах принцип предоставления таких привилегий и иммунитетов, которые необходимы им и их персоналу для осуществления служебных обязанностей [66]. Не явилась исключением и ВТаО.

Приложение к Конвенции о создании СТС наделяет ВТаО, а также ее должностных лиц, представителей государств-членов организации, экспертов, выполняющих поручения ВТаО, определенными иммунитетами и привилегиями.

Так, учредительный акт ВТаО подробно прописывает привилегии и иммунитеты, которыми наделяется организация:

- ВТаО пользуется статусом юридического лица на территории своих государств-членов;

- помещения ВТаО неприкосновенны: никто не может вступить в эти помещения, не имея разрешения организации;

- имущество, документы и архивы ВТаО независимо от места их нахождения пользуются иммунитетом от судебного и административного преследования (вмешательства), ВТаО освобождается от таможенных сборов и ограничений при ввозе и вывозе предметов, предназначенных для служебного пользования;

- ВТаО наделена определенными льготами в отношении почтовой, телефонной, телеграфной и др. связи [67].

Для нормального функционирования всей организации в целом необходимо также создать благоприятные условия работы и всему персоналу организации. В международном праве вопрос о привилегиях и иммунитетах должностных лиц возник еще во второй половине XIX века и был связан с образованием международных административных союзов, международных речных комиссий, а также международных судебных органов, созданных на основании Гаагских конвенций 1869 и 1907 г, г. В первую очередь вопрос о привилегиях и иммунитетах касался международных судебных и арбитражных органов. Должностным лица и персоналу этих организаций стали предоставляться определенные привилегии и иммунитеты, целью которых было освободить их от юрисдикции страны пребывания [68].

Первой международной многосторонней конвенцией, касающейся привилегий и иммунитетов международных организаций и их персонала, является упоминавшаяся выше Общая Конвенция о привилегиях и иммунитетах ООН 1946 г. Этот международно-правовой акт считается основным источником норм, определяющих привилегии и иммунитеты должностных лиц международных организаций [69].

В учредительном акте ВТаО – Конвенции о создании СТС – также содержатся нормы о привилегиях и иммунитетах служащих организации. При этом все служащие ВТаО подразделяются на три категории: представители государств-членов ВТаО, должностные лица организации, эксперты, выполняющие поручения ВТаО. От принадлежности лиц к той или иной категории зависит объем предоставляемых им привилегий и иммунитетов.

Из анализа привилегий и иммунитетов служащих ВТаО, закрепленных в Приложении к Конвенции о создании СТС, следует, что:

1) главной чертой международно-правового статуса служащих ВТаО является предоставление им привилегий и иммунитетов строго для успешного выполнения своих функций, то есть в основу предоставления привилегий и иммунитетов положен функциональный принцип;

2) привилегии и иммунитеты служащих ВТаО близки, а иногда прямо аналогичны дипломатическим привилегиям и иммунитетам;

3) служащие ВТаО пользуются на территории государств-членов организации иммунитетом от юрисдикции, фискальным иммунитетом, привилегиями в сфере налогообложения, таможенных пошлин, в отношении обмена валют, льготами при въезде, проживании и выезде, при репатриации;

4) Генеральный Секретарь ВТаО может отказаться от привилегий и иммунитетов других должностных лиц организации без ущерба для интересов организации, если они препятствуют осуществлению правосудия [70].

Наличие привилегий и иммунитетов служащих международных организаций имеет огромное значение для нормального, полноценного функционирования любой международной организации, Неприкосновенность и безопасность служащих международных организаций является важнейшей чертой их международно-правового положения, а также подчеркивает международно-правовой статус соответствующей международной организации.

Таким образом, наличие правосубъектности у ВТаО, выражающееся, в частности, в праве на привилегии и иммунитеты, как самой организации, так и ее должностных лиц, возможности заключать международные соглашения (хотя бы и конкретизирующие положения Конвенции о создании СТС) – все это свидетельствует о статусе ВТаО как международной межправительственной организации, обладающей международной правосубъектностью. Статус ВТаО как международной организации означает также, что она может на равных общаться с суверенными государствами, приобретать международные права и обязанности, утверждать свои права путем выдвижения международно-правовых требований, заключать от своего имени международные договоры, участвовать в других международных организациях.

ВТаО является полноценным субъектом международного права, институциональной основой международного сотрудничества в области таможенного дела, способствующим своей деятельностью его более глубокому развитию и укреплению.


Буваева Наталья Эрнестовна



[1] А.В. Сотников. Российская Федерация и Республика Беларусь – межгосударственное экономическое взаимодействие. М. 2001. С. 11.

[2] См.: Международное публичное право: Учебник / Л.П. Ануфриева, К.А. Бекяшев; Отв. ред. К.А. Бекяшев. -2- е изд., перераб, и доп. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2003. С. 71.

[3] Ушаков Н.А. Курс международного права. В 7 тт. Т.2., М., 1989, С. 112.

[4] Международное публичное право. В 2 тт. Т. 1. М. 1996. С. 14.

[5] Государственные границы не всегда совпадают с таможенными границами государств. Таможенной границей государств считается граница, отделяющая таможенную территорию от окружающих территорий и морей. Таможенная граница обычно совпадает с государственной границей, но иногда отходит вглубь страны (например, при наличии в ней свободных экономических зон) или выходит за пределы государственной границы (в случае таможенного союза данного государства с другими государствами). См. подробнее: Борисов К.Г. Международное таможенное право: Учеб. Пособие. М. Изд-во РУДН. 1997. С. 47-53.

[6] Таможенный союз стран ЕврАзЭс. Комментарий и документы. / Под общ. ред. Ю.Ф. Азарова. М. 2003. С. 7.

[7] См., например: ст. 1 Таможенного кодекса Российской Федерации от 28 мая 2003 г. № 61-ФЗ // Российская газета. 3 июня. 2003. № 106 (3220).

[8] Сандровский К.К. Международное таможенное право: Учебник. 2-е изд., испр. К.: О-во «Знания», КОО. 2001. С. 16.

[9] См. по этому вопросу: Борисов К.Г. Международное таможенное право: Учеб. пособие. М. Изд-во РУДН. 1997. С. 5-16.; Сандровский К.К. Международное таможенное право: Учебник. 2-е изд., испр. К.: О-во «Знання». КОО. 2001. С, 23-33; Бекяшев К.А., Моисеев Е.Г. Таможенное право: учеб. пособие. М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2005. С. 135-136.; Малиновская В.М, Система международного таможенного права. // Международное публичное и частное право. 2006. № 1. С. 52-55.

[10] Моисеев Е.Г. Международно-правовые основы сотрудничества стран СНГ. М. 1997. С. 8.

[11] См.: Международное право: Учебник, Отв. ред. Ю.М. Колосов, Э.С. Кривчикова. М.: Международные отношения, 2000. С. 659.

[12] См.: Ашавский Б.М. Межправительственные конференции: Международно-правовые вопросы. М. 1980. С. 14.

[13] См. подробнее: Борисов К.Г. Международное таможенное право. С. 151-152.

[14] Международное регулирование внешнеэкономической деятельности / Под ред. B.C. Каменкова. M.: Изд-во деловой и учебной литературы. М.: Дикта, 2005. С. 48.

[15] Оос О.С. Генезис и развитие международных организаций. М.: МАКС Пресс, 2004. С. 6.

[16] См.: Из интервью первого заместителя Федеральной таможенной службы России Лозбенко Л.А. газете Аргументы и Факты. // Аргументы и Факты. 31.03.2004.

[17] См.: Кухаренко В.Б. Управление модернизацией таможенной службы. М.: РИО РТА. 1998. С. 94.

[18] Дюмулен И.И. Всемирная торговая организация, М. 1997. С. 20.

[19] Например: Международная конвенция, касающаяся облегчений при ввозе товарных образцов и рекламных материалов от 7 февраля 1952 г., таможенная конвенция о ввозе коммерческих автотранспортных средств на ограниченный срок от 18 мая 1956 г., таможенная конвенция о контейнерах от 18 мая 1956 г., таможенная конвенция о международной перевозке грузов с применением книжки МДП от 15 января 1959 г. (пересмотрена в 1975 г.), Европейская конвенция о таможенном делопроизводстве относительно поддонов, применяемых при международных перевозках от 9 декабря 1960.

[20] Propedia: Всемирная таможенная организация / Под общ. ред. проф. Н.М. Блинова. М.: РИО РТА, 2000. С. 8.

[21] Конвенция о создании Совета таможенного сотрудничества от 15 декабря 1950 г. // Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1991 г. 18 сент. № 38. ст. 1096., Сборник международных договоров СССР и Российской Федерации. Вып. XLVII, М. 1994 г. С. 325-329.

[22] См.: Лозбенко Л.А. Конвенциональное регулирование внешнеэкономической деятельности: Монография. М.: РИО РТА, 2000. С. 97; Всемирная таможенная организация и Россия / Под общ. ред. Л.А. Лозбенко, М.: ГТК РФ, 2003. С. 8.

[23] См.: Всемирная таможенная организация и Россия / Под общ. ред. Л.А. Лозбенко. М.: ГТК РФ, 2003. С. 18.

[24] Конвенция о создании Совета таможенного сотрудничества от 15 декабря 1950 г. // Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1991. 18 сент. № 38, ст. 1096., Сборник международных договоров СССР и Российской Федерации. Вып. XLVII. М. 1994 г. С. 325-329.

[25] См.: Propedia: Всемирная таможенная организация / Под общ. ред. проф. Н.М. Блинова. М.: РИО РТА, 2000. - 156 с.

[26] Подр. см.: Сандровский К.К. Международное таможенное право: Учебник. 2-е изд., испр. К.: О-во «Знания». КОО. 2001. С. 169-178.

[27] См.: по данным официального сайта ВТаО на январь 2007 г.- www.wcoomd.org.

[28] См.: Постановление Верховного Совета СССР от 09.10.1990. № 1712-1 «О присоединении Правительства СССР к Конвенции о создании Совета таможенного сотрудничества от 15 декабря 1950 г.» // Ведомости Совета народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 17 октября 1990, № 42. Ст. 843.

[29] См.: Бархин С.В Сотрудничество государств по сближению национальных правовых систем: унификация и гармонизация права. Дис. ... д-ра юрид. наук. Спб., 2003. С. 77.

[30] См. подробнее: Борисов К.Г. Международное таможенное право: Учеб. пособие. М. Изд-во РУДН. 1997. С. 11.

[31] Дюмулен И.И. Всемирная торговая организация. М. 1997. С. 65.

[32] Шорников А.В. Участие Российской Федерации в международном таможенном регулировании: международно-правовые аспекты. Дис. ... канд. юрид. наук. М. 1999. С. 6.

[33] См.: Каламкарян Р.А., Мигачев Ю.И, Международное право: Учебник.2-е изд., перераб. и доп. - М.: Изд-во Эксмо, 2006. С. 264, Международное публичное право: Учебник / Л.П. Ануфриева, К.А. Бекяшев; Отв. ред. К.А. Бекяшев. - 2-е изд., перераб, и доп. - М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2003. С. 110-111., Международное право: учебник / Отв. ред. Е.Т. Усенко, Г.Г. Шинкарецкая. - М.: Юристь, 2003. С. 226.

[34] См.: Международное публичное право / Под ред. К.А. Бекяшева. С. 250-253.

[35] См.: Международное право: Сборник документов. М.: Юрид. лит. 1997; Венская конвенция о праве международных договоров от 23 мая 1969 г. // Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1986. № 37. Ст. 772.

[36] Конвенция о создании Совета таможенного сотрудничества от 15 декабря 1950 г. // Ведомости съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1991. 18 сент. № 38. ст. 1096.

[37] См.: там же.

[38] См. подробнее: Маргиев В.И. Международные организации: теоретический аспект. - Майкоп. 2001. С. 24-25.

[39] Конвенция о создании Совета таможенного сотрудничества от 15 декабря 1950 г. // Ведомости съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1991. 18 септ. № 38. ст. 1096.

[40] См.: Тункин Г.И. Теория международного права. М. 1970. С. 343.

[41] Конвенция о создании Совета таможенного сотрудничества от 15 декабря 1950 г. // Ведомости съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1991. 18 сент. № 38, ст. 1096.

[42] Маргиев В.И. Международные организации: теоретический аспект. Майкоп. 2001. С. 27.

[43] Ст. VI Конвенции о создании Совета таможенного сотрудничества от 15 декабря 1950 г. // Ведомости съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1991.18 сент. № 38. ст. 1096.

[44] См.: там же.

[45] См.: Сандровский К.К. Международное таможенное право: Учебник, 2-е изд., испр. - Киев: Знания, 2001. С. 172.

[46] См.: Конвенция о создании Совета таможенного сотрудничества от 15 декабря 1950 г. / Ведомости съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1991, 18 сент. № 38. ст. 1096.

[47] См. подробнее: Всемирная таможенная организация и Россия: 2-е изд. перераб. и доп. / Под общ. ред. JI.A. Лозбенко. М.: ГТК РФ. 2003.С. 20-22.

[48] См.: там же. С. 83.

[49] См.: там же. С. 24.

[50] См. подробнее: Маргиев В.И. Международные организации: теоретический аспект. - Майкоп, 2001. С.27.; Малинин С.А. Мирное использование атомной энергии. М. 1971. С. 116.

[51] См.: Конвенция о создании Совета таможенного сотрудничества от 15 декабря 1950 г. // Ведомости съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1991. 18 сент. № 38. ст. 1096.

[52] См.: Международное публичное право / Под ред. К.А. Бекяшева. С. 253.

[53] См.: Маргиев В.И. Международные организации: теоретический аспект. - Майкоп. 2001. С. 28.

[54] См.: Конвенция о создании Совета таможенного сотрудничества от 15 декабря 1950 г./ Ведомости съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1991. 18 сент. № 38. ст. 1096.

[55] См.: там же.

[56] См.: Маргиев В.И. Международные организации: теоретический аспект. - Майкоп. 2001, С. 56.

[57] Шибаева Е.А., Поточный М. Правовые вопросы структуры и деятельности международных организаций. М.: Изд-во МГУ, 1988. С. 53.

[58] См.: Международное публичное право / Под ред. К.А. Бекяшева. С. 254-263.

[59] См.: Нешатаева Т.Н. Международные организации и право. Новые тенденции в международно-правовом регулировании. 1998. М. С. 218.

[60] См.: там же. С. 217.

[61] Международное публичное право. / Под ред. К.А. Бекяшева. С. 257.

[62] См. подробнее: Нешатаева Т.Н. Международные организации и право. Новые тенденции в международно­-правовом регулировании. 1998. М. С. 59-61.

[63] См.: там же. С. 60.

[64] См.: Маргиев В.И. Международные организации; теоретический аспект. Майкоп. 2001. С. 85.

[65] См.: Конвенция о создании Совета таможенного сотрудничества от 15 декабря 1950 г. // Ведомости съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1991. 18 сент. № 38. ст. 1096.

[66] См., подробнее: Маргиев В.И. Международные организации: теоретический аспект. - Майкоп. 2001. С. 73-74.

[67] См.: Конвенция о создании Совета таможенного сотрудничества от 15 декабря 1950 г. // Ведомости съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР, 1991.18 сент. № 38, ст. 1096.

[68] Маргиев В.И. Международные организации: теоретический аспект. - Майкоп. 2001. С. 76-77.

[69] См. подробнее: там же, С. 78-84.

[70] См.: Конвенция о создании Совета таможенного сотрудничества от 15 декабря 1950 г. // Ведомости съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР, 1991.18 сент. № 38, ст. 1096.



← предыдущая страница    следующая страница →
123




Интересное:


Понятие договора международной купли-продажи товаров (внешнеторгового договора)
Теоретические вопросы истоков и правовой природы международного частного права
Природа и содержание отношений доверительного управления имуществом в Российской Федерации
Воздушное пространство международной территории общего пользования
Становление и развитие международно-правового регулирования международной торговли услугами
Вернуться к списку публикаций