2015-04-15 16:30:27
ГлавнаяМеждународное (частное) право — Международно-правовые основы деятельности всемирной таможенной организации по сближению национальных правовых систем в области таможенного дела



Международно-правовые основы деятельности всемирной таможенной организации по сближению национальных правовых систем в области таможенного дела


Формы и механизмы сближения национальных правовых систем в области таможенного дела в рамках Всемирной таможенной организации.

Деятельность ВТаО по сближению национальных правовых систем в области таможенного дела осуществляется в определенных формах и в соответствии с определенными механизмами. Вопрос о формах и механизмах сближения права является дискуссионным, поскольку в научной литературе нет единства мнений по поводу понимания данного правового явления и определения его понятия. Часто наряду с термином сближение права используются такие понятия как унификация, гармонизация права, стандартизация, синхронизация правовых норм [1]. Кроме того, многочисленные международные договоры, направленные на сближение правовых систем, в своих названиях по-разному именуют подобное правовое явление [2].

Чаще всего в правовой литературе и текстах нормативных актов употребляется слово «унификация». Этот термин возник в начале XX в. и первоначально обозначал работы по введению идентичных правовых предписаний в национальные законодательства государств на основе заключенного между ними международного договора. В дальнейшем, с развитием и практической реализацией унификационных идей, стало очевидно, что, во-первых, унификация может осуществляться не только путем заключения международных договоров, и, во-вторых, степень идентичности вводимых в национальное право норм может быть различной – от полного единства до сходства в общих чертах. Это обусловило появление новой терминологии, призванной обозначать различные грани процессов унификации. Таким образом, термин «унификация», первоначально призванный обозначать лишь введение единых норм в правовые системы различных государств, впоследствии стал применяться к любым случаям взаимовлияния и сближения систем национального права.

По мнению С.В. Бархина несогласованность в терминологии, касающейся такого правового явления как сближение права, предопределена отсутствием, как в теории, так и на практике общности мнений относительно различных механизмов осуществления сближения права. Согласно его точке зрения, обобщающим для интеграционных процессов в праве является термин «сближение правовых систем» [3]. Такое сближение может осуществляться в самых различных формах, и эти формы могут получать специфические наименования. В этом смысле, можно согласиться с Ю.А. Тихомировым, предлагающим рассматривать унификацию как один из способов сближения национальных правовых систем [4].

Многие специалисты в качестве способов целенаправленного сближения права называют унификацию и гармонизацию [5].

По нашему мнению, формы сближения права – это способы сближения правовых систем, различающиеся в зависимости от того, какие нормы создаются для сходного правового регулирования – единые или единообразные.

С.В. Бархин выделяет две такие формы: унификацию и гармонизацию. При этом под унификацией понимается процесс создания и введения в действие единых международно-правовых норм (норм прямого действия), а под гармонизацией – процесс включения сходных правовых предписаний (норм) в национальные правовые системы. Различие между унификацией и гармонизацией состоит в том, что при унификации создаются единые правовые нормы, а при гармонизации – единообразные нормы [6].

В рамках унификации и гармонизации можно выделить соответствующие механизмы сближения права, представляющие собой способы создания единых и единообразных норм, например: на основе заключения международных договоров, путем разработки норм рекомендательного характера, исполнение которых государствами осуществляется по их собственному усмотрению.

Рассмотрим унификацию и гармонизацию как формы сближения права, в основе которых лежат те или иные механизмы сближения.

Термин «унификация» происходит от латинских слов «unio» и «facere», и означает приведение чего-либо к единой норме или форме, к единообразию. Под гармонизацией понимается – «стройное сочетание, взаимное соответствие предметов, явлений, частей целого, качеств и т.п.» [7]. Большинство специалистов применяют рассматриваемые термины либо как взаимозаменяемые, либо одно из этих понятий определяют как составную часть другого. Так, по мнению Т.К. Дмитриевой, гармонизация является более широким понятием, поскольку сближение права может осуществляться и за пределами унификации [8].

Представляется правильной точка зрения С.В. Бархина, полагающего, что различие между унификацией и гармонизацией определяется системной принадлежностью норм, создаваемых в рамках названных процессов. При унификации создаются единые нормы международного права, а при гармонизации – единообразные нормы внутригосударственного права [9].

Унификация предполагает создание при помощи международного договора единых международных норм, действующих во всех государствах, признавших эту норму обязательной. В данном случае, в текст договора включаются нормы, имеющие самоисполнимый характер, то есть, нормы, специально предназначенные для регулирования внутригосударственных отношений и не требующие преобразования в нормы национального права (нормы прямого действия), Во всех государствах, присоединившихся к подобному договору, будут действовать единые нормы. Порядок их применения и толкования регламентируется международным правом. Чаще всего унификация осуществляется на основе договорного механизма, то есть путем заключения международного договора. Однако создание унифицированных положений возможно также в виде норм международного обычая, а в некоторых случаях – посредством резолюций международных организаций, носящих юридически обязательный характер [10]. Таким образом, к механизмам унификации относятся: договорный механизм, как основное международно-правовое средство сближения правовых систем, унификация правовых систем на основе международно-правовых обычаев, унификация на основе действия резолюций международных организаций.

Такая форма сближения национальных правовых систем как гармонизация имеет место в тех случаях, когда государства по взаимному согласованию включают в свое законодательство идентичные или сходные правовые нормы. Механизмами гармонизации могут быть: договорный механизм, предполагающий создание единообразных норм в соответствии с общими установлениями, содержащимися в международном договоре, или когда в качестве приложения в международный договор включается единообразный закон, который каждый из участников договора должен принять в виде своего национального акта; механизм, основанный на трансформации тем или иным образом национального законодательства на основе решения международной организации, носящего юридически обязательный характер [11], а также модельный механизм, заключающийся в принятие единообразных внутригосударственных норм на базе модельного закона. Такие модельные законы чаще всего разрабатывают и предлагают к использованию международные организации. Однако, использование модельного закона в отличие от других механизмов гармонизации не является обязанностью государства, поскольку такой закон представляет собой лишь своего рода пример, образец, применяемый по усмотрению.

Основное отличие гармонизации от унификации заключается в том, что сближение правовых систем происходит не путем введения единой международной нормы, а посредством включения в правовые системы разных государств единообразных внутригосударственных норм, базирующихся, к примеру, на международных нормах, определяющих общие условия и рамки единообразного правового регулирования. Государства должны самостоятельно сформулировать свои правовые установления на основе тех рамочных условий, которые согласованы на международном уровне.

Таким образом, целенаправленное сближение правовых систем может происходить в двух формах: унификации и гармонизации. При этом унификация представляет собой такую форму сближения правовых систем, которая предполагает выработку единых международных норм, а гармонизация – выработку единообразных национально-правовых норм.

Выбор той или иной формы сближения права зависит от множества факторов: предмета регулируемых отношений, имеющихся различий в их регламентации, потребности в обеспечении той или иной степени единства правового регулирования, предложенных вариантов регламентации, готовности государств к трансформации своего законодательства и т.д. [12]. Представляется нецелесообразным противопоставлять эти две формы сближения права и вести речь о преимуществах одной из них. В каждом конкретном случае, выбор той или иной формы должен определяться соответствующими сопутствующими обстоятельствами. Кроме того, возможны ситуации, когда в одном международном акте могут сочетаться унификация и гармонизация права.

Механизмы унификации и гармонизации можно подразделить на международно-правовые и неправовые механизмы. К международно-правовым механизмам соответственно относятся: разработка и принятие международных договоров, содержащих международно-правовые единые нормы и нормы, определяющие общие условия и рамки единообразного правового регулирования (договорный механизм), формирование международно-правовых обычаев. Неправовые механизмы сближения права составляют: разработка и принятие норм рекомендательного характера, содержащихся в модельных законах, резолюциях и рекомендациях международных организаций. Следует отметить, что унификация невозможна на основе модельного механизма, так как он по своей природе является исключительно механизмом гармонизации.

Главное отличие международно-правовых механизмов сближения права от неправовых механизмов заключается в том, что в неправовых механизмах отсутствуют международно-правовые обязательства государств как в отношении соответствия принимаемых национальных нормативных актов нормам рекомендательного характера, например, модельному образцу, так и в отношении их применения, толкования и сохранения в силе.

Поскольку деятельность по сближению права носит целенаправленный, а не стихийный характер, основным механизмом унификации и гармонизации как форм сближения правовых систем является договорный механизм. Договорный механизм включает в себя выработку международно-правовых единых норм и норм, определяющих общие условия и рамки единообразного правового регулирования, путем согласования воль государств, и закрепление их в таком источнике международного права как международный договор. Как указывает С.В. Бархин, «сближение национального законодательства на основе международных договоров получило столь широкое распространение, что конвенционный механизм правовой интеграции подчас рассматривается если не как единственный, то, по крайней мере, определяющий» [13].

В сфере сближения правовых систем в области таможенного дела в рамках деятельности ВТаО основной механизм унификации и гармонизации права также представлен договорным механизмом.

В ст. III учредительного акта ВТаО – Конвенции о создании СТС – прямо закреплено, что одной из функций организации является подготовка проектов конвенций и поправок к конвенциям в области таможенного дела [14].

Разрабатываемые ВТаО международные договоры в области таможенного дела именуются международными таможенными конвенциями. Международная таможенная конвенция представляет собой основной источник международного таможенного права, форму выражения и закрепления международно-правовых единых норм и норм, определяющих общие условия и рамки единообразного правового регулирования в области таможенного дела, разрабатываемых в рамках договорного механизма сближения права, применяемого ВТаО.

По своей правовой природе, международная таможенная конвенция – это международный договор, созданный в результате процесса согласования правовых позиций, воль государств. В соответствии со ст. 2 Венской конвенции О праве международных договоров 1969 г. международный договор «означает международное соглашение, заключенное между государствами в письменной форме и регулируемое международным правом, независимо от того, содержится ли такое соглашение в одном документе, в двух или нескольких связанных между собой документах, а также независимо от его конкретного наименования» (договор, конвенция, соглашение, пакт, акт, протокол, обмен нотами, письмами и др.) [15].

Процесс заключения международного договора представляет собой наиболее эффективный механизм сближения права, в рамках которого вырабатываются и принимаются международно-правовые нормы, направленные на установление единого или единообразного правового регулирования в государствах.

В отличие от обычая, международный договор является более ясной и точной формой соглашения, которую труднее произвольно толковать, и поэтому он представляется более предпочтительным как форма соглашения между государствами, как форма выражения и закрепления международно-правовых единых норм и норм, определяющих общие условия и рамки единообразного правового регулирования.

Большинство норм, разрабатываемых в рамках деятельности ВТаО по сближению правовых систем в области таможенного дела – это нормы, закрепленные в международных договорах, – международных таможенных конвенциях. Международно-правовые таможенные нормы закрепляются в международных таможенных конвенциях, являющихся юридически обязательными для сторон на основании имеющих силу внутригосударственных предписаний или установлений, обязательных для договаривающихся сторон [16].

Можно дать следующее определение международной таможенной конвенции как источнику международного таможенного права: международная таможенная конвенция – это двусторонний или многосторонний международный договор (соглашение), регулирующий вопросы международного сотрудничества в области таможенного дела.

В рамках деятельности ВТаО разрабатываются и принимаются такие международные таможенные конвенции, которые направлены на унификацию и гармонизацию правовых систем в области таможенного дела. Разработанные в рамках ВТаО международные таможенные конвенции, относясь к источникам международного таможенного права, с одной стороны призваны учитывать потребности таможенной практики, а с другой – определять (особенно это касается универсальных договоров) пути дальнейшего развития таможенного дела, устанавливая приемлемые для государств международно-правовые нормы в этой области [17].

В международном таможенном праве существует два вида таможенных конвенций: общие, или универсальные, и специальные конвенции. Общие, или универсальные международные таможенные конвенции затрагивают основные, наиболее общие вопросы таможенного дела и направлены на регулирование отношений, представляющих интерес для всех государств. Кроме того, универсальные международные таможенные конвенции по составу государств-участников имеют наибольшее представительство и носят многосторонний характер. Как правило, международные таможенные конвенции данного вида содержат в себе нормы, направленные на установление единого и единообразного правового регулирования в области таможенного дела в государствах-участниках.

Специальные международные таможенные конвенции могут быть как многосторонними, так и двусторонними международными договорами. Однако, объект и цель этих конвенций представляет интерес для небольшого круга государств. Такие конвенции также могут включать в себя нормы, направленные на установление единого и единообразного правового регулирования в области таможенного дела.

К числу многочисленных специальных международных таможенных конвенций относятся договоры о создании зон свободной торговли, таможенных союзов, об определении общих направлений сотрудничества государств в таможенной сфере (например, соглашения о принципах таможенной политики, о взаимопомощи в таможенных делах), разного рода договоры по согласованию правил таможенного оформления товаров, взаимного признании таможенных документов и таможенных обеспечений и т.д. [18].

Общие, или универсальные международные таможенные конвенции содержат наиболее общие международно-правовые таможенные нормы, регулирующие важнейшие вопросы таможенного дела. Эти конвенции являются основными источниками международно-правовых таможенных норм, направленных на сближение национальных правовых систем в области таможенного дела.

Если специальные международные таможенные конвенции, как правило, разрабатываются и принимаются самими государствами или в результате функционирования региональных интеграционных объединений, то общие, или универсальные международные таможенные конвенции принимаются в рамках деятельности международных организаций, имеющих мировое представительство своих государств-членов, то есть всеобщих, потенциально рассчитанных на участие всех государств, организаций. Среди таких организаций главенствующее место занимает ВТаО.

В рамках деятельности ВТаО по сближению национальных правовых систем в области таможенного дела были разработаны и приняты такие всеобщие, универсальные международные таможенные конвенции как: Конвенция о номенклатуре для классификации товаров в таможенных тарифах от 15 декабря 1950 г., Конвенция об оценке товаров в таможенных целях от 15 декабря 1950 г., Таможенная конвенция о Карнете АТА для временного ввоза товаров от 6 декабря 1961 г. (Конвенция о карнете АТА), Конвенция о временном ввозе от 26 июня 1990 г., Международная конвенция об упрощении и гармонизации таможенных процедур от 18 мая 1973 г. в редакции Протокола 1999 г. (обновленная Киотская конвенция), Международная конвенция о взаимной административной помощи для предотвращения, расследования и наказания за таможенные правонарушения (Конвенция Найроби от 9 июня 1977 г.), Международная конвенция о Гармонизированной системе описания и кодирования товаров от 14 июня 1983 г. и др.

Все вышеуказанные конвенции наряду с другими не менее значимыми международными договорами составляют основу международного таможенного права как формирующейся (складывающейся) самостоятельной отрасли международного публичного права.

Среди перечисленных международных таможенных конвенций особо можно выделить Международную конвенцию об упрощении и гармонизации таможенных процедур от 18 мая 1973 г. в редакции Протокола 1999 г. (так называемая Киотская конвенция), поскольку она является самым значимым документом, направленным на сближение правовых систем в области таможенного дела, разработанным в рамках ВТаО.

Договаривающиеся стороны вышеуказанной Конвенции, отметив, что «различия между национальными таможенными процедурами затрудняют международную торговлю и другие международные обмены, согласились, что в интересах всех стран было бы развитие такой торговли и обменов и укрепление международного сотрудничества в этой области». Государства-участники Конвенции указали в преамбуле, что упрощение и гармонизация их таможенных правил могут внести существенный вклад в развитие международной торговли и других международных обменов. Они полагают, что предусматриваемые Конвенцией правила, вводимые по мере готовности государств-участников, будут способствовать высокой степени гармонизации и упрощения таможенных процедур, что является одной из наиболее важных целей ВТаО – организации, под эгидой которой Киотская конвенция и как другие универсальные таможенные конвенции, была разработана [19]. Эта конвенция направлена именно на сближение национальных правовых систем, об этом говорит не только ее название, но и содержание положений этого международно-правового акта.

За время существования ВТаО было разработано более 20 международных таможенных конвенций, которыми руководствуются в своей деятельности таможенные службы различных государств мира. В настоящее время ВТаО является депозитарием 16 международных таможенных конвенций [20].

Принятие международных таможенных конвенций в рамках ВТаО не распространяет автоматически их правовой режим на государства-члены организации. Для того, чтобы нормы международных таможенных конвенций стали обязательными для стран-членов ВТаО, необходимо выражение согласия каждого государства на обязательность международно-правового акта, в котором зафиксированы соответствующие международно-правовые таможенные нормы. Порядок и формы выражения такого согласия могут быть различными в зависимости от национальных законодательств о международных договорах государств-членов ВТаО.

Разработка и принятие международных таможенных конвенций является действенным, наиболее эффективным механизмом, применяемым ВТаО в рамках деятельности по сближению правовых систем в области таможенного дела.

В случае принятия государствами-участниками организации международных обязательств по исполнению определенных ими международно-правовых норм соответствующих международных таможенных конвенций, эти нормы становятся для них обязательными и подлежат трансформации, то есть преобразованию из норм международного права в нормы внутреннего права в случае гармонизации права (разработки единообразных внутригосударственных норм на основе международных норм, определяющих общие условия и рамки единообразного правового регулирования) и включению в национальную правовую систему единых международно-правовых норм в случае унификации. Происходит процесс «осуществления международной нормы при помощи внутренней, то есть имплементация международной нормы» [21]. Таким образом, международные таможенные конвенции становятся неотъемлемой частью национальной правовой системы государства, подписавшего или присоединившегося к конкретной международной таможенной конвенции. С этого момента исполнение международно-правовых обязательств государств по международным таможенным конвенциям обеспечивается не только мерами международной ответственности государства-участника той или иной конвенции, но и государственным принуждением, применяемым в пределах суверенной власти соответствующего государства.

Возникновение и широкое развитие практики заключения международных таможенных конвенций в рамках ВТаО объясняется практической необходимостью применения такой формы процесса заключения международных таможенных конвенций. Вытекающие из этого преимущества должны быть в максимальной степени использованы государствами и международными организациями для повышения эффективности международных таможенных конвенций. Показателем эффективности правотворческой деятельности ВТаО (деятельности по сближению правовых систем в области таможенного дела) может служить отношение государств-участников организации к правовым нормам, разработанным в ее рамках. По мнению В. Моравецкого, «формальным мерилом эффективности является то, вошли ли в обязательную силу принятые тексты и, в особенности, сколько государств признало обязательную силу данных договоров и находятся ли в их числе государства, от позиции которых в решающей степени зависит осуществление основных целей соответствующей международной конвенции» [22].

Таким образом, основным механизмом сближения правовых систем в области таможенного дела в рамках ВТаО является разработка международных таможенных конвенций, содержащих международные нормы, направленные на установление единого и единообразного правового регулирования, то есть, договорный механизм.

Договорный механизм сближения права в области таможенного дела способствует также действию механизма сближения права на основе международно-правового обычая. Часто международные договоры действуют также и в отношении государств к ним не присоединившимся, однако, в добровольном порядке выполняющим положения, установленные этими международными договорами. Нормы таких договоров применяются такими государствами как обычно-правовые. Например, нормы той или иной международной конвенции ВТаО могут действовать в отношении какого-либо государства, не присоединившегося к ней, как нормы международно-правового обычая. Как считает А.Н. Козырин, значение конвенционных норм в сфере таможенных отношений настолько велико, что даже положения международных договоров, участницей которых Россия не является, регулирующих международную торговую и таможенную практику, оказывают непосредственное влияние на способы правового регулирования в России [23]. Например, положения обновленной Киотской конвенции Россия учла при разработке положений нового Таможенного кодекса, нормы, зафиксированные в документах Всемирной торговой организации, находят свое отражение в Законе Российской Федерации от 21 мая 1993 г. № 5003-1 «О таможенном тарифе».

Действие механизма сближения правовых систем в области таможенного дела на основе международных обычаев носит побочный характер, и является следствием добровольного исполнения государствами норм, зафиксированных в международных таможенных конвенциях, направленных на сближение правовых систем области таможенного дела.

Помимо договорного механизма сближения права в рамках деятельности ВТаО применяются также и неправовые механизмы сближения. К ним относится выработка ВТаО многочисленных норм рекомендательного характера путем принятия различных резолюций и рекомендаций, а также модельных законов.

За годы своего существования ВТаО разработала огромное количество рекомендательных норм по таможенным вопросам. Например, на сессиях Совета ВТаО были приняты рекомендации: о порядке передачи и удостоверения подлинности таможенных деклараций на товары, обрабатываемые ЭВМ; об определении таможенной стоимости товаров; об использовании таможенными администрациями кода для обозначения видов транспорта; об установлении связи между таможенными транзитными системами; о борьбе с контрабандой в таможенной деятельности, связанной с контейнерами; Сеульская декларация «О продвижении принятых Конвенций и других международных договоров в интересах достижения согласованных и единых таможенных систем 1984 г. [24]; Арушская декларация о добросовестности сотрудников таможни; Таможенные рекомендации ВТаО по комплексному управлению цепью поставок товаров; Рекомендации по разработке национального законодательства, регулирующего сбор и передачу таможенной информации; Стандартные методы оценки рисков; Резолюции Совета ВТаО о безопасности и облегчении функционирования международной цепи поставки товаров 2002 г. и о глобальных мерах по обеспечению безопасности и облегчению функционирования международной цепи поставки товаров 2004 г., Резолюция Совета ВТаО о Рамочных стандартах безопасности и облегчения мировой торговли 2005 г. [25] и т.д.

ВТаО разрабатывает принципы наиболее эффективной работы таможенных органов и другие рекомендации, имеющие своей целью согласовать национальные таможенные системы, деятельность таможенных органов государств-членов организации в области таможенного дела путем сближения правовых систем в области таможенного дела.

Факт принятия в рамках ВТаО рекомендательных актов в области таможенного дела, направленных на сближение правовых систем, имеет существенное значение. Даже в форме решений, не возлагающих на государства международно-правовую ответственность за неисполнение установленных положений, рекомендательные нормы представляют собой серьезное средство политического воздействия на поведение государств. Резолюции международных организаций, не создающие нормы международного права, а имеющие рекомендательный характер, тем не менее, обладают морально-политической обязательной силой, «их воздействие на межгосударственные отношения и на международное право нельзя недооценивать. Любому государству трудно противостоять решению международной организации» [26].

Нормы рекомендательного характера принимаются ВТаО в форме резолюций. Одной из самых значимых последних резолюций ВТаО является резолюция «Об утверждении Рамочных стандартов безопасности и облегчения мировой торговли», принятая на сессии Совета ВТаО в июне 2005 г. [27].

Рамочные стандарты безопасности и облегчения мировой торговли (далее Рамочные стандарты) отражают основные направления развития международных таможенных и торговых отношений и направлены на сближение правовых систем в области таможенного дела в форме гармонизации. Рамочные стандарты представляют собой набор требований и ограничений, сформулированных в виде стандартных положений (правил, образцов), которые одобрившие их государства-члены ВТаО должны будут на добровольной основе внедрить в свои таможенные законодательства.

Рамочные стандарты имеют рекомендательный характер, то есть, за их невыполнение не предусматривается международно-правовой ответственности государств, но они влекут за собой огромную политическую ответственность, и отказ от их исполнения может негативно сказаться на международном авторитете того или иного государства и в целом его положении на международной арене, поскольку Рамочные стандарты были приняты Советом ВТаО, главным представительным органом организации, кроме того, они учитывают интересы мировой торговли в целом.

Деятельность ВТаО по разработке многочисленных рекомендательных норм в области таможенного дела также содействует становлению международно-правовых обычаев в международном таможенном праве. Вообще в международном праве нередки случаи, когда резолюции, издаваемые международными организациями, способствуют образованию международно-правовых обычаев. Эти обычаи являются новым видом правовых обычаев в международном праве, поскольку создаются не путем длительной практики, а признанием в качестве таковых правил, содержащихся в нескольких или даже в одном неправовом акте (например, в резолюции международной организации) [28]. При этом, признание этих норм как обычаев основывается на добровольном исполнении государствами норм рекомендательного характера, закрепляемых в резолюциях международных организаций.

В рамках деятельности ВТаО происходит формулирование, установление, а затем и распространение рекомендательных норм в области таможенного дела. Таким образом, некоторые рекомендательные нормы, содержащиеся в резолюциях ВТаО и направленные на сближение правовых систем в области таможенного дела, могут провести к образованию международно-правового таможенного обычая, когда государства добровольно начинают исполнять те или иные рекомендации международных организаций и, в частности, многочисленные рекомендации ВТаО.

Международная организация, таким образом, играет вспомогательную роль в процессе образования обычных норм. Однако, эта роль не просто техническая, она активная, творческая. От того, в какой мере ВТаО сумеет способствовать облегчению достижения согласия государств, зависит эффективность выполнения ею функций регулирования, заключающихся, в частности, в участии организации в создании международного договорного права.

Модельный механизм применяется в рамках деятельности ВТаО достаточно редко. Он имеет существенные недостатки по сравнению с договорным механизмом, поскольку относится к неправовым механизмам сближения права. Кроме того, государства, как правило, ничем не связаны при использовании модели, они могут вносить в нее изменения и дополнения по своему усмотрению, если только пределы и механизмы внесения таких исправлений не оговорены специально и не являются обязательными для конкретных государств.

При сближении правовых систем государств на основе модельных актов осуществляется не унификация, а гармонизация права. В результате использования моделей создается не единое право, а сходные нормы национальных правовых систем. Чаще всего модельные проекты подготавливаются в рамках региональных интеграционных объединений, где сделать это намного проще, проще выявить сходные интересы и подготовить соответствующий этим интересам модельный закон. Однако заинтересованность международного сообщества в правовом обеспечении интеграции заставляет искать пути сближения на универсальном уровне. Например, ВТаО был подготовлен модельный закон «О защите торговых аспектов прав интеллектуальной собственности», на основе которого, должны быть разработаны национальные законы, регулирующие деятельность таможенных служб по охране интеллектуальной собственности [29]. Так, в новый Таможенный кодекс России от 28 мая 2003 г. № 61-ФЗ включены развернутые положения и правовые нормы по защите таможенными органами интеллектуальной собственности, сформулированные на основе вышеуказанного модельного закона.

В зависимости от направления сближения правовых систем в рамках ВТаО применяется та или иная форма сближения права: унификация или гармонизация, или же имеет место их сочетание. Специфика международных таможенных отношений по тем или иным направлениям сближения правовых систем в области таможенного дела и определяет в конечном итоге форму сближения – будет это унификация или же гармонизация, или их сочетание.

Таким образом, в деятельности ВТаО по сближению национальных правовых систем в области таможенного дела используются практически все формы и механизмы сближения права. Выбор той или иной формы и механизма сближения зависит от специфики международных таможенных отношений в рамках соответствующего направления сближения. Однако, основным механизмом в рамках деятельности ВТаО по сближению национальных правовых систем в области таможенного дела является договорный механизм, заключающийся в разработке международно-правовых норм и заключении государствами международных таможенных конвенций.

Процесс заключения международного договора представляет собой наиболее эффективный механизм сближения правовых систем, в рамках которого вырабатываются и принимаются международно-правовые нормы, направленные на установление единого и единообразного правового регулирования в государствах.



Буваева Наталья Эрнестовна



[1] См.: Лебедев С.Н. Унификация правового регулирования международных хозяйственных отношений: (Некоторые общие вопросы) // Юридические аспекты осуществления внешнеэкономических связей. Труды кафедры международного частного и гражданского права МГИМО / Редколл. С.Н. Лебедев, В.А. Кабатов, Р.Л. Нарышкина. М., 1979, С, 16-17.; Лукашук И.И. Глобализация, государство, право, XXI век. С. 44-45.; Богуславский М.М. Международное частное право: Учебник. 3-е изд., перераб. и доп. М., 1998. С. 209; Сенякин И.Н. Проблемы специализации и унификации Российского законодательства // Государство и право. 1993. № 5. С. 20-27.; Международное частное право: Учебник / Под ред. Г.К. Дмитриевой. С. 21; Н.Г. Швыдак Международная унификация коллизионных норм в семейном и наследственном праве // Советский ежегодник международного права 1987, М., 1988. С. 249, Тихомиров Ю.А. Курс сравнительного правоведения. М., 1996.

[2] См. например: Международная конвенция об упрощении и гармонизации таможенных процедур 1979 г., Соглашение об унификации таможенного оформления ярмарочных и выставочных грузов 1965 г., Соглашение об унификации требований к состоянию и подаче заявок на изобретения 1975 г., Международная конвенция по унификации некоторых правил относительно оказания помощи и спасания на море 1910 г. и т.д.

[3] Бархин С.В. Сотрудничество государств по сближению национальных правовых систем; унификация и гармонизация права. С. 58.

[4] Тихомиров Ю.А. Курс сравнительного правоведения. М. 1996. С. 97.

[5] Бархин С.В. Сотрудничество государств по сближению национальных правовых систем; унификация и гармонизация права. С. 61; Коровина О.П. Методы унификации норм международного частного права: (На примере международного частного морского права) // Торговое мореплавание и морское право, М., 1986, Вып. 13. С. 41; Иванов И. Роль СЭВ в сближении и унификации правовых норм сотрудничества стран - членов СЭВ // Экономическое сотрудничество стран - членов СЭВ. 1980. № 5. С. 98 - 100; Саидов А,Х. Сравнительное правоведение (основные правовые системы современности): Учебник / Под ред. В.А. Луманова. М., 2000. С. 183; Фолсом P.X., Гордон М.У., Спаногл Дж.А. Международные сделки: Краткий курс / Пер. с англ. В.Ф. Назарова, М., 1996. С. 70 и др.

[6] Бархин С.В. Сотрудничество государств по сближению национальных правовых систем; унификация и гармонизация права. С. 62-64.

[7] Словарь русского языка. М. 1984. Т. I. С. 301, Т. IV. С. 498., С.И. Ожегов Словарь русского языка / Под ред. Н Ю. Шведовой. М.: Русский язык, 1990. С. 832, 130.

[8] Международное частное право: Учебник. / Под ред. Г.К. Дмитриевой. М.: «Проспект», 2000. С. 186.

[9] Бархин С.В. Сотрудничество государств по сближению национальных правовых систем: унификация и гармонизация права, С. 62.

[10] Например: регламенты Европейского Союза, представляющие собой акты общего характера, обязательные для всех субъектов права Европейского Союза и выступают как акты прямого действия // Европейское право: Учебник для вузов / Под общ. ред. Л.М. Энтина. М.: Норма. 2004, С. 89.

[11] Например: директивы Европейского Союза // Европейское право: Учебник для вузов / Под общ. ред. Л.М. Энтина. М.: Норма. 2004. С. 89.

[12] Бархин С.В. Сотрудничество государств по сближению национальных правовых систем: унификация и гармонизация права. С. 64.

[13] См.: там же. С. 150.

[14] Конвенция о создании Совета таможенного сотрудничества от 15 декабря 1950 г. // Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР, 1991 г. 18 сент. № 38. ст. 1096.

[15] Венская конвенция о праве международных договоров от 23 мая 1969 г. // Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1986. № 37. Ст. 772.

[16] См.: Тункин Г.И. Право и сила в международной системе. М., 1983. С. 129.

[17] Сандровский К.К. Международное таможенное право: Учебник. 2-е изд., испр. К.: О-во «Знания». КОО. 2001. С.179.

[18] См.: там же С. 48-49.

[19] См.: там же. С. 48.

[20] Всемирная таможенная организация и Россия / Под ред. Л.А. Лозбенко. М.: ГТК РФ. 2003. С. 7.

[21] См.: Лукашук И.И. Нормы международного права в правовой системе России (уч.-практ. пос.). М.: «Спарк». 1997. С. 12.

[22] Моравецкий В. Функции международной организации. М. 1976. С. 119, Цит. по Мингазов Л.Х. Эффективность норм международного права. Теоретические проблемы, Казань: Изд-во Казанского ун-та. 1999. С. 216.

[23] См.: Козырин А.Н. Таможенное право России. М. 1995. С. 90.

[24] См.: Борисов К.Г. Международное таможенное право: Учеб. пособие. М.: Изд-во РУДН. 1997. С. 160-161.

[25] См. о рекомендациях ВТаО: Рамочные стандарты безопасности и облегчения мировой торговли 2005 г. ВТаО. Брюссель. 2005 г. С. 11, 16, 28, 41.

[26] См.: Лукашук И.И. Международное право. Особенная часть. Учебник. М.: Изд-во БЕК. 1998. С. 99.

[27] Подробнее Рамочные стандарты безопасности и облегчения мировой торговли рассматриваются в третьем параграфе второй главы. Опубликованы на сайте www.tks.ru.

[28] См.; Лукашук И.И., Шинкарецкая Г.Г. Международное право. Элементарный курс: Учеб. пособие. - 2-е изд., перераб. и доп. М.: Юристъ, 2004. С. 27.

[29] См.: Дюмулен И.И. Всемирная торговая организация. М. 1997. С. 125., Бекяшев К.А., Моисеев Е.Г. Таможенное право: учеб. пособие. М.: TK Велби, Изд-во Проспект. 2005. С. 16.



← предыдущая страница    следующая страница →
123




Интересное:


Метод унификации в механизме международно-правового регулирования международной торговли услугами
Теоретические вопросы истоков и правовой природы международного частного права
Lex mercatoria, его структура и соотношение с международным частным правом
Условия договора международной купли-продажи товаров
Всемирная конвенция об авторском праве
Вернуться к списку публикаций