2015-04-14 17:33:22
ГлавнаяМеждународное (частное) право — Понятие международно-правового регулирования и механизма международно-правового регулирования



Понятие международно-правового регулирования и механизма международно-правового регулирования


Возникновение правового регулирования [1] и международно-правового регулирования в частности, обусловлено объективными законами исторического развития. Появление на определенном этапе развития общества государства вызвало к жизни особый вид нормативного регулирования – регулирование общественных отношений правовыми средствами сначала на внутригосударственном уровне, а затем и в межгосударственном общении. Особенность правового регулирования заключается, прежде всего, в том, что оно исходит от государства, осуществляется при помощи системы правовых средств, опирается на возможность государственного принуждения.

Таким образом, правое регулирование представляет собой воздействие государственной власти на общественные отношения при помощи системы правовых средств, к которым относятся, в частности, нормы права, правоотношения, правоприменительные акты.

«В самом общем виде правовые средства – это все те юридические инструменты, с помощью которых удовлетворяются интересы субъектов права, обеспечивается достижение поставленных целей» [2].

Правовое регулирование – это сложный многоступенчатый процесс, который, на наш взгляд, не следует отождествлять с актами, содержащими нормативные предписания. Регулирование включает, в частности, и стадию создания этих актов, и стадию их реализации.

Не отвечает точки зрения автора и отождествление источников правового регулирования с источниками права [3]. Поскольку правовое регулирование исходит от государства, постольку именно воля государства или согласованная воля государств является его источником.

Выделяют следующие виды правового регулирования:

- национально-правовое, имеющее объектом внутригосударственные общественные отношения;

- международно-правовое, имеющее объектом международные общественные отношения.

В свою очередь международно-правовое регулирование в зависимости от источника подразделяется на следующие виды:

- двустороннее, выражающее согласованную волю двух государств;

- многостороннее, выражающее согласованную волю группы государств (локальное, в т.ч. региональное, осуществляемое, как правило, государствами одного экономического региона) или большинства государств, представляющих основные правовые системы мира, т.е. международного сообщества в целом (глобальное).

В зависимости от объекта регулирования можно выделить отраслевое или секторальное регулирование, охватывающее отдельные вопросы однородных международных общественных отношений, подлежащих урегулированию и универсальное, рассчитанное на охват всей группы однородных общественных отношений. При этом нужно признать, что такая классификация является достаточно условной в связи со сложностью объекта регулирования.

Нужно отметить, что исторически первым появилось двустороннее международно-правовое регулирование. Во второй половине XIX века оно стало дополняться регулированием на многосторонней основе.

Промежуточной целью международно-правового регулирования является реализация интересов источников правового регулирования, которые могут быть индивидуальными (одного государства), групповыми (группы государств) и большинства государств (международного сообщества в целом). Между тем в результате регулирования международно-правовых отношений удовлетворяются позитивные интересы не только источников регулирования, но и иных субъектов международного общения, например, физических и юридических лиц, вступающих в экономические отношения. Конечной целью международно-правового регулирования является упорядочение международных общественных отношений.

Объектом международно-правового регулирования являются международные общественные отношения, которые, как неоднократно отмечалось в литературе, необычайно сложны и неоднородны [4]. Сложность объекта правового регулирования связана, прежде всего, с тем, что в международное общение вступают субъекты, обладающие различным правовым статусом.

Наиболее типичными отношениями являются межгосударственные (межвластные) отношения. Но участниками международного общения являются также субъекты, суверенной властью не обладающие.

В литературе к немежгосударственным международным отношениям относят:

1) отношения между государствами и международными организациями, а также государствоподобными образованиями;

2) отношения между международными организациями;

3) отношения между государствами, международными организациями, с одной стороны, и физическими и юридическими лицами – с другой;

4) отношения между физическими и юридическими лицами [5].

Отмечается, что немежгосударственные отношения могут носить как властный, так и невластный характер [6]. Например, отношения, субъектом которых выступают международные организации и государства, как правило, носят властный (публичный) характер, отношения же между физическими и юридическими лицами таким характером не обладают.

Однако нужно отметить, что в широком смысле к межгосударственным относятся отношения, субъектами которых выступают не только государства, но и международные организации, представляющие собой механизм взаимодействия государств. Источником международно-правового регулирования в любом случае является реализация суверенной власти государств.

Многообразие международных общественных отношений обуславливает невозможность их регулирования какой-либо одной системой права: международно-правовое регулирование, имеющее объектом межвластные (публичные) отношения, дополняется национально-правовым регулированием.

Особую специфику имеет регулирование международных экономических отношений, которые могут быть как публично-правовыми, так и частноправовыми. В литературе отмечается, что «во многих случаях межгосударственные отношения выступают в качестве предпосылки для возникновения большого круга реализуемых в гражданско-правовых и иных формах экономических отношений, участниками которых будут национальные юридические лица, организации, государства и межгосударственные организации» [7].

В процессе регулирования международных экономических отношений взаимосвязь международного права и внутригосударственного права проявляется наиболее ярко, что приводит к выводу о комплексном регулировании данного вида отношений [8].

В литературе не раз отмечалось, что международные экономические отношения регулируются нормами международного права и нормами внутригосударственного права, взаимодействующими между собой, а также нормами международного частного права, которые одни авторы относят к внутригосударственному праву [9], другие выделяют в качестве самостоятельной системы права [10].

В литературе отмечено, что международное частное право регулирует отношения, не являющиеся обычными или типичными как для национальной, так и для международной систем права и по существу находится между двумя системами, т.е. на стыке национального и международного права [11].

Представляется правильным утверждение, что международное частное право – это полисистемный комплекс, в который интегрируются части национально-правовых систем и международного публичного права, не исключаемые при этом из соответствующих национально-правовых систем или из международного публичного права [12].

Таким образом, в зависимости от того, какие международные отношения подлежат урегулированию, межвластные или невластного характера, осуществляется либо международно-правовое регулирование, либо национально-правовое регулирование соответствующих отношений, а международное частное право «обеспечивает функции согласованного регулирования (международно-правового и национально-правового) особого рода отношений, выходящих за рамки внутригосударственного оборота» [13].

Нужно отметить, что урегулирование международных общественных отношений осуществляется не только правовыми средствами, но и другими, прежде всего политическими и моральными.

Объектом правового регулирования могут выступать только те отношения, которые объективно могут быть урегулированы правом, т.е. носят нормативный характер, находятся в сфере социального пространства, в которой право способно оказывать прогрессивно-преобразующее воздействие на общественную жизнь. Помимо этого, урегулирование этих отношений правом должно быть целесообразным, результативным. Как отмечает проф. Лукашук И.И., «норма должна быть необходимой, обязательной и пригодной для реализации» [14]. В ином случае предпочтительным будет являться урегулирование международных отношений не правовыми, а иными нормативными регуляторами.

Система всех правовых средств, методов и способов, с помощью которых осуществляется международно-правовое регулирование общественных отношений образует механизм международно-правового регулирования.

В общей теории права выделяют, как правило, следующие элементы механизма правового регулирования: нормы права, правоотношения, акты реализации субъективных прав и обязанностей, акты применения права. Этим элементам соответствуют и стадии механизма правового регулирования.

Признается, что «категория механизма правового регулирования является емкой и многогранной, допускающей разные подходы и позволяющей рассматривать ее в различных аспектах» [15].

Проф. Лукашук И.И. отмечает, что «существуют три различные точки зрения о правовом регулировании и, соответственно, его механизме [16]. Одни авторы сводят действие нормы и правовое регулирование к конкретным правоотношениям [17], другие исходят из того, что правовое регулирование начинается после создания нормы и сводится к различным средствам воздействия последней на общественные отношения [18]. Наконец, самое широкое понимание включает в понятие правового регулирования и правотворческую стадию» [19].

На наш взгляд, правотворчество не только является стадией международно-правового регулирования, но и занимает в этом механизме важнейшее место, так как именно на этой стадии происходит согласование воль источников правового регулирования, т.е благодаря специфическому методу международно-правового регулирования достигается соглашение по поводу содержания нормы и придания ей юридического значения.

И хотя конечная цель международно-правового регулирования достигается на стадии реализации международно-правовых норм, от стадии правотворчества во многом зависит, как будет осуществляться стадия реализации, а, соответственно, и эффективность международно-правового регулирования в целом.

Помимо этого, в отличие от национального права, в международном праве рассматривать эту стадию изолированно от правоотношений во многих случаях представляется невозможным.

Особенностью международно-правового регулирования является то, что во многих случаях права и обязанности у источников регулирования возникают уже на стадии правового регламентирования общественных отношений. Как отмечает проф. Лукашук И.И., «в международном праве нормы и правоотношения могут формироваться одновременно или же сначала принимается норма и уже на ее основе возникают правоотношения» [20]. Создание международно-правовой нормы часто является и юридическим фактом, влекущем возникновение правоотношений. Это относится, в полной мере, к двустороннему регулированию, а также к функционированию основных принципов международного права [21]. Таким образом, первой стадией международно-правового регулирования в этом случае является правотворчество.

Что касается многостороннего международно-правового регулирования, при котором права и обязанности у субъектов могут возникать в различное время, то моменты создания нормы и возникновения правоотношений здесь не всегда совпадают. Поэтому для многостороннего международно-правового регулирования будут характерны следующие начальные стадии: 1) правотворчество, 2) возникновение на основе юридических фактов (присоединение к договору, международное правонарушение и т.д.) международных правоотношений.

Важной стадией международно-правового регулирования является реализация прав и обязанностей субъектов или реализация (осуществление, имплементация) международно-правовых норм. Реализация международно-правовых норм осуществляется при помощи международно-правового и национально-правового механизмов.

Международно-правовой механизм образуют система международных конференций, организаций, органов, и иных структур, на которые возложено осуществление международных норм, а также совокупность норм международного права, содействующих осуществлению других международных соглашений. Национально-правовой механизм образуют система органов государства, участвующих в имплементации международно-правовых норм, а также совокупность норм национального права, обеспечивающих эффективное осуществление внутри страны международно-правовых норм [22].

Проф. Лукашук И.И. отмечает, что «основная роль внутригосударственного права для международно-правового регулирования состоит в том, что оно служит важным и необходимым средством реализации международно-правовых норм в сфере действия государственного суверенитета» [23]. Проф. Вельяминов Г.М. обращает внимание на то, что «Системы национального права и международного права не разделены и не могут быть разделены непроницаемой стеной, напротив они имманентно взаимосвязаны. Если национальная правовая система, как доказывает исторический опыт, вполне может быть самодостаточной, международное право не мыслимо вне связей с национальным правом государств – субъектов и творцов международного права» [24].

Исходя из изложенного молено сделать вывод, что национально-правовое регулирование, связанное с реализацией международно-правовых норм, является частью механизма международно-правового регулирования международных общественных отношений. Однако это не делает международное право «незавершенным правовым порядком, который нуждается во внутригосударственных правовых порядках для завершения действия своих собственных норм» [25]. Как уже отмечалось выше, международное право и национальное право комплексно осуществляют регулирование международных общественных отношений, взаимодействуя и дополняя друг друга.

Нужно отметить, что правовое регулирование – это только одна сторона правового воздействия на международные общественные отношения.

Даже в тех случаях, когда норма права и соответствующие правоотношения между субъектами перестают существовать, определенные отношения между ними остаются: «Результатом взаимодействия явились новые, изменившиеся отношения как друг к другу, так и к предметам, да и к обществу и природе вообще, явились новые знания, субъекты в процессе общения приобрели определенный опыт. Норма права, уже переставшая существовать способствовала созданию или изменению в сознании субъектов определенного аналога возможного поведения, в соответствии с которым субъекты будут вступать в соответствующие дальнейшие отношения с обществом» [26].

В описанной выше ситуации проявилось правовое воздействие, которое охватывает всю совокупность правовых явлений, оказывающих то или иное влияние на сознание и поведение субъектов.

Помимо правовых средств важными элементами правового воздействия являются, прежде всего, международное правосознание и правовая культура. Все виды воздействия права на международные отношения охватывается понятием «функционирование международного права» [27].

Регулирование международно-правовых отношений осуществляется специфическими методами правового регулирования.

Под методом в общей теории права понимают совокупность юридических способов правового регулирования [28].

К элементам метода правового регулирования относят:

характер общего юридического положения субъектов (правоспособность, дееспособность, полномочия) и отношения между ними (подчиненности, соподчиненности, равноправия);

характер оснований возникновения, изменения или прекращения правоотношений, т.е. юридических фактов (договор, правоприменительный акт и т.д.);

характер юридических последствий для субъекта права (положительные, отрицательные) [29].

Общим методом регулирования международных отношений властного характера является метод согласования воль [30]. Проф. Ушаков Н.А. отмечает, что «методом международно-правового регулирования международных общественных отношений является соглашение между независимыми субъектами этих отношений по поводу установления правил их взаимного поведения и придания таким правилам юридически обязательного характера, т.е. правил, выражающих их взаимно согласованную и тем самым общую волю» [31].

Как отмечает проф. Шумилов В.М., «у каждой отрасли, подотрасли, института международного права имеется свой метод или набор методов, в которых учитывается специфика регулируемых отношений» [32]. Тем не менее в международно-правовом регулировании часто принимают участие те же методы, которые широко используются и в национально-правовом регулировании. К таким методам относятся, например, диспозитивный предполагающий возможность выбора варианта поведения в пределах, установленных нормой права и допускающий возможность отступления от нормы на основе соглашения, а также императивный, не допускающий отступлений от требований юридического установления.

Императивный метод правового регулирования обусловлен существованием в международном праве норм jus cogens, «таких общих норм права, несоблюдение которых может затронуть саму сущность правовой системы, к которой они принадлежат, до такой степени, что субъекты права не могут под страхом абсолютной недействительности отступать от них в партикулярных соглашениях» [33].

Проф. Лукашук И.И. относит к числу императивных норм общего международного права:

- основные принципы международного права, выражающие жизненные интересы всех государств, закрепляющие устои современной системы международных отношений и международного права;

- принципы, нормы, закрепляющие достигнутый нравственный стандарт международных отношений;

- принципы, нормы, закрепляющие уровень гуманности в международных отношениях [34].

Помимо этого, императивным характером обладают многие соглашения по специальным вопросам международного сотрудничества, что приводит к выводу о существовании относительно императивных норм, действующих в рамках определенной системы международно-правового регулирования [35].

Указанные методы образует сочетание следующих основных способов правового регулирования: запрещения, дозволения и обязывания.

В международно-правовом регулировании международных общественных отношений используются различные комбинации этих способов.

Важное значение в правовом регулировании имеют методы координации и субординации. В международно-правовом регулировании, в противоположность национально-правовому, используется преимущественно координационный метод, при котором участники общественных отношений выступают как равноправные стороны.

Однако метод субординации также получил развитие в международно-правовом регулировании, осуществляемом посредством международных органов и организаций. Это нашло отражение и в научной литературе, где все чаще обращается внимание на метод наднационального регулирования. Высказывается мнение об ограничении суверенитета государства в результате вхождения его в международную организацию, обладающую элементами наднациональности.

Часто этот метод правового регулирования ставят в один ряд с методом двустороннего и многостороннего регулирования. Однако стоит обратить внимание на то, что метод применяется исключительно в рамках международных организаций, т.е. является производным от метода многостороннего регулирования. Несмотря на то, что регулирование международных отношений здесь осуществляется в результате реализации воли органов, специально созданных для решения определенных вопросов, в основе такого регулирования по-прежнему лежит согласованная воля государств. Согласование воли происходит на этапе создания международной организации и наделения ее наднациональными полномочиями.

Признаками наднациональной международной организации являются, в частности:

- наличие у органов организации полномочий по принятию решений, обязательных для государств-членов независимо от их отношения к данным решениям;

- принятие решений большинством голосов и без непосредственного участия заинтересованных государств;

- наличие действенных механизмов контроля и принуждения к выполнению этих решений;

- прямое действие решений организации в отношении физических и юридических лиц государств-участников. Как отмечает Жакье Бернар, «наднациональная или субординационная организация пользуется переданными ей полномочиями, благодаря которым она может обращаться помимо самих государств-участников непосредственно к выходцам из этих государств» [36].

В настоящее время наднациональность наиболее полно проявляет себя в рамках интеграционных объединений, особенно, в рамках Европейского Союза. Элементами наднациональности обладают и универсальные организации, например, Всемирная торговая организация, что выражается в наличии большого количества императивных норм во внутреннем праве организации и в возможности применения принципа квалифицированного большинства при принятии решений, обязывающих все государства.

В сферу регулирования ВТО переходят вопросы, ранее считавшиеся исключительно внутригосударственными: применение тарифных и нетарифных барьеров, инвестиционных мер, экологических нормативов и многие Другие.

Существует мнение, что в результате подобного сужения исключительной компетенции государства на его территории также происходит ограничение суверенитета [37].

«Неполный суверенитет, ограниченная государственность давно перестали быть редкостью, и не замечать их означает оставаться в плену устаревших теоретических концепций», – замечает проф. Арановский К.В. [38].

Говоря об ограничении суверенитета, авторы лишают его, прежде всего, такого признака, как неделимость. Например, проф. Черниченко С.В. считает, что суверенитет имеет качественные и количественные характеристики и, следовательно, может быть ограничен [39]. Такого же мнения придерживается проф. Шумилов В.М., отмечая, что в рамках Европейского

Союза суверенитет государства как качественное явление остается, но его количественные характеристики меняются [40].

Высказывается мнение, что государства добровольно передают часть своего суверенитета высшим органам сообществ [41].

Проф. Арановский К.В. считает, что, становясь членами наднационального сообщества, страны ограничивают себя в части суверенных прав, передают отдельные суверенные права межгосударственным учреждениям и их органам, что подразумевает перенос на наднациональный уровень части той самой верховной юрисдикции, которая и образует государственный суверенитет. В таких случаях, по мнению автора, ограничениям подвергается не сама основа суверенитета, а лишь возможность государства самостоятельно осуществлять часть суверенных прав, т.е. его политико-правовая дееспособность [42].

Распространенным является выделение экономического суверенитета [43]. При анализе указанного подхода к понятию суверенитета государства возникают, по крайней мере, следующие вопросы:

если суверенитет государства может быть ограничен, то до какой степени: существуют ли границы ограничения суверенитета?

может ли государство полностью ограничить свой суверенитет количественно, сохранив его в качественном выражении?

в каких случаях суверенитет может быть ограничен? сколько суверенитетов у государства: если есть экономический, то должны быть и другие (политический, культурный и т.д.) и, наконец,

как соотносится концепция ограничения суверенитета с основным принципом международного права – принципом суверенного равенства государств?

Принцип суверенного равенства, тесно связанный с принципом невмешательства во внутренние дела государств, закреплен в Уставе ООН, в Заключительном акте СБСЕ, во множестве универсальных и региональных договоров.

В Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН 1970 г. подчеркивается, что понятие суверенного равенства включает следующие элементы: государства юридически равны; каждое государство пользуется правами, присущими полному суверенитету; каждое государство имеет право свободно выбирать и развивать политическую, социальную, экономическую и культурную системы.

«Принцип суверенного равенства государств, в самом общем виде, означает верховенство государства в решении всех внутренних и внешних вопросов, касающихся каждого конкретного государства, на основе государственного суверенитета и юридического равенства государств – субъектов международного права» [44].

Суверенитет – это, прежде всего, независимость государства от всякой иной власти внутри страны и его независимость в международных отношениях.

В литературе не раз отмечалось, что суверенитет государства не носит абсолютного характера. Проф. Лисовский В.И. отмечает, что «суверенитет государства не означает неограниченной свободы его действий в международных отношениях: эти действия не могут быть направлены к нарушению суверенитета других государств, а также мира и безопасности» [45].

Суверенитет одного государства ограничен суверенитетом других государств. Разграничение сфер действия суверенитета государств осуществляется международным правом [46].

В то же время международное право, обеспечивая международный правопорядок, создает необходимые условия для реализации государством его суверенитета.

В системе международного права принцип суверенного равенства занимает место императивного, обязательного для исполнения всеми государствами мира.

Стали бы государства придавать столь большое значение чему-то изменчивому, непостоянному? Очевидно, нет. Принцип полного суверенитета зафиксирован как неотъемлемое свойство каждого государства. По-нашему мнению, суверенитет не может быть в большем или меньшем количестве. В ином случае это неизбежно ведет к нарушению юридического равенства государств.

Таким образом, суверенитет является неотъемлемым и неделимым свойством каждого государства как первичного субъекта международного права, реализуемым в рамках международного права.

Рассматривая сущность наднациональной организации уже в 50-е годы прошлого века, американский ученый И. Кунц обращал внимание на то, что государства-участники наделяют организацию компетенцией по реализации определенных суверенных полномочий [47].

Как отмечает проф. И.И. Лукашук, «государства не передают организациям суверенные права, а наделяют их определенными полномочиями, включая полномочия по осуществлению и некоторых из тех прав, которые относятся к суверенитету...» [48].

Государства, участвуя в наднациональных организациях, прежде всего, реализуют стоящие перед ними внешние и некоторые внутренние задачи.

Например, открытие экономических границ еще не означает, что государство ограничивает свой «экономический суверенитет» – оно продолжает осуществлять свою экономическую функцию. Передавая часть своих полномочий наднациональным органам, государство рассчитывает, что те или иные вопросы будут решены в рамках международной организации более эффективно, задачи, стоящие перед государством будут выполнены более качественно, а само государство получит от этого определенные выгоды.

Особенно это касается глобальных проблем, решение которых силами одного государства представляется невозможным. «Наделяя организацию полномочиями, включая наднациональные, государство расширяет возможности своего суверенитета, поскольку получает возможность участвовать в решении проблем, которые не находятся в сфере действия его суверенитета» [49].

В рамках любой международной организации происходит «состыковка» интересов отдельных государств и выработка общих позиций. Однако это не означает, что государства утрачивают при этом свои индивидуальные интересы, которые, в конечном счете, и определяют участие государства в той или иной организации.

Участвуя в наднациональных организациях государство, действительно, в некоторых случаях, ограничено в выборе того или иного варианта поведения и обязано следовать решениям организации. Но никакого ограничения суверенитета здесь не может быть уже потому, что у государства-участника всегда есть возможность свободного выхода из этой организации, если сотрудничество в ее рамках перестает отвечать его интересам. Передать же часть своего суверенитета международной организации государство не в состоянии, потому что, на наш взгляд, международная организация не может им обладать. Тезис, защищаемый зарубежным юристом Робером Шуманом о наделении международной наднациональной организации собственными суверенными правами, основанными на правовом порядке, независимым от правового порядка государств-членов этой организации [50], нельзя признать состоятельным. Суверенитет – это «состояние полновластия государства на своей территории и его независимости от других государств» [51]. Даже обладая наднациональными правами международная организация никогда не сможет обладать всей полнотой государственной власти государств-участников, в ином случае она перестанет существовать как международная организация и будет рассматриваться как государство. Наличие же отдельных прав по осуществлению функций государства само по себе недостаточно для образования суверенитета.

Кроме того, как отмечает проф. И.Д. Левин, суверенитет характеризуется не только объемом прав, но и, что более существенно, особым характером или качеством обладания этими правами [52]. Основной характеристикой суверенитета при этом выступает независимость в осуществлении прав. Что касается международной организации, то и создание, и функционирование, и прекращение ее деятельности целиком зависят от согласованной воли государств-участников данной организации и от международного правопорядка.

Таким образом, наднациональная международная организация, как и организация, обладающая отдельными элементами наднациональности, представляет собой механизм, созданный путем согласования воль суверенных государств, для наиболее эффективного решения вопросов в целях реализации их общих и индивидуальных интересов в условиях процесса глобализации. Как отмечается в литературе, наднациональность способна смягчить напряженность между государствами посредством разрешения насущных вопросов независимым органом, представляющим их общие интересы [53].

В связи с этим можно говорить об определенном прогрессе в развитии и совершенствовании международно-правовых средств регулирования международных общественных отношений. Однако центральная роль в механизме международно-правового регулирования по-прежнему принадлежит суверенным государствам.


Дубинкина Светлана Николаевна



[1] Термин «регулирование» (от латинского «regulo» (правило) обозначает упорядочение, налаживание, приведение чего-либо в соответствие с чем-либо.

[2] Теория государства и права / Под ред. Н.И.. Матузова, А.В. Малько - М., 1997. С. 621.

[3] См.: Международное коммерческое право: уч. пособие / Под общ. ред. В.Ф. Попондолуло. - М.: Омега-Л, 2004. C. 290-291.

[4] См.: Нешатаева Г.Н. К вопросу о правовых системах, регулирующих между народные отношения РЕМП 1993-1994. С-Петербург, 1995. С. 47; Кольцов Б.И. Правовое регулирование международных экономических отношений. – М., 1979. С. 14-15.

[5] Бирюков П.Н. Международное право. - М.,2000. С. 13.

[6] См.: Нешатаева Г.Н. К вопросу о правовых системах, регулирующих между народные отношения РЕМП 1993-1994. С-Петербург, 1995. С. 40.

[7] Богуславский М.М. Международное экономическое право. - М., 1986. С. 40.

[8] Тезис о комплексном регулировании не только международных экономических отношений, но иных международных отношений, на наш взгляд, был убедительно доказан – См.: Хонин В.Н. Объект международно-правового регулирования. - Киев, 1974. С. 14-19.

[9] См.: Звеков В.П. Международное частное право. – М.: Норма-Инфра-М., 2000; Кучер Б.И. Особенности правового регулирования международных общественных отношений // Вестник Киевского университета, 1981. № 13. С. 125; Кудашкин В.В. Правовое регулирование международных частных отношений. – СПб., 2004. С. 86-96.

[10] См.: Кольцов Б.И. Правовое регулирование международных экономических отношений. - М., 1979. С. 15.

[11] См.: Богатырев А.Г. Инвестиционное право. – М., 1992. С. 65.

23 См.: Мюллерсон Р.А. О соотношении международного публичного, международного частного и национального права // Советское государство и право. 1982. № 2. С. 86.

[13] Богатырев А.Г. Указ. соч. С. 65.

[14] Лукашук И.И. Международное право. Общая часть. - М., 2000. С. 152.

[15] Общая теория права и государства / Под ред. В.В. Лазарева. – М., 1994. С. 307.

[16] Лукашук И.И. Механизм международно-правового регулирования. - Киев, 1980. С. 34-35.

[17] См.: Толстой Ю.К. К теории правоотношения. Л., 1959. С. 6.

[18] См.: Недбайло П.Е. Применение советских правовых норм. - М., 1960. С. 3.

[19] См.: Горшенев В.М. Способы и организационные формы правового регулирования в социалистическом обществе. - М., 1972. С. 122.

[20] Лукашук И.И. Механизм международно-правового регулирования. – Киев, 1980. С. 115.

[21] В литературе отмечается, что, так как основные принципы международного права управомочивают и обязывают всех субъектов международного права, все они являются реальными участниками международных отношений, урегулированных основными международно-правовыми принципами, если они соблюдают или нарушают их предписания - См.: Ануфриева Л.П. Соотношение международного публичного и международного частного права. - М., 2002. С. 33.

[22] См.: Бирюков П.H. Международное право. – М., 2000. С. 36.

[23] Лукашук И.И. Механизм международно-правового регулирования. - Киев, 1980. С. 19.

[24] Вельяминов Г.М. Соотношение международного права и международного частного права (часть 1) / Г.М. Вельяминов // Московский журнал международного права. - 2005. - № 1. С. 15.

[25] Kunz J.L. The Changing Law of Nations Ohio, 1968, p. 21.

[26] Хонин В.Н. Объект международно-правового регулирования. - Киев, 1974. С. 37.

[27] Лукашук И.И. Функционирование международного права. - М., 1992.

[28] См.: Общая теория права и государства / Под ред. В.В. Лазарева. - М., 1994. С. 109.

[29] См.: Комаров С.А. Общая теория государства и права. – М., 1996. С. 190.

[30] См.: Тункин Г.И. Теория международного права. - М.: Зерцало, 2000. С. 185-192.

[31] Ушаков Н.А. Государство в системе международно-правового регулирования. М., 1997. С. 17.

[32] Шумилов В.М. Международное экономическое право. - Ростов н/Д, 2003. С. 20.

[33] Conference on International Law. Lagonissi, 1966. p. 18.

[34] Лукашук И.И. Механизм международно-правового регулирования. - Киев, 1980. С. 52.

[35] См.: Лукашук И.И. Указ. соч. С. 53.

[36] Жакье Бернар. Международные отношения / перевод с французского. Т. 1. Субъекты международной системы. Учебное пособие. - Н. Новгород: Пресс Юниверситер де Гренобль, Изд-во Нижегородского университета, 1988. С. 136.

[37] См.: Шумилов В.М. Международное экономическое право в эпоху глобализации. – М., 2003. С. 33.

[38] Арановский К.В. Суверенитет в системе федеративных отношений // Ежегодник российского права. - М., 2001. С. 172.

[39] См.: Черниченко С.В. Теория международного права / В 2-х томах. Том 2. Старые и новые теоретические проблемы. - М., 1999. С. 42.

[40] См.: Шумилов В.М. Указ. соч. С. 33.

[41] См.: Раид Така Шамсон. Государственный суверенитет и современное международное право (некоторые теоретические аспекты). ООН и международный правопорядок в глобализирующемся мире. Материалы международной научно-практической конференции / Отв. ред. А.Я. Капустин. - М., 2001. С. 220.

[42] См.: Арановский К.В. Указ. соч. С. 166-179.

[43] Нужно заметить, что обычно это словосочетание используют как обозначение права государства самостоятельно определять его экономическую политику.

[44] Мелков Г.М. Гуманитарное вмешательство (международно-правовые аспекты) // Российский ежегодник международного права. 2000. - СПб., 2000. С. 296.

[45] Лисовский В.И. Правовое регулирование международных экономических отношении. - М., 1984. С. 43.

[46] См.: Лукашук И.И. Глобализация, государство, право, XXI век. - М., 2000. С. 139-145.

[47] См.: Kunz J. Supranational organs // American Journal of International Law. 1952. Vol. 4. P. 695-698.

[48] Лукашук И.И. Указ. соч. С. 141.

[49] Там же. С. 141.

[50] A ordem juridica do MERCOSUL Deisy Ventura ed, 1996. P. 28.

[51] Левин И.Д. Суверенитет. – СПб.: Юридический центр Пресс, 2003. С. 71.

[52] Там же С. 81.

[53] См.: Weiler J.Н. The Constitution of Europe Do the New Clothes Have an Emperor? And Other Essays on European Integration (1999). P. 93.







Интересное:


Природа, содержание и применение «публичного порядка» в международном частном праве
Вопросы квалификации коллизионных норм и обратной отсылки в процессе выбора и применения иностранного права
Участие России в международно-правовом регулировании международной торговли услугами
Природа и содержание отношений доверительного управления имуществом в Российской Федерации
Международно-правовой статус Всемирной таможенной организации как институциональной основы международного сотрудничества в области таможенного дела
Вернуться к списку публикаций