2015-04-14 17:28:05
ГлавнаяМеждународное (частное) право — Метод унификации в механизме международно-правового регулирования международной торговли услугами



Метод унификации в механизме международно-правового регулирования международной торговли услугами


Многообразие международных общественных отношений в сфере услуг обуславливает невозможность их регулирования какой-либо одной системой права: международно-правовое регулирование, имеющее объектом межвластные (публичные) отношения, дополняется национально-правовым регулированием, которое имеет объектом частно-правовые отношения по торговле услугами и обслуживающие их публично-правовые отношения (лицензирование, сертификация и т.д.). Но поскольку эффективность международно-правового регулирования торговли услугами во многом зависит от имплементации (реализации) международно-правовых норм во внутреннем праве государств, большое внимание уделяется достижению единообразия национального правого регулирования посредством международной унификации.

Под унификацией в литературе понимается «создание при помощи международных договоров единых норм, подлежащих инкорпорации в систему применяемых государством правовых предписаний и обеспечивающих преодоление различий в регулировании определенного рода отношений» [1].

Как отмечает С.В. Бахин, при унификации в международный договор включаются нормы, рассчитанные на их прямое применение во внутригосударственных отношениях, в то время как при гармонизации международным договором определяются лишь общие параметры будущих правовых предписаний, а их конкретное содержание формулируется заинтересованными государствами самостоятельно [2].

Проф. Г.М. Вельяминов понимает под правовой унификацией «согласование и облигаторное введение в действие в двух и более государствах идентично-одинаковых правовых норм», а под гармонизацией – согласование норм и правил, «которые государства вольны вводить в свой правопорядок полностью, частично или не вводить вообще» [3].

На наш взгляд, понятие унификации охватывает не только включение в международный договор норм, рассчитанных на прямое применение во внутригосударственных отношениях, но и те нормы, которые содержат обязательства государств урегулировать те или иные отношения определенным образом. Вопрос скорее не в том, как эти нормы реализуются (прямо или опосредованно, путем принятия соответствующих норм национального законодательства), а в том, каково их содержание, т.е. предусматривают ли они конкретные обязательства по урегулированию тех или иных отношений определенным образом, или определяют лишь общие параметры регулирования. В связи с этим представляется правильным выделение прямой и косвенной унификации. Отмечается, что «при косвенной унификации создается несколько единообразных норм внутригосударственного права, в то время как при прямой унификации возникает единая, но международная норма» [4].

Следует отметить, что в сфере международной торговли услугами, в отличие от торговли товарами, как правило, осуществляется так называемая «косвенная унификация» [5], при которой в международном договоре фиксируется не сама норма, подлежащая применению при регулировании конкретных отношений внутри государства, а определенные обязательства государств урегулировать те или иные отношения определенным образом. Государства осуществляют реализацию этих договорных норм путем принятия соответствующих норм национального права. Тем не менее при регулировании торговли услугами в отдельных секторах (например, в транспортном секторе), имеет место и прямая унификация, рассчитанная на непосредственное применение конвенционных норм в случае включения их в правовую систему государств. Прежде всего это относится к урегулированию частноправовых отношений в сфере международной торговли услугами.

Что касается публично-правовых отношений, предметом которых являются правовые режимы торговли услугами, доступа на внутренний рынок, защиты рынка, использование различных мер регулирования внешней торговли, правовой статус частных лиц, осуществляющих ВЭД, принципы расчетов и др., то здесь регулирование осуществляется соответствующими нормами административного (таможенного, финансового, налогового) и других отраслей национального права, благодаря которым государство выполняет свои международные обязательства, предусмотренные международным договором [6].

Особенностью сферы услуг является то, что одним международным договором может осуществляться регулирование как публичных, так и частноправовых отношений. Например, вступившая в силу 5 сентября 2003 г. Монреальская конвенция для унификации некоторых правил международных воздушных перевозок регулирует, прежде всего, частноправовые отношения между авиаперевозчиками и пассажирами или грузоотправителями (ответственность перевозчика, заключение и оформление договора воздушной перевозки и т.д.). Однако в то же время Конвенция предусматривает право государства-участника требовать от перевозчиков, осуществляющих полёты над его территорией, надлежащего страхования ответственности, обеспечивающего возмещение возможного вреда (ст.50 Конвенции). Кроме того, указанная конвенция применяется как к перевозкам, совершенным частными лицами, так и к перевозкам, совершенными государством или «другими юридическими лицами публичного права» (п.1 ст.2 Конвенции).

Посредством унификации снижается или устраняется необходимость обращения к коллизионным нормам международного частного права государства-участника договора. Благодаря унификации норм международного права все больше отношений в сфере международной торговли услугами начинает регулироваться не внутренним правом государств, а международно-правовыми нормами, инкорпорированными в правовые системы государств-участников соответствующих соглашений. Как отмечает Бахин С.В., совершенно очевидно, что в будущем основной нормативный массив предписаний, направленных на регулирование частноправовых отношений, будет постепенно все больше перемещаться из внутригосударственного права в международное [7].

Стоит отметить, что в этом случае реализация международно-правовых норм становится в наибольшей степени зависима от внутригосударственного механизма. Как отмечает проф. И.И. Лукашук, не утрачивая свойств, присущих нормам международного права, унифицированные нормы, будучи включены в правовую систему государства, приобретают новое юридическое качество в связи с конституционными и законодательными гарантиями их реализации [8]. В связи с этим можно согласиться с предложением рассматривать унифицированные нормы как особую категорию норм международного права, специально создаваемых для регулирования определенных отношений в тех государствах, которые решат присоединиться к данному международному соглашению [9].

В литературе отмечается дуалистическая сущность международно-правовых норм, прямо рассчитанных на урегулирование международных частноправовых отношений и международно-правовых норм, рассматриваемых в качестве применимых для регулирования публично-правовых отношений. Как отмечает проф. Г.М. Вельяминов с одной стороны, они сохраняют все изначальные свойства норм международного права и к ним применимы все общие нормы (принципы) этого права. С другой стороны, они, будучи рецепированы в национальные правопорядки, действуют в качестве национальных норм, но норм «автономных», «связанных», иммунных (однако нельзя сказать, что необратимо иммунных) от произвольных изменений национальными властями [10].

Международными договорами, содержащими унифицированные нормы, регулируются различные секторы услуг. Если в международном договоре какой-либо вопрос, касающийся деятельности в сфере торговли услугами остается неурегулированным, подлежит применению соответствующая норма внутреннего права.

Наибольшее количество договоров, содержащих унифицированные нормы, регулирует торговлю услугами в сфере перевозки пассажиров и багажа. Среди них необходимо выделить:

- Конвенцию о международных перевозках по железным дорогам, принятую в г. Берне 9 мая 1980 г. (с приложениями А и В);

- Конвенцию о статусе и международном устройстве железных дорог, подписанную в Женеве 9 декабря 1923 г., унифицирующую организационные вопросы международного сообщения по железным дорогам;

- Таможенную конвенцию от 15 января 1959 г о международных перевозках грузов с применением книжки TIR;

- Варшавскую конвенцию от 12 октября 1929 г. для унификации некоторых правил, касающихся международных воздушных перевозок, дополненную Гаагским протоколом 1955 г., Гватемальским протоколом 1971 г и Монреальскими протоколами 1975 года;

- Конвенцию 1961 г. об унификации некоторых правил, касающихся международных перевозок воздушным транспортом, осуществляемых лицами, не являющимися перевозчиками по договору;

- Чикагскую конвенцию от 7 декабря 1944 г о международной гражданской авиации, регулирующую административные вопросы воздушного транспорта;

- Конвенцию об унификации некоторых принципов, касающихся ответственности при столкновении речных судов, подписанную в Женеве 15 марта 1960 г.;

- Гамбургскую конвенцию ООН от 1978 года о морской перевозке грузов;

- Брюссельскую конвенцию об унификации некоторых принципов, касающихся коносаментов 1924 г, с Протоколами от 23 февраля 1968 г. и от 21 февраля 1979 г.;

- Брюссельскую конвенцию об унификации некоторых принципов, касающихся ограничения ответственности владельцев морских судов с Брюссельским протоколом от 23 февраля 1979 г.;

- Афинскую конвенцию от 13 декабря 1974 г по перевозке морем пассажиров и багажа;

- Конвенцию об ограничении ответственности по претензиям на определенные участки моря от 19 ноября 1976 г.;

- Барселонскую конвенцию 1921 года о свободе транзита;

- Монреальскую конвенцию для унификации некоторых правил международных воздушных перевозок от 28 мая 1999 г.

Сюда же можно отнести Всемирную почтовую конвенцию с текстами 1989 г. и 1994 г.

Что касается иных секторов услуг, то подавляющее большинство вопросов до сих пор остается неурегулированным. Помимо этого, те немногочисленные многосторонние конвенции, которые были приняты, имеют, как правило, очень небольшое количество участников. Например, вступившая в силу в 1976 г. Конвенция о контрактах на путешествие, имеет только пять участников: Италию, Аргентину, Бенин, Камерун и Того. Вступившая в силу в 1988 г. подписанная 14-ю государствами Конвенция о международном факторинге ратифицирована только тремя государствами, а конвенция УНИДРУА о международном финансовом лизинге, вступившая в силу в 1995 г., ратифицирована пятью государствами, в т.ч. Россией. Нужно отметить, что конвенции часто используются де-факто при заключении международных договоров, несмотря на отсутствие соответствующих ратификаций.

Как уже указывалось выше, в сфере торговли услугами большое значение имеет инвестиционный режим. Регулированию в данном случае подлежат не только сами инвестиции, но и условия связанной с иностранными инвестициями деятельности субъектов. Большинство международных договоров о взаимной защите инвестиций под связанными с инвестициями видами деятельности понимают, например, такие, как арендные услуги, маркетинг товаров и услуг, в том числе путем рекламы и прямых контрактов, проведение конъюнктурных исследований, заем средств. Помимо имеющих важное значение двусторонних договоров об избежании двойного налогообложения, можно выделить следующие многосторонние договоры:

- Вашингтонскую конвенцию 1965 г. о порядке разрешения инвестиционных споров между государствами и иностранными лицами;

- Сеульскую конвенцию 1985 г. об учреждении Многостороннего Агентства по гарантии инвестиций;

- Сеульскую конвенцию 1985 г. «Об учреждении многостороннего агентства по гарантиям инвестиций».

Международный договор является основной, но тем не менее, не единственной формой унификации международно-правовых норм. В литературе отмечается, что «форма современных действующих унификаций может быть весьма разнообразна и включать международные нормы как договорного, так и обычно-правового происхождения. При этом не исключается и оценка предписаний рекомендательного характера, исходящих от международных экономических организаций универсального и национального уровня» [11]. Таким образом, унификация может быть осуществлена и посредством общепринятого в международном обороте обычая или обычая международной торговли, содержащего общие материальные нормы и получившего признание или применение в различных государствах [12].

Что касается предписаний рекомендательного характера, то большое значение имеют, например, Принципы международных коммерческих контрактов, разработанные УНИДРУА, Условия международного договора подряда в сфере строительства и Условия международного контракта на инженерно-строительные работы, разработанные Международной федерацией инженеров-консультантов (FIDIC), разработанные Международной торговой палатой Унифицированные правила и обычаи для документарных аккредитивов, Унифицированные правила по инкассо,

Унифицированные правила для договорных гарантий, Унифицированные правила по гарантиям по первому требованию, Банковские гарантии в международной торговле, Руководство Международной торговой палаты по международному межбанковскому переводу средств и компенсаций 1990 г.

Также представляют интерес типовые законы, разработанные Комиссией ООН по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ), например Типовой закон об электронной торговле 1996 г. [13], Типовой закон о международных кредитовых переводах 1992 г. [14].

Безусловно, указанные документы не являются источниками международного права, но, будучи востребованы национальными правовыми системами, способствуют его гармонизации и могут оказать существенное влияние на реализацию международно-правовых норм при помощи внутригосударственного механизма и на развитие международно-правового регулирования торговли услугами в целом.

Следует отметить, что отсутствие однозначного подхода к понятию «услуги» влечет определенные трудности, которые заключаются, прежде всего, в различном регулировании однородной деятельности национальным правом государств.

В частности, те отношения, которые охватывают одновременно как торговлю товарами, так и торговлю услугами (например, опосредуемые, договорами на поставку комплектного оборудования, включающими условия о монтаже, техническом обслуживании оборудования и др. аналогичные условия) могут рассматриваться как единые, но могут рассматриваться и как включающие в себя обязательства различных видов (смешанные договоры). Вопрос о характере отношений решается на основе норм применимого национального законодательства, а в национальных системах подход к таким договорам различен.

Определенный интерес в этом ракурсе представляет обращение к Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи 1980 г. В соответствии со ст. 3 Конвенции ее применение ограничивается, в том числе, следующим критерием: она не применяется к договорам, в которых обязательства стороны, поставляющей товары, заключаются в основном в выполнении работы или в предоставлении иных услуг.

На практике вопрос регулирования смешанных договоров решается следующим образом: если возможно разделить смешанный договор на два договора, то часть договора, относящаяся к поставке товара, будет входить в сферу действия Конвенции, а другая будет регулироваться применимым национальным правом; если же обязательство по оказанию услуг не является основным, Конвенция применяется и к этому обязательству, поскольку это не противоречит существу этого обязательства. Поэтому договор, содержащий обязательства по оказанию услуг может в некоторых случаях подпадать под сферу действия Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров.

Таким образом, одни и те же международно-правовые нормы, будучи инкорпорированы в национальные правовые системы различных государств, могут на практике регулировать различные отношения или, наоборот, одни и те же отношения могут быть урегулированы теми или иным международно-правовыми нормами.

Все сказанное подтверждает значительную роль национально-правового механизма реализации международно-правовых норм в механизме международно-правового регулирования торговли услугами.


Дубинкина Светлана Николаевна



[1] Бахин С. В К вопросу о пределах сближения национальных правовых систем // Российский ежегодник международного права. 2003. С. 73.

[2] Там же.

[3] Вельяминов Г.М. Международное экономическое право и процесс. - М.: Клувер, 2004. С. 277.

[4] Бахин С.В. Там же. С. 50.

[5] Маковский А.Л. Вопросы теории международно-договорной унификации права и состав международного частного права // Материалы секции права Торгово-Промышленной палаты СССР. Вып 34. М., 1983. С. 28-29.

[6] О классификации методов унификации и гармонизации см.: Вельяминов Г.М. Международное экономическое право и процесс. - М.: Клувер, 2004. С. 280-199. Автор, в частности, выделяет: А.1. Двух- и многостороннюю облигаторную унификацию (международные соглашения, обязывающие государства либо инкорпорировать в свою национальную правовую систему соответствующее соглашение с приданием ему силы закона, либо принять внутренний закон, воспроизводящий нормы данного соглашения и международные соглашения, обязывающие государства-участники ввести в свое законодательство нормы, соответствующие положениям, обусловленным в данных соглашениях, но не обязательно текстуально идентичные). А.2. Одностороннюю факультативную унификацию (издание промульгация государством в одностороннем порядке национального законодательного акта, инкорпорирующего положения международного унификационного документа.

[7] Бахин С.В. Указ. соч. С. 63.

[8] Лукашук И.И. Нормы международного права в правовой системе России. - М., 1997.

[9] Бахин С.В. О правовой природе унифицированных норм Российский ежегодник международного права, 1998-99. С-Пб., 2003. С. 62.

[10] Вельяминов Г.М. Соотношение международного права и международного частного права (Часть 2 Окончание) // Московский журнал международного права. № 2. 2005.

[11] Нешатаева Т.Н. Иностранные предприниматели в России: Судебно-арбитражная практика. - М.: Дело, 1998.

[12] См.: Лунц Л.А. Курс международного частного права. В 3-х т. Общая часть. - М., 1973. С. 26-27.

[13] Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН А/51/628.

[14] Документ A/C№ 9/XXV/CRP 1/Fdd 13.







Интересное:


Основные направления деятельности всемирной таможенной организации по сближению национальных правовых систем в области таможенного дела
Природа и содержание отношений доверительного управления имуществом в Российской Федерации
Реализация норм международного частного права (МЧП)
Фидуциарные конструкции в национальном праве стран системы континентального права
Многостороннее международно-правовое регулирование международной торговли услугами
Вернуться к списку публикаций