2015-04-14 17:16:16
ГлавнаяМеждународное (частное) право — Участие России в международно-правовом регулировании международной торговли услугами



Участие России в международно-правовом регулировании международной торговли услугами


В области регулирования движения капитала и платежей в России предусмотрены такие меры, как установление рабочих контактов между компетентными органами России и Сообщества и его государств – членов; обмен надлежащей информацией на регулярной основе; содействие в развитии надлежащей нормативной базы (ст.83 Соглашения).

Кроме этого, нельзя обойти стороной ст. 76 Соглашения, в соответствии с которой стороны стремятся развивать и укреплять малые и средние предприятия (далее по тексту – МСП) и поощрять сотрудничество между МСП России и Сообщества, путем поощрения обмена информацией и передачи «ноу-хау» в таких областях, как: юридические, административные, технические, налоговые, финансовые и другие условия, необходимые для учреждения и развития деятельности МСП и трансграничного сотрудничества; оказание специализированных услуг, требуемых для МСП, таких как обучение в области управления и маркетинга, бухгалтерский учет, контроль за качеством продукции, а также создание и укрупнение сети агентств, предоставляющих такие услуги; установление долгосрочных стабильных связей между операторами России и Сообщества для совершенствования обмена информацией между МСП, расширения объемов трансграничного сотрудничества между ними, inter alia, за счет доступа и деятельности в рамках Сети бизнес-сотрудничества (Business Cooperation Network), Евроинфоцентров (Euro-Info-Correspondence Centres), в тех случаях, когда для этого выполняются необходимые условия.

Меры, предусмотренные разделом «Экономическое сотрудничество», реализуются главным образом в контексте программы ТАСИС, предусматривающей временное финансовое содействие России со стороны Сообщества [39].

В ст. 107 Соглашения предусмотрено, что стороны предпринимают любые общие или специальные меры, необходимые для выполнения их обязательств по настоящему Соглашению и следят за тем, чтобы цели, закрепленные в Соглашении, были достигнуты.

Реализацию Соглашения призваны обеспечивать Совет по сотрудничеству [40], Комитет по сотрудничеству, заседающие на уровне министров и Парламентский комитет по сотрудничеству, состоящий из членов Федерального Собрания РФ и членов Европейского парламента.

Таким образом можно утверждать, что Россия и Европейское сообщество, проявив обоюдную заинтересованность в развитии многосторонней торговой системы, создали основу взаимоотношений, учитывающую особенности положения России как государства с переходной экономикой и новый характер Европейского Союза. Специалисты, давая оценку значимости Соглашения, расходятся во взглядах.

Так, Е.Ю. Ковалькова отмечает, что Соглашение «прокладывает путь к поэтапной интеграции между Россией и более широким пространством экономического сотрудничества в Европе, а также к поступательной интеграции Российской Федерации в мировую экономику» [41].

В то же время, по мнению X. Тиммермана «Соглашение не в состоянии существенно стимулировать торговые отношения, не конституирует самого партнерства как такового [42].

Директор Центра торговли и права Медведков М.Ю. отмечает, что «те обязательства, которые вытекают из этого Соглашения для России и для ЕС, ни одна из сторон в полной мере не выполняет» [43].

Действительно, Россия до сих пор не привела свое законодательство, касающееся режима торговли, в частности транспарентности, свободы текущих платежей, в соответствие с нормами Соглашения. Россия не выполнила обязательства по предоставлению национального режима дочерним компаниям фирм ЕС на территории Российской Федерации. В частности, это касается страховых компаний ЕС, которые по-прежнему сталкиваются с серьезными препятствиями на российском страховом рынке.

Сообщества, в свою очередь, не приняли мер по полной ликвидации дискриминации России в рамках антидемпинговых процедур. Решение ЕС о предоставлении российским предприятиям недискриминационного режима расследований на практике применяется таким образом, что позиции российских экспортеров практически не улучшаются.

Имеются препятствия учреждению российских предприятий, особенно банков, в странах ЕС, ограничение на сферу их операций, комплектование ключевым российским персоналом; сохраняются ограничения доступа российских торговых судов во внутренние водные пути ЕС; осуществляется дискриминация российских подрядчиков в сфере государственных закупок; дискриминация российских операторов в региональном и местном налогообложении стран-членов ЕС.

Многие договоренности остаются нереализованными, в частности договоренность о выработке к 2000 г. многосторонних правил в области международной торговли услугами по космическим запускам.

Можно констатировать, что Соглашение остается во многом невостребованным, т.к. «для правильного функционирования внутреннего рынка недостаточно только выработать новые правовые нормы. Необходимо еще их имплементация в национальное законодательство и правильное применение их национальными административными органами, органами власти и судами» [44].

Причину нереализации норм Соглашения со стороны Российской Федерации некоторые исследователи видят в том, в Соглашении были заложены неравные стартовые условия. В частности, отмечено, что «наша страна не имеет пока экономической и достаточной юридической базы для исполнения взятых обязательств. В то время как у Евросообщества они есть в классическом виде. Различия в доходах и уровне жизни между государствами пока существенны. Поэтому благодаря соглашениям с ЕС сложилась ситуация, когда одной стороне (России) необходимы гигантские усилия, чтобы выполнить условия договоров «нового поколения», а другой стороне (странам ЕС) это ничего не стоит, поскольку соглашения базируются на собственных правилах» [45]. Невыполнение обязательств со стороны ЕС можно объяснить не только недоверием к России как к экономическому партнеру, но и, возможно, нежеланием видеть в России конкурента.

Тем не менее сотрудничество между Европейским Союзом и Российской Федерацией в сфере торговли услугами выше, чем с другими интеграционными объединениями. ЕС является для России главным торговым, экономическим и, в значительной степени, политическим партнером. Интерес для России представляет также познание практического опыта интеграции. При этом не исключается возможность совместного развития в едином «европейском правовом пространстве».

В июне 1999 г. Европейский Союз принял «Общую стратегию», в которой подчеркивается большое значение России для ЕС [46]. Согласно Общей стратегии более тесное сотрудничество между Россией и Европейским Союзом – единственный путь решения задач, которые стоят перед Европой как континентом [47].

В стратегии развития отношений Российской Федерации с Европейским Союзом на среднесрочную перспективу (2000-2010 гг.), представленной Россией на встрече в Хельсинки 22 октября 1999 г. [48] заявлено, что наша страна не ставит целью на ближайшие 10 лет вступление в Европейский Союз или создание ассоциации с ним. В то же время в решениях Петербургского саммита Россия – Европейский Союз, прошедшего в Москве 17 мая 2001 года была выдвинута идея создания Общего европейского экономического пространства (ОЕЭП). На Саммите также был рассмотрен вопрос о переходе Сторон во взаимных расчетах по внешнеэкономическим операциям на единую европейскую валюту. Концепция ОЕЭП была одобрена на Римском саммите Россия – ЕС 6 ноября 2003 г. Поэтапное его формирование должно происходить в рамках Соглашения о партнерстве и сотрудничестве наравне с формированием «Общего пространства свободы, безопасности и правосудия; Общего пространства внешней безопасности, Общего пространства научных исследований и образования, включая культурные аспекты» [49].

Цель ОЕЭП заключается в содействии экономическому росту ЕС и России на основе поэтапного устранения торговых барьеров, сближения законодательства и тем самым углубления экономической интеграции. Либерализация торговли услугами является одной из целей ОЕЭП, наравне со свободным перемещением товаров, людей и капитала.


По результатам исследования можно сделать следующие выводы:

1. В результате проводимых реформ в области внешнеэкономической сферы, внедрения рыночных методов внешней торговли были созданы достаточные условия для интеграции России в систему мировых хозяйственных связей. Создана приемлемая законодательная база.

В тоже время, многие услуги российских поставщиков неконкурентоспособны, что не может быть не учтено в ходе переговорного процесса о вступлении в ВТО.

Вступление России в ВТО может иметь для развития сферы услуг и экономики в целом различные последствия в зависимости от того, насколько при этом будут защищены интересы России. ГАТС позволяет защитить отдельные секторы услуг, что должно быть использовано Россией не только в целях недопущения ухудшения положения российских поставщиков в наиболее уязвимых секторах, но и в целях временного введения протекционистских мер в тех секторах, которые до настоящего времени являются неоправданно незащищенными. Эти меры, вкупе с проведением внутренней экономической политики, направленной на развитие экономики, позволят укрепить позиции российских поставщиков услуг. Развитие национальной экономики России должно опережать открытие рынка услуг иностранным поставщикам.

2. Развитие торговли услугами в рамках СНГ находится на низком уровне. Как видно из проведенного исследования, обязательства государств, затрагивающие свободное движение товаров, услуг, свободу передвижения и т.д., переходили из договора в договор, однако они носят во многом декларативный характер, так как не предусматривают механизма их реализации. Нормы соглашений, в той или иной мере затрагивающие вопросы торговли услугами, сводятся к предоставлению сторонам режима наибольшего благоприятствования, хотя и содержат положения, предусматривающие дальнейшую либерализацию торговли услугами. Более тесные экономические связи развиваются в рамках ЕврАзЕС, Организации региональной интеграции. Однако в плане регулирования торговли услугами можно говорить только о первых шагах.

Поскольку в условиях неразвитости экономик и не скоординированной политики либерализация торговли услугами не имеет никаких перспектив, развитие торговли услугами напрямую зависит от развития как политических, так и экономических отношений между государствами-членами указанных интеграционных объединений.

В плане либерализации торговли услугами в рамках интеграционных объединений особый интерес представляет опыт НАФТА, объединяющей государства с разным уровнем экономики. Прежде всего, это касается акцента на развитие деловых и профессиональных услуг и эффективного регулирования миграции.

3. Соглашение о партнерстве и сотрудничестве между Российской Федерацией и Европейскими сообществами остается во многом невостребованным. Невыполненными являются отдельные обязательства в сфере услуг как со стороны России, так и со стороны ЕС, не реализованы отдельные договоренности. Кроме этого, вобрав в себя немало ссылок на нормы и правила ВТО, Соглашение не достигает полного соответствия с ними. В случае вступления России в ВТО Соглашение должно быть пересмотрено. Помимо этого, 30 ноября 2007 г. истекает срок его действия, что требует решения вопроса о его пролонгации или прекращения действия. В любом случае уже сейчас выявляется необходимость перехода партнерами на новый уровень отношений в рамках Общеевропейского экономического пространства, что в нынешних условиях достаточно трудно реализовать. Поэтому основной задачей России в этом направлении должно стать создание сравнимых с европейскими правовых и экономических отношений.


Дубинкина Светлана Николаевна



[1] БМД. 1993. № 4. С. 21-23.

[2] Моисеев Е.Г. Международно-правовые проблемы деятельности СНГ. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. - М., 2002. С. 208.

[3] Бюллетень международных договоров. № 1. 1995.

[4] Протоколом, подписанным в Москве 2 апреля 1999 г в соглашение были внесены изменения.

[5] Моисеев Е.Г. Международно-правовые основы формирования единого экономического пространства в рамках СНГ // Российский ежегодник международного права. 2004. – С-Пб., 2005. - С. 177.

[6] Саммит СНГ в Ялте //Дипломатический вестник. 2003. № 10. С. 58-59.

[7]Моисеев В.Г. Международно-правовые проблемы деятельности СНГ. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. - М., 2002. С. 224.

[8] Там же. С. 241.

[9] См.: Информация о ходе выполнения Плана реализации важнейших мероприятий, направленных на развитие и повышение эффективности взаимодействия государств - участников СНГ в экономической сфере в 2003 - 2010 годах / Сайт исполнительного комитета СНГ http://cis.minsk.by

[10] Подробнее см.: Егиазаров В.А. Транспортное законодательство в государствах -участниках СНГ: Состояние, проблемы, перспективы // Право и экономика. 1999. № 4. С. 71 -78.

[11] Там же.

[12] См.: Информация о ходе выполнения Плана реализации важнейших мероприятий, направленных на развитие и повышение эффективности взаимодействия государств - участников СНГ в экономической сфере в 2003 - 2010 годах // Сайт исполнительного комитета СНГ http://cis.minsk.by

[13] Там же. 1993. №6. С. 33-36.

[14] См.: Информация о ходе выполнения Плана реализации важнейших мероприятий, направленных на развитие и повышение эффективности взаимодействия государств - участников СНГ в экономической сфере в 2003 - 2010 годах // Сайт исполнительного комитета СНГ http://cis.minsk.by

[15] Бюллетень международных договоров. № 2. февраль. 2006 год.

[16] Моисеев Е.Г. Содружество независимых государств итоги и перспективы развитая // Государство и право на рубеже веков (материалы Всероссийской конференции). - М.: Институт государства и права Российской Академии наук, 2000. - С. 53-58, 54.

[17] Исингарин Н. На чем споткнулся Экономический союз СНГ // Российская газета. 1998. 6 июня.

[18] Семенов К.А. Россия в международных экономических отношениях. Курс лекции – М.: ТЕИС, 2001. С. 243.

[19] Семенов К.А. Россия в международных экономических отношениях. Курс лекции – М.: ТЕИС, 2001. С. 246.

[20] Соглашение о принципах таможенной политики от 13 марта 1992 г. // Российское таможенное право. С. 401.

[21] БМД. 1995. № 9. С. 3-50.

[22] БМД. 1995. № 6. С. 11-12.

[23] Киргизия присоединилась к Соглашению в 1996 г., Таджикистан – в 1998 г.

[24] Там же. 1995. №10. С. 31-36.

[25] Российская газета. № 62. 02.04.96.

[26] Моисеев Е.Г. Международно-правовые проблемы деятельности СНГ. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. – М., 2002. С. 278.

[27] Совместное заявление об итогах заседания Межгосударственного совета Республики Беларусь Республики Казахстан, Киргизской Республики и Российской Федерации // РГ ЭС. 1998. 12 мая.

[28] БМД. 2001. № 12. С. 3-19.

[29] Договор о Таможенном союзе и Едином экономическом пространстве от 26 февраля 1999 г. // БМД. 2001. №12. С. 3-19.

[30] Обращение Государственной Думы от 16 мая 2001 г. // ПГ. 2001. 24 мая.

[31] Скурко Е.В. К вопросу формирования Единого экономического пространства Республики Беларусь, Республики Казахстан, Российской Федерации и Украины // Московский журнал международного права. - 2004. - № 1. С. 111.

[32] Там же.

[33] Шумилов В.М. Международное экономическое право в эпоху глобализации // Московский журнал международного права. - 2001. - №2. С. 181.

[34] OJ. 1997. L327. Р. 3.

[35] OJ. 1990. L68. P. 3.

[36] Приложение 5. Трансграничное предоставление услуг. Документы, касающиеся взаимоотношений между ЕС и Россией. - М.: Право, 1994. - С. 160-162.

[37] Регламент Совета 574/1999/ЕС от 12 марта 1999 г. определяет третьи страны, чьи граждане должны обладать визами при пересечении внешних границ ЕС (OJ, 1999, L 72 - Р. 2).

[38] Подробнее см.: Ковалькова Е.Ю. Сотрудничество и партнерство между Российской Федерацией и Европейским Союзом (Правовые аспекты) / Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. - Казань, 2001. С. 71.

[39] Программа ТАСИС на период 2000-2006 гг. Утверждена Регламентом 99/2000 от 29 декабря 1999 г. (OJ 2000. L/12).

[40] Регламент Совета по сотрудничеству опубликован OJ, 1998, L. 87 - Р 17.

[41] Ковалькова Е.Ю. Сотрудничество и партнерство между Российской Федерацией и Европейским Союзом (Правовые аспекты) / Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. - Казань, 2001. С. 83.

[42] Актуальные проблемы Европы развитие интеграционных процессов в Европе и России / Проблемно- тематический сборник. - М.: РАН ИНИОН, 1997. С.125-131.

[43] Медведков М.Ю. Первый год действия Соглашения о партнерстве и сотрудничестве между Европейским Союзом и Российской Федерацией. - М.: ИНТЕРДИАЛЕКТ+, 1999. С. 43.

[44] Ковалькова Е.Ю. Сотрудничество и партнерство между Российской Федерацией и Европейским Союзом (Правовые аспекты) / Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. - Казань, 2001. С. 84.

[45] Клемин А.В. О договорах между ЕС и Россией / А.В. Клемин // Московский журнал международного права. – 2002. – № 2. – С. 57-73.

[46] Общая стратегия 1999/414/CFSP НС по России от 4 июня 1999 г. (OJ. 1999. L 157. - Р. 1).

[47] Право Европейского Союза: Документы и комментарии / Под ред. проф. Кашкина С.Ю. - М.: Терра, 1999. С. 11.

[48]Дипломатический вестник. 1999. № 11. С. 20-28.

[49] Исаев Д.А. К вопросу о правовом обеспечении формирования общего европейского экономического пространства // Московский журнал международного права. 2004. № 4. С. 85-95.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345




Интересное:


Бернская конвенция 1886 года об охране литературных и художественных произведений
Понятие международной торговли услугами
Понятие «иностранного» или «международного» элемента как когентного свойства международного частного права
Условия договора международной купли-продажи товаров
Статус международного частного права (МЧП)
Вернуться к списку публикаций