2015-04-13 20:38:30
ГлавнаяМеждународное (частное) право — Бернская конвенция 1886 года об охране литературных и художественных произведений



Бернская конвенция 1886 года об охране литературных и художественных произведений


Бернская конвенция об охране литературных и художественных произведений, подписанная 9 сентября 1886 года, явилась первой многосторонней конвенцией в мире, регулирующей подобные отношения (далее – Конвенция). В связи с тем, что во второй половине 19 века в Западной Европе значительно активизировался обмен результатами творческой деятельности между странами, но способы, сроки и иные элементы охраны прав авторов в разных странах отличались друг от друга, что неизбежно вело к нарушениям прав авторов, например, при выпуске их произведений в зарубежных странах, то сама жизнь потребовала гармонизировать внутреннее законодательство данных стран. Это привело не только к подписанию Бернской конвенции, но и определило особенности её текста.

Хотя текст Бернской конвенции неоднократно пересматривался (в 1896, 1908, 1914, 1928, 1948, 1967, 1971гг.), но изначально в тексте Конвенции содержался принцип национального режима, согласно которому произведениям, которые появляются в странах-участницах Бернской конвенции, предоставляется такая же охрана, как и произведениям собственных граждан, а разрешение спорных вопросов регулируется законодательством страны, в которой потребуется защита. И в этом принципе проявляется одна из целей Конвенции, заключающаяся в эффективной и единообразной охране прав авторов литературных и художественных произведений.

Хотелось бы остановиться на некоторых основных понятиях данной Конвенции в сравнении с нормами российского авторского права. Статья 2 Бернской конвенции об охране литературных и художественных произведений посвящена собственно охраняемым произведениям. ‘Термин литературные и художественные произведения охватывает все произведения в области литературы, науки и искусства, каким бы способом и в какой бы форме они ни были выражены, как-то: книги, брошюры и другие письменные произведения; лекции, обращения, проповеди и другие подобного рода произведения; драматические и музыкально-драматические произведения; хореографические произведения и пантомимы; музыкальные произведения с текстом и без текста; кинематографические произведения, к которым приравниваются произведения, выраженные способом, аналогичным кинематографии; рисунки, произведения живописи, архитектуры, скульптуры, графики и литографии; фотографические произведения, к которым приравниваются произведения, выраженные способом аналогичным фотографии; произведения прикладного искусства; иллюстрации, географические карты, планы, эскизы и пластические произведения, относящиеся к географии, топографии, архитектуре или наукам» [1]. Как видно из текста настоящей статьи создатели Конвенции применили два способа, для того чтобы очертить круг охраняемых произведений. С одной стороны виды охраняемых произведений просто перечисляются. С другой стороны установлены некие общие критерии: принадлежность к числу произведений «в области литературы, науки и искусства», отсутствие связи с определённой формой выражения. Положительным моментом является стремление как можно точнее определить в Конвенции круг произведений, которые будут пользоваться правовой охраной и стремление не ограничиваться общим определением, но максимально полно перечислить виды охраняемых произведений. Причём, перечислив виды охраняемых произведений в тексте Конвенции, авторы не сделали перечень закрытым, потому удачная формулировка «каким бы способом и в какой бы форме они ни были выражены», предоставляет возможность для включения в круг охраняемых произведений таких, которые созданы с использованием новых технологий, выражены в нетрадиционной форме, без специального внесения изменений в текст Конвенции, которые, как известно, производятся на международных конференциях. В частности, это выразилось в общепринятой практике охраны на основе норм Конвенции компьютерных программ и баз данных.

Хотелось бы отметить, что нормы Конвенции, той же статьи 1, сохраняют за законодательством стран Бернского Союза «право предписать, что литературные и художественные произведения или какие-либо определённые их категории не подлежат охране, если они не закреплены в той или иной материальной форме». Также статьёй 2 bis Конвенции устанавливаются некоторые ограничения охраны определённых произведений.

Статья 6 Российского Закона «Об авторском праве и смежных правах» «Объект авторского права. Общие положения» указывает, что авторское право распространяется на произведения науки, литературы, искусства, которые являются результатом творческой деятельности, независимо от назначения и достоинства произведения. Статья 7 Закона «Об авторском праве и смежных правах» даёт перечень объектов авторского права. Перечень российского закона является подробным, но не исчерпывающим, как не является исчерпывающим и перечень объектов в Конвенции. Как уже говорилось в отношении норм Конвенции «не закрытый» перечень охраняемых объектов позволяет охранять на основе имеющихся норм новые объекты авторского права. Применительно к нормам российского права это означает, что если произведение не включено в перечень объектов, указанных в статье седьмой, но соответствует общим положениям статьи шестой, то такое произведение будет охраняться российским авторским правом.

В Бернской конвенции и в российском законе способ определения объектов охраны авторского права является схожим. И в том и другом случае используется общее определение (произведения в области литературы, науки, искусства, независимо от способа и формы выражения), а затем перечисляются охраняемые объекты, но перечень таких объектов не является исчерпывающим. Несмотря на то, что перечень объектов в российском законе и Бернской конвенции не являются полностью идентичными, можно говорить о тождестве охраняемых объектов в российском законе и Бернской конвенции на основе тождественности общих положений отнесения произведений к объектам, охраняемым авторским правом.

Сравнивая статьи российского закона «Об авторском праве и смежных правах» со статьями Бернской конвенции, посвящёнными объектам охраны, необходимо учитывать положения статьи 8 российского закона, которая перечисляет произведения, которые не являются объектами авторского права. Указывается, что объектами авторского права не являются официальные документы, государственные символы и знаки и так далее. Данное положение российского закона согласуется с пунктом 4 статьи 2 Бернской конвенции, который оставляет за законодательством стран-членов разрешение вопроса об охраняемости данных произведений.

Положительным элементом Конвенции, который позволяет максимально точно определить круг правоотношений, является наличие в её тексте определений ключевых понятий; «литературные и художественные произведения», «страна происхождения», «авторы», «опубликованные произведения» и некоторых иных.

Принципиально важное значение имеет пункт 2 статьи 5 Конвенции, в котором прямо указано, что осуществление авторами своих прав не связано «с выполнением каких-либо формальностей», что не только упрощает положение авторов, но фактически является одной из гарантий осуществления защиты. Другой гарантией следует признать положение о том, что осуществление авторами своих прав не зависит от существования охраны в стране происхождения.

Рассматривая настоящее состояние российского авторского права отметим, что и в России авторское право на произведения литературы, науки и искусства возникает без выполнения каких-либо формальностей. Статья 9 закона «Об авторском праве и смежных правах» содержит «презумпцию авторства», которая означает, что авторское право на произведение возникает в силу факта создания последнего. Указывается, что для возникновения и осуществления авторского права не требуется регистрации произведения или иного выполнения каких-либо формальностей. При отсутствии доказательств иного авторства, автором признаётся лицо, указанное в качестве автора на экземпляре либо оригинале произведения.

В Бернской конвенции как и в российском законе существует презумпция авторства. Статья 15 Конвенции гласит, что автору для признания его прав и возбуждения преследований против нарушения его прав достаточно, чтобы его имя было обозначено на произведении обычным образом. То же применяется и в отношении кинематографических и иных произведений. То, что лицо, обозначенное как автор, не является таковым, нужно доказать.

Какие же права авторов охраняет Бернская конвенция? В Бернской конвенции существует деление авторских прав на имущественные и неимущественные, в частности, статья 6 bis указывает, что независимо от имущественных авторских прав и даже после уступки таких прав, автор сохраняет право требовать признания своего авторства, противодействовать всякому искажению произведения, а так же любому посягательству, способному нанести ущерб чести, достоинству и деловой репутации. Значительно больше внимания в тексте Конвенции уделено имущественным правам. Статья 11 посвящена имущественным правам авторов драматических, музыкально-драматических и музыкальных произведений. Статьи 11 bis, 11 ter, 12 закрепляют права авторов литературных и художественных произведений. В целом авторам принадлежат, согласно нормам Конвенции, исключительные права разрешать передачу своих произведений в эфир, всякое публичное сообщение этих произведений, публичное чтение, перевод, исключительное право разрешать переделки, аранжировки, любые трансформации произведений. Статьи 13 и 14 Конвенции соответственно посвящены правам авторов музыкальных произведений и праву авторов литературных и художественных произведений на кинематографическую переделку своих произведений.

Вопросам авторских прав, а так же исключениям из них, посвящено большое число статей российского закона «Об авторском праве и смежных правах». Российский закон также делит авторские права на имущественные (статья 15 закона) и личные неимущественные (статья 16). Российский закон значительно более подробно перечисляет личные неимущественные права. Закон указывает, что творцу произведения принадлежат право авторства, право использовать и разрешать использовать произведение под подлинным именем автора, псевдонимом, или анонимно, право на обнародование, включая право на отзыв. Наконец, право на защиту произведения. Проект Федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «Об авторском праве и смежных правах» (проект вносится депутатами Государственной Думы РФ Комиссаровым В.Я., А.А. Алексеевым, Н.Л. Бенедиктовым, X.М. Гамзатовой, С.С. Говорухиным, Н.Н. Губенко, Г.Г. Драпеко, И.Д. Кобзоном, Ю.В. Никифоренко, Г.З. Омаровым, В.П. Пешковым, Ю.Н. Родионовым, В.А. Сафроновым, Н.Е. Сорокиным) в редакции, согласованной с Правительством РФ, предполагает изложить право на защиту произведения следующим образом: «право препятствовать всякому извращению, искажению или иному изменению произведения или его части, включая его название, или другому посягательству, способному нанести ущерб репутации автора» [2].

Существенных изменений данная редакция не вносит. Новая редакция имеет цель наилучшим образом сформулировать право автора на защиту произведения во избежание нарушений.

Имущественные права авторов согласно статье 16 российского закона включают в себя исключительные права запрещать или разрешать воспроизведение, распространение, импорт, публичный показ, публичное исполнение, сообщение каким-либо образом, перевод, переработку произведения. Вышеуказанный проект Федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «Об авторском праве и смежных правах» предусматривает дополнение имущественных прав авторов правом на доведение до всеобщего сведения. Вышеуказанный проект предусматривает выделение права проката в отдельное имущественное право автора. В действующей редакции закона «Об авторском праве и смежных правах» право на прокат является составной частью права на распространение.

Отметим что и право на прокат и право на доведение до всеобщего сведения в Бернской конвенции не перечислены в числе имущественных прав авторов. (Более подробно право на доведение до всеобщего сведения и право на прокат исследуются в главах посвящённых Договору об авторском праве ВОИС и Директивам Европейского Союза).

Необходимо также отметить, что в статье 14 ter Конвенции содержится «право долевого участия» в отношении произведений искусства и оригиналов рукописей. То есть автор, а после его смерти лица или учреждения, «управомоченные национальным законодательством, пользуются неотчуждаемым правом долевого участия в каждой продаже произведения, следующей за первой его уступкой, совершенной автором произведения» [3].

В статьях 10 и 10 bis Конвенции перечисляются случаи свободного использования произведений. Во-первых, допускаются цитаты из произведения, которое было уже правомерно сделано доступным для всеобщего сведения. Кроме того, законодательством стран Союза может быть разрешено использование литературных или художественных произведений в качестве иллюстраций в изданиях, радио и телевизионных передачах и записях звука. Допускается воспроизведение в прессе, передача в эфир или сообщение по проводам для всеобщего сведения опубликованных в газетах или журналах статей по текущим экономическим, политическим и религиозным вопросам. Однако во всех случаях источник должен быть ясно указан. Кроме того, в статье 11 bis говорится о праве радиовещательных организаций осуществлять записи краткосрочного пользования.

Статья 17 указывает, что Конвенция не затрагивает право правительства страны Союза запрещать распространение, исполнение или показ любого произведения или постановки, в отношении которых компетентный орган вынесет такое решение.

Российский закон «Об авторском праве и смежных правах» в статье 18 «Воспроизведение произведения в личных целях без согласия автора и без выплаты авторского вознаграждения» определяет, что допускается без согласия авторов и без выплаты вознаграждения воспроизведение произведения исключительно в личных целях. Данное положение вполне соответствует положениям Конвенции, которая в статье 9 сохраняет за государствами-членами право дозволять воспроизведение охраняемых произведений, если такое воспроизведение не нарушает законные права и интересы автора. Статья 19 российского закона перечисляет случаи использования произведения без согласия автора и без выплаты вознаграждения. Данные случаи аналогичны предусмотренным нормами Бернской конвенции. Статьи 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26 российского закона «Об авторском праве и смежных правах» содержат более подробное описание исключений из авторских прав, но данные исключения не противоречат нормам Конвенции, и лишь детализируют исключения, содержащиеся в Конвенции. Изменения, предусмотренные согласованным проектом Федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «Об авторском праве и смежных правах» не противоречат нормам Конвенции. Некоторые изменения, предусмотренные проектом федерального закона, в частности в отношении компьютерных программ, а так же изменения, вносимых в статью 19, будут рассмотрены в следующих главах.

Как известно разные редакции Конвенции содержали разные сроки и условия охраны. И до сих пор для некоторых стран Конвенция действует в той редакции, к которой данная страна присоединилась, что, как правило, определяет взаимоотношения данной страны с другой страной, которая также является членом Конвенции, но в другой, более поздней редакции, которая изменяет и повышает уровень охраны. Статья 32 Бернской конвенции регулирует применение более ранних актов. Но, принимая во внимание, что большое количество стран применяют данную Конвенцию именно в редакции Парижского акта от 24 июля 1971 года, и, что Россия также присоединилась к данной редакции Конвенции, в работе используется последняя, Парижская редакция Бернской конвенции.

Наконец, хотелось бы остановиться на одной из самых важных норм Бернской конвенции, а именно на сроках охраны. Этому вопросу посвящена статья 7. Срок охраны, предоставляемый Конвенцией, составляет время жизни автора и 50 лет после его смерти. Для кинематографических произведений установлен срок охраны в 50 лет, после того как произведение с согласия автора было сделано доступным. Для фотографических произведений и произведений прикладного искусства, охраняемых в качестве художественных произведений, срок охраны определяется законодательством страны Союза, но не может быть меньше 25 лет. Как уже упоминалось, для разных стран-членов Союза действуют разные редакции Конвенции, и в тексте Конвенции есть оговорка о том, что страны, связанные Римским актом данной Конвенции, которые соответственно установили более короткий срок охраны в своём законодательстве, вправе сохранить эти сроки при присоединении к Парижской редакции Конвенции. Однако, для равноправия сторон и обеспечения справедливости установлено общее правило: « ... если законодательством страны не предусмотрено иное, этот срок (срок охраны) не может быть более продолжительным, чем срок, установленный в стране происхождения» [4].

Представляется, что пятидесятилетний срок охраны после смерти автора является оптимальным, ибо, с одной стороны, он обеспечивает существование и интересы действительно близких автору людей, а с другой стороны не является слишком долгим, чтобы встать на пути свободного распространения знаний и произведений искусства. Однако, как мы увидим ниже, во многих развитых странах такой срок был признан недостаточным.

Срок охраны авторских прав в России, согласно статье 27 Закона «Об авторском праве и смежных правах» составляет всё время жизни автора и 50 лет после его смерти. Аналогично положениям Бернской конвенции, авторское право на произведение обнародованное анонимно либо под псевдонимом действует в течение 50 лет после даты его правомерного обнародования. Отметим, что фотографические произведения в Российской Федерации охраняются наравне с иными и срок охраны авторских прав на фотографические произведения составляет всё время жизни автора и 50 лет после его смерти.

К числу положительных черт Конвенции следует отнести возможность изменения её положений, что является исключительно важным. Другой положительной стороной Конвенции является её открытость для присоединения, что неизбежно расширяет поле деятельности международной охраны авторских прав. Для вовлечения большего количества стран в международную охрану авторских прав в Конвенции содержатся положения, согласно которым вступающие страны вправе делать оговорки относительно некоторых положений Конвенции (например, заменить право на перевод, изложенное в Парижском акте, на аналогичное право, но в изложении статьи 5 Союзной конвенции 1886 года, дополненной в Париже в 1896 году – статья 30). Конвенция не препятствует, согласно статье 19, истребованию более широкой охраны чем предусмотрено Конвенцией, которая может предоставляться законодательством той или иной страны Союза. Конвенция уделяет внимание и другому способу охраны авторских прав, а именно двусторонним соглашениям, и не посягает на суверенное право государств-членов Союза заключать между собой специальные соглашения и предоставлять авторам более широкие права, чем предусмотрено Бернской конвенцией. Данное положение способствует дальнейшему развитию международной охраны авторских прав именно на основе норм Бернской конвенции. Также благотворно на расширении и изменении мирового законодательства в области охраны авторских прав сказывается и изначально прогрессивный характер некоторых норм Бернской конвенции. Например, на момент подписания странами-участницами последней редакции Бернской конвенции уже существовали новые способы, новые отношения, новые объекты для охраны авторским правом. Однако на тот момент большинство стран ещё не было готово в силу экономических и иных факторов внести соответствующие изменения во внутреннее законодательство. Тогда было найдено соломоново решение, – некоторые нормы Бернской конвенции имеют диспозитивный характер. В частности, допускается охрана произведений фотографических на срок меньший, чем человеческая жизнь и пятьдесят лет после смерти автора произведения (ст. 7 п. 4 Конвенции), однако допускается и больший срок охраны. Так же, статья 14 ter Конвенции оговаривает, что допускается долевое участие автора, а после его смерти его наследников, в каждой перепродаже оригинала произведения искусства (право следования), при условии, что такая охрана допускается страной-членом. Как мы увидим ниже, диспозитивные нормы и в отношении права следования, и в отношении срока охраны фотографических произведений позволят осуществлять изменения международного законодательства на основе норм Конвенции, но без внесения изменений в её текст. Таким образом, внесение новых норм, опережающих насущные проблемы регулирования авторского права, и придание им диспозитивного характера в сочетании с иными положениями Конвенции (допустимость достижения странами-членами более высокого уровня охраны, допустимость заключения между странами членами иных соглашений) позволяют достичь двоякой цели, – избежать необходимости созыва международных конференций для пересмотра положений Конвенции, но вместе с тем позволяют повышать уровень международной охраны авторских прав, причём на основе норм Бернской конвенции.

Согласно информации, размещённой на официальном сервере Всемирной Организации Интеллектуальной Собственности, в настоящее время членами Бернской конвенции об охране литературных и художественных произведений является 149 государств (на 15 июля 2002 года), что является прямым доказательством значимости Бернской конвенции в области международной охраны авторских прав, ибо каждому государству, вновь вступающему в число членов Конвенции, она гарантирует охрану в максимально возможном числе государств [5]. Причём, большинство из них присоединились к Бернской конвенции, в её последней, Парижской редакции 1971 года, которая предоставляет наиболее высокий уровень охраны.

Какие же особенности текста Бернской конвенции, позволили ей занять ведущие позиции. Представляется что таких особенностей несколько:

- высокий уровень охраны, предоставляемый нормами Конвенции;

- чёткое определение объектов охраны;

- разработанность основополагающих положений;

- наличие ряда норм, позволяющих странам-членам повышать внутренний и международный уровень авторских прав, без внесения изменений в текст Конвенции.

Вкратце рассмотрим влияние Бернской конвенции на новейшие международные соглашения, чтобы определить её роль в международной системе охраны авторских нрав и установить необходимость приведения российского авторского права в полное соответствие с её нормами.

Существенным показателем роли Бернской конвенции в системе международной охраны авторских прав в настоящее время является её упоминание и включение её положений в нормы вновь заключённых Соглашений.

Одним из основополагающих «новых» многосторонних соглашений, регулирующих охрану авторских прав, стало Соглашение «О торговых аспектах прав на интеллектуальную собственность» (Соглашение ТРИПС). Уже в первой статье Соглашения ТРИПС указывается, что под лицами, на которых распространяются положения Соглашения, понимаются «те физические или юридические лица, которые отвечали бы критериям предоставления охраны, предусмотренными в Парижской конвенции (1967 г.), Бернской конвенции (1971 г.) и в Договоре по интеллектуальной собственности в отношении интегральных схем, участниками которых являются все члены ВТО».

Принципиально важно отметить, что употребляемый в Соглашении термин «Бернская конвенция (1971 г.)» означает Парижский акт Конвенции от 24 июля 1971 г. То есть речь идёт о последней редакции Бернской конвенции, предоставляющей наиболее высокий уровень защиты.

Раздел первый части второй Соглашения ТРИПС посвящён Авторскому праву и смежным правам. Статья 9 носит название «Отношение к Бернской конвенции».

Члены Соглашения обязуются соблюдать статьи 1-21 Бернской конвенции (1971 г.) и Приложения к ней. То есть данным положением закрепляется основополагающая роль Бернской конвенции (отметим, что в тексте отсутствует упоминание Всемирной конвенции).

Следует отметить особую роль статьи 20 Бернской конвенции, ибо именно она определяет во многом связи между Бернской конвенцией и Соглашением ТРИПС: «Правительства стран Союза оставляют за собой право вступать между собой в специальные соглашения, когда эти соглашения будут предоставлять авторам более широкие права, чем установленные настоящей Конвенцией, или будут содержать другие положения, не противоречащие настоящей Конвенции» [6]. Представляется, что для стран-членов Бернской конвенции, которые одновременно являются и членами Соглашения ТРИПС, последнее является именно «специальным соглашением».

Основополагающие требования к объектам охраны авторского права в Соглашении ТРИПС основаны на положениях Бернской конвенции. Например, «охрана авторских прав должна распространяться на специфические воплощения, но не на идеи, процедуры, методы работы или математические концепции как таковые», – так указано в пункте 2 статьи 9 Соглашения ТРИПС, что фактически соответствует и критериям охраны Бернской конвенции.

Однако государства-участники не имеют прав или обязательств по данному Соглашению в отношении прав, предоставляемых согласно статье 6-bis упомянутой Бернской конвенции, или прав, вытекающих из нее. Означает ли это, что положения статьи 6-bis Бернской конвенции практически не применяются странами-участницами Соглашения ТРИПС? Формулировка в статье 9 Соглашения достаточно размыта. Права, упомянутые в статье 6-bis, это так называемые «нематериальные права» – право требовать признания автором произведения и право «противодействовать всякому извращению или иному изменению этого произведения». Представляется, что речь в данной статье идёт о том, что те новые меры охраны и защиты прав авторов, которые привносит Соглашение ТРИПС – различные виды уголовного, административного преследования, таможенные меры и так далее, не будут применяться странами в отношении указанных прав. Но данное положение статьи 9 Соглашения ТРИПС нельзя рассматривать в отрыве от иных положений Соглашения. В соответствии с пунктом 2 статьи 2 Соглашения ТРИПС «Ничто в частях 1-4 настоящего Соглашения (статья 9 содержится в части 2) не умаляет существующих обязательств, которые Члены могут иметь друг перед другом в соответствии... с Бернской конвенцией...» [7]. Потому представляется, что государства-члены ТРИПС, одновременно являющиеся и членами Бернской конвенции, обязаны соблюдать в отношениях между собой все положения Бернской конвенции.

Схожую позицию занимают и авторы Меморандума «Последствия Соглашения ТРИПС для Договоров, административные функции которых выполняет ВОИС», подготовленного Международным Бюро ВОИС. Следует учесть, что позиция авторов Меморандума не является официальной позицией ВОИС.

Статья 10 Соглашения посвящена компьютерным программам и базам данных. В Бернской конвенции нет упоминания о компьютерных программах как охраняемых объектах, в Соглашении ТРИПС есть. Однако принято считать, что Бернская конвенция охраняет и компьютерные программы и базы данных, ибо пункт 1 статьи второй определяет, что Конвенция применяется «ко всем произведениям в области литературы, науки и искусства, каким бы способом и в какой бы форме они не были выражены». Соглашение ТРИПС, следуя нормам Бернской конвенции, также охраняет компьютерные программы и базы данных как литературные произведения, распространяя на них нормы Бернской конвенции. Таким образом, как в отношении компьютерных программ, так и в отношении баз данных, не существует различий между требованиями предъявляемыми нормами Соглашения ТРИПС и Бернской конвенции об охране литературных и художественных произведений.

Статья 11 посвящена праву на прокат. В Бернской конвенции такого права нет, потому применительно к странам-участницам Бернской конвенции такие нормы являются новыми. Вместе с тем положения данной статьи не входят в противоречие с нормами Бернской конвенции, ибо предоставляют авторам более широкие права, чем предоставлены авторам нормами Конвенции, что Бернская конвенция допускает (ст. 20).

Важной для чёткого уяснения взаимоотношений норм Бернской конвенции и Соглашения ТРИПС является статья 12 «Срок охраны» последнего. «При исчислении срока охраны произведения, за исключением фотографических произведений или произведений прикладного искусства на иной основе, чем человеческая жизнь, такой срок составляет не менее 50 лет от конца календарного года, в котором с согласия автора была осуществлена публикация или, при отсутствии такой публикации в течение 50 лет от создания произведения, 50 лет считая с конца календарного года создания произведения». (Отметим, что приведённое ниже сравнение норм Бернской конвенции и Соглашения ТРИПС относится исключительно к случаям, когда срок охраны исчисляется на иной основе, чем человеческая жизнь).



← предыдущая страница    следующая страница →
123




Интересное:


Бернская конвенция 1886 года об охране литературных и художественных произведений
Общее понятие ответственности воздушного перевозчика за причинение вреда жизни и здоровью пассажира
Общие вопросы правового статуса воздушного пространства
Правовая природа и договорная составляющая международного коммерческого арбитража
Природа и содержание отношений доверительного управления имуществом в Российской Федерации
Вернуться к списку публикаций