2015-04-12 20:45:41
ГлавнаяМеждународное (частное) право — Правовая природа и договорная составляющая международного коммерческого арбитража



Правовая природа и договорная составляющая международного коммерческого арбитража


Содержание

  1. Исследование правовой природы международного коммерческого арбитража: теоретический и практический аспекты, основные тенденции.
    1. Теории правовой природы международного коммерческого арбитража.
    2. Понятие международного коммерческого арбитража.
  2. Арбитражное соглашение – конституция договорной составляющей международного коммерческого арбитража. Основные черты арбитражного соглашения.
  3. О некоторых вопросах установления параметров процедуры разбирательства.
    1. Вид арбитража.
    2. Число арбитров и квалификационные требования.
  4. Применимое право в аспекте современного развития международного коммерческого арбитража.
    1. Право, применимое к существу спора.
    2. Правила процедуры.
  5. Основные тенденции в отношении иных элементов договорной составляющей международного коммерческого арбитража.
    1. Оговорка об отмене оспаривания арбитражного решения.
    2. Порядок распределения арбитражных расходов.
    3. Язык производства.

Арбитражное соглашение – конституция договорной составляющей международного коммерческого арбитража. Основные черты арбитражного соглашения.

Договорная составляющая международного коммерческого арбитража объединяет в себе практически все, что устанавливается взаимным согласием сторон. Оно является очень важной частью арбитража. Поскольку одним из принципов международного частного права, и в частности арбитража, является принцип добровольности обращения к арбитражному разбирательству, арбитраж может принять дело к своему производству только при наличии согласия сторон об этом [1].

Ядром, конституцией договорной составляющей является арбитражное соглашение сторон. Подтверждением сказанного могут служить национальные правовые акты, регулирующие вопросы международного коммерческого арбитража. Например, в Арбитражном законе Португалии [2] и в Шведском арбитражном законе [3] зафиксированы положения об арбитражном соглашении. Далее, в Типовом законе UNCITRAL о международном коммерческом арбитраже [4] положения, касающиеся арбитражного соглашения, расположены непосредственно после Общих положений. Аналогичным образом построена структура Российского Закона «О международном коммерческом арбитраже» [5]. Подобное присутствует и в текстах арбитражных регламентов различных арбитражных учреждений.

Обосновывая значимость арбитражного соглашения, целесообразно исходить из принципа автономии воли сторон, который предоставляет сторонам право устанавливать взаимным согласием любые параметры этого правоотношения и, в первую очередь, применимое к этому правоотношению право. Принцип автономии воли выражается также и в том, что стороны сами определяют пределы компетенции арбитражного суда как в отношении круга вопросов, которые он уполномочен рассматривать, так и в отношении функций и методов, которые арбитры могут применять, рассматривая спор.

На практике наблюдается тенденция к все более широкому распространению принципа автономии воли. Так, в литературе отмечается усиление самостоятельности сторон при выборе арбитражных правил [6]. На самом деле, самостоятельность сторон получает все большее распространение и в других вопросах, о которых будет сказано ниже.

2. Определение и виды арбитражного соглашения.

В научной литературе и нормативных актах существует несколько определений арбитражного соглашения. Рассмотрим некоторые из них.

Так, ст. 7 Закона «О международном коммерческом арбитраже» указывает: «Арбитражное соглашение – это соглашение сторон о передаче в арбитраж всех или определенных споров, которые возникли или могут возникнуть между ними в связи с каким-либо конкретным правоотношением...». Данное определение полностью соответствует определению, данному в Типовом законе UNCITRAL [7].

Г.К. Дмитриева под арбитражным соглашением понимает: «Соглашение, выражающее согласованную волю сторон о передаче спора между ними в арбитраж, называется арбитражным соглашением» [8].

Оба определения достаточно точно характеризуют арбитражное соглашение, но нуждаются в некотором усовершенствовании. Так, в определении Т.К. Дмитриевой арбитражное соглашение не привязывается к конкретному правоотношению, как это сделано в определении Федерального Закона. Такой подход представляется более разумным, т.к. стороны (особенно если это давние партнеры по бизнесу) вправе в арбитражном соглашении указать не какое-то одно правоотношение, а, например, все отношения, которые могут возникнуть за определенный период. С другой стороны, определение в законе выделяет два вида споров: уже возникшие и которые могут возникнуть. Такое разделение является свидетельством применения на практике различных видов арбитражных соглашений.

Типология арбитражных соглашений весьма незначительна. Условно можно выделить два критерия: а) степень инкорпорированности текста арбитражного соглашения в текст коммерческого договора (включение в текст или нет); б) по виду споров, передаваемых на рассмотрение арбитража (см. предыдущий абзац). Сочетание обоих критериев позволяет выделить:

- арбитражную оговорку, т.е. соглашение сторон, прямо включенное в текст коммерческого договора, о рассмотрении споров, которые могут возникнуть в будущем;

- третейскую запись, т.е. отдельное от коммерческого договора соглашение сторон о рассмотрении уже возникшего между ними спора.

- арбитражный договор, т.е. самостоятельное соглашение между сторонами о рассмотрении споров, которые могут возникнуть между ними в будущем или в связи с каким-то конкретным коммерческим договором, или в связи с группой таких договоров между ними, или даже в связи с сотрудничеством между ними в целом [9].

Прогнозируя развитие арбитража, целесообразно обратиться к тенденциям, которые проявились уже сегодня. Так, еще совсем недавно в законодательстве ряда стран (Аргентины, Бразилии, Испании, Португалии) арбитражная оговорка и третейская запись регулировались по-разному. Как правило, одного наличия арбитражной оговорки признавалось недостаточно для наделения арбитража компетенцией. Необходимо было дополнительно совершить третейскую запись, наличие которой и служило основанием компетенции арбитража. Если сторона уклонялась от заключения третейской записи, то суд не мог принудить сторону участвовать в арбитражном процессе, т.е. арбитражная оговорка, по сути, не обладала исполнительной силой.

Итак, в регулировании арбитражного соглашения проявляется тенденция к одинаковому регулированию арбитражной оговорки и третейской записи. Придавая значение только третейской записи, государства таким образом пытались оградить какую-либо из сторон от злоупотреблений. Названное новшество избавляет участников международного торгового оборота от излишней опеки государства, что является также проявлением тенденции к денационализации международного коммерческого арбитража.

3. Форма арбитражного соглашения. Следующий важный момент, касающийся арбитражного соглашения – его форма. Она должна быть письменной. Однако надо отметить, что в само понятие «письменная форма» можно включить много нюансов. Оптимальным можно назвать подход, который имеет место как в Типовом законе UNCITRAL, так и в российском законе.

Так, Закон РФ «О международном коммерческом арбитраже» в п. 2 ст. 7 закрепил общее правило: «Арбитражное соглашение заключается в письменной форме». Далее раскрывается содержание понятия письменная форма. Арбитражное соглашение заключено в письменной форме, если:

- оно содержится в документе, подписанном сторонами;

- заключено путем обмена письмами, сообщениями по телетайпу, телеграфу или с использованием иных средств электросвязи, обеспечивающих запись такого соглашения;

- заключено путем обмена исковым заявлением и отзывом на иск, в которых одна из сторон утверждает о наличии соглашения, а другая против этого не возражает;

- в договоре содержится ссылка на документ, содержащий арбитражную оговорку, но при условии, что договор заключен в письменной форме и данная ссылка такова, что делает упомянутую оговорку частью договора.

В отношении формы необходимо обратить внимание на тенденцию, связанную с распространением электронной коммерции. Более подробно этот вопрос будет рассмотрен ниже.

4. Юридическая сила арбитражного соглашения

Прежде всего, отметим общепризнанный постулат международного коммерческого арбитража – принцип автономности арбитражного соглашения, содержащийся повсеместно в современных источниках регулирования международного коммерческого арбитража. Арбитражное соглашение является самостоятельным договором, независимо от того, содержится оно в отдельном документе или же в основном контракте [10].

Анализ принципа автономности арбитражного соглашения позволяет сделать следующие выводы:

1) вопрос о действительности арбитражного соглашения разрешается отдельно и независимо от факта действительности или недействительности договора, в котором оно содержится. Если одна из сторон ссылается на недействительность основного договора по какому-либо из оснований (несоблюдение формы или введение в заблуждение и т.д.), арбитры или суд будут рассматривать вопрос о действительности арбитражного соглашения отдельно, поскольку недействительность основного договора не влечет автоматически недействительность включенной в него арбитражной оговорки. Если в данной ситуации арбитражное соглашение будет признано действительным, то арбитражный суд уполномочен разрешить требование о признании сделки недействительной;

2) в силу особого содержания арбитражное соглашение может регулироваться правом, отличным от права, применимого к существу спора. Стороны в силу автономии воли могут указать право, которое будет применимо к их арбитражному соглашению. Правом, применимым к арбитражному соглашению, регулируется ряд вопросов, таких как вопрос о его действительности, эффекте, толковании и сфере. За рамками права, применимого к арбитражному соглашению, остаются вопросы дееспособности сторон (в данном случае, помимо общей дееспособности, стороны должны обладать «специальной» дееспособностью заключать арбитражное соглашение) и вопросы о возможности для данного правоотношения быть предметом арбитражного разбирательства. Вопросы дееспособности, как правило, определяются коллизионными нормами. Например, Британский закон об арбитраже 1996 г. одной из причин для отказа в исполнении арбитражного решения указывает отсутствие у одной из сторон, заключившей арбитражное соглашение, необходимой по праву, определяющему статус этой стороны, дееспособности [11]. Вопросам определения статуса участников внешнеэкономической деятельности в доктрине уделено самое пристальное внимание, поэтому не будем на нем останавливаться [12]. Если стороны не определяют право, применимое к их арбитражному соглашению, то такое право будет определено судом или арбитражем.

5. Содержание арбитражного соглашения

В результате проведенного научного и практического анализа, проведенного в рамках темы исследования, основные элементы арбитражного соглашения можно подразделить на две группы:

- необходимые элементы, т.е. те, которые позволяют сторонам инициировать и эффективно провести арбитражное разбирательство;

- опциональные элементы, т.е. те, которые стороны могут предусмотреть, но их отсутствие не скажется на эффективности арбитражного разбирательства.

Необходимые элементы:

1) вид арбитража, включая правильное название институционного арбитража, если стороны избирают этот вид;

2) круг споров, передаваемых на рассмотрение в арбитраж;

3) место арбитража (в арбитражной оговорке ad hoc).

4) число арбитров, их национальность и квалификационные требования;

5) право, применимое к существу спора;

6) право, применимое к арбитражному соглашению.

Опциональные элементы:

1) правила процедуры;

2) полномочия арбитров разрешать спор по справедливости или в качестве дружеских посредников (возможность отступать от норм права);

3) иные вопросы (оговорка об исключении возможности оспаривания арбитражного решения; порядок распределения арбитражных расходов и т.д.);

4) язык производства.

Правила процедуры отнесены к опциональным элементам, поскольку стороны при заключении арбитражного соглашения ограничиваются, как правило, присоединением к одному из существующих арбитражных регламентов. Если стороны избрали арбитраж ad hoc, это не означает их обязанность включать в текст арбитражного соглашения правила процедуры. Арбитражное соглашение может быть заключено в виде одного пункта договора или отдельного (самостоятельного) документа, в котором отразить все существенные вопросы.



[1] Дмитриева Г.К. Указ. соч. С. 30.

[2] Закон № 31/86 от 29 августа 1986 г.

[3] The Swedish arbitration act. 19.03.1999 г. Internet: http://www.chamber.se/arbitration/ryska/laws/arbitract_us_cont.html

[4] Подробнее с русским текстом этого закона можно ознакомиться в учебно-практическом пособии Дмитриевой Г.К.

[5] Принят 7 июля 1993 г. См.: Ведомости съезда народных депутатов Российской Федерации. 1993. № 32. Ст. 1240.

[6] W. Laurence Craig Trends and Developments in the Laws and Practice of International Commercial Arbitration. 1995. Internet: http://www.coudert.com/practice/intcom.htm

[7] Стоит отметить, что ни закон Швеции, ни закон Португалии не содержат определения этого соглашения. В них говорится лишь о праве сторон передать спор на рассмотрение арбитража.

[8] Дмитриева Г.К. Указ. соч. С. 30.

[9] Все три определения взяты из учебно-практического пособия Г.К. Дмитриевой.

[10] Подробнее см.: Дмитриева Г.К. Указ. соч. С. 35-37.

[11] См. п. а) ч. 1 ст. 103 Закона.

[12] См., например: Международное частное право. Учебник. Под ред. Г.К. Дмитриевой С. 220 - 232.; Лунц Л.А. Курс международного частного права. - М.: СПАРК, 2002. С. 364 - 388.; Международное частное право. Учебник. Под ред. Н.И. Марышевой. - М.: «Контракт», Инфра-М», 2000. С. 136 - 156 и т.д.



← предыдущая страница    следующая страница →
123456




Интересное:


Методы правового регулирования международного частного права
Воздушное пространство международной территории общего пользования
Природа, содержание и применение «публичного порядка» в международном частном праве
Природа и место международного частного права в правовой системе Российской Федерации
Фидуциарные конструкции в национальном праве стран системы континентального права
Вернуться к списку публикаций