2015-04-12 20:02:38
ГлавнаяМеждународное (частное) право — Процессуальная составляющая и иные проблемы международного коммерческого арбитража



Процессуальная составляющая и иные проблемы международного коммерческого арбитража


Ускоренный арбитраж как проявление тенденции к упрощению и удешевлению международного коммерческого арбитража.

За последнее время Международный коммерческий арбитраж претерпел не только усложнение процедуры и существенное увеличение сроков разбирательств, но и, как следствие, удорожание. Это вызывает недовольство участников международного торгового оборота, поскольку затягивающиеся разбирательства мешают контрагентам заниматься своей основной деятельностью. В связи с этим закономерными стали попытки изменить сложившуюся ситуацию.

Первым шагом можно назвать закрепление в национальном законодательстве ряда стран об арбитраже требований к арбитражам об оптимизации сроков разрешения споров. Так, ст. 21 Шведского арбитражного закона предусматривает обязательство арбитров «рассматривать спор беспристрастно, разумными способами и без задержек». Далее, в подпункте «b» пункта 1 ст. 33 Закона Великобритании об арбитраже также установлено обязательство арбитров «выбирать правила рассмотрения в обстоятельствах конкретного дела, избегая излишних издержек и задержек во времени...».

Анализ текстов этих законов позволяет утверждать, что законодатель императивно обязывает арбитражные органы рассматривать дела без задержек.

В некоторых законах устанавливается конкретный срок рассмотрения дела. Например, ст. 14 монгольского Закона о внешнеторговом арбитраже от 26 октября 1995 г. предусматривает: «Если в законодательстве, международном договоре или соглашении сторон не установлены особые сроки, спор должен быть разрешен в течение 60 дней со дня принятия заявления об арбитраже. Арбитражный суд может продлить срок арбитражного разбирательства по своей инициативе в соответствии с согласием сторон или в силу какой-либо уважительной причины». Хотя и стремление законодателя сохранить преимущества арбитража понятно, сложно рассматривать срок разбирательства в два месяца как реальный, когда речь идет о международном споре из многомиллионного контракта.

Применяются и иные способы стимулирования арбитражей. Так, бельгийские нормы об арбитраже, содержащиеся в Процессуальном кодексе, содержат достаточно любопытные меры по борьбе с проволочками в арбитражном рассмотрении споров. Справедливо полагая, что причина задержек кроется именно в арбитражном учреждении, бельгийский законодатель в ст. 1698 Процессуального кодекса закрепил право сторон устанавливать временные рамки для разбирательства. Это право, конечно, не является чем-то новым в данной сфере. Оно вытекает из принципа автономии воли сторон, поэтому стороны сами могут в арбитражном соглашении устанавливать сроки разбирательства без оглядки на какие-либо законы.

Вызывает научный интерес другая мера, закрепленная в бельгийском Процессуальном кодексе. Она предусмотрена на случай, когда стороны не ограничили разбирательство во времени. Если арбитражный орган неоправданно затягивает процесс разбирательства и с момента начала функционирования этого органа истекло полгода, любая из сторон может обратиться в национальный суд с просьбой об установлении сроков разбирательства. Решение о сроках, вынесенное национальным судом, признается Кодексом, не подлежащим обжалованию. Если арбитражный орган не уложится в сроки, установленные данным решением, и стороны не примут решение о продлении сроков, его функции автоматически прекращаются.

Вышеуказанные нормы законов данных государств, хотя и являются эффективным средством борьбы с затягивающимися арбитражными разбирательствами, к сожалению, не могут быть реальной гарантией для всего мирового торгового сообщества, поскольку не все страны используют опыт государств, которые имеют развитую практику международного коммерческого арбитража. Отметим, что Типовой закон ЮНСИТРАЛ также не имеет подобных положений [1]. Это отразилось на законодательстве многих стран, принявших его за основу.

Поэтому ожидаемым было появление подобных новшеств в практической сфере на уровне регламентов наиболее популярных арбитражных учреждений. Новеллы, появившиеся в последних редакциях регламентов ряда арбитражных центров можно назвать «правилом шести месяцев». Так, регламенты Арбитражного института Стокгольмской торговой палаты, Арбитражного центра Международной торговой палаты, Арбитражного суда Торговой палаты Женевы содержат схожие положение, в соответствии с которыми «решение по делу должно быть принято не позднее шести месяцев со дня принятия дела к производству».

Предусмотрена и возможность продления сроков сверх установленного предела. Решение об этом принимает соответствующее арбитражное учреждение, учитывая обстоятельства дела. Заметим, что указанные регламенты не содержат никаких критериев для оценки дел, что может привести к необоснованному продлению сроков.

Сравнивая «правило шести месяцев» с бельгийскими правилами, отметим, что они содержит разный подход в воздействии на арбитров, рассматривающих дело. Если «правило шести месяцев» – попытка установить разумные сроки разбирательства (в первую очередь для арбитров), то бельгийский вариант направлен на борьбу со злоупотреблением арбитров с привязкой все к тому же разумному сроку в шесть месяцев. Каждый из вариантов имеет свои плюсы и минусы. На наш взгляд, объединение обоих способов было бы идеальным решением проблемы затягивающихся сроков арбитражного разбирательства.

Наконец, новеллы проявились не только в требованиях к арбитрам, но и в создании нового вида арбитражного рассмотрения споров – так называемого ускоренного арбитража. Первопроходцем в создании правил ускоренного арбитража стала Всемирная организация интеллектуальной собственности (ВОИС), а именно ее Арбитражный центр. Так, на уже называвшейся Конференции 1995 года обсуждался проект Правил Ускоренного арбитража [2]. Заметим, что в его адрес поступали достаточно серьезные критические замечания. К примеру, было высказано мнение, согласно которому ускоренный арбитраж зайдет в тупик в случае нежелания одной из сторон действовать быстро и слаженно в процессе разрешения спора [3].

Тем не менее, Правила ускоренного арбитража были приняты Арбитражным центром ВОИС. Более того, ускоренный арбитраж появился и в другом крупном арбитражном центре – Арбитраже при Стокгольмской палате. В настоящее время правила ускоренного арбитража приняты и в других институционных арбитражах, например в Японской ассоциации коммерческого арбитража [4].

Анализ регламентов данных широко известных центров позволил выделить характерные черты, отличающие ускоренный арбитраж от обычного арбитражного разбирательства. Во-первых, рассматривать дело может только один арбитр, совместно назначаемый сторонами. Во-вторых, устанавливаемый предельный срок рассмотрения дела составляет три месяца, т.е. половину от разумного предела в обычном арбитраже. В-третьих, допускается продление сроков, но на непродолжительный период (один – два месяца) и под контролем со стороны арбитражного центра.

Обратимся также к правилу, которое присуще только Стокгольмскому арбитражу: стороны помимо первоначального требования (от истца) и ответа на требования (от ответчика) могут подать еще только по одному письменному заявлению. Это, по мнению разработчиков правил, тоже должно способствовать сокращению сроков разбирательства.

Однако наряду с положительными моментами ускоренный арбитраж имеет свои недостатки. Так, сокращенное время разбирательства может дать положительный эффект в одном деле, достаточно простом, но «заманить стороны» в ловушку, привести в тупик и в итоге к отсутствию какого-либо результата в другом споре, требующем большого количества времени на его разрешение. Ускоренный арбитраж – лучший вариант для небольших и несложных споров. Об этом авторы Стокгольмского арбитража прямо пишут в кратких комментариях к ускоренным правилам. Если дело сложное, сторонам, и в первую очередь истцу, лучше обратиться к обычному арбитражному разбирательству, поскольку ускоренный арбитраж с его сокращенными сроками может не позволить довести дело до логического конца.

Необходимо отметить очень важный момент: как определить, насколько спор может быть сложным и запутанным. К сожалению, вышеупомянутые правила не дают ответа на этот вопрос. Однако критерий, по которому дела могут быть разделены на менее сложные, и следовательно, подходящие для ускоренного арбитража, и все остальные, вероятно, не подходящие, содержится в Регламенте японской ассоциации коммерческого арбитража. В данном случае это цена иска. Так, основным условием для соответствия спора ускоренному арбитражу называется сумма в 20000000 (двадцать миллионов) йен (что соответствует примерно сумме в двести тысяч американских долларов) [5]. Что касается остальных параметров ускоренного арбитража в Японии, они полностью соответствуют правилам ВОИС и Стокгольмским правилам, т.е. один арбитр и три месяца на рассмотрение спора. Японская модель представляется более сбалансированной, хотя стоит признать, что сумма иска не всегда имеет прямую зависимость со сложностью рассматриваемого спора.

На основе проведенного анализа можно сделать вывод: ускоренный арбитраж имеет право на существование. Однако, учитывая пробелы в правовом регулировании, выявившиеся недостатки процедуры, а также отсутствие данного института в международных договорах, законодательстве большинства стран и большинстве арбитражных регламентов, можно утверждать, что требуется совершенствование источников регулирования арбитража. Для этого необходимо: во-первых, ввести положения об ускоренном арбитраже в национальные законы, а в будущем и международные договоры; во-вторых, закрепить в указанных, а также в других документах критерии для оценки вопроса, насколько конкретное дело может подпадать под ускоренный арбитраж (например, критерий суммы иска) что ускоренный арбитраж подвергнется значительному нормативному регламентированию.

Таким образом, можно сказать, что в настоящее время рождается новая разновидность международного коммерческого арбитража, получившая название Ускоренный арбитраж. Отметим, что эта новая разновидность арбитража является одним из проявлений тенденции к денационализации международного коммерческого арбитража.



[1] Хотя отсутствие упоминаний о сроках или требований к скорому рассмотрению дела и является недостатком Типового закона, оно одновременно является и свидетельством того, что проблема долгого разрешения споров в арбитраже относительно молода и является актуальной в настоящий момент. Можно сказать, что становление и развитие способов и путей устранения этой проблемы продолжается и на современном этапе.

[2] Internet: http://arbiter.wipo.int/events/conferences/1995/paulsson2.html

[3] Internet: http://arbiter.wipo.int/events/conferences/1995/denberg2.html

[4] См.: Регламент Японской ассоциации коммерческого арбитража (по сост. на 1 марта 2004 г.). Internet: http://www.jcaa.or.jp/e/arbitration-e/kisoku-e/shouji-e.html и Правила ускоренного арбитража Internet: http://www.jcaa.or.jp/e/arbitration-e/kisoku-e/shouji5-e.html

[5] Ст. 59 Регламента.



← предыдущая страница    следующая страница →
1234




Интересное:


Объем и размер возмещения международного авиаперевозчика за причинение вреда жизни и здоровью пассажира
Понятие источников международного частного права с позиции современного развития права
Регулирование отношений по доверительному управлению имуществом в российском праве
Теоретические вопросы истоков и правовой природы международного частного права
Международно-правовой статус Всемирной таможенной организации как институциональной основы международного сотрудничества в области таможенного дела
Вернуться к списку публикаций