2015-04-10 21:15:17
ГлавнаяМеждународное (частное) право — Заключение договора международной купли-продажи товаров



Заключение договора международной купли-продажи товаров


Особенности регулирования акцепта в договоре международной купли-продажи товаров

Для того чтобы договор считался заключенным, необходимо получить согласие адресата оферты с предложением оферента. Гражданский Кодекс Российской Федерации определяет акцепт следующим образом: «ответ лица, которому адресована оферта, о ее принятии» (п. 1 ст. 438). При этом, акцепт должен быть полным и безоговорочным.

В ст. 18 Венской Конвенции дается следующее понятие акцепта: «заявление или иное поведение адресата оферты, выражающее согласие с офертой». Акцепт должен быть безусловным и безоговорочным. Безусловность акцепта означает то, что принятие оферты не может ставиться в зависимость от каких-либо дальнейших действий сторон. Отсюда нельзя считать акцептом, например, такую формулировку: «Настоящим мы акцептуем условия договора, как они сформулированы в Вашем меморандуме, и обязуемся передать договор на одобрение нашего совета директоров в течение последующих двух недель». Вторым условием акцепта является его безоговорочный характер; необходимо чтобы его условия полностью совпадали с условиями оферты.

Акцепт в той же мере выражает волю лица, как и предложение. Требования к акцепту вытекают из его особенностей как «рефлекторного волеизъявления» [1]. Стандартная ситуация состоит в том, что акцепт приобретает юридическую силу, если выражает одобрение всему, что указано в оферте и не содержит никаких дополнительных условий.

В ст. 18 Конвенции также указаны те формы, в которых может быть совершен акцепт:

а) заявление;

б) конклюдентные действия;

в) молчание.

По общему правилу, основной формой выражения акцепта является заявление адресата оферты, выражающее согласие с офертой. Правда, такое согласие может выражаться и иным поведением адресата. Его поведение должно представлять собой совершение каких-либо действий, например, связанных с отправкой товара или с уплатой цены. Исходя из смысла ст. 18 здесь возможны и иные действия адресата, совершенные в пределах срока для акцепта, недвусмысленно показывающие оференту, что оферта акцептована. Пример: открытие покупателем аккредитива или фрахтование тоннажа продавцом для поставки на условиях СИФ партии товара в соответствии с условиями оферты. Данные действия согласно п. 3 ст.18 Венской Конвенции признаются акцептом, если это предусмотрено офертой либо вытекает из обычая или практики, которую стороны установили в своих взаимных отношениях.

Так, в арбитражной практике нередко возникает вопрос о возможности заключения договора с помощью конклюдентных действий обеих сторон. В частности, приведу пример одного из опубликованных судебных дел. Суть его сводилась к следующему: комбинат стройматериалов отгрузил заводу краску, а тот, получив ее, отказался от оплаты. Президиум ВАС РФ отклонил иск. При этом он отверг утверждение истца о том, что ответчик не выполнил полностью своего обязательства по заключенному с ним устно договору. В решении было подчеркнуто, что договор между сторонами вообще не существовал: отгрузка краски одной стороной и выдача груза второй не могут создать договор, поскольку в таком случае не было соблюдено основное требование договора о необходимости согласования существенных условий договора [2].

Что касается молчания, то оно «само по себе не является акцептом» (ч. 1 ст. 18 Конвенции) и выступает в качестве оферты только в том случае, если стороны предварительно условились об этом. Причем, такое соглашение может быть как прямым, так и косвенным, т.е. явствующим из их поведения. Например, между сторонами сложилась устойчивая практика (в течение десяти лет), в силу которой заказы регулярно исполнялись без подтверждения. Однажды продавец не отгрузил товары и не уведомил покупателя о том, что отгрузка не состоится. Следовательно, покупатель вправе предъявить иск за нарушение условий договора т.к. между сторонами была установлена практика, в соответствии с которой для продавца нет необходимости подтверждать заказ, а его молчание составляет акцепт оферты.

Российское законодательство исходит из того, что акцепт должен носить безоговорочный характер, в противном случае нельзя говорить о достижении между контрагентами полного соглашения со всеми условиями сделки. Поэтому, если в ответе на оферту содержатся какие-либо изменения или дополнения, то он будет отказом от оферты и одновременно встречной офертой [3].

В некоторых странах этот вопрос решают в зависимости от характера изменений, содержащихся в ответе на оферту, и считают такой ответ отказом от оферты, если изменения являются существенными [4]. Так, в Германии ответ, содержащий несущественные изменения, считается акцептом, если оферент немедленно не заявит своих возражений.

Сравнив два разных подхода к данному вопросу, предпочтение обычно отдают первому. Второй вариант придает большую гибкость при заключении договоров, и в то же время создает почву для разногласий и недоразумений, порождаемых различной оценкой сторон одних и тех же условий с точки зрения их значимости.

Так, для одной стороны цвет товара не имеет никакого значения, а для другой является жизненно необходимым фактором. К примеру, одна из сторон работает спасателем, и поэтому, ей необходимо получить специальный костюм ярко оранжевого цвета, т.к. именно этот цвет лучше всего виден издалека. Если акцептант предложит продать оференту костюм синего цвета, то оферент решит, что полученный им ответ существенно меняет условия оферты и не может рассматриваться как акцепт, а акцептант, считающий изменения не существенными, будет исходить из того, что договор заключен. Поэтому, предпочтение отдается первому варианту, согласно которому акцептом становится положительный ответ, не вносящий в оферту каких-либо изменений.

Однако в Конвенции закреплен второй, более гибкий вариант. Общее правило Конвенции состоит в следующем: «ответ на оферту, который имеет целью служить акцептом, но содержит дополнения, ограничения или иные изменения является отклонением оферты и представляет собой встречную оферту» (ч. 1 ст. 19). В Конвенции содержится исключение из общего правила, в случае содержания в ответе несущественных изменений.

В соответствии с п. 2 ст. 19 «ответ на оферту, который имел целью служить акцептом, но содержит дополнительные или отличные условия, не меняющие существенно условий оферты, является акцептом, если только оферент без неоправданной задержки не возразит устно против этих расхождений или не направит уведомления об этом». Если он этого не сделает, то условиями договора будут являться условия оферты с изменениями, содержащимися в акцепте. Таким образом, положительный ответ на оферту с несущественными изменениями Конвенция признает акцептом, но в тоже время оферент вправе отклонить такой акцепт, для этого оферент должен немедленно отправить адресату соответствующее уведомление. Молчание оферента рассматривается Конвенцией как согласие на заключение договора с несущественными изменениями акцептанта.

В Конвенции учитывается возможность неодинаковой оценки сторонами существенности тех или иных условий. Поэтому, в ней и содержится перечень существенных условий. «Дополнительные или отличные условия в отношении, среди прочего, цены, платежа, качества и количества товара, места и срока поставки, объема ответственности одной из сторон перед другой или разрешения споров считаются существенно изменяющими условия оферты» (п. 3 ст. 19).

Сравнивая положения ПС с Конвенцией, приходишь к выводу, что ГК РФ не допускает каких-либо отклонений акцепта от оферты, поскольку согласно ч. 2 п. 1 ст. 438 ГК «акцепт должен быть полным и безоговорочным». Данное правило – более строгое, чем то которое закреплено в Конвенции. Оно применяется к договорам, заключаемым между российскими лицами. Если же речь идет о договоре международной купли-продажи, подпадающим под действие Конвенции, то следует руководствоваться нормами последней, в соответствии с правилом, закрепленным в ГК РФ (ч. 2 п. 2 ст. 7 ГК РФ) «если международным договором РФ установлены иные правила, чем те, которые предусмотрены гражданским законодательством, применяются правила международного договора».

Акцепт оферты вступает в силу в момент получения положительного ответа без существенных изменений оферентом. Если допускается выражение согласия путем совершения каких-либо действий, то акцепт оферты вступает в силу в момент их совершения. Если возможен акцепт в форме молчания, то уведомления о таком акцепте, естественно, не требуется.

Срок, в течение которого оференту должен поступить акцепт, устанавливается в самой оферте. Когда срок не установлен, им признается разумный срок с учетом обстоятельств сделки, в том числе скорости использованных оферентом средств связи [5].

Устная оферта акцептуется немедленно, если иное не вытекает их обстоятельств сделки. Если акцепт выражается в форме действий, то они должны быть совершены в пределах указанных сроков. Срок для молчаливого акцепта, в тех случаях, когда он допустим, обычно определяется соглашением сторон и исчисляется с момента получения оферты адресатом. Когда молчаливый акцепт применяется в силу практики, сложившейся между сторонами, то критерием определения срока акцептования служит такая практика [6].

В Конвенции не определены те средства связи, с помощью которых должно происходить уведомление об акцепте. Поэтому адресат оферты свободен в их выборе, но при этом необходимо учитывать сложившуюся между сторонами практику взаимоотношений и существующие торговые обычаи. Так, для адресата оферты не обязательно использовать те же средства связи, которые использовал оферент для направления оферты. Правда, если оферент укажет в оферте, что он ожидает ответ по почте не позднее 30 декабря, то адресат вправе использовать те же средства связи или более быстрые, например факс вместо почты. В сложившейся международной практике, отраженной в Конвенции 1980 г., акцептом считается факс, к которому прилагается письменный документ для подтверждения действительности факса [7].

Как показывает практика, заключение договора путем обмена факсами может привести к недоразумениям в дальнейшем. Эта форма связи не гарантирует того, что полученный по факсу текст будет полностью соответствовать отправленному сообщению. В некоторых случаях оказывается, что из-за несовпадения отправленного и полученного по факсу текста предложения и акцепта не совпадало мнение сторон о содержании заключенного ими же договора. Иногда у сторон оказывается несовпадающим по содержанию единый текст договора, подписанного обеими сторонами путем обмена факсами. В принципе факс предназначен для использования при осуществлении оперативной связи, рекомендуется либо вообще не применять эту форму связи для заключения договоров, либо при ее использовании обязательно повторять условия предложения и акцепта, направив другой стороне соответствующие письма, а при оформлении договора в виде единого документа – путем предоставления для подписания письменного теста договора [8].

Согласно п. 3 ст. 162 ГК РФ внешнеэкономические сделки должны совершаться в простой письменной форме, несоблюдение которой приведет к недействительности договора. Установлено, что договор в письменной форме может быть заключен как путем составления одного документа, подписанного сторонами, так и путем обмена документами посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, телефонной, электронной или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору [9].

К акцепту применяется «теория получения», а не «теория почтового ящика». Мы уже знаем, что акцепт вступает в силу в момент его получения оферентом. Применение данной нормы влечет за собой ряд важных последствий:

1) Запоздавший акцепт не имеет силы.

2) На адресате оферты лежит риск недоставки сообщения об акцепте, возможного искажения по передаче через технические средства связи.

3) До получения акцепта оферентом договор не считается заключенным.

В российском законодательстве к моменту отправки акцепта также применяется «теория получения». При этом ГК РФ, подобно Конвенции, допускает совершение акцепта путем конклюдентных действий (см. п. 3 ст. 434, п. 3 ст. 438 ГК РФ). К сроку для акцепта применяются те же критерии, что и в Конвенции. Так, выражение «нормально необходимое для этого время», используемое в российском законодательстве равнозначно выражению «разумный срок» [10].

В ст. 20 Конвенции определен начальный момент исчисления срока для акцепта. Так, «если срок установлен в телеграмме или письме, то он начинается с момента сдачи телеграммы для отправки или с даты, указанной в письме, или, если такая дата не указана, с даты, указанной на конверте».

Если срок указан с помощью средств моментальной связи (телефон, телетайп), то его исчисление начинается с момента получения оферты адресатом. Это значит, что, если в отправленной письмом оферте будет указано, что она должна быть акцептована в течении пяти дней с даты получения письма, то этот срок исчисляется с даты получения письма, а не с даты, предусмотренной на конверте.

Из двух вариантов определения начального момента для акцепта предпочтение отдается дате, которая указана в письме. Это объясняется тем, что чаще всего у акцептанта сохраняется текст письма, а у оферента имеется его копия. Обычно оферент не располагает копией конверта, а акцептант сохраняет его очень редко [11].

В российской коммерческой практике обычно обращают внимание на дату штемпеля почтового ведомства о принятии письма, которая ставится на конверте [12].

В п. 2 ст. 20 Конвенции закреплено, что «государственные праздники или нерабочие дни, имеющие место в течение срока для акцепта, не исключаются при исчислении этого срока. Однако, если извещение об акцепте не может быть доставлено по адресу оферента в последний день указанного срока вследствие того, что этот день в месте нахождения коммерческого предприятия оферента приходится на государственный праздник или нерабочий день, срок продлевается до первого следующего рабочего дня». Таким образом, при исчислении срока для акцепта учитываются календарные дни, но если окончание срока приходится на не рабочий день, то «срок продлевается до первого рабочего дня».

Обратимся к проблеме прибытия акцепта с опозданием. Конвенция рассматривает две ситуации, обусловленные задержкой в доставке акцепта либо его несвоевременным отправлением.

В первом случае акцептант заведомо знает, что акцепт не может быть получен оферентом в пределах указанного в оферте срока, а исчисление этого срока, как известно, влечет утрату офертой юридической силы. Поэтому, акцепт, отправленный с опозданием, по сути говоря, является встречной офертой. В данной ситуации, для того чтобы заключить договор отправителю необходимо получить согласие оферента.

Во второй ситуации акцепт мог придти к оференту своевременно, если бы не задержка в доставке, произошедшая не по вине акцептанта. Несмотря на это акцепт все равно приходит к оференту с опозданием, причем акцептант находиться в добросовестном неведении относительно опоздания акцепта и считает договор заключенным. Поэтому, оферент обязан немедленно сообщить акцептанту о своем отказе, в противном случае договор будет считаться заключенным, несмотря на задержку акцепта [13].

В Конвенции об этом сказано следующее; «запоздавший акцепт сохраняет силу акцепта, если только оферент без промедления не известит адресата оферты устно, что он считает свою оферту утратившей силу или не направит ему уведомление об этом» (п. 2 ст. 21). Если же акцепт был не своевременно отправлен, то оферта утрачивает силу, а акцепт становится встречной офертой. В тоже время составители Конвенции существенно смягчают это правило: «запоздавший акцепт, тем не менее, сохраняет силу акцепта, если оферент без промедления известит об этом адресата оферты устно или направит ему соответствующее уведомление» (п. 1 ст. 21). Тем самым, оференту предоставляется право «реанимации» запоздавшего акцепта. Таким образом, для заключения договора в первом случае от оферента требуется совершить действие – уведомить адресата оферты о своем согласии на принятие запоздавшего акцепта; во втором случае от оферента требуется молчаливое согласие.

Акцепт, как и оферту, можно отменить путем сообщения, которое должно быть получено оферентом до момента или в момент, когда акцепт должен был вступить в силу. Согласно общему правилу, закрепленному Конвенцией в п. 2 ст. 18, акцепт вступает в силу в момент получения его оферентом или же в момент совершения конклюдентных действий, если выражение согласия с офертой допускается таким образом. Поэтому, необходимо, чтобы сообщение об отказе поступило к оференту до момента или в момент получения им акцепта.

В юридической литературе высказывалось мнение о том, что оферент вправе возразить против отмены акцепта, в случае если ее причиной была спекуляция на ценах, связанная с их изменением [14]. Основной посылкой для возражений такого рода служит п. 1 ст. 7 Конвенции, в которой говорится о необходимости быть добросовестным в международной торговле, а также соответствующие нормы национального права.

А можно ли отозвать акцепт? Начнем с того, что акцепт не может быть условным (свободным), т.к. такой акцепт являлся бы встречной офертой. Во-вторых, отозвание акцепта, вступившего в силу (полученного оферентом), означало бы расторжение заключенного договора акцептантом, а согласно общему правилу, договор не подлежит расторжению в одностороннем порядке. Именно поэтому, акцепт, вступивший в силу, нельзя отозвать. Этим и объясняется закрепление в Конвенции нормы об отмене акцепта, но не о его отзыве.

Применительно к рассуждениям об отзыве и отмене акцепта было бы разумно вспомнить отличия, касающиеся момента заключения договора в соответствии с основными правовыми системами. Итак, мы пришли к выводу, что акцепт можно отменить в промежутке времени между его отправлением и вступлением в силу. Однако, в англо-американской системе права моменты отправления и вступления акцепта в силу совпадают, т.к. акцепт вступает в силу в момент его отправления акцептантом. В таком случае отзыв акцепта невозможен. В английской юридической литературе на этот счет дается следующее объяснение: «если акцепт осуществляется тогда, когда письмо сдается на почту, то телеграмма, отменяющая акцепт, должна считаться недействительной, даже если бы она была получена оферентом раньше письма» [15]. В странах континентальной Европы складывается другая ситуация. Там акцепт вступает в силу в момент его получения оферентом [16]. Следовательно, между отправлением и получением акцепта существует определенный промежуток времени, в течение которого акцепт можно отменить, для чего необходимо, чтобы соответствующее сообщение было направлено оференту до или одновременно с прибытием акцепта.

Теперь обратим внимание на то, что на основании ст. 24 Конвенции «оферта, заявление об акцепте, любое другое выражение намерения (далее: сообщение) считаются полученными адресатом, если они переданы устно». В то же время в соответствии со ст. 12 и ст. 96 Конвенции эта норма не применяется к внешнеторговым договорам с участием российских контрагентов. Напомним, что Гражданский Кодекс Российской Федерации применительно к внешнеторговым сделкам устанавливает обязательность соблюдения простой письменной формы, а ее несоблюдение влечет недействительность сделки (п. 3 ст. 162). Также следует отметить, что за получение адресатом сообщения «ответственность несет» другая сторона, т.е. если адресат узнал от третьего неуполномоченного лица о содержании оферты, то он имеет полное право не акцептовать оферту до тех пор, пока он ее не получит [17]. Таким образом, юридическое значение придается самому факту доставки сообщения лично адресату, либо на его коммерческое предприятие или по почтовому адресу.

Если сообщение отправляется адресату по почте, то оно будет считаться доставленным, если его опустят в почтовый ящик или поместят в другом месте, специально предназначенном для доставки сообщений, которое гарантирует вручение корреспонденции адресатам. Напротив, почтовое отправление не считается доставленным, если его оставили в неположенном месте или вручили неуполномоченному лицу [18].

Если у адресата нет почтового адреса или коммерческого предприятия, то сообщение доставляют по его постоянному месту жительства. Доставка сообщения лично адресату предполагает возможность вручения в любом месте, в том числе не являющемся его официальным местом нахождения, например, в гостинице, где проживает полномочный представитель адресата или в офисе при переговорах у оферента или акцептанта [19].

Обязательственные правоотношения из договора международной купли-продажи возникают лишь после того, как оферта акцептована (и акцепт получен оферентом). Если переговоры не привели к положительному результату, достичь соглашения не удалось, то контрагенты в принципе не могут предъявлять друг к другу какие-либо имущественные претензии. Международная коммерческая практика исходит из того, что «сторона свободна проводить переговоры и не несет ответственности за не достижение согласия» [20]. При этом, однако, считается, что стороны действуют «в соответствии с принятыми в практике международной торговли добросовестностью и честной деловой практикой» [21]. В противном случае «сторона, которая ведет или прерывает переговоры недобросовестно, является ответственной за потери, причиненные другой стороне».

Далее, на мой взгляд, в данной главе стоит рассмотреть столь характерное для зарубежного законодательства понятие как «борьба форм». Под данным понятием подразумевается следующее: каждая из сторон посылает другой стороне заранее подготовленную форму документа, содержащую те условия, на которых каждая из сторон готова заключить договор. Например: покупатель предлагает купить товар на условиях его «документа о покупке», а продавец намеревается акцептовать оферту на условиях своего «документа о продаже». В зарубежных правовых системах этот вопрос решается по-разному [22].

Так, согласно английскому праву если условия в документах отличаются друг от друга (т.к. один документ составлен в интересах продавца, а другой -покупателя), то на этом этапе договор не считается заключенным. В этой ситуации продавец вправе направить встречную оферту. Встречную оферту можно акцептовать поведением. Например, покупатель совершает акцепт, принимая доставленные ему продавцом товары. В этом случае договор будет заключен на условиях продавца. Договор заключат на основе условий покупателя, если первоначальную оферту сделал продавец, а за ней последовала встречная оферта, которую, в свою очередь, акцептовал продавец своим поведением. Т, е. в английском праве чаще всего победа в «борьбе форм» принадлежит той стороне, которая сделает «последний выстрел», или документ которой будет выслан последним.

В Дании «борьба форм» до настоящего момента не фигурировала в каких-либо громких делах. Датские юристы исходят их положения о том, что противоречивые формы могут помешать заключению договора, Если условия договора выполнены, то ошибка оферента, состоящая в не возражении в отношении противоположных условий адресата, означает преимущество условий адресата при условии, что условия договора выполнены должным образом. Если стороны знают или обязаны знать о разнице в условиях договоров, и не предпринимают каких-либо действий для разрешения спора, то ни одно из условий сторон не будет признано обязательным для исполнения. Данный спор разрешается с помощью основ национального законодательства и условий, выработанных торговой практикой.

В голландском праве в отношении «борьбы форм» содержатся различные прецеденты (ст. 2.15). Ст. 6.225 Гражданского Кодекса гласит: «акцепт, отличающийся от оферты, признается новой офертой и одновременно отказом от первоначального предложения. Если оферент не возразит в отношении изменений своевременно и адресат согласен принять оферту с незначительными изменениями, то ответ признается акцептом и договор заключается с учетом этих незначительных изменений. Если в оферте и акцепте содержатся противоречивые условия относительно основных положений договора, то договор заключен не будет» [23]. В 1995 году было опубликовано арбитражное решение; напечатанный ответ по поводу основных условий покупателя на обратной стороне бланка не был признан отказом на напечатанные условия продавца, непосредственно выраженные в письме-подтверждении [24].


Абулов Шамиль Сергеевич



[1] Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Т. 1. М., 2000. С. 158.

[2] Комаров А. Новое в правовом регулировании внешнеторговых контрактов // Внешняя торговля. 1990. №12. С. 13- 17.

[3] Гражданское право. Учебник. Часть 2. / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого М., 1997. С. 238.

[4] Рейнель В. Договорное право. М., 1984. С. 314.

[5] Розенберг М.Г. Международная купля-продажа товаров. (Комментарий к законодательству и практике разрешения споров). М., 2001. С. 124.

[6] Международное частное право: иностранное законодательство. / Под ред. Жильцова А.Н., Муранова А.И. М., 2000. С. 435.

[7] Международное частное право: иностранное законодательство. / Под ред. Жильцова А.Н., Муранова А.И. М., 2000. С. 437.

[8] Джурович Р. Руководство по заключению внешнеторговых контрактов. М., 1992. С. 131.

[9] Рамзайцев Д.Ф. Договор купли-продажи во внешней торговле СССР. М., 1961. С. 23.

[10] Гражданское право. Учебник. Часть 2. / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого М., 1997. С. 238.

[11] См.: Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров. Комментарий, М., 1994. С. 19.

[12] Там же. С. 19.

[13] Розенберг М.Г. Международная купля-продажа товаров. (Комментарий к законодательству и практике разрешения споров). М., 2001. С. 126.

[14] Кулагин М.И. Предпринимательство и право: опыт запада. М., 1999. С. 120.

[15] Рейнель В. Договорное право. М., 1984. С. 221.

[16] Саватье Р.А. Теория обязательств. М., 1972, С. 186.

[17] Кисилев Л.Н. Контракт во внешнеторговой практике. М., 1990, С. 22.

[18] Там же. С. 23.

[19] Международное частное право: иностранное законодательство. / Под ред. Жильцова А.Н., Муранова А.И. М., 2000, С. 323.

[20] Принципы международных коммерческих договоров: ст. 2.15. п. 1 (С. 56).

[21] Там же: ст. 1.7. п. 1 (С. 18).

[22] Рамзайцев Д.Ф. Договор купли-продажи во внешней торговле СССР. М., 1961, С. 28.

[23] Международное частное право: иностранное законодательство. / Под ред. Жильцова А.Н., Муранова А.И. М., 2000, С. 134.

[24] Там же.



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


Участие России в международно-правовом регулировании международной торговли услугами
Регулирование отношений по доверительному управлению имуществом в российском праве
Общие вопросы правового статуса воздушного пространства
Нормы международного частного права (МЧП)
Порядок предъявления требований к перевозчику при международной перевозке воздушным транспортом
Вернуться к списку публикаций