2015-04-10 21:09:15
ГлавнаяМеждународное (частное) право — Условия договора международной купли-продажи товаров



Условия договора международной купли-продажи товаров


В договорах международной купли-продажи, предусматривающих перевозку товаров, поставка осуществляется путем сдачи товара первому перевозчику, если в договоре не установлено иное. Поэтому, датой, до наступления которой продавец может исправить любое несоответствие в отношении количества и качества товара на основании права, предоставленного данной статьей, является дата, когда он в соответствии с договором должен сдать товары перевозчику. Конвенция устанавливает еще одно важное ограничение данного права продавца.

Продавец может реализовать свое право исправить недостатки поставки до наступления оговоренной даты исполнения договора при условии, что эти действия не причинят покупателю неразумных неудобств или неразумных расходов. Таким образом, для оценки возможности использования продавцом своего права главную роль должны играть соображения целесообразности выполнения операций по исправлению дефектов. То есть попытки продавца исправить положение и тем самым обезопасить себя от претензий со стороны покупателя при несоответствии товара договору не должны привести к тому, что у получившего предусмотренное договором исполнение покупателя, тем не менее, возникли неразумные неудобства и неразумные расходы. Отсюда можно сделать вывод о том, что неблагоприятные последствия, возникающие у покупателя, не обязательно должны выражаться в его материальных потерях. Они могут включать в себя и нечто такое, что не оценивается в финансовом отношении.

Таким образом, если продавец исправил недостатки до наступления предусмотренной даты поставки, но у покупателя все-таки возникли убытки, подлежащие возмещению согласно Конвенции, то покупатель вправе требовать их возмещения и в этом случае.

Перейдем к статье 39 Конвенции, Она устанавливает период времени, в течение которого покупатель должен сообщить продавцу о несоответствии товаров договору, содержание данного сообщения и правовые последствия неизвещения покупателем продавца о несоответствии товаров. Согласно статье покупатель обязан во всех случаях известить продавца о том, что поставленный им товар не соответствует договору. В этом извещении должны содержатся данные о характере несоответствия товара договору. Например, в нем должно быть указано, что качество товара отличается от согласованного в договоре, либо, что товар поставлен не в том количестве, как это указано в договоре и т.п. Соответственно, Конвенция не устанавливает подробного содержания извещения, что объясняется различиями в форме и содержании с учетом особенностей торговли определенным видом товаров, сложившихся между партнерами взаимоотношений, торговых обычаев и торговых обыкновений. Основная идея статьи – ясно довести до сведения продавца, в чем состоит допущенное им несоответствие товара договору.

Конвенция не устанавливает императивного правила в отношении срока, в течение которого предъявляется извещение. В данном отношении на практике существует устоявшаяся договорная практика в конкретных сферах торговли. Поэтому Конвенция и ссылается на разумный срок для предъявления – это обобщение принципиального подхода, выработанного практикой. Если все-таки не удается использовать какие-либо конкретные источники установления продолжительности срока для заявления претензий, то исходят из принципа разумности.

Самым важным является установление момента, с которого должен исчисляться срок на извещение о несоответствии товара договору. По Конвенции этот срок должен исчисляться с момента, когда покупатель фактически обнаружил несоответствие товара, либо когда он должен был обнаружить его. Последнее положение должно устанавливаться на основании объективного критерия. Статья 38 Конвенции устанавливает обязанность покупателя по осмотру товара. Так, если несоответствие товара можно обнаружить в результате осмотра товара, то именно с этого момента необходимо исчислять срок на заявление претензии о несоответствии товара. Соответственно, если покупатель не осмотрел товары, то он не может обнаружить несоответствие. То есть обнаружение дефектов в товаре впоследствии может привести к тому, что срок, в течение которого было отправлено извещение об этом продавцу, будет не соответствовать критерию разумности.

Хотя если дефект нельзя было обнаружить при осмотре товара, и он был выявлен позже, то разумный срок для извещения о несоответствии будет исчисляться не с момента осмотра, а с момента, когда дефект был обнаружен.

Если покупатель не соблюдает требования, предъявленные к извещению о несоответствии товара договору в п. 1 ст. 39, то он теряет право ссылаться на данное несоответствие. Данное положение основано на том, что с помощью извещения продавцу сообщается информация о том, что ему нужно сделать для устранения несоответствия товаров, также она дает ему основание для проверки собственных товаров, позволяет собрать необходимые доказательства для использования в возможном споре с покупателем по поводу несоответствия товара договору. Если продавец не будет уведомлен о наличии дефектов в товаре либо это уведомление запоздало или содержит неясные положения, то он будет лишен вышеуказанных возможностей, что будет не справедливо с точки зрения равенства интересов участников сделки и вряд ли будет способствовать динамичному и целесообразному товарообороту.

Ограничение срока на заявление претензии связано еще и с тем, что по прошествии значительного периода времени она имеет сомнительную обоснованность. Когда продавец получает извещение о такой претензии впервые через продолжительный промежуток времени, то для него бывает достаточно трудно получить какие-либо доказательства о состоянии товара в момент поставки или привлечь к ответственности поставщика, у которого продавец получал товары или материалы для их изготовления [70]. Поэтому п. 2 данной статьи вводит абсолютное ограничение на срок для заявления претензий, касающихся несоответствия товара договору, который составляет два года с момента фактической передачи товара.

На практике в договорах часто предусмотрен особый порядок предъявления претензий. Именно поэтому в статье и говорится, что установленный двухгодичный срок не действует, если в договоре предусмотрены не соответствующие данному сроку гарантийные сроки – сроки, в течение которых продавец принял на себя обязанность удовлетворять претензии покупателя в отношении определенных свойств товара. Например, если по договору на поставку какого-либо оборудования срок гарантии составляет 36 месяцев, то покупатель вправе заявлять свои претензии продавцу до истечения этого срока.

В ГК РФ о сроке, в течение которого могут быть предъявлены претензии в отношении качества товара говорится следующее: «срок исполнения продавцом обязанности передать товар покупателю определяется договором купли-продажи, а если договор не позволяет определить этот срок, то обязательство должно быть исполнено в разумный срок после возникновения такого обязательства» (ст. 471, ст. 314). Причем, согласно ст. 471 ГК РФ гарантийный срок начинает течь с момента передачи товара покупателю, если иное не предусмотрено договором купли-продажи.

В статье 40 Конвенции говорится: «продавец не вправе ссылаться на положения статей 38 и 39, если несоответствие товара связано с фактами, о которых он знал или не мог не знать и о которых он не сообщил покупателю». Данная статья смягчает строгие правила предыдущих статей. Они не подлежат применению, если несоответствие поставленного продавцом товара было ему известно или должно было быть известно.

Конвенция устанавливает объективный критерий в отношении знания продавцом о несоответствии товаров. Текст статьи дает основание достаточно широко толковать то, что должно определять те знания в отношении товаров, которыми обладал или должен был обладать продавец. В Конвенции говорится не о самом знании продавцом о несоответствии товара договору, а о фактах, с которыми это несоответствие связано. Возможно, данный подход расширяет возможности покупателя в определенных случаях применять данную статью, что даст ему возможность привлечь продавца к ответственности за поставку несоответствующего товара и в случаях, когда покупатель не выполнил установленных Конвенцией правил об извещении продавца о несоответствии товара.

Можно ли применить данное положение, если стороны предусмотрели особый, отличающийся от конвенционального порядок заявления претензий о несоответствии товара договору? Данный вопрос в Конвенции остается открытым, Согласно п. 1 ст. 7 Конвенции можно предположить, что применение правила из этой статьи не должно исключаться в случаях, когда претензия вытекает не из Конвенции, а заключенного сторонами договора.

Вместе с тем известное продавцу несоответствие товара, о котором он сообщил покупателю, исходя из смысла данной статьи, не лишает его права ссылаться на установленные Конвенцией положения, предписывающие покупателю предъявлять соответствующую претензию [71]. Отсюда, если товар поставлен с недостатками, которые были известны и продавцу, и покупателю при заключении договора, то покупатель все-таки для того, чтобы обеспечить свои права в связи с поставкой не соответствующих договору товаров, должен действовать в части извещения продавца об обнаруженном несоответствии так, как это установлено ст. 38 и ст. 39 Конвенции.

Можно считать, что данное положение Конвенции способствует установлению необходимого баланса прав и обязанностей сторон и подчеркивает диспозитивный характер конвенционального регулирования, который, безусловно, соответствует требованию гибкости в регулировании договора из-за динамичности и многообразия международных торговых сделок.

Особое значение приобретает проблема обеспечения интересов покупателя от связанных с товаром претензий со стороны третьих лиц. В Конвенции ООН 1980 г. этой проблеме уделяется особое внимание и сформулировано общее правило (ст. 41), которое в последующем (ст. 42) детализируется в отношении притязаний, касающихся прав на результаты творческой деятельности или, согласно терминологии Конвенции, на «промышленную или другую интеллектуальную собственность».

Так, в ст. 41 закреплено, что «продавец обязан поставить товар свободным от любых прав или притязаний третьих лиц, за исключением тех случаев, когда покупатель согласился принять товар, обремененный таким правом или притязанием». Соответственно целью данной статьи является предотвращение помех в осуществлении покупателем прав владения, пользования и распоряжения приобретенным товаром со стороны третьих лиц в силу оснований, возникающих до заключения договора.

Претензия, а затем и иск третьего лица, предъявленные без достаточных оснований, оборачиваются для покупателя не только затратой времени и средств, но и могут повлечь затруднения в использовании или реализации приобретенных по договору вещей. Именно поэтому Конвенция обязывает продавца предупредить возникновение подобных ситуаций.

Продавец обязан не только поставить покупателя в известность о связанных с товаром посторонних правах и претензиях, но и обеспечить их устранение к моменту передачи товара покупателю. Этого можно достичь, например, с помощью выигрыша продавцом судебного процесса против третьего лица. Правда, обычно разрешение спора в судебных органах затягивается, что не всегда устраивает покупателя. Тогда продавец должен либо заменить товар, либо убедить третье лицо отказаться от требований в отношении товара, либо предоставить покупателю гарантию, обеспечивающую ему достаточную защиту от потенциальных убытков, связанных с данным требованием.

Условием освобождения продавца от данной обязанности является не просто осведомленность покупателя о наличии связанных с товаром прав или притязаний третьих лиц, а именно согласие покупателя приобрести товар с такого рода обременениями. Такое согласие, как правило, должно быть явно выражено, однако оно может также подразумеваться на основе фактов данного дела.

Норма, направленная на защиту интересов покупателя от прав и претензий, связанных с юридической охраной результатов творческой деятельности, со стороны третьих лиц сформулирована по-другому.

Ст. 42 Конвенции гласит:

1) Продавец обязан поставить товар свободным от любых прав или притязаний третьих лиц, которые основаны на промышленной собственности или другой интеллектуальной собственности, о которых в момент заключения договора продавец знал или мог не знать, при условии, что такие права или притязания основаны на промышленной собственности или другой интеллектуальной собственности:

а) по закону государства, где товар будет перепродаваться или иным образом использоваться, если в момент заключения договора стороны предполагали, что товар будет перепродаваться или иным образом использоваться в этом государстве, или

б) в любом другом случае – по закону государства, в котором находится коммерческое предприятие покупателя.

2) Обязательство продавца, предусмотренное в предыдущем пункте, не распространяется на случаи, когда:

а) в момент заключения договора покупатель знал или не мог не знать о таких правах или притязаниях, или

б) такие права или притязания являются следствием соблюдения продавцом технических чертежей, проектов, формул или иных исходных данных, представленных покупателем».

Сравнивая эти две статьи, необходимо отметить целый ряд отличий.

Так, если в ст. 41 упоминаются любые права или притязания третьих лиц, то в ст. 42 это указание сопровождается условием об осведомленности о них продавца в момент заключения договора (п. 1). Видимо, причина расхождения в том, что права и притязания вещного или обязательственного характера должны быть известны продавцу, так как они оформляются в установленном порядке. А возникновение прав или притязаний, связанных с охраной результатов творческой деятельности, по-разному регулируется законодательством разных стран. Оно зависит от того, в каких именно государствах будет использоваться товар, являющийся предметом договора международной купли-продажи.

Очевидно, что от продавца, обязанного знать законодательство своей страны, нельзя требовать исчерпывающей осведомленности о правовых нормах, действующих во всех государствах. Поэтому необходимо так или иначе ограничить перечень этих государств.

Данная проблема не составляет особого труда, если стороны при заключении договора условились о том, в какой стране (странах) будет использоваться товар.

Отсюда они определяют и законодательство, нормами которого должен руководствоваться продавец (л. «а» п. 1 ст. 42). Вопрос о том, в какие страны товар будет реализован, в большинстве случаев решается покупателем после заключения, а иногда и после исполнения договора. При таких обстоятельствах круг стран не может быть заранее известен продавцу. В такой ситуации как раз и применяется норма п. «в» п. 1 ст. 42, предлагающая продавцу ориентироваться на законодательство «государства, в котором находится коммерческое предприятие покупателя».

Далее отличия норм ст. 41 и ст. 42 касаются случаев освобождения продавца от обязанности обеспечить освобождение товара от «посторонних» прав и притязаний вещного и обязательственного характера и связанных с охраной результатов творческой деятельности. В отношении прав, связанных с охраной результатов творческой деятельности обозначенная обязанность продавца отпадает, если «в момент заключения договора покупатель знал или не мог не знать о таких правах или притязаниях» (л. «а» п. 2 ст. 42). В первом случае одной только осведомленности покупателя недостаточно, необходимо, чтобы он «согласился принять товар, обремененный таким правом или притязанием» (ст. 41).

Сначала кажется, что ст. 41 в большей степени обеспечивает интересы покупателя. Возможно, однако, что практическое применение данного правила может столкнуться с серьезными сложностями. Так как в ст. 41 не указано, в какой форме должно быть выражено согласие покупателя, а составители Конвенции исходят из того, что оно может быть как прямым, так и подразумеваемым. Если покупатель, которому известно о наличии связанных с товаром прав или притязаний третьих лиц, тем не менее, приобретает данный товар без каких бы то ни было оговорок, то не подразумевает ли это его согласия на покупку товара с обременениями? Разграничить простую осведомленность покупателя от его подразумеваемого согласия будет во многих ситуациях весьма затруднительно, или вообще невозможно.

Согласно изложенному, предпочтительнее, как мне кажется, формулировка л. «а» п. 2 ст. 42, расхождение между нею и правилом ст. 41 едва ли может считаться оправданным. В целях его устранения в ст. 41 слова «за исключением тех случаев, когда покупатель согласился принять товар, обремененный таким правом или притязанием» желательно заменить словами «за исключением тех случаев, когда в момент заключения договора покупатель знал или не мог не знать о таких правах или притязаниях».

В ст. 42 указано еще одно дополнительное обстоятельство, освобождающее продавца от данной обязанности. Имеются ввиду случаи, когда права и притязания третьих лиц «являются следствием соблюдения продавцом технических чертежей, проектов, формул или иных исходных данных, представленных покупателем» (л. «в» п. 2 ст. 42). Введение данного правила объясняется тем, что в данном случае покупатель, а не продавец является инициатором производства или получения товаров, которые нарушают права третьей стороны, и, следовательно, он должен нести ответственность.

Считается, что продавец более компетентен, чем покупатель, в вопросах, связанных с производством товара, и он вполне может обнаружить в технической документации, представленной покупателем, незамеченные им нарушения прав третьих лиц на результаты творческой деятельности. Соответственно, в таких случаях продавец должен принять меры к тому, чтобы выпуск товара не был сопряжен с нарушением упомянутых прав. Поэтому, согласно п. 2 ст. 43 «продавец не вправе ссылаться на положения предыдущего пункта, если он не знал о праве или притязании третьего лица или о характере такого права или притязания».

Теперь обратимся к сроку исполнения сторонами обязанностей, принятых по договору. Я согласен с определением, высказанном в гражданско-правовой литературе [72], что срок исполнения, в частности, «определяет начало гарантийного периода при поставках готовых изделий промышленности, с этого момента исчисляются сроки на предъявление претензий по качеству и количеству товара; по истечении срока исполнения наступает просрочка должника, за которую он несет ответственность, а у кредитора возникает ряд прав: требовать возмещения убытков, уплаты неустойки, отказаться от договора». Вопрос о сроках имеет большую практическую значимость. Со сроками связано подавляющее количество споров, составляющих 2/3 споров от общего количества дел, рассмотренных внешнеторговыми арбитражами [73].

Следует отметить, что международно-правовые нормы, касающиеся сроков в договорах международной купли-продажи, лаконичны и немногословны. Например, в Конвенции ООН вопросу относительно срока поставки товара посвящена всего одна статья (ст. 33), согласно которой «продавец должен поставить товар:

а) если договор устанавливает или позволяет определить дату поставки – в эту дату;

б) если договор устанавливает или позволяет определить период времени для поставки, в любой момент в пределах этого периода, поскольку из обстоятельств не следует, что дата поставки назначается покупателем, или

в) в любом другом случае – в разумный срок после заключения договора».

Данная норма носит ярко выраженный диспозитивный характер. Следовательно, Конвенция не относит условие о сроке к существенным условиям договора и его можно считать обычным.

В ГК РФ ст. 457 «срок исполнения продавцом обязанности передать товар покупателю определяется договором купли-продажи, а если договор не позволяет определить этот срок, в соответствии с правилами, предусмотренными ст. 314 ГК РФ». В ст. 314 ГК РФ сказано: «если обязательство предусматривает или позволяет определить день его исполнения или период времени, в течение которого оно должно быть исполнено, обязательство подлежит исполнению в этот день или, соответственно в любой момент в пределах такого периода. Когда обязательство не предусматривает срок его исполнения и не содержит условий, позволяющих определить этот срок, оно должно быть исполнено в разумный срок после возникновения обязательства. Обязательство, не исполненное в разумный срок, а равно обязательство, срок исполнения которого определен моментом востребования, должник обязан исполнить в семидневный срок со дня предъявления кредитором требования о его исполнении, если обязанность исполнения в другой срок не вытекает из закона, иных правовых актов, условий обязательства, обычаев делового оборота или существа обязательства».

Я присоединяюсь к точке зрения, высказанной в литературе о необходимости создания следующей унифицированной нормы для урегулирования срока передачи товара в законодательствах разных стран: «товары должны быть поставлены в срок, предусмотренный в контракте. Если в контракте не предусмотрен срок поставки, он определяется с учетом практики торговли этими товарами и условий данного контракта» [74].

В международной торговой практике различают твердые (приурочиваемые к известной дате) и индикативные сроки (закрытие навигации, 1-ый квартал). Если товар отгружается несколькими партиями, то устанавливаются общие и промежуточные сроки исполнения. В договорах российских внешнеторговых объединений и зарубежных партнеров начало течения срока поставки нередко связано с такими действиями покупателя, как открытие аккредитива, перечисление аванса, получение банковской гарантии [75].

Здесь будет целесообразным упомянуть о том, что как отмечается в литературе «исчисление сроков исполнения производиться по закону страны, право которой применимо к данному договору, поскольку ни международными соглашениями, ни контрактами правила исчисления сроков не предусматриваются» [76].



[1] Потяркин Д. Заключение договора // Хозяйство и право. № 11.1997. С. 113.

[2] Кисилев Л.Н. Контракт во внешнеторговой практике. М., 1990. С. 12.

[3] Васильев Е.А., Зайцева В.В., Костин А.А. Гражданское и торговое право капиталистических государств. М., 1992. С. 79.

[4] Гражданское право. Часть 2: Учеб. / Под ред. Сергеева А.П., Толстого Ю.К. М., 1997. С. 9.

[5] Витрянский В.В., Брагинский М.И. Договорное право. Книга вторая: Договоры о передаче имущества. М., 2000. С. 26.

[6] Гражданское право. Часть 2: Учеб. / Под ред. Сергеева А.П., Толстого Ю.К. М., 1997. С . 9.

[7] Потяркин Д. Заключение договора // Хозяйство и право. № 11. 1997. С. 114.

[8] Комментарий к ч. 1 ГК РФ. / Под ред. Садикова О.Н. М., 1995. С. 418.

[9] Гражданское право. Часть 2: Учеб. / Под ред. Сергеева А.П., Толстого Ю.К. М., 1997. С. 9.

[10] Витрянский В.В., Брагинский М.И. Договорное право. Книга вторая: Договоры о передаче имущества. М., 2000. С. 22.

[11] Брызгалова Н.Я, Контракт во внешнеэкономической деятельности: Уч. пособие. Владивосток, 1995. С. 56.

[12] Оберг P.P., Фафурин Н.А., Левицкий А.Г. Внешняя торговля и фрахтование тоннажа. М., 1977. С. 18.

[13] Плотников А.Ю., Грачев Ю.Н, Внешнеторговый контракт: особенности, структура и порядок заключения. М., 1994. С. 36.

[14] Кисилев Л.Н. Контракт во внешнеэкономической практике. М., 1990. С. 60.

[15] Там же.

[16] Бурмистров М.М. Фрахтование судов и внешнеторговые транспортные операции. М., 1975. С. 70.

[17] Григорян Ю.А. Внешнеторговый контракт: проблема выхода на внешний рынок. М., 1992. С. 17.

[18] Коммерческое право: Учебник. / Под ред. Попондопуло В.Ф., Яковлевой В.Ф. СПб., 1998. С. 365.

[19] См.: Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров: Комментарий. / Под ред. М.М, Богуславского, М., 1994. С. 36.

[20] Арбитражная практика за 1996-1997 гг. / М.Г. Розенберг. М, 1998. С. 186.

[21] Арбитражная практика за 1996-1997 гг. / М. Г. Розенберг. М., 1998. С. 65.

[22] См.: Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров: Комментарий. М, 1994, С. 37.

[23] Розенберг М.Г. Контракт международной купли-продажи; современная практика заключения. Разрешение споров. М., 1996. С. 86.

[24] Международное частное право: иностранное законодательство. / Под ред. Жильцова А.Н., Муранова А.И. М., 2000. С. 321.

[25] Там же. С. 322.

[26] См.: Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров: Комментарий. М., 1994, С. 38.

[27] Там же. С. 39.

[28] Розенберг М.Г, Контракт международной купли-продажи: современная практика заключения. Разрешение споров. М, 1996. С. 12.

[29] См.: Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров: Комментарий. М., 1994, С. 39.

[30] Григорян Ю.А. Внешнеторговый контракт: проблема выхода на внешний рынок. М., 1992. С. 21.

[31] Стровский Л.Е. Договор международной купли-продажи товаров: Уч. пособие. Екатеринбург, 2000. С. 99.

[32] Там же. С. 100.

[33] Зыкин И.С. Внешнеэкономические операции: право и практика. М., 1994. С. 34.

[34] Там же. С. 35.

[35] Комаров А.С. Новое в правовом регулировании внешнеторговых контрактов // Внешняя торговля. 1990. № 12. С. 23.

[36] Там же. С. 24.

[37] Томсинов В.А. Внешнеторговые сделки: практические рекомендации по составлению контрактов. М., 1994. С. 28.

[38] Кисилев Л.Н, Контракт во внешнеэкономической практике. М., 1990. С. 64.

[39] Рамзайцев Д.Ф. Договор купли-продажи во внешней торговле СССР, М., 1961. С. 119.

[40] Плотников А.Ю., Грачев Ю.Н. Внешнеторговый контракт: особенности, структура и порядок заключения. М., 1994. С. 39.

[41] Кисилев Л.Н. Контракт во внешнеэкономической практике. М., 1990. С. 65.

[42] Шмиттгофф К.М. Экспорт: право и практика международной торговли». М., 1993. С. 43.

[43] См.: Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров: Комментарии. М., 1994. С. 45.

[44] Мусин В.А. Международные торговые контракты. Ленинград, 1986. С. 25.

[45] Торговая Промышленная Палата СССР, секция права. Арбитражная практика, Ч. 9. М., 1984. С. 40.

[46] Арбитражная практика за 1996-1997 гт. / М.Г. Розенберг. М., 1998. С. 34.

[47] Феонова Л.А., Постоленко М.Л., Никитин С.П. Организация и техника внешней торговли СССР. С. 123.

[48] См.: Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров: Комментарии. М., 1994. С. 46.

[49] См.: Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров: Комментарии. М., 1994. С. 47.

[50] Международное частное право. Краткий курс. / Под ред. Марышевой Н.И. М., 2001. С. 169.

[51] Там же.

[52] См.: Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров: Комментарии, М., 1994. С. 46.

[53] Джурович В. Руководство по заключению внешнеторговых контрактов. М., 1992. С. 323.

[54] Арбитражная практика за 1996-1997 гг. / М. Г. Розенберг. М., 1998. С. 158-160.

[55] Мусин В.А. Международные торговые контракты. Ленинград, 1986. С. 84.

[56] См.: Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров: Комментарии, М., 1994. С. 47.

[57] См.: Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров: Комментарии, М., 1994. С. 27.

[58] Там же. С. 32.

[59] Джурович В. Руководство по заключению внешнеторговых контрактов. М, 1992. С. 323.

[60] Гражданское, торговое и семейное право капиталистических стран. М., 1989. С. 95.

[61] Ласк Г. Гражданское право США. (Право торгового оборота). Пер. с англ. М., 1961. С. 157.

[62] Там же.

[63] Розенберг М.Г, Международный договор и иностранное право. М., 1998. С. 45.

[64] См.: Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров: Комментарии, М., 1994. С. 39.

[65] Волошин В.В., Быков Г.Н. Контракты во внешнеторговой практике. Киев, 1988. С. 67.

[66] Международное частное право: учебник для вузов. / Под ред. Марышевой Н.И. М., 2000, С. 421.

[67] Вилкова Н.Г. Срок исполнения в договоре внешнеторговой купли-продажи. Автореферат диссертации кандидата юридических наук. М., 1979. 32 с.

[68] Комаров А.С. Новое в правовом регулировании внешнеторговых контрактов // Внешняя торговля. 1990. № 12. С. 23.

[69] Ким С.Г. Особенности правового регулирования отношений, возникающих из международного договора купли- продажи товаров. Автореферат диссертации кандидата юридических наук. Екатеринбург, 1997. 19 с.

[70] См.: Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров: Комментарии. М., 1994. С. 37.

[71] См.: Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров: Комментарии. М., 1994. С. 18.

[72] Вилкова Н.Г, Срок исполнения в договоре внешнеторговой купли-продажи: Автореф. канд. дис. М.,1979. С. 5.

[73] Там же.

[74] Мусин В.А. Международные торговые контракты. С. 93.

[75] Там же.

[76] Там же. С. 94.



← предыдущая страница    следующая страница →
123456




Интересное:


Конвенция учреждающая Всемирную Организацию Интеллектуальной Собственности
Предмет международного частного права (МЧП)
Характер и содержание общественных отношений, составляющих предмет международного частного права
Правовой статус и место транснациональной корпорации в системе международного частного права
Воздушное пространство международной территории общего пользования
Вернуться к списку публикаций