2015-04-10 21:09:15
ГлавнаяМеждународное (частное) право — Условия договора международной купли-продажи товаров



Условия договора международной купли-продажи товаров


В торговле отдельными товарами могут применяться специальные способы установления качества. Например, по предварительному осмотру, в основном продаются и покупаются товары на аукционах и со склада продавца. Продавец гарантирует качество товара такое, каким его осмотрел и одобрил покупатель, за исключением случаев скрытых дефектов, которые покупатель не мог установить в момент осмотра товара. В контракте этот способ обычно обозначается словами «осмотрено, одобрено» [37]. К особым способам определения качества относятся указания на свойства товаров, специально гарантируемые продавцом. Договорные гарантии предоставляются чаще всего в отношении машинно-технического оборудования. К ним относятся гарантии высокого технического уровня предмета купли-продажи, когда продавец гарантирует «высокое качество изготовления и сборки», соответствия предмета «высшим достижениям мировой техники и самым высоким нормам» и т.д. Другой вид гарантий качества относится к срокам нормальной эксплуатации товаров. Обычно при купле-продаже машинного оборудования, изготавливаемого по заказу покупателя, к договору прилагаются технические условия, содержащие подробное описание материалов, из которых должно изготовляться заказанное оборудование, машина.

Интересно, что в последнее время весьма распространенной на практике стала и противоположная тенденция – включение в договоры условий, отменяющих или уменьшающих ответственность продавца за поставку товаров ненадлежащего качества. Государства встали на путь запрета таких условий. В странах романо-германской системы права их квалифицируют как злоупотребление правом, а в странах англо-американского права – как «неоправданные условия».

Определение качества товара по образцу, в отличие от абстрактного описания, включенного в договор, может быть, порой более эффективным способом. Так в п. 2 ст. 35 Конвенции установлено, что при поставке товара, который не обладает качествами предъявленного покупателю образца или модели, имеет место несоответствие товара договору.

Если в договоре нет описания, но есть образец товара, то решающим обстоятельством при установлении соответствия поставленного товара образцу будут положения договора. В этом случае образец будет выполнять роль своеобразной иллюстрации товара.

В некоторых случаях качество товара определяется по содержанию в нем тех или иных веществ (примесей в металле), Так, по содержанию отдельных веществ в товаре реализуются металлы и руды, химические вещества, сахар, различные масла и др. Этот способ определения качества предполагает установление в процентах допустимого содержания полезных веществ, примесей и нежелательных элементов. При этом в контракте обычно дается подробное описание химического состава с перечислением возможных отклонений, не нарушающих условия контракта и (или) оговорок о наличии примесей, в том числе и вредных [38].

Следующий способ – определение качества по выходу готового продукта из товара. Этот способ используется при закупке сырья и переработке его в конечный продукт, т.е. в контракте устанавливается показатель в процентах или в абсолютных величинах, определяющий количество конечного продукта [39]. Например, масло из семян, сахара из сахара-сырца, пряжи из шерсти.

В торговле зерновыми существуют такие методы определения качества как: использование средних показателей – по справедливому среднему качеству «faq» («fair average quality») и по натуральному весу. Первый метод сводится к тому, что качество товара должно соответствовать среднему справедливому качеству зерна в определенный период и в установленном месте отгрузки [40]. Натуральный вес – это вес, выраженный в килограммах одного гектолитра (объемные единицы зерна). Второй метод отражает физические свойства зерна (форма, величина зерна, напыщенность, удельный вес) и дает представление о качественных выходах муки и крупы из него [41]. Причем, показатель натурального веса обычно применяется в сочетании с другими показателями, например, содержание посторонних примесей в зерне.

Способ «тель-кель» означает поставку товара «каким он есть». Это говорит о том, что продавец не несет ответственности за качество поставляемого товара. Покупатель обязан принять и оплатить товар, если он соответствует наименованию, указанному в договоре. В международной торговле обычно сопровождается указанием соответствующего географического пункта, например, «тель-кель» Амстердам. Данная формулировка означает, что товар должен быть принят в пункте назначения в том качестве (в том состоянии) в котором он прибыл. Этот способ применяется при поставках в основном макулатуры и других видов вторичного сырья. Иногда он применяется при продаже урожая зерновых, цитрусовых на «корню» (еще не снятого), а также при морской перевозке, когда продавец не несет ответственности за снижение качества товара в пути [42].

В статье «качество товаров» стороны могут указать метод проверки качества продавцом, и вид документа, подтверждающего соответствие качества поставленного товара контрактным требованиям. Основным документов, подтверждающим качество товара, выступает сертификат качества, выдаваемый либо фирмой-изготовителем, либо нейтральной организацией, осуществляющей проверку качества товаров.

При импорте продовольственных товаров их качество должно подтверждаться сертификатом о качестве, ветеринарным и санитарным сертификатами, выдаваемыми компетентными органами страны происхождения товара на каждую партию товара. По общему правилу качество экспортного товара должно соответствовать условиям контракта. Однако, если стороны не предусмотрели в его тексте требований к качеству товара, то продавец обязан передать покупателю товар, соответствующий обычным нормам качества, вытекающим из его назначения.

В ст. 35 Конвенции закреплены три способа определения качества, которым должен удовлетворять товар:

1) покупатель может прямо обозначить те специфические требования, которые он предъявляет к товару (указав, например, что ему нужно оборудование в северном, или тропическом исполнении) – п. 2 (в) ст. 35;

2) если товар продается по образцу, то поставляемый товар должен обладать «качествами товара, предъявленного продавцом покупателю в качестве образца или модели» – (п. 2 ст. 35);

3) при отсутствии особых условий относительно качества товара оно признается надлежащим, если товар «пригоден для тех целей, для которых товар того же описания обычно используется». Таким образом, если в контракте отсутствуют какие-либо определенные требования к качеству товара, то он должен соответствовать обычному назначению, как это и подразумевается в п. 2 (а) ст. 35, товар должен иметь обычное среднее качество.

Правило, содержащееся в ст. 35 Конвенции, позволяет определить юридическое значение условия договора о качестве товара. Оно носит диспозитивный характер и применяется в случаях, когда в договоре положение о качестве товара вообще не урегулировано. Таким образом, договор может не содержать условия о качестве, тогда данное условие восполняется за счет изложенного диспозитивного правила [43]. Отсюда можно сделать вывод о том, что условие о качестве не является существенным условием договора в юридическом смысле, и его нужно относить к обычным условиям.

Должен ли покупатель участвовать в проверке качества товара, проводимой продавцом? Чаще всего данная проверка осуществляется продавцом в одностороннем порядке. Представитель покупателя привлекается в случаях, когда это прямо предусмотрено договором. При наличии в договоре такого условия продавец должен уведомить покупателя о готовности товара к проверке (это уведомление должно быть направлено в срок, дающий возможность покупателю принять в ней участие) и обеспечить ему возможности участия в проверке [44].

Неприбытие представителя покупателя управомочивает продавца на проведение односторонней проверки. Она оформляется документом, подтверждающим надлежащее качество товара, и является основанием для его отгрузки [45].

В любых обстоятельствах покупатель управомочен на повторную проверку качества товара в своей стране, даже если это не предусмотрено договором. Необходимо установить какими методами следует руководствоваться покупателю во время проверки. Так, при рассмотрении одного из дел ВТАК отметила, что использование различных способов проверки товара в стране продавца и покупателя часто приводит к несовпадающим результатам. Отсюда был сделан вывод о том, что во избежание разногласий между сторонами по данному вопросу способы проверки должны быть одинаковыми. Соответственно, покупателю нужно руководствоваться обычными условиями проверки, принятыми в стране продавца.

Приведем пример, когда такие разногласия возникали. В одном из дел, рассмотренных МКАС, иск был заявлен российской организацией (продавцом) к японской фирме (покупателю) в связи с частичной оплатой поставленного товара. Покупатель, ссылаясь на результаты экспертизы товара в Японии, снизил цену на товар, основываясь на условии контракта, предусматривающем пропорциональную зависимость цены от определенной качественной характеристики товара. Истец оспаривал позицию ответчика, указывая на то, что проверка товара в Японии проводилась методом не того ГОСТа, которым определяется качество поставленного товара.

МКАС частично удовлетворил требования истца. Он обосновал вынесенное решение следующими соображениями. Товар поставлялся тремя партиями. Ответчиком представлены доказательства несоответствия качества товара только в отношении двух партий. Третья партия товара подлежала полной оплате, поскольку ответчик не доказал в отношении ее ни факта проведения экспертизы, ни несоответствия ее качества условиям контракта. Правила проведения приемки товара в контракт не включены. Также не оговорено применимое право при рассмотрении спора по контракту. Поэтому арбитраж счел возможным применить коллизионную норму Основ гражданского законодательства 1991 г. (п. 6 ст. 166), которая предусматривает, что «в отношении приемки исполнения по договору принимается во внимание право места проведения такой приемки, поскольку сторонами не согласовано иное». Проверка качества товара в отношении первой и второй партий проводилась в Японии независимой компанией, лицензированной японским правительством. Результаты экспертизы подтверждены сертификатом, выданным этой компанией. Поскольку этот сертификат подтверждает несоответствие качества товара, ответчик был вправе на основании условий контракта снизить цену [46].

В литературе справедливо говорится о необходимости различать участие представителя покупателя в проверке качества товара, проводимой продавцом, и предусматриваемую иногда договором приемку товара в стране продавца. Во втором случае на продавца возлагается ответственность только за скрытые недостатки, которые не могли быть обнаружены в ходе проверки, что необходимо доказать [47].

Ст. 38 Конвенции гласит: «покупатель должен осмотреть товар или обеспечить его осмотр в такой короткий срок, который практически возможен при данных обстоятельствах». Итак, покупатель обязан осмотреть товар в максимально короткий срок, практически возможный при данных обстоятельствах. Отсюда следует, что он должен действовать очень оперативно, принимая товары. Этот срок зависит от конкретных обстоятельств: характера торговой операции, особенности товаров, обычаев и обыкновений в данной области торговли [48].

Данная статья не устанавливает каких-либо требований к содержанию и процедуре осмотра. Отсюда можно сделать следующий вывод: покупатель должен осуществить осмотр в таком порядке и объеме, который являются обычными и разумными при сложившихся обстоятельствах. Обычно покупатель не обязан проводить проверку по выявлению всех возможных дефектов. Границы разумной проверки зависят от условий договора, торговых обычаев, особенностей товара и от характера взаимоотношений сторон. Также необходимо учитывать международный характер торговой сделки. Иногда обстоятельства проведения проверки влияют на установление того, что является возможным в конкретной ситуации. Так, если по объективным причинам покупатель не может осуществить принятую в соответствии с обычаями проверку товара, например из-за отсутствия необходимых технических средств, то нельзя говорить о том, что он не исполняет свою обязанность по осмотру товара с вытекающими отсюда правовыми последствиями.

Пункт 3 данной статьи устанавливает исключение из общего правила о том, что осмотр товара должен быть осуществлен в возможно короткий срок. «Если место назначения товара изменено во время его нахождения в пути или товар переотправлен покупателем и при этом покупатель не имел разумной возможности осмотреть его, а продавец во время заключения договора знал или должен был знать о возможности такого изменения или такой переотправки, осмотр товара может быть отложен до его прибытия в новое место назначения». Это исключение относится к ситуации, когда договором предусмотрена перевозка товара. В этом случае покупатель, обычно, может осмотреть товар только после прибытия в место назначения. В п. 2 ст. 38 как раз и говорится об этом: «если договором предусматривается перевозка товара, осмотр может быть отложен до прибытия товара в место его назначения». Данное положение обосновано тем, что при перевозке товара поставка считается осуществленной в момент сдачи товара первому перевозчику и в этот момент риск переходит с продавца на покупателя, а он, тем не менее, лишен физической возможности осмотреть товар до тех пор, пока он не доставлен в место назначения [49].

В третьем пункте ст. 38 рассматривается достаточно распространенная ситуация, где покупатель, являясь посредником, перепродает товары третьему лицу и переотправляет их в новое место назначения. Соответственно, в таких условиях первоначальный покупатель, за редким исключением, имеет фактический доступ к товару в целях его осмотра.

Покупатель, который перепродает товары, ограничен в возможности их осмотра так же из-за упаковки и тары товаров. Так как нарушение тары или упаковки невозможно и нецелесообразно с учетом условий их последующей продажи.

Согласно п. 1 ст. 35 продавец, наряду с качеством, количеством и описанием товара должен соблюдать требования по затариванию и упаковке товара. Требования к данному условию определяются тем, что зафиксировано в договоре. Это условие актуально для международной торговли, где товары, как правило, перевозятся на больше расстояния, Однако, если в договоре не содержатся каких-либо противоположных указаний, то продавец обязан упаковать и затарировать проданный товар. В противном случае отсутствие тары или упаковки при соблюдении всех остальных требований к качеству, количеству и описанию товара, означает поставку товара, несоответствующего договору.

Если же в договоре отсутствуют какие-либо требования к таре и упаковке поставляемых товаров и нет условия об освобождении продавца от обязательства затаривать и упаковывать товары, то он должен поставить покупателю товары в обычной для поставляемых товаров таре и упаковке. При этом представляется, что, прежде всего, необходимо обратить внимание на международные требования, а затем уже на обычные, например, в стране, откуда отправляется товар [50].

Существует мнение, что данное положение не должно накладывать на продавца вышеупомянутую обязанность в случаях поставки товаров, когда это не принято в деловой практике и нет соответствующего обычая [51]. Но, с другой стороны, данное требование не должно означать, что при выборе тары и упаковки продавец должен учитывать риски, которым может подвергаться товар в необычных условиях или при чрезвычайных обстоятельствах. Несмотря на это Конвенция установила правило, что даже при отсутствии обычного для данного товара способа затаривания или упаковки товар должен быть затарирован или упакован способом, являющимся надлежащим для сохранения и защиты данного товара. При этом необходимо учесть условия, при которых товар будет храниться, как он будет перевозиться, и перегружаться с одного вида транспорта на другой. Обязанность продавца относительно тарирования и упаковки товара остается той же самой и в тех случаях, когда перевозку товара принимает на себя покупатель [52].

Маркировка грузов является безусловной обязанностью продавца. Она представляет собой товаросопроводительную информацию о том, как транспортным фирмам следует обращаться с перевозимым грузом [53]. Споры по вопросам упаковки и маркировки сложны при разрешении.

Здесь будет целесообразным рассмотреть пример из практики МКАС. По контакту, заключенному в апреле 1995 г. между российской организацией (истец) и итальянской фирмой, истец поставил ответчику товар, который впоследствии не оплатил. Ответчик ссылается на несоответствие товара требованиям контракта в отношении упаковки. Считая товар по качеству и упаковке непригодным к использованию, он требовал от истца подтверждения возврата товара. Истец считал претензию ответчика необоснованной, поскольку качество товара и его упаковка полностью соответствовали требованиям контракта. Фактически дело обстояло следующим образом: ответчик ожидал получения товара 22 партиями, каждая их которых включает однородный товар, товар же был поставлен в 23 партиях, что, по мнению ответчика, должно было повлечь необходимость дополнительных расходов на проверку товара и тем самым повысить цену для внутренних потребителей, что затруднит, сбыт товара.

МКАС вынес следующее решение. Россия и Италия, которые являются странами местонахождения истца и ответчика, – участницы Венской Конвенции 1980 г. Соответственно, он признал, что спор подлежит разрешению на основании положений этой Конвенции (п. 1 «а» ст. 1 Конвенции). Он установил, что истец исполнил свои обязательства, предусмотренные контрактом. Факт поставки товара, в отношении оплаты которого предъявлен иск, подтверждается материалами дела и не оспаривается ответчиком. Не оплатив счета истца, ответчик своего обязательства по контракту не выполнил. Из приложенных к исковому заявлению материалов (переписка сторон и отзыв на иск) следует, что ответчик свой отказ от оплаты товара объясняет нарушением истцом условий контракта в отношении качества и упаковки товара. Согласно условиям контракта (п. 4.1) качество товара должно соответствовать сертификатам, техническим условиям, действующим на территории России, а также ранее переданным образцам с указанием содержания основного вещества, а упаковка (п. 4.2) - способам транспортировки без ущерба для качества товара. В дальнейшем сторонами было определено количество серий товара (22) и упаковка товара в определенное число тарных единиц. Фактически товар был упакован именно в то количество тарных единиц, которое было согласовано сторонами, и отправлен 23 партиями. Ответчик же, считая, что каждая серия товара должна была отгружаться отдельной партией, отказался от приемки товара. Было установлено, что свое заявление о некачественности товара ответчик документально не подтвердил и претензии по качеству в предусмотренный контрактом месячный срок с приложением соответствующих доказательств истцу не предъявил. Поставка товара 23, а не 22 партиями не может рассматриваться как на нарушение условий контракта, т.к. по этому вопросу контракт не содержит каких-либо указаний.

Приведенные обстоятельства дают МКАС основания признать, что ответчик не доказал факта поставки ему товара, не соответствующего по качеству и упаковке условиям контракта. В отношении заявления ответчика в отзыве на иск о его готовности возвратить истцу товар, то, т. к, товар был поставлен ответчику во исполнение контракта и истец не дал своего согласия на такой способ урегулирования спора, МКАС не счел возможным удовлетворить заявление ответчика. При отсутствии согласия истца это означало бы изменение условий контракта самим судом, что противоречило бы принципу договорной свободы, из которого исходит Венская Конвенция 1980 г. Учитывая, что согласно ст. 53 Конвенции покупатель обязан уплатить за полученный товар определенную в контракте сумму (цену), МКАС пришел к выводу, что с ответчика в пользу истца подлежит взысканию стоимость поставленного товара [54].

Вернемся к пункту 3 ст. 38. Если товары находятся в пути и место их назначения изменено или они переотправлены покупателем, то осмотр можно отложить до прибытия товаров в новое место назначения. Для этого необходимо наличие двух условий. Первое – покупатель был лишен разумной возможности осмотреть товар, и второе – продавец знал или должен был знать, что возможно изменение места назначения товара во время нахождения его в пути либо, что сам покупатель может переотправить товар в другое место назначения. Необязательно, чтобы продавец знал наверняка или должен был знать при заключении договора, что товары действительно будут переотправлены. Достаточно того, что ему была известна сама возможность совершения таких операций покупателем.

Положения данной статьи регулируют взаимоотношения сторон, связанные с осмотром товара, при условии, что стороны не оговорили данное условие в договоре, В некоторых областях торговли принято достаточно подробно регламентировать эти вопросы либо в договорах на поставку, либо в общих условиях договора, распространяющихся на периодические поставки.

Обычно, эти документы устанавливают порядок, содержание, место проведения осмотра поставленного товара, определяют последствия несоблюдения этих требований [55].

Продавец не несет ответственности на основании пункта 2 ст. 35 за любое несоответствие товара, если во время заключения договора покупатель знал или не мог не знать о таком несоответствии. Итак, применение установленных Конвенцией требований к соответствию товара исключается не только если это согласовано непосредственно между сторонами в договоре, но и когда при заключении договора покупателю известно, что товар не пригоден ни для обычной, ни для конкретной цели или что он не соответствует образцу (модели) и не имеет соответствующей тары и упаковки [56]. Исходя из текста Конвенции она устанавливает, что осведомленность покупателя о соответствующих недостатках должна устанавливаться с помощью объективного критерия, то есть в случае, когда покупатель отрицает, что он не знал о несоответствии товара, вопрос о том, вправе ли он полагаться на конвенциальное регулирование о подразумеваемом соответствии товаров, должен решаться с учетом не его субъективных возможностей, а объективных обстоятельств, указывающих на возможность обладать такой информацией, например, сложившихся в определенной области обычаев и обыкновений, деловой практики (предварительный выборочный анализ, отбор товара до заключения договора, т.п.).

Продавец не освобождается от ответственности, когда определенные требования к поставляемому товару прямо указаны в договоре. Если во время заключения договора покупатель знает, что имеющийся у продавца товар не соответствует тому, что покупатель предлагает зафиксировать в договоре, он может исходить из того, что продавец все-таки поставит товары согласно договорным условиям. В этом случае покупатель не лишается права настаивать на своих правах из договора, если поставленные товары окажутся все-таки не соответствующими договорной спецификации.

Приоритет договорных условий о соответствии товара перед положениями Конвенции, по мнению некоторых составителей комментария, порождает следующий вопрос: как далеко могут заходить договорные условия, освобождающие продавца от ответственности за поставку товара, соответствующего договору [57]? В законодательстве многих стран, таких как: Великобритания, США, ФРГ, Франция, имеются положения, которые ограничивают возможности договорного изменения возложенных на контрагентов обязательств, опираясь в основном на необходимость противодействовать злоупотреблению преимущественным экономическим положением. Таким образом, если договорное ограничение или исключение установленной законом обязанности нельзя рассматривать как добросовестное, честное, допустимое с точки зрения сложившихся деловых обыкновений, то оно признается недействительным [58].

По тем вопросам, которые урегулированы в Конвенции, она исключает применение норм национального законодательства. Поэтому, если исходить из того, что вопросы соответствия товара договору отражены в Конвенции, то применять вышеуказанные положения национального права нет оснований в этом случае. Но, с другой стороны, если обратить внимание на то, что национальное законодательство вопрос о «недобросовестных» договорных условиях относит к установлению действительности договорных обязательств, то в соответствии со ст. 4 п. а Конвенции применимо национальное право.

При сравнении положений Конвенции об обязанности продавца поставить соответствующий договору товар с нормами материального права отдельных стран, прежде всего отечественного, нельзя не заметить, что Конвенция отказалась от положения, где говорится, что продавец обязан, если иное не предусмотрено договором, поставить товар обычного среднего качества. Такой подход был свойственен некоторым международным документам, например, ОУП СЭВ (1968/88 гг.). В настоящее время ОУП СЭВ применяются в тех случаях, когда стороны договора принадлежат странам, входившим в СЭВ, и лишь при наличии ссылки об использовании ОУП СЭВ в договоре [59].

Закон «О продаже товаров» 1989 года (Великобритания) предусматривает, что когда продавец продает товары в порядке профессиональной деятельности, то существует подразумеваемое простое условие, о том, что «поставленные в соответствии с договором товары пригодны для продажи». Подразумеваемое существенное или простое условие относительно качества товаров либо пригодности их для определенной цели могут быть включены в договор продажи торговым обыкновением [60].

Торговое право США содержит институт так называемых «подразумеваемых гарантий», среди которых можно выделить: подразумеваемую гарантию при продаже товара по описанию или по образцу; подразумеваемую гарантию, что товар пригоден для торговли; подразумеваемую гарантию пригодности или соответствия товара определенной цели [61].

Значение института подразумеваемых гарантий заключается в том, что на продавца возлагается определенная ответственность в отношении качества, характера и годности продаваемых товаров. Продавец не принимает на себя этой ответственности путем прямо выраженного обещания либо утверждений относительно этих товаров, но такая ответственность возлагается на него в силу действия правовых норм. Эта возлагаемая на продавца ответственность, носит такой же характер, как и ответственность в прямо выраженной форме, принятой на себя продавцом. Продавец может снять с себя такую ответственность, прямо указав об этом в договоре. Суд при оценке взаимоотношений сторон исходит из презумпции наличия такой гарантии и ответственности продавца за определенной качество товара. Бремя доказывания того, что стороны не имели в виду подразумеваемой гарантии, возлагается на продавца [62].

В вышеизложенном нетрудно заметить практически полное совпадение подходов к определению качества продаваемого товара с подходом, закрепленным в ГК РФ. ГК РФ также исходит из того, что недостатки вещи должны быть прямо оговорены продавцом (п. 1 ст. 475). При отсутствии в договоре купли-продажи прямо выраженного условия о качестве товара в силу правил п. 2 ст. 469 ГК РФ на продавца возлагается обязанность поставить товар, пригодный для целей, для которых товар такого рода обычно используется.

На сегодняшний момент отсутствует какая-либо значительная правоприменительная практика по данному вопросу, как за рубежом, так и в России [63]. Справедливо полагать, что сходство в регулировании Конвенции и ГК РФ будет способствовать формированию необходимой судебной и арбитражной практики, которая конкретизирует достаточно абстрактные нормы Конвенции и сделает применение Конвенции более эффективным.

Ст. 36 Конвенции определяет тог момент, в который должно устанавливаться соответствие поставленных по договору товаров условиям, предусмотренным в самом договоре, либо требованиям о соответствии товара, вытекающим из Конвенции. Итак, данная статья предусматривает два случая, при которых продавец несет ответственность за любое несоответствие товара:

1) «несоответствие, которое существует в момент перехода риска на покупателя, даже если это несоответствие становится очевидным только позднее;

2) «несоответствие, которое возникает после момента, указанного в предыдущем пункте, и является следствием нарушения им любого своего обязательства, включая нарушение любой гарантии того, что в течении того или иного срока товар будет оставаться пригодным для обычных целей или какой-либо конкретной цели либо будет сохранять обусловленные качества или свойства».

В Конвенции прямо говорится, что ответственность за несоответствие товара договору возлагается на продавца и в том случае, когда несоответствие товара договору становится очевидным уже после перехода риска к покупателю. Например, покупатель может обнаружить несоответствие товара после того, как он начал его эксплуатировать. То есть на практике покупатель зачастую по независящим от него причинам может узнать о несоответствии товара договору значительно позже момента перехода риска.

Таким образом, значение общего правила об определении момента установления соответствия товара усиливается еще и тем, что оно учитывает, когда договор предусматривает перевозку товара, то риск переходит на покупателя уже в момент передачи товара перевозчику для вручения покупателю.

После внимательного прочтения текста статьи можно сделать вывод о том, что Конвенция не придает никакого значения тому, когда стало известно или обнаружено несоответствие товара договору – главным в данном случае является объективное несоответствие в момент перехода риска на покупателя [64].

В Конвенции не говорится на кого из контрагентов возлагается бремя доказывания соответствующих фактов. Соответственно возможны два варианта. Первый: продавец доказывает, что в момент перехода риска товар соответствовал договору; второй – покупатель доказывает, что в этот момент товар не соответствовал договору. Как правило, требование о несоответствии товара договору предъявляет покупатель, поэтому именно ему придется доказывать, что товар не соответствовал договору уже в момент перехода риска, если, конечно, он не хочет возложить эту обязанность на продавца [65]. С другой стороны, продавец может освободиться от ответственности за несоответствие товара, если сможет доказать, что товар соответствовал договору в момент перехода риска и дефекты, сделавшие его несоответствующим договору, возникли уже после перехода риска на покупателя. В данной ситуации многое зависит от ответа на вопрос, мог ли покупатель обнаружить недостатки в товарах при их осмотре.

Часть вторая данной статьи затрагивает достаточно распространенную в торговых сделках практику, когда продавец предоставляет гарантию на продаваемый товар покупателю. Как правило, гарантия состоит в том, что поставленный товар в течение определенного срока останется пригодным для обычных целей или какой-либо конкретной цели. Так же, гарантия, даваемая на товар, может предусматривать сохранение им в течение какого-либо срока качества или свойства, обусловленного договором.

Согласно данному подходу принятие продавцом на себя гарантийных обязательств в данной ситуации означает принятие большего объема ответственности, чем это предусмотрено определенным правовым актом. В Конвенции закреплено, что продавец при гарантийных обязательствах отвечает за любое несоответствие товара, которое возникло в результате невыполнения гарантийных обязательств продавцом и после перехода риска на покупателя [66].

Основной задачей части второй данной статьи является акцент на то, что даже после перехода риска на покупателя продавец все еще несет ответственность перед покупателем за ущерб, возникший из-за нарушения продавцом любого из своих обязательств, которое привело к несоответствию поставленного товара договору. Таким образом, если недостаток или дефект товара не существовал в момент перехода риска, а появился позднее, в результате нарушения продавцом какого-либо из своих обязательств, то соответствие товара договору в момент перехода риска не освобождает продавца от ответственности за поставку несоответствующего товара.

В российском праве вопрос о моменте установления соответствия товара специально не урегулирован. В данном случае следует пользоваться положениями, устанавливающими момент исполнения обязательств, то есть соответствие товара договору определяется в тот момент, когда с точки зрения договора или закона обязательство считается исполненным. В договорной практике, за исключением отдельных видов сделок, довольно редко специально определяется момент, когда необходимо определять соответствие товара договору. Чаще всего данный вопрос решается в связи с моментом исполнения договора [67].

Арбитражная практика исходит из того, что бремя доказывания невиновности возложено на продавца. Так, в одном из дел разногласия сторон состояли в том, что покупатель считал, что дефекты товаров, поставленных с гарантией, возникли из-за некачественного изготовления, а продавец – неправильной эксплуатации товаров. Суд установил, что продавец не представил каких-либо доказательств надлежащего изготовления товаров или их неправильной эксплуатации покупателем, поэтому ВТАК удовлетворила иск покупателя о возмещении расходов по устранению дефектов [68].

Предоставление гарантии создает преимущества для покупателя. Они состоят в увеличении срока на предъявление претензий в связи с качеством товара. Необходимо учесть то обстоятельство, что продолжительность гарантийного срока на различные товары составляет от 9 до 24 месяцев (а иногда, возможно и более) с даты поставки. Срок на предъявление претензии относительно качества таких товаров возрастает в несколько раз по сравнению с общеустановленным.

Статья 37 Конвенции отражает сложившуюся во многих отраслях торговли практику. С помощью нее составители Конвенции пытались создать более гибкую схему регулирования взаимоотношений сторон, что в свою очередь стимулирует сохранение и развитие договорных связей, с акцентом на правовые средства, которые позволяют исправить и восстановить нарушенный ход торговых операций.

Прежде всего, данная статья относится к ситуации, когда продавец правомерно осуществил досрочную поставку. Продавец вправе за свой счет исправить недостаток в исполнении своих обязательств (ст. 48 Конвенции) в «обычной» ситуации, то есть когда товар поставляется в установленный срок. . Поэтому логично распространить это право продавца и на досрочную поставку, что, безусловно, более практично в условиях, когда срок исполнения еще не наступил.

Таким образом, если продавец, исполняя свои обязательства досрочно, поставил не соответствующий договору товар, то он вправе до наступления срока поставить недостающую часть товара или недопоставленное количество товара. Если обстоятельства позволяют, то продавец может поставить новый товар взамен того, который оказался не соответствующим договору. Важно помнить, что действия по исправлению недостатков поставки продавец вправе осуществить до наступления предусмотренной для поставки даты. Если продавцу не удается сделать это в установленный срок, то поставка будет считаться совершенной с просрочкой, несмотря на то, что первоначальная поставка или ее часть были исполнены до срока [69].



← предыдущая страница    следующая страница →
123456




Интересное:


Фидуциарные конструкции в национальном праве стран системы континентального права
Lex mercatoria, его структура и соотношение с международным частным правом
Предмет международного частного права (МЧП)
Регулирование отношений по доверительному управлению имуществом в российском праве
Правовое регулирование международного коммерческого арбитража
Вернуться к списку публикаций