2013-12-14 23:14:07
ГлавнаяМеждународное (частное) право — Правовой статус воздушного пространства, находящегося под суверенитетом государств



Правовой статус воздушного пространства, находящегося под суверенитетом государств


Воздушное пространство государств-архипелагов

Под государством-архипелагом в соответствии с Конвенцией ООН по морскому праву понимается «государство, которое состоит полностью из одного или более архипелагов и может включать другие острова». Под архипелагом понимается «группа островов, включая части островов, соединяющие их воды и другие природные образования, которые настолько тесно взаимосвязаны, что такие острова, воды и другие природные образования составляют единое экономическое, географическое и политическое целое или исторически считаются таковым» [24]. Особенности географического положения таких государств привели к установлению режима архипелажных полетов над территориями этих государств.

Правовой статус воздушного пространства государств-архипелагов обладает рядом особенностей [25]. Для деятельности авиации большое значение имеет решение вопроса об использовании воздушного пространства, расположенного над архипелажными водами, в целях осуществления международных полетов. Государства-архипелаги, такие как, например, Малайзия, Филиппины, Индонезия и др., состоят из значительного числа больших и малых островов, разбросанных в океане и занимающих большие площади, облет которых неизбежно повлечет значительные затраты времени и средств.

По Конвенции ООН 1982 г., архипелажный пролет по воздушным коридорам представляет собой «осуществление права нормального пролета единственно с целью непрерывного, быстрого и беспрепятственного транзита из одной части открытого моря или исключительной экономической зоны в другую часть открытого моря или исключительной экономической зоны» [26]. Право архипелажного пролета тесно связано со свободой полетов, несмотря на отсутствия специального упоминания об этом в Конвенции. Однако такое право с целью беспрепятственного транзита летательных аппаратов было бы лишено всякого смысла, если бы оно исходило из противоположных свободе полетов посылок и отсутствие прямого указания на свободу полетов.

Для пролета иностранных летательных аппаратов над своими архипелажными водами и прилегающим территориальным морем государство-архипелаг может устанавливать воздушные коридоры, приемлемые для непрерывного и быстрого пролета. Такие воздушные коридоры включают все обычные пути прохода, используемые в качестве путей для международного судоходства в архипелажных водах или пролета над ними. Конвенция не поясняет, что следует понимать под «всеми обычными путями», но, очевидно, речь идет об удобных и экономичных воздушных трассах над архипелажными водами, которые традиционно используются для международных полетов в силу обычая или договоренностей.

Следует отметить, что Конвенция не возлагает на государство -архипелаг прямой обязанности устанавливать воздушные коридоры. В соответствии с формулировкой ст. 53 оно лишь «может устанавливать» воздушные коридоры, но не обязано. В том случае, если государство воспользуется своим правом не устанавливать такие коридоры, право архипелажного прохода по морским коридорам осуществляется «по путям, обычно используемым для международного судоходства» [27], а, следовательно, воздушные суда вправе проследовать по воздушным коридорам над архипелажными водами, обычно используемым для выполнения международных полетов.

Если же государство-архипелаг все же пожелает установить специальные воздушные коридоры, то для этого оно должно придерживаться нескольких правил, установленных Конвенцией. В первую очередь, воздушные коридоры должны быть приемлемы для непрерывного и быстрого пролета иностранных воздушных судов, поскольку проложенный в стороне от всех обычных путей, используемых для международных полетов, или неудобный в экономическом или безопасном отношении воздушный коридор может быть непригоден для пролета и будет препятствовать пользованию архипелажным проходом и, следовательно, приведет к нарушению прав заинтересованных государств, связанных с архипелажным пролетом. В соответствии со ст. 53 Конвенции воздушные коридоры определяются «серией непрерывных осевых линий от точек начала путей прохода до их конечных точек» и при архипелажном проходе летательные аппараты не могут отклоняться более чем на 25 морских миль в любую сторону от таких осевых линий во время прохода при условии, что не будут приближаться к берегам ближе, чем на десять процентов расстояния между ближайшими точками на островах, граничащих с морским коридором.

Государство-архипелаг также обладает правом после надлежащего оповещения заменять любые морские коридоры или схемы разделения движения, установленные или предписанные им ранее, другими морскими коридорами или схемами разделения движения, если этого требуют обстоятельства. При установлении или замене морских коридоров или схем разделения движения государство-архипелаг должно представить свои предложения компетентной международной организации. Однако из текста ст.53 (п.9) следует, что данное положение относится только к морским коридорам и не касается воздушных. Из этого следует, что компетенция международных организаций на вопрос установления воздушных коридоров не распространяется, и согласовывать свои действия с ними государства-архипелаги не обязаны. Международная организация утверждает такие морские коридоры и схемы разделения движения, которые согласованы с государством-архипелагом, после чего государство-архипелаг устанавливает или заменяет их. А поскольку воздушные коридоры устанавливаются над морскими коридорами, то замена морских коридоров может привести к перемещению вслед за ними расположенных над ними воздушных коридоров.

Право пролета по таким воздушным коридорам распространяется на все летательные аппараты, в том числе государственные. Архипелажному пролету гарантируется беспрепятственное его осуществление со стороны архипелажных государств. Воздушные суда, осуществляющие транзитный пролет над государством-архипелагом, несут те же обязанности, что и при полете над международными проливами.

Поскольку суверенитет государства-архипелага распространяется на воздушное пространство над архипелажными водами, то возникает проблема определения границ властных полномочий архипелажного государства в отношении архипелажного пролета. Это обстоятельство имеет важное значение для понимания того, какие действия государства-архипелага могут быть квалифицированы как противоправные и нарушающие право архипелажного пролета. Сама Конвенция указывает, что суверенитет на воздушное пространство над архипелажными водами должен осуществляться при условии соблюдения положений Части IV Конвенции. Это означает, что односторонние действия государства-архипелага, направленные на ограничение или приостановление архипелажного пролета со ссылкой на суверенитет, могут быть квалифицированы как незаконные и противоречащие Конвенции ООН 1982 г.

Вместе с тем, в случае угрозы силой или ее применения против суверенитета, территориальной целостности или политической независимости государства-архипелага или нарушения каким-либо другим образом принципов международного права, воплощенных в Уставе ООН, неотъемлемое право архипелажного государства на самооборону Конвенцией не оспаривается. Помимо этого, такое государство вправе возлагать ответственность на государство регистрации воздушного судна, совершающего архипелажный пролет, за нарушение обязательств, накладываемых ст. 39 Конвенции ООН по морскому праву

Таким образом, право архипелажного пролета в равной степени учитывает как интересы архипелажных стран, так и стран, пользующихся правом архипелажного пролета, поскольку, с одной стороны, обеспечивает защиту безопасности и суверенитета государства-архипелага, а с другой — закрепляет право всех государств на равноправное и беспрепятственное пользование архипелажным пролетом с помощью любых летательных аппаратов.


Круглова Инна Александровна



[1] Традиционно данный вопрос рассматривается в рамках международного морского права.

[2] ИКАО Док. LC/26-WP/5-1. С. 12.

[3] Конвенции ООН по морскому праву 1982 г., п. «с» ст. 35.

[4] Молодцов С. В. Правовой режим морских вод. М., 1982.

[5] Конвенции ООН по морскому праву 1982 г., ст.36.

[6] Конвенции ООН по морскому праву 1982 г., ст.45.

[7] Конвенции ООН по морскому праву 1982 г., ст.37.

[8] Конвенции ООН по морскому праву 1982 г., п. 2 ст. 38.

[9] Конвенции ООН по морскому праву 1982 г., п. 3 «а» ст. 39.

[10] Тимченко Л.Д. Государственная территория общего пользования: юридическая природа и правовой режим. На примере Шпицбергена // Московский журнал международного права. 1997. №3.

[11] Делегация Марокко предложила, в частности, включить в п. 3 ст. 39 положение, предусматривающее, что совершающее транзитный пролет воздушное судно должно воздержаться от таких действий, как: военные маневры или прицельная стрельба; применение оружия; фотосъемка; полеты на низкой высоте и бреющие полеты; дозаправка горючим в воздухе; создание помех телекоммуникациям; нарушение норм припроливного государства, регулирующих коридоры полетов и высоту полетов над проливами; совершение полетов над надводной частью территории припроливного государства в тех случаях, когда в соответствующем воздушном коридоре, установленном припроливным государством, такие полеты не предусмотрены.

Предложение делегации Греции касалось расширения проекта текста п. «а» ст. 42 проекта Конвенции в отношении того, что припроливное государство имеет право принимать законы и правила в отношении «безопасности судоходства и регулирования движения судов», путем распространения указанного права и на воздушный пролет не только в отношении технического аспекта полетов («безопасности воздушного движения и применения правил и процедур ИКАО»), но и права припроливного государства в принципе «устанавливать заранее определенные воздушные трассы и предписывать процедуры воздушных сообщений для полетов над проливами».

[12] См. A/CONF.62/C.2/L.6.

[13] См.: Конвенция относительно свободного плавания по Суэцкому каналу от 29 октября 1888 года. - Сборник действующих трактатов, конвенций и соглашений, заключенных Россией с другими государствами. Т. И. СПб, 1906. С. 135-141.

[14] За Конвенцию ООН по морскому праву голорсовали 130 государств, 4 были против, 17 воздержались. 140 государств подписали Заключительный Акт Конференции. - См.: Док. ООН A/CONF. 62/122.

[15] См.: Колосов Ю.М., Кривчикова Э.С. Действующее международное право. Н. Новгород. 2000. С. 917-919.

[16] Мы отказываемся от своих прав на Шпицберген? // ПОЛЯРНАЯ ПРАВДА ПЛЮС. N 74, 25 мая 2000 г.

[17] Гундарев В. Шпицберген в тумане // Красная звезда. 8 февраля 2002.

[18] В контексте этого и других российских законов и подзаконных актов Шпицберген подпадает под понятие «Север Российской Федерации», хотя и функционально - с точки

[19] Лебедев М.А. некоторые вопросы пользования иностранной территорией в современном международном праве // Советский ежегодник международного права. 1981. М., 1982. С. 284.

[20] См.: Орешенков А.М. Международно-правовой режим сухопутной территории Шпицбергена. Автореферат дисс. канд. юрид. наук. М., Дипломатическая академия МИД РФ. 1997. С.8; Он же: О праве собственности Норвегии на «государственные земли» Шпицбергена // Московский журнал международного права. 1994. № 3.

[21] См. также: Деканозов Р.В. Соглашение 1872 г. о Шпицбергене // Вопросы теории советского права. Новосибирск. 1968; Лахтин В.Л. Права на северные полярные пространства. М. 1996; Михайлов С. Архипелаг Шпицберген и остров Медвежий // Новое время. 1951.N 44; Шинкарецкая Г.Г. Государства на архипелагах: международно-правовой режим. М.: Международные отношения. 1977; Буроменский М.В., Тимченко Л.Д. Международно-правовой статус Шпицбергена // Правоведение. 19990. N 3.

[22] См., например: Мартенс Ф. Современное международное право цивилизованных народов. СПб.,1898. Т.1 и 2. С.347, 371 и след.; Нечаев Б.Н. Статус исторических вод (доктрина и практика). - В кн.: Океан, техника, право / Отв. ред. М.И. Лазарев, Л.В. Сперанская. М., 1972. С.44-51; Вылегжанин А.Н. Исторические воды: проблема обоснования статуса. - В кн.: Актуальные проблемы современного международного права. Международно-правовые проблемы территории / Отв. ред. Э.С. Кривчикова. М.,1980. С.90-102; Саваськов П.В. Исторические воды в международном морском праве. - В кн.: Морское право и международное торговое мореплавание. М., 1987. С.29-42.

[23] Резолюция ГА ООН 1453 (XIV) от 7 декабря 1959 г.

[24] Конвенция ООН по морскому праву 1982 г., ст.46

[25] Рассмотрение правового статуса воздушного пространства архипелага Шпицберген в отдельном параграфе вызвано тем, что в данном случае имеется специальный международный договор, никоим образом не связанный урегулированием использования территории государств-архипелагов на общих основаниях, тем более, что архипелаг Шпицберген не является государством.

[26] Конвенция ООН по морскому праву 1982 г., ст. 53

[27] Конвенция ООН по морскому праву 1982 г., п.12 ст.53



← предыдущая страница    следующая страница →
1234567




Интересное:


Процессуальная составляющая и иные проблемы международного коммерческого арбитража
Метод правового регулирования в международном частном праве (МЧП)
Условия договора международной купли-продажи товаров
Общие вопросы правового статуса воздушного пространства
Природа и место международного частного права в правовой системе Российской Федерации
Вернуться к списку публикаций