2013-12-14 22:22:24
ГлавнаяМеждународное (частное) право — Воздушное пространство международной территории общего пользования



Воздушное пространство международной территории общего пользования


Воздушное пространство над исключительной экономической зоной

Согласно ст.55 Конвенции по морскому праву 1982 г. «исключительная экономическая зона (ИЭЗ) представляет собой район, находящийся за пределами территориального моря и прилегающий к нему...». При этом «ширина ИЭЗ не должна превышать 200 морских миль, отсчитываемых от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря» (ст. 5 7).

Воздушное пространство над открытым морем включает в себя и воздушное пространство над ИЭЗ, которая является частью открытого моря в том ее объеме, который расположен за пределами территориального моря, хотя на нее распространяется частичный суверенитет (точнее - суверенные права) прибрежного государства, что недопустимо для открытого моря.

В данном случае только частично действует теория вертикального единства. Собственно ИЭЗ являются только водная поверхность, ее глубины и дно моря, а воздушное пространство над ИЭЗ автоматически не разделяет статус нижележащей ИЭЗ.

Суверенные права в ИЭЗ ограничиваются лишь целями «разведки, разработки и сохранения природных ресурсов, как живых, так и неживых, в водах, покрывающих морское дно, на морском дне и в его недрах, а также в целях управления этими ресурсами и в отношении других видов деятельности по экономической разведке и разработке указанной зоны, таких, как производство энергии путем использования воды, течений и ветра» [1].

Конвенция 1982 г. прямо не исключает ИЭЗ из состава открытого моря. Здесь, правда, можно сослаться на ст. 86 Конвенции, которая устанавливает неприменимость положений Части VII Конвенции ко всем частям моря, которые входят в ИЭЗ, в территориальное море или внутренние воды какого-либо государства, а также архипелажные воды государства-архипелага. Однако ст. 58 Конвенции ООН по морскому праву сохраняет в ИЭЗ за всеми государствами те общие свободы открытого моря, которые закреплены в ст. 87 Конвенции: «государства... пользуются указанными в ст. 8 7 свободами судоходства и полетов... и другими правомерными с точки зрения международного права видами использования моря, относящимися к этим свободам, такими, как связанные с эксплуатацией судов, летательных аппаратов...».

Прибрежное государство не обладает суверенитетом над воздушным пространством ИЭЗ, если не считать той ее части (до 12 морских миль), которая входит в территориальное море. Но при последнем совпадении действует только режим территориального моря. Попытки некоторых государств распространить суверенитет прибрежного государства на всю ИЭЗ оказались безуспешными. Поэтому в принципе государство обладает суверенными правами в ИЭЗ лишь в том объеме, который указан в ст. 56 Конвенции ООН по морскому праву [2].

Отсюда следует, что прибрежное государство может правомерно пользоваться в исключительной экономической зоне только функциональным воздушным пространством, т.е. тем пространством, которое прилегает к конкретным объектам деятельности (искусственным островам, установкам и сооружениям) и которое необходимо для реализации его суверенных прав и исключительной юрисдикции. Все остальное воздушное пространство по смыслу ст.56 является открытым.

Государство может установить запрет на определенную деятельность иностранного государства в воздушном пространстве над ИЭЗ (на практике чаще всего - зарегистрированных в нем воздушных судов), но только в тех случаях, если она не ущемляет его суверенные права на поверхности и в глубинах зоны (как, например, разведка рыбы с помощью воздушных судов).

Далее. Прибрежное государство обладает исключительной юрисдикцией в отношении искусственных островов, установок и сооружений в ИЭЗ, в том числе - юрисдикцию в отношении таможенных, фискальных, санитарных и иммиграционных законов и правил. Толкование этого положения предполагает, соответственно, право прибрежного государства и на исключительную юрисдикцию в отношении аэропортов или вертопортов (для вертолетов), сооруженных на установках в ИЭЗ.

Особое значение в этом плане имеет предусмотренное по Конвенции 1982 г. право прибрежного государства устанавливать вокруг своих искусственных островов, сооружений и установок разумные зоны безопасности, шириной не более 500 метров, отмеряемых от внешних краев. В данном случае особое внимание привлекает термин «внешние края». Согласно исследованию Секретариата ИКАО это ограничение по зоне безопасности касается только горизонтальной ширины (горизонтальных краев), но не распространяется на воздушное пространство над указанными объектами [3].

С этим толкованием Секретариата ИКАО мы согласны. Такое толкование имеют серьезные последствия: над указанными объектами прибрежное государство не может ограничить право полетов, ссылаясь на право устанавливать зоны безопасности.

Кроме того, чрезвычайно важным является вопрос о том, означает ли ссылка в ст. 12 Чикагской конвенции 1944 года (и в Приложениях к Конвенции 1944 г. и во множестве других документах ИКАО) на «открытое море» как включающая ИЭЗ или наоборот? Если придерживаться текста ст. 86 Конвенции 1982 г., открытое море находится за пределами ИЭЗ. Но в таком случае к ИЭЗ не относится правило ст.12 Чикагской конвенции 1944г. о том, что над открытым морем без исключений действуют правила, «установленные в соответствии с настоящей Конвенцией» (конкретно имеются в виду обязательные для полетов над открытым морем правила Приложения 2 к данной Конвенции).

Автор выступает категорическим противником такого толкования с учетом того факта, что преобладающий объем ИЭЗ приходится на развивающиеся страны, которые самостоятельно не в состоянии устанавливать и поддерживать должный правопорядок в воздушном пространстве ИЭЗ. Кроме того, время принятия Чикагской конвенции 1944 г., когда о закреплении института ИЭЗ в международном морском праве не велись даже предварительные дипломатические переговоры, однозначно говорит в пользу «широкого» применения понятия «открытое море» в Чикагской конвенции 1944 г., как включающего и тот пространственный объем, который сегодня относится к ИЭЗ, и Конвенция 1982г. не может изменить этого факта.

Следствием иного толкования явилось бы признание права любого прибрежного государства вводить собственные правила полетов и управления воздушным движением в воздушном пространстве ИЭЗ, что привело бы к резкому разрушению сложившегося правопорядка в открытом воздушном пространстве.

Кроме того, следует помнить о многочисленных международных договорах, не только в области воздушного права, в которых употребляется понятие «открытое море» [4], что усиливает настоятельную потребность в однозначном толковании данного понятия. Во всяком случае, должно быть совершенно очевидным, что в ИЭЗ прибрежные государства не обладают никакими правами или исключительной юрисдикцией не только на воздушное пространство над Зоной, но и на регламентирование полетов над ИЭЗ. Если даже рассматривать ИЭЗ не как часть открытого моря, а как территорию sui generis, со смешанным режимом, все равно за ней должен признаваться тот же статус, что и за открытым морем, и любые ссылки на открытое море должны включать ИЭЗ.

Иногда поднимается вопрос о том, что в воздушном пространстве ИЭЗ происходят слив авиационного топлива, полеты со сверхзвуковой скоростью с отрицательными последствиями звукового удара на территории прибрежного государства и т.п. [5] Для некоторых ученых и политиков это служит аргументом в пользу исключения ИЭЗ из состава открытого моря. Но указанные факты зачастую происходят и на территории соседних государств на сухопутной территории. Тем не менее, никому в голову не приходит поднимать вопрос об изменении правового статуса соответствующих территорий соседнего государства. Указанный аргумент нам представляется надуманным и не отвечающим современным потребностям обеспечения безопасности полетов в открытом море, в том числе - в ИЭЗ.



[1] Конвенция ООН по морскому праву 1982 г., п. 1 «а» ст. 56

[2] В целях разведки, разработки и сохранения природных ресурсов, как живых, так и неживых, в водах, покрывающих морское дно, на морском дне и в его недрах, а также в целях управления этими ресурсами и в отношении других видов деятельности по экономической разведке и разработке указанной зоны, таких, как производство энергии путем использования воды, течений и ветра.

[3] ИКАО Док. LC/26-WP/-1. С.19.

[4] Например, Конвенция об ущербе, причиненном иностранным воздушным судном третьим лицам на поверхности 1952 г., ст. 23 (2); Конвенция о правонарушениях и некоторых других действиях на борту воздушного судна 1963 г., п.2 ст.1. и др.

[5] ИКАО Док. LC/26-WP/-1. С.20.



← предыдущая страница    следующая страница →
123456




Интересное:


Заключение договора международной купли-продажи товаров
Правоотношение в международном частном праве (МЧП)
Правовой статус и место транснациональной корпорации в системе международного частного права
Теоретические вопросы истоков и правовой природы международного частного права
Принципы международного частного права (МЧП)
Вернуться к списку публикаций