2013-12-09 00:10:08
ГлавнаяМеждународное (частное) право — Понятие общих принципов международного частного права



Понятие общих принципов международного частного права


В семантическом смысле пришедшее из древности латинское слово «principium» вошло в научное сознание и означает буквально основу, первоначало, руководящую идею, исходное положение какого-либо явления. Еще древние заметили, что «принцип есть важнейшая часть всего» (principium est potissima pars cuuiugue rei). По определению С.И. Ожегова «принцип» представляет собой исходное положение какой-то теории, учения, мировоззрения [1], В.И. Даль толкует принцип как «научное или нравственное начало, основание, правило...» [2].

В философском понимании принцип - это основание, то, что лежит в основе некоторой совокупности фактов, знаний, основоположение, из которого следует исходить и которым следует руководствоваться в самых различных сферах человеческой деятельности [3]. Понятие «принцип» применимо лишь к тем категориям, которые действительно являются основополагающими, т.к. принцип - это обобщенное выражение сути соответствующего явления, отражающее объективно существующую реальность и действующие в ней закономерности.

Вместе с тем, принцип - это категория, обладающая как объективными, так и субъективными качествами. Его содержание обусловлено объективными закономерностями общества в целом и отдельных сторон его жизни, в том числе политики, морали, экономики, права. Но поскольку принципы права и закрепляющие их формально-юридические источники являются результатом сознательно волевой деятельности, правотворчества, то в этом плане они субъективны. Для того чтобы быть реально действующими нормативно-правовыми предписаниями, а не благими пожеланиями и лозунгами, принципы права должны достаточно полно, правильно и всесторонне отражать существующую действительность и основные закономерности развития общества. Это формирование предполагает длительный процесс выделения из определенной группы явлений объективной реальности наиболее общих исходных положений [4].

В общей теории права сложилось понимание принципов права как основных нормативных начал, определяющих его общую направленность, основные особенности и наиболее существенные черты правового регулирования. С.С. Алексеев определяет основные принципы права как «выраженные в праве руководящие начала, характеризующие его содержание, его основы, закрепленные в нем закономерности общественной жизни... в которых аккумулируются, кристаллизируются, собираются воедино характерные черты данного типа права» [5]. По мнению Л.С. Явича, принципы права «это такие начала, отправные идеи его бытия, которые выражают его важнейшие закономерности и устои данной общественно-экономической формации, являются однопорядковыми с сущностью права и составляют его главное содержание, обладают универсальностью, высшей императивностью и значимостью» [6].

Вместе с тем, принципы права - это всегда идеи уже реализованные в праве, они представляют собой определенное нормативное требование. Очевидно, что выраженные в юридических нормах, они уже не могут существовать вне права, иначе они будут принципами неправовых явлений. Таким образом, мы видим, что в общей теории права правовые принципы имеют достаточно широкую трактовку, которая не ограничивается их приложением к нормативной сфере права, а распространяет их значение и на организацию правового регулирования в целом.

Следует подчеркнуть, что вопрос о содержании понятия принципов международного права является предметом дискуссий, недостаточно четок понятийные аппарат. Так, в литературе употребляется понятие «общие принципы права» и «общепризнанные принципы права», причем в одних случаях они рассматриваются как синонимы, в других - их содержание различно. Также в юридической литературе употребляются понятия «принципы права», «основные принципы права», «специальные принципы права», при этом им дается различное, бывает, что и прямо противоположное толкование.

В отечественной доктрине международного публичного права широко распространено мнение, согласно которому основные принципы международного права принято понимать как «исторически обусловленные основополагающие общепринятые нормы, выражающие главное содержание международного права, его характерные черты и обладающие высшей императивной юридической силой» [7]. Они представляют собой нормативное выражение важнейших закономерностей и устоев современной системы международных отношений и международного права. «Будучи ядром общего международного права и обладая императивной силой, основные принципы существуют как универсальные, общепризнанные и общеобязательные нормы. Сфера их действия универсальна как по субъектам, так и по видам и областям регулируемых отношений. Неограниченны также предметная и пространственная сферы действия принципов, то есть, их действие характеризуется всеобщностью» [8].

Г.И. Тункин под принципами международного права понимает «нормы международного права наиболее общего характера» [9]. И.И. Лукашук называет основные принципы «наиболее важными стандартами поведения государств, нарушение которых является посягательством на функционирование системы международно-правового регулирования» [10]. Р.Л. Бобров определяет основные принципы как «основополагающие нормы международного права современной эпохи, нормы с широчайшим кругом адресатов, нормы категорические, нормы обязывающие и одновременно запрещающие» [11]. По мнению Н.М. Минасяна, «основные принципы - это общие начала, общие положения, имеющие значение руководящих, основополагающих норм, обязательных для всех государств - участников международного общения... охватывающие целый ряд более детальных и более частных принципов и норм международного права... которые имеют определяющее значение для всей системы международно-правовых институтов и выражают наиболее существенные черты международного права» [12]. Развернутое определение основных принципов дает Э.А. Пушмин: «Это прежде всего исходные, основополагающие начала системы права, синтезировано отражающие ее сущностные свойства как определенного социального феномена. В то же время, будучи закрепленными в определенной совокупности юридических норм как общезначимых, общепризнанных и общеобязательных требований и правил поведения, они отражают конкретное нормативное содержание данной системы права» [13]. Л.Н, Галенская и В.А. Козлов указывают на сложную природу основных принципов международного права и определяют их как «нормативное требование, проявляющееся через определенную совокупность норм права и представляющее собой системообразующий момент в различных по содержанию, но единонаправленных по своему регулятивному воздействию норм права, т.е. они являются фундаментальными, основополагающими идеями правовой системы» [14]. Такой позиции придерживаются и другие авторитетные ученые.

Существование и действие основных принципов международного права носит системный характер, в своей совокупности они составляют систему, занимающую центральное положение в общей системе международного права. Перечень образующих систему принципов представлен в ряде международно-правовых актов. Основные принципы международного права закреплены в Уставе ООН, а также в развивающих его положения международных актах, таких как Декларация о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества государств в соответствии с Уставом ООН 1970 г., в Парижской хартии для новой Европы 1990 г. и во многих других международных документах. Для тех государств, которые не участвуют в международных договорах, закрепивших эти принципы, они обязательны как международно-правовые обычаи. Основными принципами международного права являются: суверенное равенство государств; неприменение силы и угрозы силой; нерушимость государственных границ; территориальная целостность государств; мирное разрешение международных споров; невмешательство во внутренние дела государств; всеобщее уважение прав человека; самоопределение народов; сотрудничество; добросовестное выполнение международных обязательств.

Принципы международного права - это комплексное образование, все они переплетены и взаимосвязаны, а использование их в международной практике возможно только при условии отказа от противопоставления или предпочтения. Положение о комплексности и системном характере основных принципов закреплено, например, в Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН 1970 г. В Декларации предусматривается, что толкование и применение основных принципов осуществляется на основе их взаимосвязанности, и каждый принцип должен рассматриваться в контексте всех других.

«Система принципов постоянно развивается под действием потребностей жизни, и в этом находит выражение особенно тесная связь принципов с объективными закономерностями. Развитие происходит преимущественно путем углубления и расширения содержания существующих принципов. Но не исключено и формирование новых принципов» [15]. Основные принципы международного права не являются чем-то раз и навсегда застывшим, они конкретизируются и развиваются не только в международно-правовых договорах, но и в актах политического характера, прежде всего в резолюциях Генеральной Ассамблеи ООН [16]. Возрастание роли международных отношений в обществе и появление новых жизненно важных, глобальных проблем ведут к увеличению числа основных принципов международного права. Например, с повышением международного значения проблемы охраны окружающей среды в международном праве возник и развивается важный принцип охраны окружающей среды как принцип общего международного права.

К примеру, провозглашен принцип верховенства права в международных отношениях. В Декларации тысячелетия, принятой 8 сентября 2000 г. на юбилейной сессии ООН, её члены заявили о решимости «укреплять уважение к принципу верховенства права, причем как в международных, так и во внутренних делах» [17] и обеспечить правосудие и верховенство права. Задача - закрепить этот принцип в жизни мирового сообщества и обеспечить его применение на практике. «Закрепление принципа верховенства права должно быть главной задачей мирового сообщества на ближайшие годы» [18]. Для решения этой задачи необходимо осуществить комплекс мероприятий по линии ООН, других универсальных, региональных организаций, по линии двусторонних межгосударственных отношений. Так, Россия уже ведёт активную работу по внедрению принципа верховенства права в международную жизнь. В ряде совместных заявлений Президента Российской Федерации с руководителями других государств говорится о верховенстве права: с Индией - от 5 октября 2000 г., с Европейским Союзом - от 30 октября 2000 г., с Кубой - от 14 декабря 2000 г., с Канадой - от 18 декабря 2000 г. В российско-армянской декларации от 26 сентября 2000 г. подчеркнута важность «... создание международного правопорядка XXI века, основанного на принципе верховенства права» [19].

В юридической литературе, посвященной международному частному праву, нет ни одного исследования, в котором обосновывались бы принципы международного частного права. Между тем, в комплексных работах по международному частному праву вопрос об общих понятиях принципов данной отрасли так или иначе затрагивается. Исходя из полного совпадения целей и задач международного публичного и международного частного права в деле развития экономического, торгового, научно-технического, культурного сотрудничества государств подавляющее большинство авторов, обнародовавших свои труды по международному частному праву, полагают, что общие принципы международного публичного права являются обязательными и для международного частного права, и законоприменитель обязан руководствоваться данным аксиоматическим умозаключением. Автор разделяет этот вывод с оговоркой, что обязательными для международного частного права являются не все, а лишь следующие общие принципы международного публичного права.

Так, например, в области международного частного права велико значение такого принципа международного права, как запрещение применения силы и угрозы силой [20]. Ведь очевидно, что торговать, обмениваться туристами, поддерживать семейные связи и т.д. возможно лишь в мирных условиях. Однако данный принцип в области международного частного права своеобразен, т.к. его действие распространяется на отношения юридических и физических лиц. Особое значение приобретает запрет использовать экономическое давление в отношении других субъектов: в международном публичном праве в качестве мер экономического давления называют экономическую блокаду, бойкот, эмбарго, арест морских судов и прочие, то в международном частном праве это будет любое принуждение (к заключению сделки, партнерству, вступлению в брак и т.д.) [21]. Правоотношения, возникающие под угрозой применения силы, являются недействительными.

Также полностью распространяется на сферу международного частного права принцип мирного разрешения международных споров, хотя специфика международного частного права отражается на применении этого принципа. В международном частном праве средства разрешения споров довольно разнообразны: судебный и арбитражный порядок разрешения споров, а также иные мирные средства. При разрешении споров между юридическими и физическими часто применение суда или арбитража предваряется попытками непосредственного урегулирования спора путем переговоров (почти в любой контракт, в статью, предусматривающую порядок разрешения споров, стороны включают положение о том, что в случае возникновения спора стороны будут разрешать его путем непосредственных переговоров, а в случае если переговоры не привели к урегулированию спорного вопроса, стороны прибегают к помощи других средств мирного разрешения спора) [22]. Другими средствами разрешения споров является примирительная процедура, при которой спорящие стороны пользуются услугами третьих лиц. Судебный и арбитражный порядок разрешения споров применяется в тех случаях, когда иные средства урегулирования конфликта исчерпаны. В отличие от международного публичного права, в котором судебный порядок разрешения межгосударственных споров означает использование международных судов, в международном частном праве речь идет об использовании национальных судебных органов. В этом и различие между международным частным правом и международным публичным правом: в международном частном субъекты не обладают властными полномочиями и вследствие этого нуждаются в принудительном исполнении решения, вынесенного по спору. Обязательной силой обладают решения национальных судебных органов, суд выносит решение и сам его исполняет.

В области международного частного права действует и принцип невмешательства. Так, в силу данного принципа государства обязаны не распространять свой контроль на иностранные юридические и физические лица, находящиеся на своей национальной территории. Установление правового режима юридических и физических лиц - дело внутренней компетенции каждого государства. Однако государство как властный субъект регулирует и контролирует ведение внешнеэкономической деятельности, осуществляет таможенный, налоговый, валютный, административный контроль за деятельностью юридических лиц, устанавливает правила заключения браков с иностранцами и т.д. В международном частном праве данный принцип связан с принципом запрещения угрозы силой и использования силы: оба запрещают использование угроз, давления, диктата и вмешательства для достижения желаемой цели.

Принцип суверенного равенства государств в международном частном праве предполагает равенство их правовых систем, равенство систем собственности, право на свободный выбор своей политической и экономической системы. В соответствии с этим, когда в силу действия коллизионной нормы необходимо применить норму иностранного законодательства, судья не может отказаться от такого применения только на том основании, что данная норма принадлежит иной правовой системе [23]. Отказ в применении нормы иностранного законодательства возможен только на основании нарушения публичного порядка.

Принцип добросовестного выполнения государствами их обязательств, принятых ими в соответствии с Уставом ООН действуя в области международного частного права, приобретает свои особенности. Сфера действия его в международном частном праве шире, чем в международном публичном праве. Такое расширение данного принципа происходит по кругу субъектов, т.к. кроме государств, международных межправительственных организаций и наций, борющихся за свою независимость, этот принцип распространяется также на юридических и физических лиц, международные неправительственные организации, транснациональные корпорации. Изменяется не только круг субъектов, но и круг обязательств, т.к. у субъектов международного частного права он шире, чем у субъектов международного публичного права, действие данного принципа в международном частном праве предполагает, что субъекты обязаны добросовестно выполнять: требования, вытекающие из общепризнанных принципов и норм международного права, из международных договоров; требования законодательства соответствующих государств; обязательства, принятые на себя по контрактам [24].

Принцип недискриминации - это право государства на предоставление ему, его гражданам и другим субъектам его национального права со стороны другого государства общих условий, равных тем, которые предоставляются этим другим государством в отношении всех прочих государств. Это право не распространяется на предоставление правомерно применяемых особых, льготных, более благоприятных условий, в этом отличие содержания принципа недискриминации от принципа наиболее благоприятствуемой нации. Режим недискриминации означает обязательство не ухудшать для других стран своих действующих для всех стран условий, а режим наибольшего благоприятствования обязывает предоставлять государству-партнеру льготные условия, которые действуют или могут быть введены для третьих стран [25].

Согласно принципу недискриминации государство обязано не допускать никаких различий, которые создавали бы для отдельных других государств, а также для их лиц и организаций условия, худшие по сравнению с общими для всех остальных государств. Принцип недискриминации широко применяется в сфере международного частного права, а наиболее часто в области международных экономических отношений. Принцип недискриминации не означает обязанности государств вообще не вводить каких-либо ограничительных мер (к примеру, протекционистских мер по защите своей экономики от конкуренции со стороны других государств), но такого рода меры должны применяться одинаково ко всем государствам. «Осуществление преднамеренных дискриминационных ограничений для экономических отношений с одним государством или с группой государств является нарушением международно-правовых обязательств, вытекающих из принципа недискриминации, представляет собой подрыв международной экономической безопасности» [26].

Следует отметить, что всё же большинство авторов, излагая данный вопрос, избегают прямого указания на то, что именно следует понимать под принципами собственно международного частного права. Так, Л. А. Лунц говорил об «исходных началах международного частного и международного публичного права», М. М. Богуславский - об «исходных началах российской доктрины международного частного права», Г.В. Вельяминов - о значении основных международно-правовых принципов для международного частного права [27]. Мы видим, таким образом, что названные авторы понятия принципов международного частного права непосредственно не формулируют. Как представляется, их осторожность в данном вопросе небезосновательна.

«Правовые принципы формулируются... на основе достижений правовой мысли... а также с учетом специфических закономерностей развития общества. Основополагающие идеи, формулируемые учеными и предлагаемые в качестве правовых принципов, первоначально отражаются в законопроектах, после чего законодательный орган окончательно решает, признавать их таковыми или нет. Основополагающие идеи, выраженные в законах, становятся правовыми нормами, приобретают государственно-властный характер» [28]. Следовательно, учитывая регулятивные функции правовых принципов и их значение для эффективного правоприменения, они должны быть четко сформулированы, законодательно и логически обоснованы, а главное, должны выражать не просто общепринятые юридические истины, а специфические особенности правового регулирования в данной конкретной сфере, т. е. в частноправовых отношениях с иностранным элементом.

Обратим внимание на терминологическую особенность: в международном частном праве термин «принцип» применяется совершенно к другим правовым категориям по сравнению с международным публичным правом: во-первых, к коллизионным формулам прикрепления, во-вторых, к особому институту, называемому «автономией воли» сторон, в-третьих, к специфическому свойству правосубъектности государства и соответственно правовому положению последнего в рамках его гражданско-правовых отношений с частными лицами [29]. Итак, то, что в международном публичном праве, а также во внутригосударственных отраслях обозначается термином «принципы», в международном частном нраве в большинстве случаев именуется «начала», «основные начала», «исходные начала».

Значение принципов в процессе правового регулирования общественных отношений невозможно переоценить. Качество законов и эффективность правового регулирования во многом зависят от того, как в них сформулированы и раскрыты принципы. Кроме того, они имеют также выраженное регулятивное значение, которое проявляется в том, что в случае пробелов в праве, несогласованности правовых норм или затруднений в применении правоприменительный орган должен руководствоваться правовыми принципами. Принципы не только определяют уровень правового регулирования тех или иных общественных отношений, но и указывают на дальнейшее развитие законодательства. Формулирование и обоснование системы принципов на основе тщательного анализа предписаний каждого закона должно стать предметом соответствующей правовой науки [30].

Следует подчеркнуть особо, что вопреки расхожему мнению, общие принципы международного публичного права вовсе не имеют такого значения для международного частного права, какое им обычно приписывается. В этой связи позволим себе не согласиться с точкой зрения, увязывающей основные начала международного публичного и частного права между собой. Несмотря на то, что обе эти правовые отрасли регулируют общественные отношения международного характера, они являются принципиально отличными по субъектному составу: в первом случае это суверенные образования - государства и международные (межправительственные) организации, а во втором - частные юридические и физические лица.



← предыдущая страница    следующая страница →
123




Интересное:


Участие России в международно-правовом регулировании международной торговли услугами
Функциональное воздушное пространство
Методы правового регулирования международного частного права
Правовой статус воздушного пространства, находящегося под суверенитетом государств
Регулирование отношений по доверительному управлению имуществом в российском праве
Вернуться к списку публикаций