2013-12-08 23:32:28
ГлавнаяМеждународное (частное) право — Понятие источников международного частного права с позиции современного развития права



Понятие источников международного частного права с позиции современного развития права


В первом случае роль национального права состоит в регулировании действий государственных органов и должностных лиц, в результате которых реализуются положения международных договоров. Во втором - предполагается своеобразная «переадресовка» этих положений международных договоров субъектам национального права - физическим и юридическим лицам [41]. Однако прямого ответа на вопрос о том, является или нет международно-правовой договор источником международного частного права, предложенная концепция не содержит.

При всей условности самого термина теория трансформации наиболее адекватно отражает сущность юридического процесса восприятия норм международного права национальным правом. Национально-правовые механизмы подобного восприятия (трансформации), существующие в разных государствах, отличаются друг от друга, но между ними много общего [42].

Считаем необходимым отметить, что термин «международные договоры Российской Федерации» следует понимать исходя из положений Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г. А.Н. Талалаев подчеркивает, что в точном юридическом смысле и в свете Венской конвенции 1969 г. международные договоры Российской Федерации - это те договоры, применительно к которым Россия окончательно оформила свое участие, т.е. которые обязательны для нее и вступили для нее в силу. К ним, в том числе относятся и те международные договоры, к которым Российская Федерация присоединилась впоследствии, хотя могла и не принимать участия в переговорах по их заключению и не подписывать или ратифицировать их, а также договоры бывшего СССР, в отношении которых Российская Федерация выступает как правопреемник [43].

В соответствии со статьей 2 Федерального закона «О международных договорах Российской Федерации» международным договором является международное соглашение, заключенное Российской Федерацией с иностранным государством (государствами) либо с международной организацией в письменной форме и регулируемое международным правом, независимо от того, содержатся такое соглашение в одном документе или в нескольких связанных между собой документах, а также независимо от его конкретного наименования [44].

А.Н. Талалаев справедливо отмечает, что необходимо различать вступление международного договора в международную силу, когда договор начинает действовать как источник международного права, т.е. порождает права и обязанности для его участников, и вступление международного договора в силу для конкретного государства [45]. Международный договор может иметь международную силу, но не быть обязательным для какого-либо участника, например, из-за отсутствия ратификации. В то же время, если Россия в соответствии со своим внутренним законодательством ратифицировала международный договор, не вступивший еще в международную силу, то такой международный договор не обязателен для Российской Федерации, т.к. он не является источником международного права, следовательно, не входит в правовую систему России и не подлежит применению.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в своем постановлении от 31 октября 1995 г. указал, что «суд при рассмотрении дела не вправе применять нормы закона, регулирующего возникшие правоотношения, если вступившим в силу для Российской Федерации международным договором, решение о согласии на обязательность которого для Российской Федерации было принято в форме федерального закона, установлены иные правила, чем предусмотренные законом. В этих случаях применяются правила международного договора» [46]. Таким образом, позиция Верховного Суда Российской Федерации такова, что международный договор Российской Федерации подлежит применению при соблюдении следующих условий: 1) международным договором установлены иные правила, чем предусмотренные законом, 2) международный договор должен быть ратифицирован.

В связи с принятием Конституции Российской Федерации 1993 г. возникла необходимость заново осмыслить проблемы соотношения международного и внутреннего права. В ч. 4 ст. 15 Конституции РФ воля государства в вопросе соотношения международного и национального права выражена следующим образом: «Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора» [47]. (Это положение, как известно, воспроизведено в статье 17 Гражданского Кодекса РФ). Это - генеральная трансформационная норма Конституции. Тем самым Конституция Российской Федерации один раз и на все случаи решила вопрос о юридической силе международных договоров в правовой системе России.

Положение, объявляющее принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации частью ее правовой системы, включено в Конституцию впервые в истории нашей страны. Это чрезвычайно важная новелла, которая оказывает существенное влияние на функционирование российской правовой системы. В связи с принятием данного принципа открылась возможность прямого действия и применения норм международного права различными органами государства, включая суды. Заинтересованные физические и юридические лица могут ссылаться непосредственно на нормы международного права при разрешении споров между собой и с государственными органами, учреждениями и организациями.

Однако это не означает, что международный договор превращается в акт национального права и утрачивает качество быть источником международного публичного и международного частного права. В военной, политической области, в сфере экономических и неимущественных гражданских отношений, т.е. в международном публичном и международном частном праве, договор остается важным источником.

Отличие лишь в том, что в сфере международного частного права договоры большей частью направлены на единообразное регулирование определенных отношений частноправового характера и содержат как бы ориентиры правовых решений для национально-правовых систем стран, участвующих в международно-правовом соглашении. Такие договоры по существу «прокладывают» русло национально-правовом нормам в соответствующем вопросе, а средства обеспечения этого в конечном итоге устанавливаются самими государствами. Отличием является и такой фактор, как круг адресатов внутригосударственного права, которые обязываются соответствующим актом государства (государственные органы или субъекты частноправовых отношений). Однако нельзя полагать, что так называемые публично-правовые международные соглашения рассчитаны только на действие в отношении органов государства, а частноправовые международные договоры имеют обязывающую силу применительно к гражданам или юридическим лицам. И в том и в другом случае обязательства по международному договору несут государства и выполняют их путем осуществления необходимых действий со стороны их компетентных органов и должностных лиц.

Предусмотренные Конституцией Российской Федерации 1993 года решения дали новый импульс дискуссиям относительно международного договора как источника международного частного права. Правило ч. 4 ст. 15 Конституции РФ по-разному интерпретируется в отечественной доктрине.

Высказывается мнение, что «...в настоящее время целесообразнее перейти к поддержке монистических теорий» [48] (суть монистических теорий - признание международного и внутреннего права частями единой системы права; дуалистическая теория исходит из принадлежности международного и внутреннего права к различным системам права). В соответствии с другой точкой зрения, правило ч. 4 ст. 15 Конституции РФ рассматривается как выражение генеральной трансформации, заключающейся в «установлении государством в своем внутреннем праве общей нормы, придающей международно-правовым нормам силу внутригосударственного действия» [49]. Иным видом трансформации признается так называемая специальная трансформация, которая проявляется «в придании государством конкретным нормам международного права силы внутригосударственного действия путем их воспроизведения в законе текстуально либо в виде положений, адаптированных к национальному праву, или путем законодательного выражения согласия на их применение иным способом» [50].

Содержание международного договора по вопросам международного частного права составляет обязательства государств-участников обеспечить регулирование соответствующих отношений таким образом, как это предусмотрено в международном договоре. Ратифицируя международный договор, государство принимает на себя данное обязательство. Его исполнение государством осуществляется «только одним из двух способов правотворчества, т.е. путем создания государством норм права либо путем санкционирования им в качестве таких норм кем-то подготовленных или сложившихся на практике положений» [51].

Государство может издать внутренний закон, содержание которого должно соответствовать международному договору (инкорпорация), либо создать нормы, придающие правилам поведения, сформулированным в международном договоре, юридическую силу (отсылка). Отсылка, в свою очередь, может быть общей (например, п, 4 ст. 15 Конституции РФ, определяющий, что если международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотрены законом, то применяются правила международного договора) и специальной, отсылающей к конкретному международному соглашению.

Правило поведения, сформулированное в международном договоре и предназначенное для субъектов внутригосударственного права, не является правовой нормой, это так называемая «преднорма» [52] или «разросшаяся часть диспозиции международной нормы-обязательства» [53], которая станет таковой только в результате придания ей юридической силы со стороны государства, необходимой для действия во внутригосударственном праве. Таким образом, никакой трансформации нормы в норму не происходит, а происходит санкционирование государством «преднормы», содержащейся в международном договоре, в результате чего она становится нормой внутригосударственного права.

Таким образом, рассматривая теоретически непростые вопросы, относящиеся к определению понятия «источник права», считаем необходимым сделать следующие выводы в отношении источников МЧП.

Основная проблема формирования юридического понятия «источник международного частного права» и вопросов, связанных с этим понятием, коренится в отсутствии правовой регламентации многих теоретико-юридических терминов. Очевидно, что всевозможные рассуждения об источниках международного частного права и их видах - это научные выводы и результаты доктринальной работы, которые всегда могут быть оспоримы и меняться с развитием практики.

Как отмечалось в начале, под источником права в теории права обычно подразумеваются два взаимосвязанных, но полностью не совпадающих аспекта одного и того же явления. Первый источник права представляет собой внешнюю форму, форму выражения правовых норм («вместилище» правовых форм), второй - под источником права понимается форма придания правилам поведения юридически обязательного характера [54].

Как правило, эти две стороны одного понятия совпадают в отношении внутренних национальных источников МЧП (например, законы, подзаконные акты). Иначе обстоит дело с международными договорами по вопросам международного частного права, которые применяются в результате отсылки. В этом случае в качестве источника в смысле фактического, официального «хранилища» норм будет выступать международный договор, а источником их юридической обязательности для конкретных отношений - отсылка.

Что же касается унифицированных материально-правовых норм, то они являются международными по своему происхождению, но не международно-правовыми по своей принадлежности. В международном договоре они никогда не были международно-правовыми нормами, а только «преднормами» в составе диспозиции международно-правовой нормы обязательства государства урегулировать конкретные на практике возникающие отношения определенным в договоре образом.

Практика регулирования международных гражданских и хозяйственных отношений показывает, что независимо от теоретических дискуссий по вопросу о качестве международного договора служить источником международного частного права, в последние годы резко активизировалось участие России в международно-правовом сотрудничестве, выражающееся в том, что она присоединилась, подписала, ратифицировала и иным способом подтвердила свое согласие с юридической обязательностью для нее значительного числа из тех или иных международных договоров.

По мнению автора настоящей работы, в вопросе о международном договоре как источнике международного частного права необходимо разграничивать каким вопросам он посвящен - чисто публично-правовым (например, об изменении границы или использовании континентального шельфа) или вопросам частноправового характера (например, режиму наибольшего благоприятствования в торговле). Понятно, что во втором случае содержанием положений договора являются выработанные его участниками условия, с учетом которых должны будут действовать частноправовые субъекты в любом их сочетании, но с обязательным наличием с одной из сторон физического или юридического лица. Поэтому абсолютизация международного договора в плане выработки в них обязательств для самих государств возможна в чисто научных дефинициях. На практике это обычно выливается в условия, в которых должны будут действовать частноправовые субъекты, и нормы такого договора будут непосредственно регулировать гражданско-правовые отношения в широком смысле слова. Это вовсе не означает, что международные договоры, являющиеся источниками международного частного права, становятся обязательными и действуют для Российской Федерации помимо её воли.

К источникам международного частного права относятся и те двусторонние и многосторонние договоры, которые включают в себя предназначенные для применения в сфере отношений частноправового характера (в широком смысле слова) с иностранным элементом и отношений международного гражданского процесса материально-правовые (унифицированные), коллизионно-правовые и процессуальные нормы.

К двусторонним договорам такого рода принадлежат: договоры о торговле, по инвестициям, товарообороте и платежах, о режиме наибольшего благоприятствования в торговле, договоры о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам и многие другие. К многосторонним - Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 года, Конвенция УНИДРУА о международном финансовом лизинге, Сеульская Конвенция 1985 года об учреждении Многостороннего агентства по гарантиям инвестиций, Конвенция ООН по морскому праву 1982 года и многие другие.

Итак, внутригосударственное национальное право каждой страны в отдельности и международные договоры являются равнозначными в одинаковой мере важными и необходимыми источниками международного частного права.


Морева Роксана Борисовна



[1] Кечекьян С.Ф. О понятии источника права // Учен. зап. МГУ. Труды юрид. ф-та. Вып. 116. Кн. 2. - М., 1946. - С. 3.

[2] Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т. Т. 1. - М.: Юрид. лит-ра, 1981. - С. 315.

[3] Теория государства и права / Под ред. Г.Н. Манова. - М.: БЕК, 1995. - С. 144.

[4] Чиркин В.Е. Закон как источник права в развивающихся странах // Государство и права в развивающихся странах. Источники права. - С. 5.

[5] См.: Теория государства и права: Курс лекций / Под ред. М.И. Марченко. - М.: Зерцало: ТЕИС. 1996. - С. 336-338.

[6] Гранат И.Л, Источники права // Юрист. - 1998. № 9. - С. 6.

[7] Общая теория права: Учебник для юридических вузов / Под общ. Ред. А.С. Пиголкина. - 2-е изд. испр. и доп. - М.: Изд-во МГТУ им Н.Э. Баумана, 1996. - С. 164.

[8] Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т. Т. 1.- М.: Юрид. лит-ра, 1981. - С. 314-317.

[9] Общая теория права и государства. - М.: Юрист, 1996. - С. 35.

[10] Давид Р. Основные системы современности. / Пер. с фр. и вступ. ст. Туманова В.А. - М.: Прогресс. 1988. - С. 192.

[11] См.: Российское государство и право на рубеже тысячелетий (Всероссийская научная конференция) // Государство и право, - 2000. № 7. - С. 6.

[12] Там же.

[13] См.: Перетерский М.С., Крылов С.Б. Указ. соч. С. 30; Богуславский М.М. Указ. соч. С. 48.

[14] См., в частности: Ануфриева Л.П. Об источниках международного частного права (Некоторые вопросы теории) // Московский журнал международного права. - 1994. № 4. - С. 60-74.

[15] Международное частное право: Учебник. / Под ред. Г.К. Дмитриевой. - М.: TK Велби. Изд-во Проспект, 2003. - С. 69.

[16] Там же. С. 69.

[17] Собрание законодательства РФ. 1994. № 32. Ст. 3301.

[18] См.: Федосеева Г.Ю. Международное частное право: Учебник. - М.: Профобразование, 2000. - С. 43-44.

[19] Крылов С.Б. Международное частное право. Пособие к лекциям. - Л.: Прибой, 1930. - С. 20.

[20] Перетерский И.С., Крылов С.Б. Международное частное право. - М.: Юриздат, 1940. - С. 28. (Страницы написаны И.С. Перетерским).

[21] Лунц Л.А. Указ. соч. С. 61.

[22] Усенко Е.Т. Теоретические проблемы соотношения международного и внутригосударственного права // Советский ежегодник международного права, 1977. - М.: Наука, 1979. - С. 84-85.

[23] Там же. С. 85.

[24] Лебедев С.Н. О природе международного частного права // Советский ежегодник международного права. 1979. - М.: Наука, 1980. - С. 69.

[25] Там же. С. 69.

[26] Блищенко И.П. Международное публичное и международное частное право // Тезисы докладов советской ассоциации международного права. - М., 1979. - С. 41-43.

[27] Блищенко И.П. Указ. соч. С. 46-47.

[28] Лунц Л.А. Развитие советской доктрины по международному частному праву // Советское государство и право. – 1977. № 12. - С. 54-55.

[29] Усенко Е.Т. Формы регулирования социалистического международного разделения труда. - М.: Междунар. отношения. 1965. - С. 124-169.

[30] Лунц Л.А., Марышева Н.И., Садиков О.Н. Международное частное право: Учебник. - М.: Юрид, лит., 1984. -С. 18.

[31] Усенко Е.Т. Теоретические проблемы соотношения международного и внутригосударственного права // Советский ежегодник международного права. 1977. - М.: Наука, 1979. - С. 70.

[32] Международное публичное право: Учебник / Под ред. Бекяшева К.А. - М.: Проспект, 2000. - С. 80.

[33] Собрание законодательства РФ. 1994, № 32. Ст. 3301.

[34] См.: Международное частное право / Под ред. Г.К. Матвеева. - Киев, 1985.

[35] Минаков А.И. Международный договор как источник международного частного права (Вопросы теории) // Советский ежегодник международного права. 1986. - М.: Наука, 1987. - С. 235-238.

[36] Там же.

[37] См.: Корчиго Е.В., Катков Д.Б. Некоторые вопросы российской доктрины международного частного права // Государство и право, - 2001. №. 10. - С. 79.

[38] Бабаев М.Х. Международный договор и источники международного частного права // Вестник Киевского университета. Международные отношения и международное право. Вып. 13. - Киев, 1981. - С. 117.

[39] См.: Мюллерсон Р.А. Национально-правовая имплементация международных договоров // Советский ежегодник международного права. 1978.- М.: Наука, 1980. - С. 130-131.

[40] Мюллерсон Р.А., Указ. соч. С. 130-131.

[41] См.: Ануфриева Л.П. Соотношение международного публичного и международного частного права: правовые категории.-М.: Спарк, 2002. - С. 195-196; Мюллерсон Р.А. Указ. соч. С. 130-131.

[42] См. об этом: Лукашук И.И. Международное право в судах государств. - СПб.: СКФ «Россия-Нева», 1993. - С. 112.

[43] Талалаев А.Н. Соотношение международного и внутригосударственного права и Конституция Российской Федерации // Московский журнал международного права, - 1994. № 4. - С. 8-9.

[44] Федеральный закон «О международных договорах Российской Федерации» от 15 июля 1995 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 29. Ст. 2757.

[45] Талалаев А.Н. Указ. соч. С. 8-9.

[46] Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1996. № 1.

[47] Ст. 15 Конституции РФ.

[48] Хлестов О.Н. Международное право и Россия // Московский журнал международного права. – 1994. № 4. - С. 54-55.

[49] Усенко Е.Т. Соотношение и взаимодействие международного и национального права и Российская Конституция // Московский журнал международного права. - 1995. № 2. - С. 16.

[50] Там же.

[51] Маковский А.Л. Проблема природы международного частного права в советской науке // Проблемы совершенствования советского законодательства. Вып. 28. - М., 1984. - С. 218.

[52] Ануфриева Л.П. Об источниках международного частного права (Некоторые вопросы теории) // Московский журнал международного права. - 1994. № 4. - С. 64.

[53] Маковский А.Л. Указ. соч. С. 218.

[54] Интересно отметить, что Л.П., Ануфриева со ссылкой на С.А. Голунского и М.С. Строговича выделяет третий элемент понятия источника права - властная обеспеченность соблюдения (Ануфриева Л.П. Указ. соч. С. 64; Голунский С.А., Строгович М.С. Теория государства и права. - М.: Юриздат, 1940. - С. 173). См. также: Корчиго Е.В., Катков Д.Б. Некоторые вопросы российской доктрины международного частного права // Государство и право. - 2001. №. 10. - С. 80.



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


Метод правового регулирования в международном частном праве (МЧП)
Методы правового регулирования международного частного права
Предмет международного частного права (МЧП)
Всемирная конвенция об авторском праве
Природа и место международного частного права в правовой системе Российской Федерации
Вернуться к списку публикаций