2013-12-08 19:53:11
ГлавнаяМеждународное (частное) право — Правовая природа и сущность понятия транснациональной корпорации (ТНК) как субъекта международного частного права



Правовая природа и сущность понятия транснациональной корпорации (ТНК) как субъекта международного частного права


Что касается разработки определения понятия ТНК в отечественной юридической доктрине, то следует отметить неоднозначное отношение исследователей и советского периода, и современных авторов к деятельности ТНК, что и отразилось на предлагаемых ими определениях. В исследованиях советского периода господствовало мнение, что ТНК являются формой проникновения государственно-монополистического капитала в сферы жизни иных капиталистических стран [17]. Трансграничные корпорации не вписывались в социалистическую систему хозяйствования, где единственной монополией признавалась только государственная монополия. ТНК при этом рассматривались как явление капиталистической экономики.

Тем не менее, советскими правоведами в дополнение к уже существующим количественным и качественным критериям были предложены и некоторые правовые критерии определения понятия ТНК, позволяющие в той или иной мере определить сущностное содержание ТНК именно с правовой точки зрения.

Так, Л.А. Лунц отмечал, что самым важным признаком ТНК является единство управления (контроля), осуществляемого головной компанией [18].

Б.Н. Ашавский и Н.И. Валько определяли ТНК как частнокапиталистическое, экономическое и организационно единое, но юридически множественное образование, находящееся под контролем национальной группы буржуазии и ведущее производственную и связанную с ней иную хозяйственную деятельность в нескольких странах, состоящее из головной компании, самостоятельных юридических лиц определенной национальности, и экономически подчиненных ей филиалов, расположенных в различных странах и являющихся самостоятельными (или не являющимися такими) юридическим лицами разной национальности [19].

Б.М. Осминин предлагает определять понятие ТНК, делая основной акцент на экономическую основу ТНК, связанную с процессом международного разделения труда: «ТНК - это монополия, объединяющая ряд частнокапиталистических предприятий, экономически связанных между собой в рамках международного внутрифирменного разделения труда» [20]. М.М. Богуславский отождествляет понятие ТНК с понятием международной монополии [21].

Для целей настоящего исследования представляет интерес и высказывание К.А. Семенова, который отделяет понятие ТНК от ее производной «многонациональной корпорации», указывая, что «транснациональные корпорации - это преимущественно компании с однонациональным акционерным капиталом и контролем над деятельностью всей корпорации, а многонациональные корпорации, в отличие от транснациональных, объединяют компании двух или более стран на производственной и научно-технической основе, которые принадлежат собственникам этих стран» [22].

С К.А. Семеновым солидарен и А.П. Киреев, хотя и выражает это другим способом, отмечая, что «в транснациональной корпорации головная компания принадлежит капиталу одной страны, в то время как филиалы разбросаны по многим странам, а в многонациональной корпорации головная компания принадлежит капиталу двух или более стран» [23]. Уже отмечалось, что уравнивание правового статуса филиала и дочерних компаний не является верным и обоснованным.

Наиболее разработанным в научно-правовом плане, хотя и имеющее соответствующий отпечаток советского времени, является определение, сформулированное Л.А. Ляликовой. Она предлагала характеризовать ТНК, как не имеющее правосубъектности [24] частнокапиталистическое предприятие, состоящее как из самостоятельных, так и несамостоятельных в правовом отношении образований, подпадающих под юрисдикцию различных государств и связанных между собой посредством участия в акционерном капитале или иным способом, позволяющим достичь экономического единства предприятий, при наличии единого центра управления осуществляющего руководство его деятельностью [25]. В данном определении отражена сущность ТНК как специально структурированной организации, направленной на осуществление предпринимательской деятельности на территории нескольких государств. Однако следует отметить дискуссионность и неоднозначность использования термина «предприятие» в вышеприведенной дефиниции, что было уже ранее отмечено при выработке терминологического обозначения объекта исследования, а также указание на отсутствие вообще какой-либо правосубъектности у этого предприятия [26].

В XXI веке В.М.Шумилов уже относит к ТНК «предприятия, которые юридически созданы в одной стране, а осуществляют свою деятельность в другой или в других странах посредством дочерних предприятий и филиалов, находящихся под их контролем» [27].

В целом, думается, что все вышеуказанные определения обладают в той или иной мере совпадающими недостатками:

1) имеют лишь фиксирующий характер, т.е. не указывают на реальный способ правового определения понятия ТНК;

2) имеют явно экономический уклон;

3) упускают самое главное - правовой элемент, который должен играть роль того самого эффективного правового регулирующего механизма, призванного преодолеть фактическую односторонность при характеристике деятельности ТНК (отрицательный характер действия на принимающие государства);

4) формально уравнивают дочерние компании и филиалы, называя и те и другие - филиалом ТНК;

5) не содержат правовой элемент, который позволил бы решить вопрос поиска применимого к трансграничной корпорации права (lex societatis).

Кроме того, следует особо отметить, что к началу XXI века появилась тенденция отхода от критерия однонациональности капитала головной компании к его многонациональности, что, по нашему мнению, усложняет порядок поиска применимого права. Так, если раньше этот вопрос можно было снять посредством применения к головной компании права страны ее места регистрации или оседлости, то в случае многонациональности капитала (фактически можно говорить и о многонациональности головной компании) поиск применимого к такой компании права весьма затруднен, а поэтому предполагается что признак многонациональности головной компании не будет работать на практике.

По нашему мнению, на основе эволюции понятия ТНК и исходя из первоначальных исторических причин их появления и развития, в качестве исходных посылок при первом приближении к изучению феномена ТНК необходимо, не отказываясь от предлагаемых экономистами и юристами количественных и качественных критериев, выработать субсидиарные правовые критерии.

Предполагается, что одним из таких правовых критериев должен быть самодостаточный критерий наличия единого управления ТНК в виде однонациональной головной компании (с однонациональным капиталом). Ярким подтверждением единства и однонациональности капитала ТНК, полностью подконтрольного головной компании, является дело Marks&Spencer против Дэвида Холси (инспектора ее Высочества по налогам).

Так, в 2005г. Европейский суд вынес решение по иску компании Marks&Spencer против правительства Великобритании, в котором за английской компанией было признано право требовать учета убытков ее зарубежных подразделений при налогообложении ее прибыльных отделений внутри Соединенного Королевства. В целях исключения злоупотреблений со стороны компаний, суд сделал особую оговорку, что компания может сократить налогооблагаемую базу за счет заграничных убытков только в том случае, «если все иные возможности исчерпаны». Поскольку зарубежные компании истца прекратили свою работу, то у него нет возможности списать эти убытки за рубежом. В решении суда особо оговаривалось, что во всех иных случаях операции по учету убытков для снижения налогооблагаемой прибыли должны вестись исключительно на территории страны, где расположено действующее дочернее подразделение компании. Теперь министерству финансов Великобритании придется выплатить компании Marks&Spencer сумму, которую ей ранее не позволили списать с налогооблагаемой базы [28].

Кроме того, этот пример демонстрирует, что именно национальные компании, вступая в трансграничные отношения при учреждении своих отделений (филиалов и дочерних компаний) в соответствии с нормами иностранного права, образуют ТНК в истинном значении этого слова и являются опорой, на которой строится единый генеральный признак ТНК. При этом учитывается и другой критерий ТНК - наличие формальной «юридической множественности» при фактическом «экономическом единстве» [29].

Как справедливо отмечал Л.А. Лунц, «мощные национальные (головные) корпорации располагают разветвленной сетью разбросанных по различным странам отделений, дочерних предприятий (каждое из последних находится в отношении головной компании в той или иной степени экономической зависимости). Совокупность такой вертикальной по признаку подчиненности системы образований не обладает юридически оформленным единством. С правовой точки зрения - это конгломерат юридических лиц различной «национальности»; каждое из входящих в данную систему разного рода образований, разбросанных, как сказано, по разным странам, может быть юридическим лицом со своим личным статутом (по признаку места инкорпорации или домицилия)» [30].

Таким образом, Л.А. Лунц оперировал следующими правовыми характеристиками (критериями) для формирования понятия ТНК:

1. Наличие головной компании.

2. Наличие нескольких правосубъектных образований, полностью подконтрольных головной компании и принадлежащих к разным национальным правопорядкам.

3. Отстутствие юридически оформленного единства.

4. Характер отношений между головной компанией и подконтрольными ей компаниями, строящийся на основе строгой подчиненности - системе экономической зависимости.

Представляется, что Л.А. Лунц наиболее четко смог отразить специфику ТНК, свойственную 60-70 годам XX века, однако некоторые вышеуказанные признаки, сформированные им, в силу развития феномена ТНК во времени в настоящий момент получили иное правовое содержание и толкование.

Так, Л.П. Ануфриева рассматривает ТНК уже как «совокупность формально самостоятельных юридических лиц, имеющих различную государственную принадлежность, фактически управляемых иностранным юридическим лицом, т.е. материнской компанией» [31]. В целом она повторяет определение Л.А. Лунца, заменив лишь термин «национальность» на «государственную принадлежность» ТНК и указав на «совокупность формально самостоятельных юридических лиц». Мы считаем, что первое изменение сделано достаточно обоснованно в силу разделения понятия «национальности» и «государственной принадлежности» в разрезе специфики ТНК.

Тем не менее, по нашему мнению, допускается в этом определении и некоторая некорректность.

В вышеприведенном определении выглядит достаточно спорным указание на то, что это совокупность формально самостоятельных юридических лиц, поскольку совокупность подразумевает определенную степень равенства этих лиц, в ее основе лежит принцип координации деятельности соответствующих юридических лиц, не свойственный ТНК. Таким образом, по нашему мнению, не очень четко закрепляется одна из главных особенностей ТНК: характеристика отношений между составными частями (головной и ее дочерними компаниями) ТНК должна строиться не на отношениях координации, а на отношениях строжайшего подчинения всех компаний ТНК решениям, исходящим из центра управления, т.е. от головной компании. В этом и заключается суть «общей стратегии» ТНК, разрабатываемой и контролируемой головной компанией, являющейся высшим управленческим звеном, центром принятия решения в структуре ТНК.

Тем не менее, даже несмотря на некоторые различия в правовом содержании и толковании ранее приведенных определений, разработанных отечественной и зарубежной доктриной, все же можно выделить одну позицию, присущую всем определениям, хотя и по-разному закрепленную. Она заключается в том, что с юридической точки зрения ТНК должна рассматриваться как группа, состоящая из головной компании, ее филиалов и дочерних компаний и их филиалов, расположенных в нескольких странах, находящихся в отношении головной компании (центр управления) в той или иной степени экономической зависимости.

Таким образом, можно отметить следующие правовые компоненты, без которых определение ТНК — авторское ТГК - утрачивает смысл, поскольку не будет соответствовать положению дел в XXI веке:

ТГК - это

- объединение,

- формально самостоятельных национальных юридических лиц,

- принадлежащих разным национальным правовым системам,

- находящихся в разной степени зависимости от головной (материнской) компании посредством держания акций, управленческим контролем или путем заключения договора подчинения,

- сведенных в единую, управляемую из одного центра принятия решений, коммерческую единицу.

Отметив наиболее характерные для определения понятия ТНК критерии, разработанные отечественной и зарубежной доктриной, следует теперь обратиться к предлагаемой правовой доктриной классификации ТНК и попытаться привести имеющиеся в этой области позиции к единому знаменателю.

Так, существует классификация по структуре ТНК. В соответствии с этой классификацией ТНК бывают вертикально интегрированные и горизонтально интегрированные [32].

Следующая классификация основывается на способах и сроках осуществления иностранных инвестиций ТНК. В соответствии с этой классификацией все ТНК делятся на зрелые - ТНК, которые осуществляют инвестиционные операции за рубежом на долгосрочной основе, и незрелые - ТНК, которые размещают прямые иностранные инвестиции на краткосрочной основе [33].

Еще одна классификация основывается на направлениях деятельности ТНК в целом. В соответствии с этой классификацией все ТНК бывают производственные и сервисные [34].

Как уже видно из вышеуказанных критериев классификаций ТНК, они носят более экономический и информативный характер, а потому такие классификации не могут дать четкого представления именно о правовой специфике ТНК и ее отличительных чертах в сравнении со схожими с ней образованиями.

Думается, что такая классификация является внутренней классификацией ТНК как явления внутри группы в целом.

Поэтому наибольший интерес для целей настоящей работы представляет внешняя классификация, предложенная Б.М. Ашавским и Н.И. Валько, которая в определенной мере позволяет отделить именно ТНК от схожих с ней образований. Так, они предлагают для целей разработки унифицированных международных норм дифференцировать все международные корпорации в зависимости от формы собственности на следующие группы:

1) ТНК - частные транснациональные корпорации, в том числе капитал которых принадлежит разным национальным группам;

2) МГК - международные государственные корпорации, которые создаются государствами для обслуживания экономических потребностей государства в международном масштабе;

3) Смешанные международные корпорации, где преобладает одна из форм собственности - государственная или частная [35].

Особо необходимо отметить, что, по мнению вышеназванных авторов, к ТНК - частным международным корпорациям относятся и ТНК, где капитал принадлежит не одной национальной группе, а группе, состоящей из представителей разных стран. В поддержку этого утверждения приводится следующий довод: что при любом соотношении доли участия отдельных групп акционеров разных стран в капитале таких двунациональных корпораций во внешних отношениях выступают не эти отдельные акционеры или их группы, а единая корпорация как самостоятельное лицо, от своего имени и с указанием местонахождения или государственной принадлежности головной компании.

Тем не менее, в целом, по нашему мнению, такая классификация имеет право на существование, хотя она и достаточно условно позволяет отграничить собственно ТНК от схожих с ней образований, поскольку в трансграничные отношения вступает не единая корпорация, даже не всегда головная компания группы, а, в большинстве своем, отдельные дочерние компании, входящие в ТНК, имеющие свой личный статут и государственную принадлежность [36]. Кроме того, как справедливо отметили К.А.Семенов и А.П. Киреев и полностью поддерживается нами, в основе ТНК лежит однонациональная головная компании (и ее капитал), которая изначально вступила в трансграничные отношения путем создания своих дочерних компаний и филиалов в иностранных правовых системах. Таким образом, закрепление в доктрине принципа многонациональности компаний и их капитала является пока преждевременным, поскольку этот принцип не работает при поиске применимого к такой компании права.

В связи с этим более правильной классификацией, основанной на имеющихся количественных и качественных критериях, рекомендуется следующая классификация ТНК:

1. В первую группу входят национальные общества, тресты, компании, имеющие за рубежом многочисленные филиалы, а также дочерние компании. Здесь речь идет о ТНК, национальных по своему капиталу, но трансграничных по сфере деятельности. К таким корпорациям можно отнести Джэнерал Электикс, Каргил, Ашан, Санофи-Авентис, Файзер, Нестле.

2. Ко второй группе ТНК относятся тресты и концерны, которые являются международными не только по сфере деятельности, но и по капиталу. В отличие от ТНК первой группы, они принадлежат капиталу нескольких государств. К таким корпорациям можно отнести англо-американо-канадский никелевый трест «Интернэшнл никл компании оф Кэнада», германобельгийский трест фотохимических товаров «Агфа-Геверт», англо-итальянский концерн резинотехнических изделий «Данлоп-Пирелли».

3. К третьей группе международных монополий относятся картели и синдикаты, объединения производственного и научно-технического характера, юридическими лицами не являющиеся, но, тем не менее, объединяющие юридические лица и капитал разных государств, а также ведущие трансграничную деятельность [37]. Например, проект «Евротуннель».

Мы считаем, что с учетом предлагаемых критериев истинными ТНК, скорее всего, для целей настоящего исследования следует считать ТНК только первой группы, а ТНК, относящиеся ко второй и третьей группе, следует, как нам кажется, рассматривать как квази ТНК (вторичная ТНК) или многонациональные корпорации, истинными ТНК не являющимися.

В поддержку вышесказанного можно привести следующие доводы. Так, при анализе имеющихся в правовой доктрине определений международных юридических лиц, консорциумов, стратегических альянсов можно четко провести грань между ТНК и иными указанными выше образованиями, установив существенные отличия последних от ТНК в истинном понимании этого феномена в рамках настоящего исследования.

Так, под международными юридическими лицами (например, Международный банк реконструкции и развития) обычно понимаются юридические лица, которые созданы либо непосредственно в силу международного договора, либо на основании внутреннего закона одного или двух государств, принятого в силу международного договора (например, Европейское общество по финансированию закупок железнодорожного оборудования) [38].

Уже отмечалось, что ТНК по своей сути не создаются в силу международных договоров, они создаются, по нашему мнению, все же по решению невластных субъектов. Кроме того, Л.П. Ануфриева и Г.К.Дмитриева ставят под сомнение необходимость вообще выделения названной категории и ее квалификацию в качестве международного юридического лица [39].

Консорциумом, как правило, является объединение, образуемое на основе временного соглашения между полностью сохранившими свою самостоятельность банками или промышленными компаниями для совместного размещения займа или осуществления единого промышленного проекта большого масштаба [40].

В ТНК, во-первых, ее составные части не сохраняют свою самостоятельность, они строго подчиняются указаниям, поступающим из центра принятия решений - от головной компании, во-вторых, ТНК - это бессрочно создаваемый субъект.

Стратегические альянсы также представляют собой форму объединения самостоятельных компаний для достижения какой-либо цели. При этом они, как правило, не связаны между собой отношениями собственности и неподконтрольны друг другу [41].

Отличие стратегических альянсов от истинных ТНК, таким образом, состоит в том, что - первые - фактически не связанны отношениями собственности и неподконтрольны друг другу компании, т.е. не образующие единую экономическую единицу, где все входящие в альянс образования подчинялись бы центру принятия решений.

* * *

Таким образом, для целей дифференциации понятия ТНК мы предлагаем под ТНК понимать корпорацию, представляющую собой группу формально самостоятельных национальных юридических лиц, принадлежащих разным национальным правовым системам, находящихся в разной степени зависимости от однонациональной головной компании посредством держания акций, управленческим контролем или путем заключения договора подчинения, веденных в единую, управляемую из одного центра принятия решений (головной компании), предпринимательскую единицу, созданную на неопределенный срок.



[1] Центр принятия решения - место нахождения совета директоров, правления и иных исполнительных и распорядительных органов головной компании.

[2] См. подробнее: ««Евразхолдинг» купил итальянские долги, чтобы выйти на европейский рынок проката» в газете «Коммерсант» от 15.08.2005 г.

[3] Б.А. Райзберг, Л.Ш. Лозовский, Е.Б. Стародубцева, Современный экономический словарь. - 2-е изд., испр. - М., 1998; R.Vernon, Les enterprises multinationales: la souverainete nationale en peril. Paris, 1972. p. 20; Dunning J.H. The multinational enterprises. L., 1971. p. 16.

[4] См. подробнее: J.N. Behrman, World investment report 1993; transnational corporations integrated international production// Transnational corporation. 1993. Vol. 2., N 3. P. 149-162; Aharony Y., On the definition of multinational corporation // The multinational enterprises in transition. Princeton, 1972. P. 3-21; Э.А. Грязное «Позиции крупнейших в мире транснациональных корпораций в российской экономике», Инфограф, Москва, 2000 г., стр. 8.

[5] Э.А. Грязнов, Позиции крупнейших в мире транснациональных корпораций в российской экономике, Инфограф, Москва, 2000 г., стр. 8.

[6] R. Vernon, Les enterprises multinationales: la souverainete nationale en peril. Paris, 1972. P. 20.

[7] См. подробнее: ««Сильвинит» создал лантаноидную группу, купив эстонского производителя редкоземельных металлов» в газете «Коммерсант» от 11.01.2006г.

[8] См. подробнее: J. ABeale, A treatise on the Conflict of Law. V. I-III. New-York, 1935; Dicey and Morris. Conflict of Laws, 8th ed. London, 1967, Cheshire. G.C. PIL. London, 1965.

[9] См. подробнее: B. Walaszek, M. Sosniak, Zarys prawa miedzynarodowego prywatnego. Warszawa, 1968.

[10] См. подробнее: H.Batiffol, Idem. Reflexions sur coordination des systemes nationaus//Recueil de cours. 1967.1.

[11] См. подробнее: И.С. Перетерский, С.Б. Крылов, Международное частное право, Учебник, М. 1959, стр. 7; И.С. Перетерский «Система международного частного права», Советское государство и право. 1946, №8-9, стр. 17-29, Л.А. Лунц, Курс международного частного права в трех томах, М., Спарк, 2002; М.М. Богуславский, Международное частное право, Учебник, 5-ое издание, переработанное и дополненное, М., Юристъ, 2004г.

[12] Л.П. Ануфриева, Международное частное право, Общая часть, М., Издательство БЕК, 2002, стр.52.

[13] Б.М. Ашавский, Н.И. Валько, «Транснациональные корпорации - частнокапиталистические международные монополии» // Советское государство и право. 1981. № 3. стр. 79.; Y. Aharony, On the definition of multinational corporation// The multinational enterprises in transition, Princeton, 1972, p. 3-21.

[14] J.N. Behrman, World investment report 1993; transnational corporations integrated international production// Transnational corporation. 1993. Vol. 2, N 3. P.149-162.

[15] Т.е. отнесения той или иной корпорации именно к ТНК.

[16] Актуальные проблемы современного буржуазного гражданского права. М., 1983, стр.122.

[17] Х.Л.В. Кальдерон, Кодекс поведения транснациональных корпораций и международное право (на примере деятельности транснациональных корпораций в странах Латинской Америки): дис. ...канд. юр. наук. М., 1984, стр.37.

[18] Л.А. Лунц, Многонациональные предприятия капиталистических стран в аспекте международного частного права // Советское государство и право, 1975, N 5, стр. 123.

[19] Б.М. Ашавский, Н.И. Валько, «ТНК - частнокапиталистические международные монополии» // Советское государство и право. 1981, N 3, стр. 81.

[20] Б.И. Осминин, Транснациональные корпорации и международное право, дис.... канд. юр. наук, М., 1983, стр.47.

[21] М.М. Богуславский, Международное частное право, Учебник, 2-ое изд., перераб. и доп., М., Международные Отношения, 1994, стр.118-119; М.М. Богуславский, Международное частное право, Учебник, 5-ое изд., перераб. и доп., М., Юристъ, 2004, стр. 144-146.

[22] К.А. Семенов, Международные экономические отношения: Курс лекций -М. 1998. стр.252-253.

[23] А.П. Киреев, Международная экономика. В 2-х частях, Ч. 1, Международная микроэкономика: движение товаров и факторов производства.- М., 1999. стр. 304.

[24] Где под правосубъектностью понимается способностью субъектов права быть носителями прав и обязанностей, участвовать в правовых отношениях.

[25] См. подробнее: Л.А. Ляликова, Транснациональные корпорации в аспекте международного частного права: дис. канд. юр. наук, М., 1984, стр.36.

[26] Уже было отмечено, что существуют концепции, согласно которым ТНК наделяется, например, международной правосубъектностью.

[27] В.М. Шумилов, Международное финансовое право, Учебник, М., Международные отношения, 2005, стр. 305; См. также: И.И. Лукашук: Международное право, Особенная часть, Учебник, 3-е изд., перераб. и дополн., М, Волтерс Клувер, 2005г. стр.215. В этом учебнике И.И. Лукашук цитирует определения, предлагаемые Комиссией ООН по праву международной торговли и Институтом международного права, в основу которых положен принцип контроля со стороны центра принятия решения.

[28] См. подробнее: Press release of CVRIA № 107/05 dated 13 December 2005 on Judgment of the Court of Justice in Case C-446/03 “Marks &Spenser pic v David Halsey (Her Majesty’s Inspector of Taxes);

[29] Л.А. Лунц, Курс международного частного права в трех томах, М., Спарк, 2002, стр. 389; М.М.Богуславский, Международное частное право, Учебник, 5­ое изд., перераб. и доп., М., Юристъ, 2004, стр. 146.

[30] Л.А. Лунц, Курс международного частного права в трех томах, М., Спарк, 2002, стр. 389.

[31] Л.П. Ануфриева, Международное частное право, Особенная часть, Том 2, Издательство БЕК, Москва, 2002, стр.60.

[32] См. подробнее: S.X. Liu, Foreign direct investment and multinational enterprises. N.Y. 1997., p. 49-50.

[33] См. подробнее: S. Sayek, Foreign direct investment and inflation: theory and evidence: Disertation. Doctor of Philosophy, Duke unversity, 1999. P. 18-20.

[34] См. подробнее: P. Petit, Transnational service in the process of globalization // Transnational corporation and the global economy. UN University. 1998. P. 141-145; P. Enderwick, Some economics of service-sector multinational enterprises // Multinational service firms /L/ 1989. P. 33-34.

[35] Б.М. Ашавский, Н.И. Валько, ТНК - частнокапиталистические международные монополии // Советское государство и право. 1981. №3. С. 81.

[36] Так, в доктрине личный статут может отделяться от государственной принадлежности при использовании теории контроля, суть которой заключается в определении принадлежности капиталов (национальности его участников) юридического лица исходя из этого его собственного статута).

[37] М.М. Богуславский, Международное частное право, 5-е издание, Юристъ, Москва, 2004 г., стр. 144-146

[38] М.М. Богуславский, Международное частное право, 5-е издание, Юристъ, Москва, 2004 г., стр. 146-147.

[39] Л.П. Ануфриева, Международное частное право: Особенная часть, Изд. БЕК, М., 2002, стр.58; Г.К. Дмитриева, Международное частное право, учебник, 2-е изд. перераб. и допол., Проект, М., 2003, стр.234.

[40] См. подробнее: Н.Л. Платонова, Консорциум как форма международного промышленного сотрудничества (на основе практики советских внешнеторговых предприятий) // Советский ежегодник международного права, 1983. М., 1984, стр. 183.

[41] Scope and Definition. UNCTAD. Series on issues in international investment agreements. New-York and Geneva, 1999, p.47-48.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345




Интересное:


Бернская конвенция 1886 года об охране литературных и художественных произведений
Соглашения региональных межгосударственных объединений и законодательство об охране авторских прав России
Правовая природа и договорная составляющая международного коммерческого арбитража
Конвенция учреждающая Всемирную Организацию Интеллектуальной Собственности
Становление и развитие международно-правового регулирования международной торговли услугами
Вернуться к списку публикаций