2007-10-26 00:00:00
ГлавнаяРазное по праву — О совершенствовании института опеки и попечительства



О совершенствовании института опеки и попечительства


В течение многих десятилетий законодательство об опеке и попечительстве практически не менялось. Формирование нового российского гражданского законодательства в начале 1990-х гг., изменившее наши представления о многих институтах гражданского права, тем не менее положений об охране прав и интересов недееспособных или не полностью дееспособных лиц практически не затронуло. К числу произошедших перемен могут быть отнесены: появление правил о доверительном управлении имуществом подопечных, устранение понятия «опека над имуществом».

Самым значимым для института опеки и попечительства изменением является «перемещение» основных его положений в гражданское законодательство. Традиционно для советского права эти нормы закреплялись в актах семейного законодательства - раздел IV Кодекса законов об актах гражданского состояния, брачном, семейном и опекунском праве [1], раздел III Кодекса законов о браке, семье и опеке [2], ст. 26 Основ законодательства Союза ССР и союзных республик о браке и семье [3], глава 13 КоБС РСФСР [4].

Так, положения об опеке и попечительстве в КоБС РСФСР помещались в разделе III «Семья». Между тем закон не настаивал на том, чтобы в качестве опекунов или попечителей назначались члены семьи подопечного. В свою очередь правоотношения опекунов и попечителей нельзя было назвать семейно-правовымихотя бы потому, что этих лиц не связывали (да и сейчас не связывают) алиментные обязательства.

Перевод основных положений об опеке и попечительстве в гражданское законодательство (ст. 31 -41 ГК РФ) объясняется рядом причин, в том числе и тем, что с позиции ст. 3 Семейного кодекса РФ отношения между взрослыми подопечными и опекунами (попечителями) не являются предметом семейно-правового регулирования. Не могут быть отнесены к «ведению» семейного законодательства и иные, общие вопросы опеки и попечительства, такие как правовой статус опекунов и попечителей по отношению к третьим лицам, порядок установления и прекращения опеки (попечительства) и пр.

Таким образом, отказавшись от признания за опекунами (попечителями) и подопечными членства в семье, законодатель удалил соответствующие нормы из семейного законодательства, тем самым выводя институт опеки (попечительства) на новый уровень - уровень исключительной компетенции Российской Федерации (ст. 71 Конституции РФ). Учитывая, что основное предназначение норм данного института - обеспечение и защита прав и интересов подопечных, такой подход к определению места правовых норм должен приветствоваться, ибо он влечет применение способов гражданско-правовой защиты соответствующих прав.

Сразу же отметим, что Семейный кодекс РФ, обладая предоставленной ему ст. 31 ГК РФ возможностью определять права и обязанности опекунов и попечителей несовершеннолетних подопечных, связанные с их воспитанием, тем не менее положений Гражданского кодекса РФ об опеке и попечительстве над несовершеннолетними фактически не развил. Удельный вес норм об опеке и попечительстве, содержащихся в главе 20 Семейного кодекса РФ, весьма незначителен. В сущности, СК РФ устанавливает лишь дополнительные требования к личности опекуна (попечителя), а также разъясняет объем правомочий опекуна (попечителя) ребенка в сравнении с иными лицами (родителями, родственниками). Установленные же ст. 148 СК РФ права детей, находящихся под опекой (попечительством), в сущности представляют собой абсолютные права ребенка, зафиксированные Кодексом ранее, в положениях главы 11.

Отдельные положения института опеки и попечительства имеют разную отраслевую природу. Очевидно, что к нормам гражданско-правовой принадлежности относятся, например, правила об участии опекунов в сделках, выдаче попечителем согласия на совершение сделок подопечным. В то же время сроки и порядок установления опеки (попечительства), обязанность суда сообщать органу опеки и попечительства о признании гражданина недееспособным, о выдаче органом опеки и попечительства согласия на отчуждение имущества подопечного - эти и другие положения, в сущности, закрепляют функции органа государственного управления и могут быть охарактеризованы как административно-правовые (известно, что гражданское законодательство не содержит в себе только нормы гражданского права. Так, например, положения о государственной регистрации юридических лиц также представляют собой административно-правовые установления. Однако соответствующие нормы помещены в ст. 51 ГК РФ).

Итак, нормы об опеке и попечительстве сегодня представляют собой комплексный правовой институт, в котором ведущее место занимают нормы гражданского права, а их действие обеспечено нормами административно-правовой отраслевой принадлежности.

Ст. 31 ГК РФ позволяет сделать вывод о том, что основная задача опекунов (попечителей) состоит в совершении юридических действий в пользу подопечных, тех действий, которые смогут восполнить их недостающую дееспособность. Таким образом, данная норма рассматривает опеку и попечительство как вид правовой помощи, оказываемой нуждающимся в ней физическим лицам.

Между тем далее, определяя круг обязанностей опекунов (попечителей), Гражданский кодекс РФ меняет подход к роли этих лиц и фактически возлагает на их плечи все бремя забот о подопечном (за исключением попечительства над гражданином, ограниченным судом в дееспособности в порядке ст. 30 ГК РФ) -о питании, содержании, медицинском уходе, воспитании (для несовершеннолетних). Увеличивают это бремя и положения о возмещении вреда, причиненного подопечными, закрепленные в ст. 1073, 1074, 1076 ГК РФ. Такой характер статуса опекуна (попечителя) позволяет назвать опеку и попечительство формой устройства физических лиц.

В действительности, именно такие отношения фактически и складываются при установлении опеки и попечительства. Именно такой термин может быть справедливо употреблен по отношению ко всем видам опеки, как употребляет его Семейный кодекс в ст. 123 по отношению к различным способам определения судьбы ребенка, оставшегося без попечения родителей. Понятие «устройство» может быть истолковано в самом общем смысле как закрепление за подопечным физического лица, обязанного совершать те или иные действия. Отметим, что на практике «устройство» - это еще и размещение указанных лиц в одном жилом помещении (как правило, подопечный проживает в жилом помещении опекуна или попечителя, реже - наоборот). Как правило, надлежащее исполнение возложенных на опекуна (попечителя) обязанностей возможно только при совместном проживании с подопечным (что, однако, не исключает, например, сохранения в силе статуса попечителя в отношении ребенка, переданного в воспитательное учреждение).

Итак, законодатель с помощью института опеки и попечительства выполняет задачу определения судьбы недееспособного или не полностью дееспособного лица, перемещая «центр тяжести», бремя основных забот с органов государственной власти или местного самоуправления на соответствующее физическое лицо. Данный способ не нов, обладает целым рядом преимуществ и вполне оправдывает себя в условиях гармонично развитого общества, стабильной экономики и обеспеченности каждого определенным минимумом материальных благ. В этом способе соединены все преимущества межличностного общения, сохранения душевного и телесного здоровья подопечного, полноценного воспитания (для ребенка).

Однако очевидно, что в современной России, при условии безвозмездности исполнения опекунами и попечителями своих обязанностей государством фактически эксплуатируется (и весьма активно) определенный интерес лица, пожелавшего стать опекуном или попечителем. В большинстве случаев (к счастью) этот интерес расположен в рамках закона и носит неимущественный характер. Речь идет о стремлении лица удовлетворить потребность в общении, заботе о ближнем, в особенности -удовлетворить потребность в поддержке родственника, в исполнении отеческого (сыновнего) долга.

Психологи утверждают, что люди обладают «сильнейшей потребностью в присоединенности. Существование тесных, проверенных временем личностных взаимоотношений повышает жизнеспособность индивидуумов и групп» [5, с. 536]. Вопреки всему современное российское общество по-прежнему зиждется на семье. «В 90-е годы заметной особенностью российского общества стала концентрация людей на семейно-ориентированном образе жизни, связанная у большинства с необходимостью выживания в условиях кризиса...» [6, с. 162].

Потребность человека в заботе о ближнем сегодня должна культивироваться обществом, поощряться всеми возможными способами и, безусловно,«эксплуатироваться», но, разумеется, в пределах допустимого. Это означает, что законодатель должен найти способы поддержки тех граждан, кто отважился взять на себя заботу об инвалидах или детях, и стимулировать тем самым остальных сограждан к подобному поведению. В то же время должны быть закреплены и соответствующие меры контроля за действиями опекунов (попечителей), гарантирующие осуществление прав и интересов подопечных лиц.

Возможные изменения в содержании норм об опеке и попечительстве должны строиться исходя из принципа приоритета интересов личности, что в свою очередь обусловлено не только непосредственной ценностью человека как первоосновы социума, но и исключительно конъюнктурной в современных условиях задачей сохранения каждого индивидуума как социально полезной единицы - потенциального налогоплательщика, военнообязанного, родителя, иного члена семьи. В решении обозначенных вопросов так называемые публичные и частные интересы как нельзя более тесно взаимосвязаны, однако преобладание последних совершенно очевидно.

Итак, природа и цели института опеки и попечительства позволяют наметить направления дальнейшего совершенствования, которые могут быть сведены к двум основным: изменение норм частно-правовой и публично-правовой принадлежности. Причем центральное место в реформировании данного института должна занимать корректировка положений гражданского законодательства, что вытекает из сущности центральных отношений опеки (попечительства) - отношений опекуна (попечителя) и подопечного лица.



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


Акты судебного толкования как особая разновидность юридических актов
Международное публичное право
К вопросу о формировании ювенального права в России
К вопросу о территориальной организации системы юстиции в Российской Федерации
Общеправовое понятие тайны
Вернуться к списку публикаций