2007-10-26 00:00:00
ГлавнаяРазное по праву — К вопросу о названии отрасли экологическое право



К вопросу о названии отрасли экологическое право


Содержание норм экологического права базируется на специальном понятийном аппарате. Отсутствие закрепления основных понятий в экологическом законодательстве обусловливает возможность разночтений. Таким образом, для единообразного применения норм экологического права следует выработать единую концепцию.

К основополагающим понятиям в сфере взаимодействия общества и природы относится прежде всего понятие экологии и ряд производных от него. В представленной работе речь пойдет об одном из них, а именно - о названии отрасли «экологическое право». Данная отрасль именуется в номенклатуре специальностей на присуждение Государственным высшим аттестационным комитетом РФ ученых степеней, утвержден также государственный образовательный стандарт по экологическому праву. Согласно решениям юридических факультетов университетов соответствующие кафедры называются соответственно кафедрами экологического права. Например, на юридическом факультете МГУ им. М.В. Ломоносова существует кафедра экологического и земельного права; в Московской государственной юридической академии - кафедра аграрного и экологического права, в Академическом правовом университете при Институте государства и права РАН создана кафедра экологического, земельного и аграрного права [1]. И, наконец, в Красноярском государственном университете действует кафедра трудового и экологического права.

Несмотря на повсеместное внедрение в практику учебного процесса вышеуказанного названия отрасли права, вопрос о его корректности остается дискуссионным. Так, А.С. Тимошенко по этому поводу высказал следующее мнение: «Опыт формирования и развития национальной и международной системы права показывает, что за основу наименования составляющих их отраслей берется предметная сфера соответствующих категорий правоотношений (для земельного права - земля, для водного права - воды и т.д.). Если же за основу названия отрасли взять название естественнонаучной дисциплины, исследующей объект соответствующих правоотношений (в нашем случае "экология"), то это противоречит сложившейся юридической практике, так как в этом случае мы имели бы "гидрологическое", "почвоведческое", "геологическое" право и т.п.»[2].

Позицию Тимошенко разделяют также А.С. Шестерюк, Ю.С. Шемшученко, М.М. Бринчук. Последний считает, что раз в качестве объекта правового регулирования рассматриваемой отрасли выступает не система знаний о взаимодействии общества и природы, изучаемых социальной экологией, а природа и окружающая среда, то поэтому отрасль права должна называться правом окружающей среды. Такое решение вопроса, кроме того, соответствовало бы отечественным традициям: основой названия должен служить объект правового регулирования.

Аргументируя некорректность названия отрасли, профессор Бринчук ссылается на необъективность принятого решения использовать данное название, указывая на то, что решение было волевым. Принятие такого решения относится ко второй половине 1980-х годов, сначала в научных учреждениях и учебных заведениях, в которых исследовалась или изучалась отрасль экологического права. Так, в Институте государства и права АН СССР сектор правовых проблем охраны окружающей среды был переименован в сектор экологического права. В то же время была переименована кафедра на юридическом факультете МГУ. При этом, утверждает автор данной статьи, новое название этих подразделений и соответственно название отрасли права не имело ни предварительного, ни последующего научного обоснования[1].

Кроме того, нельзя не заметить тот факт, что в научной и учебной литературе наряду с экологическим правом употребляются такие названия, как "природно-ресурсное право", "природоохранительное право", "право охраны природы и рационального использования природных ресурсов", "право окружающей среды" и т.п.

Есть мнение, что содержание экологии как науки не имеет отношения к праву, хотя на современном этапе экология как наука трансформируется в область знаний о природных и природно-антропогенных системах, содержащих живые компоненты, о принципах управления такими системами в процессе природопользования, оздоровления среды обитания человека [3].

С учетом вышесказанного вызывает недоумение тот факт, что ученые в поисках аргументов пользуются естественнонаучным трактованием экологии, ссылаясь на то, что впервые данное понятие было введено немецким зоологом Э. Геккелем в 1866 г. в работе "Всеобщая морфология организмов" для обозначения учения о взаимоотношениях организмов друг с другом и средой их обитания. В связи с этим возникает вопрос, почему мы не задумываемся о корректности использования понятия экологии в данном случае. Ведь первоначальное лексическое значение данного слова, его аутентичный перевод с греческого на русский язык определяет экологию как учение о доме, о месте обитания (от греческого oikos - жилище, местообитание, родина, дом и logos: - понятие, учение), а не о структуре, функциях, взаимоотношениях, организмов, его населяющих. По большому счету речь идет о среде обитания живых компонентов как таковой. Думается, естественнонаучное содержание экологии более "притянуто за уши", чем правовое.

Следует также обратить внимание на такую особенность: значение слов иностранного происхождения трактуется в русском языке не всегда однозначно. Пример тому слово «климат», которое с греческого переводится как наклон земной поверхности к солнечным лучам и таким образом определяется в качестве естественнонаучного понятия. Другое же его значение - среднестатистический режим погоды используется на практике в качестве географической характеристики местности.

И, наконец, позиция некоторых авторов, основанная на принципиальном обозначении объекта правового регулирования в названии дисциплины, также вызывает сомнение. Возьмем для примера банковское право. Очевидно, что данная отрасль регулирует не банки, а деятельность, связанную с ними. А уголовное, гражданское право? В названиях этих дисциплин просматривается лишь сфера их действия.

Что же касается академичности названия, то следует заметить, что речь идет об учении, а не о науке в целом. Обратимся к энциклопедическому словарю для уточнения. Учение - это либо совокупность теоретических положений о какой-либо области действительности, либо система воззрений ученого. Наука определяется как система знаний плюс деятельность по получению новых знаний. Таким образом, если говорить об экологии как о науке, то скорее о ее формировании как таковой.

С учетом изложенного можно говорить об экологическом праве как о совокупности норм, регулирующих общественные отношения, возникающие по поводу места обитания живых организмов, которые являются его составной частью.

В качестве места обитания выступает природа или окружающая природная среда. Поэтому название "Экологическое право" трудно признать некорректным. Для этого должны существовать более веские аргументы.


1. Бринчук М.М. О понятийном аппарате экологического права // Государство и право. 1998. № 9. С. 27.

2. Тимошенко А.С. О понятии и содержании права окружающей среды // Вести. МГУ. Сер. "Право". 1987. № 5. С. 47-48.

3. Бринчук М.М. Экологическое право. М.: Юристъ, 1998. С. 55.







Интересное:


К вопросу о проблеме государственно-церковных отношений на современном этапе развития Российской Федерации
О некоторых проблемах правового регулирования деятельности региональных счетных палат
Институт суррогатного материнства как способ реализации репродуктивной функции человека
К вопросу о формировании правоохранительной государственной службы Российской Федерации
Идеология правового экстремизма как отражение кризиса государственности
Вернуться к списку публикаций