2007-10-26 00:00:00
ГлавнаяРазное по праву — Институт суррогатного материнства как способ реализации репродуктивной функции человека



Институт суррогатного материнства как способ реализации репродуктивной функции человека


Суррогатное материнство и обычная процедура ЭКО практически одно и то же, технология та же. Но при этом наблюдается следующее: суррогатная мать или женщина, которой пересаживается донорская яйцеклетка, как ни странно, беременеет лучше, чем в обычной программе ЭКО, и донашивает хорошо. И неудачи – это, пожалуй, то исключение, которое подтверждает правило [1].

В целом опыт показывает, что с медицинских позиций вопрос суррогатного материнства решается даже легче, чем лечение бесплодия супружеских пар. В Санкт-Петербурге, в центре ЭКО (экстракорпорального оплодотворения) при Институте акушерства и гинекологии имени Д. Отта, с 2000 г. ввели в практику суррогатного материнства. И, хотя практика показывает, что суррогатными матерями лучше быть замужним женщинам до тридцати пяти лет, желательно имеющим детей, первой «официальной» суррогатной матерью стала двадцатичетырехлетняя незамужняя женщина, не имеющая детей [2].

Однако проблема реализации права на подобное решение рассматриваемой проблемы встает тем более остро, когда речь заходит о компенсации затрат на такую услугу в медицинском учреждении без учета оплаты для самой суррогатной матери. Далеко не каждая бесплодная пара осилит суррогатное материнство. Цена подобной «услуги» в Санкт-Петербурге колеблется от 25 до 35 тысяч долларов США, что и соответствует примерной стоимости одно- или двухкомнатной квартиры [3].

Но есть и другая сторона дела – этическая. Верующие, например, даже имея средства, предпочтут взять дитя из дома ребенка (детского дома), нежели воспользоваться «банком суррогатных матерей», предоставляемым клиентам центром ЭКО [4].

В Семейном кодексе Российской Федерации сказано: «Лица, состоящие в браке между собой и давшие свое согласие в письменной форме на имплантацию эмбриона другой женщине в целях его вынашивания, могут быть записаны родителями ребенка только с согласия женщины, родившей ребенка (суррогатной матери)... Супруги, а также суррогатная мать не вправе при оспаривании материнства и отцовства после совершения записи родителей в книге записей рождений ссылаться на эти обстоятельства» [5].

Иными словами, государство не только не защищает генетических родителей, но законодательно отдает той, что родила дитя, право решать его судьбу. Захочет – оставит себе, захочет – перепродаст подороже. Захочет – станет шантажировать бесплодную пару, чтобы заплатили сверх условленного...

Но, с другой стороны, могут ли генетические отец и мать потребовать от женщины, сдавшей свое чрево внаем, отказаться на девять месяцев от привычного для нее образа жизни? А, если возникнут осложнения при течении беременности или родах или придется, например, делать кесарево сечение, кто возместит ущерб, нанесенный здоровью суррогатной матери? Как быть в случае выкидыша или рождения неполноценного, больного малыша, урода?.. Нужно ли ребенку знать, кто его родил? Обязаны ли генетические родители раскрыть сыну или дочери тайну их появления на свет? Когда это лучше сделать?

Закон на эти вопросы, к сожалению, не отвечает.

Столь широкий спектр мнений, от восторгов сторонников – тех, кто видит в этом единственную возможность стать родителями, до сурового осуждения и отвращения противников, видящих в этом происки «темных сил» и перспективу вырождения человечества, свидетельствует о том, что корни вопроса выходят далеко за пределы того уровня знаний, на который опирается широкая публика. Это означает также, что проблема суррогатного материнства многопланова, то есть она является точкой, в которой пересекаются такие области знания, как этика и биология, философия и юриспруденция [6]. Поэтому вполне понятно, что споры, за которыми стоят одни эмоции и в которых ухватывается лишь краешек всей проблемы, не могут привести к ясному суждению. Отсутствие же ясности порождает противостояние сторон и напряженность.

Решение прибегнуть к помощи суррогатной матери зачастую представляется многим парам единственным решением, и оно выстрадано ими в полной мере и не подлежит порицанию [7].

Разобраться в том, что же такое суррогатное материнство, можно лишь с не совсем традиционной точки зрения. Прежде всего, нужно прояснить вопрос о том, кем являются наши дети, каковы наши с ними взаимоотношения, в каком смысле мы можем считать их «своими»? Если исходить из обычных человеческих представлений, что рождающиеся дети являются «чистым листом бумаги», на котором родители и общество могут записать все, что им угодно, мы упустим из поля зрения свободу личности и воли. Ребенок, выросший и ставший взрослым, окажется всего-навсего формой, которую вылепила внешняя среда из комочка живой протоплазмы. Теперь претензии родителей считать ребенка «своим» становятся более понятными: поскольку этот комочек появился в результате слияния именно их половых клеток, они считают, что получили право путем формирования его личности перенести в ребенка копию самих себя! Вот в чем кроется причина, по которой люди хотят «завести» детей: они видят в них продолжение своего собственного существования. Конечно же, подавляющее большинство людей не осознает этого стремления и следует ему инстинктивно, называя это чувством отцовства и материнства. Но это чувство и этот инстинкт присущи и животному миру, а это доказывает, что своими корнями он уходит в проблему зарождения и существования Жизни вообще – Жизни, которая не желает мириться со смертью и стремится к бессмертию, передавая себя, подобно эстафетной палочке, от поколения к поколению. Глобальность этого видения, которое поднимается высоко над обычными житейскими представлениями, заставляет нас осознать, что ни одна повседневная проблема не может быть разрешена без обращения к самим истокам – к Жизни и ее Смыслу [8].

Однако и родители также являются детьми, и вряд ли они согласятся с тем, что являются всего лишь очередными безымянными участниками забега, принявшими эстафетную палочку Рода. Вряд ли они согласятся с тем, что являются всего лишь очередной свежей лошадью, на которую в свое время пересел Всадник – основатель их Рода, чтобы продолжать свою скачку по жизни. Безусловно, мы чувствуем себя самостоятельными личностями, которые имеют творческий потенциал и родились здесь не для того, чтобы стать очередной ступенькой на чьем-то пути, а для того, чтобы проявить в этой жизни себя – развить свои способности и, пустив их в оборот, получить отдачу. Но в таком случае мы должны признать то же самое и в отношении наших детей! Они также являются самостоятельными личностями, причем изначально, от рождения. Это означает, что, хотя младенец и выглядит совершенно беспомощным и ничего не умеющим, на самом деле все его способности в скрытом состоянии уже присутствуют в нем. Эти способности и составляют его личность, его характер, они являются результатом его наработок, а не передаются ему его родителями. Отсюда со всей очевидностью следует, что личность ребенка, если понимать под ней этот комплекс, уже погружалась в эту жизнь, совершенствуя и проявляя в ней себя, и пришла сюда затем, чтобы продолжить свой жизненный путь. Жизнь в своем поиске бессмертия не упускает ни одной возможности – она ищет его не только в коллективном бессмертии рода, но и в индивидуальном бессмертии личности [9].

Итак, роль родителей и их взаимоотношения с детьми получают истинное основание. Мы понимаем теперь, что наши дети, так же, как и мы сами, являются самостоятельными и вполне сформированными личностями; их видимая беспомощность вполне понятна и легко объясняется теми новыми для них условиями, в которые они попали и в которых должны освоиться. К этим новым условиям относится и полученное ими от родителей новое тело, которым они должны овладеть и о котором должны заботиться. Безусловно, соответствующие необходимые навыки наработаны ими раньше, они и проявляются в виде всех тех «готовых» и необходимых для жизни инстинктов, которыми малыш располагает от рождения [10].

Таким образом, задача родителей – помочь своим детям раскрыть их способности, обеспечить им возможность становления жизненного пути. А для этого нужно не навязывать детям свои представления об их задачах, а искать и выявлять в детях их скрытые способности и таланты. Нужно помогать им, обеспечивая их защитой и поддержкой на тот период, пока на окрепших крыльях своих талантов они не смогут выпорхнуть из родного гнезда и отправиться в свой собственный полет [11].

Когда супруги понимают, что многолетние попытки зачать или выносить ребенка оказались безуспешными, когда проделано несколько операций ЭКО (экстракорпорального оплодотворения), также очень дорогих, – последней соломинкой остается надежда на добрую фею, которая, как в сказке о Дюймовочке, подарит (или продаст) драгоценный горшок, в котором прорастет семечко [12].

И что же? Как ни удивительно, такие феи существуют! Те самые, которые добровольно предлагают почву и удобрения, подходящий микроклимат и приемлемые условия для заключения договора. Остается только грамотно заключить контракт, чтобы по зрелом размышлении фее не удалось испариться вместе с выношенным ею семечком [13].

В последнее время суррогатное материнство получает в нашей стране все более широкое распространение. Правда, так до конца и не удалось выяснить, насколько крепка правовая база этого явления. Та информация, которая имеется в Интернете, показывает, что желающих родить ребенка этаким нетривиальным способом становится все больше и больше, суррогатным матерям предлагают большие деньги за их услуги. Последним самым громким примером такой обретшей счастье семьи стала Алена Апина, скромно не сделавшая из этой истории секрета и поведавшая с экранов телевизоров о том, что ее дочку выносила чужая женщина. Несколькими месяцами раньше то же самое проделала Ольга Слуцкер, имевшая аналогичные проблемы [14].

В Интернете вполне легально вывешиваются объявления как от пар, желающих родить ребенка, так и от мамаш, желающих быть востребованными в качестве инкубатора. И тех и других активно зазывают к себе разные медицинские центры, скромно умалчивая о размерах вознаграждения «мамам» и сумме самой процедуры. Однако, по последним данным, вознаграждение «маме» выражается суммой с четырьмя нулями, а стоимость операции выходит далеко за рамки средней потребительской корзины. Другими словами, позволить себе роскошь стать родителями могут только весьма богатые люди [15].

Закон, принятый о суррогатном материнстве, здравомыслящего человека заставит поежиться от неожиданной формулировки: оказывается по российским законам новоиспеченная мать-инкубатор может в течение 72 часов решить, отдаст ли она своего ребенка родителям-заказчикам или оставит себе. Конечно, что и говорить, мы не Америка, где подобная практика существует гораздо дольше и законы на этот счет категоричны и безжалостны. Вообще, мировая практика суррогатного материнства такова: либо в стране запрещено подобное действо, либо четко регламентированы права и обязанности, и обратной дороги нет. Даже если американская мать пытается отсудить ребенка, закон будет на стороне заказчиков: ведь мать знала, на что шла.

Возникает очень важный вопрос, имеющий непосредственное отношение к проблеме суррогатного материнства: случайно ли, что данный ребенок родился именно у данных родителей? Если считать, что ребенок – это только тело, которое сформировано по образцу, данному родителями, и в котором содержатся незатронутые, подобно чистому листу, память и психика, то такой вопрос не имеет смысла. Однако если понимать, что родилась, а точнее воплотилась, готовая и сформированная личность, то этот вопрос приобретает огромную важность. Ответив на него, мы ответим одновременно на еще один весьма болезненный вопрос, который, в сущности, лежит в основе проблемы суррогатного материнства: почему у некоторых супружеских пар вовсе нет детей?

Дети, входящие в мир, приходят в него по зову своих родителей. Зачатый ребенок развивается в утробе своей матери, чтобы в один прекрасный момент явить себя на свет Божий, заявив о своем появлении громким криком. Природа пока не знает другого способа появления детей, кроме как в муках матери. Какая бы ни была мать, как бы она ни относилась к ребенку, ей приходится проходить через родовые схватки, длящиеся иногда многие часы [16].

Любой ребенок, как это ни удивительно, имеет не только генетическую память. В нем, как в замысловатом сосуде, причудливо смешиваются и переплетаются корни многих поколений, он, будучи невинным, таит в себе скрытые способности и возможности, которые то ли будут раскрыты на протяжении его жизни, то ли так и останутся спящими в нем [17].

Дети, действительно, наследуют черты обоих родителей. Но только ли внешние? Как часто нам приходится слышать негодующие возгласы: «Как же ты похож на отца, размазня!» или «Какая ты неряха, вылитая мать!» В обычном, «природном», зачатии ребенка участвуют двое – мать и отец. Они создают для него тело, куда потом приходит душа. Появление души в теле будущего человечка – акт единственный, не повторяющийся никогда больше. Как же приходит душа, какая приходит? По подобию тех, кто в это время ближе к ребенку. В обычном случае это мать и отец. Дети, помимо внешности, наследуют черты характера родителей. Душа ребенка формируется подобной душам родителей ребенка. Причем, как и внешнее сходство может быть с дальними предками, так и духовное родство не ограничивается ближайшими поколениями [18].

Рождение именно этого ребенка именно у этих родителей является не случайностью, а закономерностью и необходимостью. Эта необходимость становится ясной, как только мы вспомним, что ребенок есть личность, пришедшая сюда для собственного развития и проявления. Следовательно, условия ее рождения должны быть для нее наиболее благоприятными. Это означает, что и родители, и будущее окружение ребенка, и все сопутствующие его детству жизненные условия являются именно той средой, которая более всего подходит именно для него, для проявления его личности. Он как бы притягивается к тому месту и к тем родителям, которые соответствуют ему самому – наработанной им личности. Но тогда проблема суррогатного материнства вырисовывается куда более определенно: мы видим, что наличие суррогатной матери вносит разлад в этот четкий и закономерный механизм. Дело в том, что ребенок в этом смысле «притягивается» к своей суррогатной матери, а вовсе не к биологической. Не будем забывать, что гены, содержащиеся в клетках отца и матери, ответственны только за формирование тела ребенка, но не его души, под которой мы будем понимать его личность. Посредником между телом и личностью является кровь, недаром во все времена придавали огромное значение именно кровному родству. Поскольку в жилах ребенка течет кровь суррогатной матери, то именно она станет тем посредником, к которому «притянется» душа ребенка. Значит, возникает проблема, которую не в состоянии разрешить никакое законодательство. У ребенка, в любом случае, независимо ни от каких соглашений, оказывается три родителя, причем доля суррогатной матери, кровь которой участвует в выборе воплощающейся души, более важна, чем гены биологических родителей, участвующих только в формировании для этой души тела. Душа, притянувшаяся по подобию крови, к родовой линии суррогатной матери, оказывается воплощенной в теле, которое создано на основе генной информации, передаваемой по родовой линии биологических родителей. Душа ребенка, для развития которой являются наиболее благоприятными те условия, которые она могла бы получить в жизненной среде суррогатной матери, оказывается ввергнутой в жизненную среду, предоставляемую ей ее биологическими родителями. Здесь не имеет никакого значения то, насколько эти условия являются благоприятными в материальном плане; вполне возможно, что для развития данной души они как раз неблагоприятны, потому что она нуждается в таких жестких внешних условиях, которые императивно стимулировали бы ее рост. Мы видим, что возникает ужасная путаница: биологические родители создают воплощающейся душе такие условия, которые, возможно, не являются для нее подходящими, и этим они наносят и ей, и себе большой ущерб, и именно они несут за это огромную ответственность [19].

Самое распространенное заблуждение состоит в мнении о том, что в ребенке, выношенном чужой женщиной, сочетаются их гены, а раз гены «собственные», то какая разница, на какой почве произрастает плод. Да, рожденный ребенок внешне будет похож на биологических маму и папу. Но девять месяцев он находился в лоне другой женщины. И именно она питала его своими соками, именно к ее телу привыкал будущий младенец, именно ее готовился называть мамой. Ведь не расскажешь же ребенку, что он получил возможность воплотиться – за деньги! [20]

С трудом можно представить себе женщину, имеющую дома «не менее двоих детей», а ведь именно такое условие обязательно для суррогатной матери: женщину, познавшую радость материнства, родившую и выкормившую двоих детей, рожденных от собственного мужа, которая хладнокровно подписывает контракт, условием которого является разлука с ребенком навсегда [21].

Маленький человечек, выношенный инкубатором, девять месяцев существует в состоянии товара, который меняют на деньги. Женщина, отдающая часть себя, – а ведь именно так и выглядит рождение с биологической точки зрения, – продает за деньги свое тело, в котором развивается чужое существо. Родители-заказчики, как правило, общаются с суррогатной матерью их будущего малыша только дважды – в самом начале и при передаче ребенка. Трогательные рассказы биологических мам о том, что они «начинают чувствовать этого ребенка», «устанавливается связь с ним», к сожалению, не более чем разыгравшаяся фантазия. Ведь не убиваются женщины по каждой вышедшей из них яйцеклетке – а ведь это происходит раз в месяц. Так же как и мужчины не страдают по излившимся из них сперматозоидам [22].

Участие в рождении такого ребенка оказывается для суррогатной матери очень неблагоприятным, и эта неблагоприятность вряд ли может быть компенсирована даже солидным денежным вознаграждением. Речь идет о том, что, вынашивая и рождая ребенка, суррогатная мать отдает ему огромную энергию, которую черпает из своей души и своего организма.

Итак, рассмотрены наиболее глубокие, и потому наиболее скрытые стороны проблемы суррогатного материнства, затрагивающие как саму суррогатную мать, так и биологических родителей и ребенка. Мы видим, что последствия для всех трех сторон, участвующих в этой сделке, не могут быть названы благоприятными. Вывод может быть только один: притяжение души ребенка на воплощение в неблагоприятных для нее условиях является эгоистическим деянием обеих договаривающихся сторон – биологических родителей и суррогатной матери. Невежественно нарушая естественный механизм воплощения души, обеспечивающий всем ее участникам наиболее благоприятные условия для развития и творчества, они берут на себя ответственность, всю величину которой не в состоянии себе представить. У нас пока слишком мало информации для изучения рожденных таким образом детей, ведь самым старшим из них сейчас едва больше пятнадцати лет. Мы не можем пока знать, кем вырастут эти люди, какое развитие получат их личности. В этом и состоит основное заблуждение – люди с упоением гонятся за сиюминутными эгоистическими удовольствиями и не желают видеть их отдаленные, но неизбежные последствия [23].

Желание родить «собственного» ребенка более чем понятно. Однако, если этого не получается сделать, не будет ли более благородным обратить свои взгляды на уже рожденных детей, оставленных своими родителями? Точно так же, как к родителям притягивается собственный ребенок, к ним придет и этот – усыновленный. И мне кажется, что более гуманно потратить деньги не на дорогостоящие операции, а на помощь уже рожденному малышу, который станет вашим навсегда [24].



[1] Жельвис В.И. Этнические стереотипы поведения. СПб., 2002. С. 296.

[2] Kon I. Einfuhrung in die Sexuologie. Berlin, 2000. S. 376.

[3] Миронов Б.М. Традиционное демографическое поведение. М., 2000. С. 83.

[4] Вишневский А.Г. Брачность, рождаемость, смертность. М., 2000. С. 104.

[5] Мюллерсон Р.А. Права человека: идеи, нормы, реальность. М., 2001. С. 236.

[6] Обеспечение прав человека в рамках Организации Объединенных Наций. М., 2002. С. 548.

[7] Вишневский А.Г. Воспроизводство детей и общество. М., 2002. С. 285.

[8] Вундер П.А. Эндокринология пола. М., 1990. С. 253.

[9] Голод С.И. Стабильность семьи: социологический и демографический аспекты. СПб., 2002. С. 136.

[10] Социально-демографическое исследование брака, семьи, рождаемости и репродуктивных установок. Ереван, 2003. С. 143.

[11] Тольц М.С., Оберг Л.Я., Шишко О.А. Начальные этапы реализации репродуктивной функции женщин//Здравоохранение Российской Федерации. 2003. № 7. С. 13.

[12] Харчев А.Г. Брак и семья: сквозь нации и народы. М., 2002. С. 367.

[13] Воеводин Л.Д. Юридический статус личности. М., 2000. С. 282.

[14] Естественные права человека. Сборник материалов Семинара Московской Хельсинкской группы «Права человека». Выпуск 12/Под ред. Л.И. Богораз. М., 2003. С. 88.

[15] Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. СПб., 1999. С. 336.

[16] Андреева И.С. Социально-философские проблемы пола, брака, семьи//Вопросы философии. 2000. № 2. С. 135.

[17] Антонов А.И. Социология рождаемости (теоретические и методические проблемы). М., 2003. С. 272.

[18] Белкин А.И. Соотношение биологического и социального в человеке. Материалы к симпозиуму. М., 2002. С. 777.

[19] Геодакян В.А. Роль полов в передаче и преобразовании генетической информации//Проблемы передачи информации. 2000. № 1. С. 105.

[20] Дзарасова И.В., Медков В.М. Репродуктивное поведение семьи. М., 2002. С. 16.

[21] Жельвис В.И. Этнические стереотипы поведения. СПб., 2002. С. 296.

[22] Kon I. Einfuhrung in die Sexuologie. Berlin, 2000. S. 376.

[23] Миронов Б.М. Традиционное демографическое поведение. М. Статистика. 2000. С. 83.

[24] Вишневский А.Г. Брачность, рождаемость, смертность. М. 2000. С. 104.



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


Периоды назревания необходимости создания следственного комитета в РФ
Интернет и право - проблема юрисдикции
К вопросу о названии отрасли экологическое право
Акты толкования Верховного Суда РФ и судов общей юрисдикции
К вопросу о проблеме государственно-церковных отношений на современном этапе развития Российской Федерации
Вернуться к списку публикаций