2012-09-25 11:36:02
ГлавнаяРазное по праву — Место и роль понятий «внутригосударственная правовая система» и «международная правовая система» в категориальном аппарате общей теории государства и права



Место и роль понятий «внутригосударственная правовая система» и «международная правовая система» в категориальном аппарате общей теории государства и права


Возникновение объективного права обусловлено необходимостью интеграции многообразия единичных правил поведения в стройную систему, с целью упорядочения их воздействия на общественные отношения и создания новых правил. Априорное значение при этом имеют правовые принципы, которые в зависимости от специфики своего содержания, определяемого выраженной в нем социально-правовой идеи, указывающей на меру дозволенного и должного поведения в той или иной сфере деятельности человека, позволяют отнести те или иные нормы к более сложным институциональным образованиям, таким как правовые институты и отрасли права, так как «именно через систему общих дозволений и общих запретов, также как через систему правовых принципов, право оснащается социально-политическим и юридическим содержанием, соответствующим данным отношениям», что и приводит к необходимости образования указанных структурных элементов системы права, формируемых с учетом специфической однородности регулируемых ими общественных отношений.

Отрасли права - наиболее крупные центральные звенья системы права. Они охватывают основные, качественно особые виды общественных отношений, которые по своему глубинному экономическому, социально-политическому содержанию требуют обособленного, юридически своеобразного регулирования.

Отрасли права - не просто зоны юридического регулирования, не искусственно образованные совокупности норм, а реально существующие и юридически своеобразные подразделения в самом содержании права, специфика которых выражается в особых режимах правового регулирования.

Правовые институты представляют собой предметные правовые общности, которые, однако, не становятся элементами логически замкнутого построения, а выступают в виде тематически регулируемых отношений, круг которых может быть определен исходя из внутренне присущей им социальной однородности.

Образование правовых институтов, с одной стороны, вызвано необходимостью конкретизации основополагающих принципов правового регулирования применительно к более мелким группам однородных отношений, существующих в группе отраслевых отношений, в соответствии с их спецификой. С другой стороны, правовые институты систематизируют конкретные правовые нормы, путем придания им статуса наименьшего своего структурного элемента. Критерием систематизации при этом служит принадлежность регулируемого данной нормой отношения к группе отношений, входящих в круг регулирования данного института.

Таким образом, построение системы права ориентировано на объективацию господствующей правовой идеологии в механизм реализации ее основных принципов регулирования отношений в обществе.

Исходя из изложенного систему права можно охарактеризовать как дифференцированную в зависимости от содержания идеи конкретно-определенного правового воздействия на специфические общественные отношения правовую идеологию, которая находит свое непосредственное выражение и обретает социальную силу в объективном праве. При этом объективация системы права происходит в форме правовых принципов и системы общих дозволений и запретов, правовых отраслей, правовых институтов, норм права, которые находят свое идеальное отражение в законах и иных правовых актах.

Следовательно, право, как элемент субъективной сферы жизни общества, представляет собой не просто идеи, мысли, свойственные правосознанию, морали, обычаям, а есть каждая ступень развития объективного духа (абстрактное право, мораль, нравственность), которая проявляется в виде прав этих ступеней от более абстрактных форм права до конкретных, в виде системы внешне объективных, устойчивых юридических норм, выраженных в законе, других юридических источниках и поддерживаемых силой государственной власти.

Будучи объективным системным явлением, право получает относительно самостоятельное, независимое существование не только от усмотрения отдельных лиц, но и от законодателя. При этом, представляя собой относительно самостоятельное явление общественной жизни, право обладает своим специфическим содержанием, которое состоит в том, что «правовые нормы отражают действительность не зеркально-мертво, а творчески активно. Иначе правовые нормы были бы простым слепком действительности и не могли бы соответствующим образом воздействовать на эту действительность, регулировать общественные отношения. Именно благодаря тому, что право является результатом обобщающего процесса мышления законодательных органов, «абстрактным итогом» отдельных юридически значимых явлений, нормативной и общеобязательной формой правового сознания, оно и приобретает особое, специфическое содержание, которое отличается от содержания отражаемых им объективных факторов общественной жизни и которое синтезировано и систематизировано включает в себя преобразованную в сознании законодателя совокупность этих факторов». Подобно тому, как ошибочно отождествлять материальное с духовным, адекватно отражающим это материальное, так же неправильно смешивать объективную действительность с ее субъективным отражением в праве.

В связи с этим вполне закономерно выделение в структуре права второй относительно самостоятельной подсистемы - системы законодательства. Система законодательства, напротив, - лишь объективно существующая система. Она является результатом деятельности органов государства по изданию нормативных актов с целью урегулирования общественных отношений. При этом по своему содержанию система законодательства корреспондирует системе права, так как в ходе своего функционирования использует созданные ею исходные теоретические принципы правового регулирования.

Объективно существующее законодательство является результатом деятельности всей системы органов государственной власти, связанной с осуществлением ими своих общественных функций императивного управления гражданским обществом. Указанная деятельность не случайно носит название правотворчества, так как деятельность государства имеет непосредственное образующее значение в процессе формирования права. Следовательно, правотворчество - завершающая процесс формирования права государственная деятельность, в результате которой определенные положения возводятся через закон, иные источники в юридические нормы.

Соотношение системы права, системы законодательства имеет конституирующее значение для правовой системы и правового регулирования как такового. Это обуславливается самой природой права, которое можно рассматривать как возможность контролирования общественных процессов, путем установления легитимных рамок их существования, носящих характер общеобязательных правовых предписаний. С этой точки зрения, содержащиеся в системе права принципы правового регулирования, представляют собой собственно право в самом абстрактном его выражении, которое, будучи закреплено в системе законодательства, приобретает свою действенную силу, обеспечивая при этом непосредственное действие данных принципов.

Таким образом, правовое регулирование становится возможным именно благодаря корреляционной зависимости между системой права и системой законодательства. А возникающая как результат этой зависимости правовая система, будет в своей совокупности характеризовать право как общественное явление в целом. При этом право, являясь регулирующим фактором, будет выполнять свое предназначение только в том случае, если его воздействие будет обеспечиваться надлежащим функционированием элементов правовой системы, которого можно добиться в результате выявления их внутренних связей и причин их возникновения и использования этих результатов в ходе правового регулирования.

В теории государства и права существуют две противоположные точки зрения на соотношение системы права и системы законодательства в ходе их объединения в рамках единой правовой системы.

Согласно первой, объективна лишь система законодательства, применительно к которой наукой должна строится система права. А согласно второй, система права носит объективный характер, и в силу этого ее развитие обуславливает соответствующую трансформацию системы законодательства.

Между тем, правовая система, являясь органическим синтезом систем права и законодательства, объединяет их. в качестве структурных элементов, где они находятся в тесной гносеологической и функциональной связи, соотносясь как содержание и форма права в реальной жизни. Поэтому рассматривать их соотношение в качестве элементов единой системы необходимо с обеих вышеизложенных точек зрения.

Единство содержания и формы права является обязательным условием его существования. Именно благодаря этому единству право приобретает соответствующую качественную определенность. В процессе правотворчества в результате диалектического сочетания отдельных волевых актов (или их частей, сторон, моментов) правотворческих органов объективируется общественная правовая идеология, которая, будучи выраженной в праве, составляет его содержание. При этом составные компоненты содержания права не могут выступать обособленно друг от друга. В этом случае мы имели бы лишь различные, органически не связанные между собой правовые идеи, правовые взгляды, но отнюдь не правовую норму (и их систему) как органическое диалектическое единство этих идей и взглядов. Существование содержания права «необходимо предполагает определенную структурную его организацию, требует своего выражения в определенной форме. Но и форма права не может существовать без своего содержания, поскольку форма должна организовывать и выражать данное содержание, а если нет того, что должно быть организовано и выражено (содержания), то, естественно, не может быть и самой организации, самого выражения (формы)».

Иными словами, общество, как развивающаяся система, заключает в себе процессы постоянного обновления во всех сферах своего существования, в том числе и в праве. Указанное развитие становится возможным благодаря динамики правовых явлений в соответствии с принципами диалектического развития, содержание которых составляет основу методологии изучения государства и права в науке теории государства и права.

Согласно данным принципам, каждое явление, в процессе своего существования, со временем переходит в свою противоположность. Поэтому, если рассматривать систему права и систему законодательства в качестве двух противоположностей такого явления как правовая система общества, каковыми они на самом деле и являются, то можно сделать вывод, что указанные элементы в процессе своего развития в составе единой правовой системы будут выступать одновременно как объективными, так и субъективными по отношению друг к другу, в зависимости от состояния социальной связи между государством и обществом, где государство может выступать как фактором регулирующим общество при помощи правовой системы, так и быть регулируемым ею. Соответственно государство и общество одновременно выступают как объектом, так и субъектом правового регулирования.

Это видится из того, что складывающаяся в обществе правовая идеология, образует соответствующую систему права, которая впоследствии находит свое объективное выражение в системе законодательства. Система законодательства, в свою очередь, служит предпосылкой образования правового материала, который в совокупности является гносеологическим основанием для последующего обобщения и образования на основе данных обобщений соответствующих теоретических положений, находящих свое применение в ходе развития правовой идеологии общества.

Следовательно, субъективизм системы права может выражаться в том, что оно будет содержать в себе теоретические положения, выражаемые в законодательстве, а субъективизм системы законодательства может выражаться в том, что оно в ходе практики правоприменения также может выявить определенные тенденции общественного развития, являющихся основанием для их теоретического осмысления и включения соответствующих нормативных положений в систему права.

Соответственно объективизм системы права будет выражаться в том, что оно объективно существует в правовых нормах, а объективизм системы законодательства заключается в создании органами государственной власти конкретных нормативных документов, в совокупности ее образующих.

Таким образом, структура правовой системы будет определять содержание права, как общественного явления, во всех общественно значимых формах своего выражения: идеологической, нормативно-правовой, нормативно-документальной, которые, соответственно, предстают в виде системы права и внутренней и внешней структуре законодательства. И, в конечном счете, внутригосударственная правовая система может быть определена как структурная взаимосвязь системы права и системы законодательства, порождающая непосредственное правовое регулирование и характеризующая функциональное содержание и назначение права как системного социального регулятора в целом.

Характеризуя иной вид правовой системы, а именно международно-правовую систему справедливости ради надо сказать, что сколько-нибудь серьезных исследований понятия и содержания международно-правовой системы долгое время не существовало в отечественной международно-правовой литературе. Внимание было в основном сконцентрировано на анализе внутренней структуры системы международного права как особой области права, процедуре создания и характеристике содержания его принципов и норм. «Может быть поэтому, - замечает С.Ю. Марочкин, - в работах юристов - международников нередко не усматривалось какого- либо различия между системой международного права и международно-правовой системой, а соответствующие понятия употреблялись как равнозначные».

Однако на этом общем фоне еще до начала 90-х гг. прошлого века в отечественной международно-правовой литературе можно было встретить утверждения о необходимости дифференцированного подхода к международному праву, с одной стороны, и к той среде, в рамках которой оно функционирует и частью которой является, - с другой. Так, Г.И. Курдюков в своей работе, посвященной проблеме определения места и роли государства в системе международно-правового регулирования, подчеркивал, что последняя «представляет собой сложное образование государственно-правовых элементов, связей, сторон и отношений», а международное право в этой системе «является относительно обособленным и самостоятельным компонентом социального управления». По мнению И.И. Лукашука, международно-правовые связи между субъектами международного права «представляют собой не простую сумму отношений, а именно систему с единым комплексом целей и принципов, со своими структурными связями и значительным уровнем взаимодействия элементов». Он считал: чем более развита система международно-правовых связей конкретного государства, тем выше потребность в системном подходе, как при создании, так и при осуществлении норм международного права на всех уровнях.

Универсальную систему международно-правового регулирования ученый представлял в виде двух подсистем (систем): регулирующей и регулируемой. «Регулируемой, - писал он, - является система межгосударственных отношений, представляющая в этой связи объект международно-правового регулирования. Регулирующей системой является система средств международно-правового воздействия, выступающая как субъект системы международно-правового регулирования» При этом в качестве элементов системы международно-правового регулирования И.И. Лукашук выделял: международные отношения, государства как субъекты правового регулирования, правотворческую деятельность государств, международные организации, международное право как систему регулятивных норм, объект и метод правового регулирования, формы реализации норм права, правоотношения и правосознание.

Много общего с теорией универсальной системы международно-правового регулирования имела концепция международной межгосударственной системы, которая была выдвинута и разработана Г.И. Тункиным. Он считал, что существует целостная глобальная межгосударственная система, которая включает государства, их объединения, государственно-подобные образования; международное право и другие социальные нормы, действующие в этой системе; а также отношения и взаимодействия между указанными компонентами.

Определяя межгосударственную систему как среду, в которой функционирует международное право, являющееся ее нормативной подсистемой, ученый утверждал, что ее характеристика необходима для лучшего понимания процессов, происходящих в международном праве, его особенностей, тенденций развития и роли в жизни общества. Понятие «межгосударственная система» «дает объемное, полное, в той мере, в какой это возможно, отображение международной действительности...». Поэтому отдельные компоненты, срезы и аспекты указанной системы, по его мнению, должны рассматриваться при их исследовании с учетом того, что они являются ее частями.

Однако он не пытался проводить параллели или искать точки соприкосновения между межгосударственной и внутригосударственным системами отдельных стран. «Межгосударственная система, - писал он, - существенно отличается от любой внутригосударственной системы», «...они функционируют в различных социальных системах».



← предыдущая страница    следующая страница →
1234




Интересное:


К вопросу о выработке научного определения финансовых расследований
Основания классификации актов судебного толкования правовых норм
Закон о свободе совести и религиозных объединениях и старообрядчество
Понятие, признаки и виды актов официального толкования
К вопросу о названии отрасли экологическое право
Вернуться к списку публикаций