2012-09-25 11:36:02
ГлавнаяРазное по праву — Место и роль понятий «внутригосударственная правовая система» и «международная правовая система» в категориальном аппарате общей теории государства и права



Место и роль понятий «внутригосударственная правовая система» и «международная правовая система» в категориальном аппарате общей теории государства и права


Между тем, указанные понятия правовой системы не характеризуют такое ее содержание и значение, которое «дает возможность охватить собой весь комплекс правовых явлений, и представить в системной связи организацию и взаимодействие всего правового, как особого феномена общественной жизни», так как основной характеристикой права, как общественного явления, является, прежде всего, его системность, под которой понимается объективное объединение по содержательным признакам отдельных правовых частей в структурно упорядоченное целостное единство, обладающее относительной самостоятельностью, устойчивостью и автономностью функционирования.

С этой точки зрения, общие сравнительные характеристики правовой системы определенного государства должны являться отправляющими началами для изучения права конкретного государства, путем выделения конституирующих данное право элементов и изучения их генетической взаимосвязанности, что обусловит выявление общих и особенных характеристик конкретной правовой системы. Иными словами интегративные критерии правовой системы будут являться общетеоретическими посылками, тем шаблоном, на основе которого будет рассматриваться системная взаимозависимость правовых явлений в конкретном государстве.

Это следует из того, что системность права объективно подводит к необходимости адекватного подхода к его познанию. Известно, что всесторонне познание права обеспечивается его изучением в системе тех экономических, политических и социальных факторов, порождением которых оно является и на развитие которых оказывает обратное регулирующее воздействие. Но ныне отчетливее становится также и та очевидность, что природа, организация, функционирование и эффективность действия права требуют его системного анализа. На смену относительно изолированному, дифференцированному изучению отдельных звеньев правовой системы приходит интегративное ее осмысление на высшем уровне. В свою очередь обобщение многостороннего и разнообразного проявления права как системной целостности становится доминантой дальнейшего, более углубленного познания его составных частей, закладывая тем самым фундамент для еще более высоких форм научного обобщения.

Системный подход к исследованию сложных динамических целостностей «позволяет обнаружить внутренний механизм не только действия отдельных его компонентов, но и их взаимодействия на различных уровнях. Тем самым открывается возможность обнаружения субстанциональной и организационной «многослойности» систем, глубокой диалектической связи и взаимозависимости субстанциональных частей, структур и функционирования явлений бытия как сложных целостных организмов».

Применение категории системы, системный подход к познанию, в частности, правовых явлений имеют исключительно важное теоретическое значение, поскольку позволяют вскрыть внутреннее единство права, органическую взаимосвязь и гармоничное взаимодействие частей, его составляющих. Отсюда вытекают и практический смысл разработки этой категории, этого подхода для правотворческой, правореализующей деятельности государства, эффективность которой может иметь место лишь на основе глубокого единства правового регулирования общественных отношений.

Необходимость такого подхода к изучению правовой системы обусловлена тем, что для нее характерен сложный и противоречивый процесс развития. Ее формирование происходит постоянно, поскольку отдельные элементы то устаревают и требуют обновления, то меняют свой характер и внутренние связи. Функционирование, действие правовой системы также происходит непрерывно, что вызывается потребностями общества и государства в правовом регулировании. В связи с этим становится необходимым изучение правовой системы как совокупности элементов правовой действительности в определенном государстве, с целью ее формирования в соответствии с социально-политическими реалиями, учитывая при этом критерии ее вхождения в определенную правовую семью.

С этой точки зрения можно согласиться с мнением В.Н. Синюкова, который считает, что изучение правовых систем в их индивидуальности предполагает использование не универсальных абстракций и генерализаций, а, прежде всего, культурно-исторической конкретизации, которая при достаточной глубине также способна подняться на уровень общей теории - теории национальной правовой системы.

Между тем, культурно-исторический аспект правовой системы, выступающий в качестве неправового фактора, составляет лишь один из аспектов правовой идеологии, содержащей в себе ее сущность. Правовая система есть объективно существующая реальность, поэтому наряду с культурно-историческим в ней присутствуют социальные, этнические, политические, экономические, международные факторы, определяющие ее содержание и характер функционирования на конкретном этапе общественного развития.

Понятие правовой системы в качестве основного элемента включает в себя понятие права. В той части, в какой речь идет о нормативной основе правовой системы, нормативное понятие права сохраняет свою силу. При этом юридическая наука «анализирует не только нормы, но и правовые связи людей, процедуры, отношения и порядки, которые осуществляются по правовым установлениям, осмысливаются наукой и отражаются в общественном сознании. Для правовой системы нормы являются системообразующим фактором. Они входят в систему в качестве такого звена, с которым так или иначе связаны все другие компоненты правовой системы. Целостность правовой системы зависит от устойчивости этих связей, так же как и от включенности всей правовой системы в более широкий социальный контекст».

Право какого-либо государства является результатом взаимодействия его органов и общества по созданию легитимных предписаний, содержащихся в правовых нормах, выражающих основное содержание общественного правосознания и уровень его развития во всех сферах жизнедеятельности. Роль общества в формировании властных предписаний априорна по отношению к деятельности органов государства, непосредственно создающих нормы права, так как оно является носителем основных критериев регулирования существующих в нем отношений, обусловленных объективной необходимостью их урегулирования с учетом специфики, которая проявляется в ходе функционирования общественной системы. Указанные критерии впоследствии трансформируются в основные принципы права, которые развиваются и конкретизируются в правовых нормах, создавая при этом определенные способы и методы правового регулирования.

Для юридического правопонимания право - это «не просто произвольное и субъективное властное веление, а нечто объективное и самостоятельное, обладающее своей (не зависящей от воли законодателя) собственной природой, своей сущностью и своей спецификой, словом - своим принципом». Этим принципом права является принцип справедливости и формального равенства, выражающий существо и особенности права, его отличие от других социальных явлений, норм и регуляторов. Указанное состояние права как явления приводит к необходимости выделения в нем двух компонентов - естественного права и позитивного.

При этом достаточное и строгое понимание позитивного права может быть достигнуто в том случае, когда в его рассмотрении используется не только естественно-правовой подход как методологический принцип, но и прямое сопоставление с естественным правом как реальным фактом социальной действительности. Непосредственно природная, естественная жизнь не может, как таковая проявится в качестве некоего «права»; из нее могут вытекать только определенные требования, которые выступают лишь при соприкосновении с духовной жизнью (сознанием людей). Именно при таком соприкосновении определенные стороны и проявления естественных реалий - в силу своей непреложности, природной категоричности, возможности наступления неблагоприятных последствий при отступлении от них - обнаруживают себя и воспринимаются людьми как требования. А затем на их основе складываются известные идеалы, которые в свою очередь становятся праобразом определенных правовых норм.

Естественное право, следовательно, - это и есть обусловленные природной и социально-естественной средой требования и идеалы, которые, преломившись через правосознание, его культурные коды, приобретают правовой облик и в соответствии с этим выступают в виде правовых требований и праобразов юридических норм - норм позитивного права. По своему социальному значению естественное право выступает в виде должного образа, цели и критерия для оценки позитивного права и соответствующей правоустанавливающей власти (законодателя, государства в целом), для определения их естественно-правовой значимости, ценности. Оно предстает как симбиоз различных социальных норм, как некий ценностно содержательный комплекс, с позиций которого выносится ценностное суждение о позитивном праве и позитивном законодателе.

Позитивное право, в свою очередь, являясь объективным явлением, предстает в виде системы действующих норм, процесс формирования которых обуславливается взаимодействием положений естественного права, присущих определенному обществу на конкретно-историческом этапе его развития, и его государственно-политических институтов, которые в соответствии со своей компетенцией непосредственно объективируют эти положения с целью обеспечения их регулирующего воздействия. Указанные правовые компоненты, в силу системности социальных связей в обществе, также вынуждены функционировать в виде своеобразно определенных подсистем, получивших соответственно название системы права и системы законодательства, причем в указанном аспекте естественное право приобретает характер доминирующей правовой идеологии, которая приобретает социальную значимость, будучи конститутивным элементом системы права.

Система права возникает как результат систематизированного обобщения существующих в обществе правовых идей, служащих основанием возникновения теоретического знания относительно природы правового регулирования и придания им статуса общеобязательных предписаний посредством законодательства, путем включения соответствующих положений в конкретные нормативные документы. В качестве структурных элементов системы права можно выделить отрасли права, содержащие в себе теоретические положения по поводу регулирования относительно однородных по своему содержанию отношений. Отрасли права, в свою очередь, подразделяются на правовые институты, причем также по признаку специфичности и однородности, регулируемых ими отношений, а правовые институты составляют уже конкретные правовые нормы. Как видно из структуры системы права, разные ее уровни отличаются различным уровнем теоретизирования правового знания в соответствии с диалектическим принципом восхождения от абстрактного к конкретному.

Система права абстрактна и в то же время конкретна по своей природе. Ее можно представить путем мысленного восприятия объективно существующей возможности упорядочивания общественных отношений и созданием стройной идеологической системы, заключающей в себе знания о способах и методах правового воздействия, которые находят свое выражение в нормативных документах.

Образование системы права непосредственно связано с процессом формирования самого права как общественного явления, призванного упорядочить общественные отношения в соответствии с социальным, политическим и духовным уровнем развития общества. При этом система права упорядочивает функционирование и развитие права, придавая ему характер социально-значимого явления.

Право потому возникло и существует в обществе, что ему объективно, по предначертаниям логики, общественного развития, в условиях цивилизации суждено быть значительной социально- регулирующей силой. Но это оказывается возможным лишь постольку, поскольку формируется особый, внешне объективированный феномен, специфическое институциональное образование, которое именуется как «позитивное право». Или, по словам Гегеля, объективная действительность права состоит в том, что, во-первых, право вообще знаемо, а во-вторых, оно, обладая мощью действительности, имеет всеобщую силу. Субстанцией позитивного права являются выраженные в формализованном виде, в текстах правовых актов нормы.

Право как институциональное образование - явление близкое к закону и иным источникам. Отсюда особый для сферы духовной жизни уровень объективации, который и позволяет характеризовать право как институциональное образование и который выводит право на плоскость четкой, предметно очерченной целостной объективной реальности. Потому-то форма права - не просто нечто внешнее по отношению к его содержанию, а сама организация содержания, которое объективируется и существует, лишь будучи отлитым в известные формы. Причем это касается не только внутренней формы, выражающей четкую структурированность права, но и внешней формы - законов и иных правовых актов - документов, представляющих собой необходимый, конститутивный момент в формировании и в самом существовании права.

Однако, «характеризуя право как явление близкое к закону, взаимообусловленное с ним, не следует интерпретировать связь и даже известное единство с ним таким образом, что сам по себе закон и есть собственно право и что любые и всякие государственные нормативные акты или их совокупность сами по себе образуют право». Законы в указанном смысле - средство, инструмент формирования права, придания господствующей правовой идеологии качеств институционального нормативного регулятора, которые при условии их легитимности обладают мощной социальной силой.

Под легитимностью закона следует понимать, прежде всего, явление политико-правовой жизни, в котором непосредственно проявляются единые политические, государственно-юридические закономерности. Причем право и государство выступают в виде однопорядковых элементов единой системы, тесно взаимодействующих между собой. Указанное взаимодействие проявляется в том, что государство придает гарантированный силой принуждения общеобязательный характер доминирующим в обществе правовым идеям и принципам правового регулирования, содержащимся в соответствующей правовой идеологии, которая представляет собой формирующуюся в правосознании идею о целесообразности и необходимости такого реально правомерного поведения всех участников общественных отношений, при котором не оставалось бы места для произвола, фактически достигалась бы всеобщность права и действительная реализация субъективных прав.

Таким образом, позитивное право качественно отличается от правосознания, находясь в глубоком единстве с той его формой, которая входит в правовую систему, - с господствующей правовой идеологией. Господствующая правовая идеология непосредственно выражает сущность правовой системы, ее социально-политическое содержание. Правосознание превращается в особо политически и юридически значимое после того, как образующие его идеи воплощаются непосредственно в праве, выражаются в его принципах. Сохраняя все время направляющее значение для законодательства, практики его применения, они становятся конкретизировано богатыми идеями принципами, соответствующими содержанию права.

Следовательно, выступая в виде господствующей правовой идеологии, правосознание вплотную примыкает к объективному праву, работает с ним в тесном контакте, обнажая его сущность и особенности содержания; придает правотворчеству, правоприменению, всей правовой системе целенаправленный, социально определенный характер. Кроме того правовой идеологией охватываются господствующие юридические доктрины, посредством которых она проникает в самую плоть права, становясь непосредственным его источником, и при определенных исторических условиях способна занять место, отведенное по логике социальных процессов объективному праву.

Таким образом, структура права как общественного явления в целом, обусловленная конкретно-историческим его содержанием, предопределяет наличие в его составе двух основных сфер бытия - правовой идеологии и объективного права, что отражает субъективную и объективную, идеологическую и материальную стороны правовой действительности.



← предыдущая страница    следующая страница →
1234




Интересное:


Основания классификации актов судебного толкования правовых норм
К вопросу о названии отрасли экологическое право
Идеология правового экстремизма как отражение кризиса государственности
Трансформация норм национального права в контексте интеграции межгосударственных отношений
Интернет и право - проблема юрисдикции
Вернуться к списку публикаций