2012-09-25 11:22:53
ГлавнаяРазное по праву — Трансформация норм национального права в контексте интеграции межгосударственных отношений



Трансформация норм национального права в контексте интеграции межгосударственных отношений


Одним из основных следствий глобализации стал кризис наций-государств, доминировавших в мире с момента окончания в 1648 г. 30-летней войны. Государственные границы в конце 90-х гг. XX в. стали проницаемыми. Выделились субъекты, свободно перемещавшиеся по всему миру, своей активностью охватывавшие почти все его уголки: транснациональные корпорации, международные банки, страховые кампании, международные организации, в том числе неправительственные, сетевые структуры в виде культурных, спортивных сообществ, экологических движений и пр. Именно эти субъекты задавали темп жизни всего мира, определять направления его развития. В конце XX в. темп жизни России и направление ее развития как, впрочем, и других стран стали определяться «глобальным миром».

Фактором «глобализации» стала деятельность международных публичных организаций. «Международные политические и политико-экономические структуры размывают остатки национального суверенитета, - пишет М.А. Молчанов. - Коллективное вмешательство под эгидой ООН во внутренние дела суверенных государств в виде миротворчества либо гуманитарной интервенции для защиты систематически нарушаемых прав человека становится нормой международной политики. Вынесение приговоров национальным политическим деятелям Международным судом в Гааге создает прецедент и закладывает основы новых норм международного права. Национальные и международные бюрократы управляют государствами-членами Европейского союза примерно в равной степени - изнутри и извне, причем чиновники все больше прибирают к рукам принципиальные для любого общества вопросы - от обороны и финансов до индустриальной и налоговой политики».

Таким образом, у России нет выбора, если она желает «встроиться» в современный «глобальный мир», она должна будет допустить на свою территорию его субъектов. Это автоматически влечет за собой установление благоприятного для них правового режима деятельности. Если не сделать это, Россия рискует превратиться в режим-«изгой». Иными словами, глобализация в качестве принципа культурного, правового, технологического, финансово-экономического развития разных стран утверждает унификацию, причем не только форм экономической активности, систем образования, способов менеджмента, научных знаний, даже потребительской культуры, но и права, а также государственных и политических институтов разных стран. России в конце XX в. стала частью стремительно унифицирующегося в правовом отношении мира.

В то же время унификация культурных образцов, которую с собой принесла глобализация, отнюдь не означает того, что формирующееся в результате ее действия пространство обретает правовую, экономическую, культурную и пр. однородность. Мир унифицируется, подстраиваясь под определенные образцы, а последние создаются теми странами, которые принято называть «передовыми» - в первую очередь странами Западной Европы и Северной Америки. Сейчас к ним приближается группа стран ЮВА. Именно они проектируют и воплощают в действительность «Будущее» для остального мира, творя технологии, задавая стандарты политической жизни, правовых норм и пр.

Поэтому относительной однородностью права обладают лишь развитые страны. Мечта о едином «вселенском праве» появилась в Европе еще в начале XX в. Однако реальная правовая унификация развернулась только в конце этого века и охватила лишь западные страны. Эти страны устремились к полной унификации своего права, обеспечивающей свободу передвижения рабочей силы и капитала, культурных достижений и товаров и т.п. Доступ представителей других стран в это правовое пространство был с самого начала ограничен. Были поставлены разного рода правовые фильтры в виде торговых ограничений, специального эмиграционного законодательства, признания только своих образовательных и профессиональных стандартов и т.д.

Для стран, «не принятых» западным сообществом в число развитых, в том числе и для России, унификация государственно-правовых институтов в соответствии с западными стандартами не может приобрести всеобщие масштабы. Невозможно внедрить западные стандарты социальной обеспеченности, стандарты хозяйствования, экологические стандарты, западные трудовые права и т.д. В данном случае некоторые авторы характеризуют такие процессы термином «гармонизация». «Гармония - стройная, соразмерная согласованность целого и входящих в него частей - понятие, свойственное музыке, сфере искусства, архитектуры. Однако все чаще мы говорим и о гармонизации законодательства и права. И в этом процессе «целым» выступает право и его части». Право, регулирующее реальные отношения в жизни людей, ориентируясь на нужды отдельных ее сторон, редко предстает в своей целостности и стройности. Законодательство, дробясь на отрасли, институты, акты, нормы в государственном масштабе, на семейства отраслей, отрасли, подотрасли права в науке, создает сложную систему, части которой наслаиваются друг на друга, сталкиваются в частых конфликтах в процессе служения обществу. Право даже в своих локальных структурах редко обнаруживает подлинную гармонию. «И естественно, что все настоятельнее звучат мотивы необходимости наведения порядка в «музыке» права. Если управляющее делами общества государство - «дирижер», то дирижировать без музыки, без права оно не может. Таким образом, гармония в праве - не что иное как залог успеха упорядочения «нужд жизни». Жить по закону, пользоваться благами правового государства возможно при условии, что создана соответствующая правовая основа».

Различаются несколько принципиально разных уровней гармонизации позитивного права. Низшим является уровень согласования элементов нормы в пределах: самой правовой нормы; элементов одного акта по ряду признаков на основе требований юридической техники; блока (пакета) нормативных актов, связанных одним предметом регулирования. Проблемы гармонизации встают и при согласовании норм в пределах разных отраслей права. Так происходит согласование норм административного законодательства и норм уголовного права, которыми обеспечивается ответственность за правонарушения норм, предписанных административным, муниципальным и иными отраслями нормативного творчества. Такую же связь, а равно и ее нарушения, можно проследить между конституционным, финансовым, налоговым законодательством и отраслями законодательства в области правоохранительной деятельности.

Гармонизация законодательства двух равноправных субъектов или связанных иерархической зависимостью и обязанностью обеспечить единство системы права не сводится к реализации только требований юридической техники, если последнюю не трактовать весьма расширительно. Представляется, что процесс гармонизации нормативно - правовой основы как внутри одного государства, так и между самостоятельными государствами, действующими в едином правовом пространстве, затрагивает и проблемы духа законов и их содержание. Это предполагает оценку степени соответствия закона и его нормоустановлений состоянию реальных отношений, подлежащих регулированию на основе данного закона. Нельзя волевым порядком подправить закон, сблизить его по содержанию с другим аналогичным, взятым из иной социальной среды. Следовательно, гармонизация законодательства предполагает наличие объективных условий сближения отношений в той или иной сфере - наличие оснований для нее. Право лишь создает либо стимул, либо оформляет уже имеющиеся условия. При отсутствии этого никакая юридическая техника не обеспечит гармонизации. Гармонизация выступает способом унификации права и является единственно возможным интеграционным подходом в отношениях, подчиненных административно-правовому (то есть иерархичному) методу регулирования.

При наличии материальной основы сближения, согласования правового регулирования большая нагрузка ложится на механизмы юридической техники. Первые шаги в этом направлении связаны с установлением совместимости терминологии, правовых дефиниций.

В связи с проблемой унификации юридических терминов и понятий важное значение имеет не только определение терминов в структуре отдельных законодательных актов одной системы права, например российской. Это необходимо для однозначного понимания предметов и областей регулирования в пределах всего законодательства Российской Федерации. Здесь большую роль выполняют классификаторы отраслей права и предметных областей правового регулирования. Составление классификаторов правовых актов по предметным областям регулируемых отношений идет достаточно трудно. Важным импульсом совершенствования этой работы является одобрение Указом Президента Российской Федерации от 15 марта 2000 года № 511 Классификатора правовых актов. Работа в направлении развития Классификатора правовых актов на основе предложений органов государственной власти, местного самоуправления будет продолжаться. Классификатор рекомендовано использовать в процессе формирования банков данных правовой информации и при автоматизированном обмене правовой информацией. Это значительный шаг к унификации правовой работы в пределах России.

Исходя из общей теории унификации права и современного опыта международной интеграции, можно, на наш взгляд, сделать следующие выводы:

1. Необходимо дать широкое определение самого термина «унификация права» как «движения к гармоничному взаимодействию различных правовых систем или как взаимодействия национально - правовых систем, уже достигшего определенной степени гармонии».

2. Унификация права в широком значении этого понятия заключается не в том, чтобы снять различия в правовом регулировании аналогичных отношений в праве отдельных государств, создав единообразные нормы права, а в том, чтобы снять препятствия на пути международного сотрудничества и связанного с ним развития регулируемых национальным правом отношений.

3. Гармонизация законодательства является способом международно-договорной унификации права, основанном на обязательстве государства при разработке национального законодательства следовать определенному направлению (принципу) правового регулирования, сформулированному в международном соглашении.

Интеграция самых разных отношений физических, юридических лиц, государств в области экономики, культуры, образования, безопасности в национальном и планетарном масштабах исключительно остро ставит проблему создания адекватной правовой основы взаимодействия и сотрудничества национальных систем государственной власти. Еще М. Сперанский отмечал: исполнение законов есть не что иное как государственное управление. Качественная система права и законодательства - основа для установления новой эпохи сотрудничества и взаимодействия не только граждан и их ассоциаций в пределах отдельных стран, но и в масштабах международного их сообщества. Гармонизация правовых систем разных государств и каждой системы в отдельности - одна из задач современного развития.

Таким образом, унификация внутригосударственного права России приобретает следующие формы характерные всем государствам «не полностью» интегрированных в западный глобальный мир:

1. Унифицируется правовая теория. Обеспечивается это через систему подготовки кадров. В частности, африканские юристы получают образование в Европе или в африканский университетах, копирующих во многом программы европейских университетов. Кроме того, западные юристы нередко участвуют в качестве экспертов и разработчиков при подготовке нормативно-правовых актов в других странах, вовлекаемых в круг западного влияния. Например, в 1960 г. Международная ассоциация африканского права в Школе восточных и африканских исследований Лондонского университета подготовила «Проект восстановления африканского права». В соответствии с ним была предпринята гигантская кодификация обычного права в странах Тропической Африки с одновременной адаптацией к западной правовой терминологии, юридической технике и пр. Всего были составлены и изданы 8 сводов и кодексов обычного права в 7 странах. В России также происходит заимствование западной государственно-правовой теории. Марксистско-ленинская правовая теория, доминировавшая в российской юриспруденции до начала 90-х гг. XX в., в настоящий момент в России подвергается достаточно жесткой критике. Теории, определяющие отечественную науку в настоящий момент, как правило, заимствованы: теория правового и социального государства, разделения властей, учение о правах и свободах человека и гражданина и т.п. Передача западной правовой доктрины означает передачу своего рода «языка» юриспруденции, т.е. «смысловой сетки», масштабирующей деятельность юристов. При этом Запад оставляет за собой право выступать разработчиком («законодателем мод») в сфере юриспруденции и право быть судьей в последней инстанции, что соответствует праву, а что нет.

2. Унифицируются отдельные сферы правового регулирования. Прежде всего, это достигается прямыми заимствованиями нормативных предписаний из чужого права. Как это было, например, при подготовке конституции Индии 1949 г.: раздел «Основные права» был составлен по примеру Конституции США; парламентская форма заимствована у Великобритании; идея руководящих принципов взята из конституции Ирландии; институт чрезвычайного положения - из Веймарской конституции Германии. Кроме того, в индийской конституции использован опыт конституционного правосудия многих стран, в нее включены положения британского закона об управлении Индией в 1935 году. В российском праве также интенсивно развивается заимствование западных образцов. Например, М. Лесаж отмечает, что современная российская конституция в части, касающейся прав человека и гражданина, моделировалась по Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Более того, сохранение своеобразия России в этой сфере правового регулирования объективно препятствовало бы принятию страны в Совет Европы, а значит, в какой-то мере препятствовало бы включению в глобальный мир. Стоит отметить, что наибольшие изменения под влиянием Запада в России претерпевает, прежде всего: а) конституционное право; б) гарантии для права собственности; в) обязательственное право; г) регулирование приватизации; д) правила имущественной ответственности; е) права и свободы человека и гражданина; и) пенитенциарное законодательство; и некоторые другие сферы правового регулирования.

3. Субъекты глобального мира инициируют строительство на территории «недоунифицированных» стран особых правовых пространств, благоприятных для деятельности этих субъектов. Эти пространства могут выделяться географически, как в свое время Византия создавала на территории Руси анклавы своего права - монастыри. В качестве пространств, обладающих особым правовым режимом, обеспечивающим включение их в мировую экономику и культуру обычно называют следующие зоны: торговые (свободные таможенные, свободные порты, транзитные, внешнеторговые и пр.), производственные с функциями импортозамещения или экспорта (специальные зоны, промышленные парки, оффшорные предприятия или зоны и т.п.), технополисы и технопарки, а также зоны обслуживания (оффшорно-финансового, банковского, информационного, туристского, страхового). Но особые «правовые пространства» могут выделяться «виртуально», в виде установления специального режима для деятельности субъектов глобального мира на территории страны.

4. Развитый мир формирует международное право, определяющее общие условия функционирования глобального мира. Естественно, что субъекты, наилучшим образом адаптировавшиеся к условиям жизни в этом мире, выигрывают от внедрения «глобальных» правил устройства «глобального» мира. Если еще в XIX в. в теории и в государственной практике торжествовала точка зрения, согласно которой национальное обладает приоритетом над международным и суверенитет государства не должен ограничиваться, то в XX в., фактически, утвердился принцип примата международного права над национальным. Международное право превратилось в инструмент унификации национальных правовых систем. Можно сказать, что современное международное право выполняет роль jus gentium для вновь формирующихся «мировых» империй. Это - «язык общения» между развитыми странами и остальным миром.

Итак, глобализация является вызовом для традиционных атрибутов суверенитета России и ее государственно-правовой системы. Когда в начале 90-х гг. XX в. прекратил существовать биполярный мир, разделенный на капиталистический и социалистический лагерь, Россия оказалась перед выбором: адаптироваться в глобальный мир или превратиться в режим-изгой, обреченный на замкнутость в собственных границах.

По нашему мнению, в настоящее время реальными являются три основных сценария развития правовой системы России.

Первый сценарий - правовой изоляционизм. Суть этого сценария заключается в формировании замкнутой правовой системы, отстаивающей автономные, если не противостоящие миру, ценности. Чужие государственно-правовые традиции автаркической правовой системой игнорируются или переинтерпретируются в собственном духе. В условиях «глобального мира» государственно-правовой изоляционизм неизбежно приведет к формированию режима-изгоя, склонного к стагнации, к сопротивлению изменениям. Примеры ныне существующих режимов- изгоев (Ливия, Ирак и т.п.) отнюдь не вдохновляют на то, чтобы отправиться по их пути государственно-правового развития.

Второй сценарий - включение России в состав вновь формирующихся «глобальных империй». На деле это означает, что государственно-правовые порядки в стране должны быть полностью унифицированы в соответствии с требованиями, предъявляемым западным государственным сообществом, точнее, скопированы с западных образцов. Россия в случае реализации второго сценария обречена на «догоняющее» развитие и статус периферии в новых «мировых глобальных империях». Простота решения завораживает: скопируем западное право, западные государственные порядки и будем жить, как на Западе. Но весь предыдущий опыт «догоняющего развития» отечественного государства и права говорит о том, что копирование чужих образцов неизбежно закладывает отставание в развитии. Ко времени изготовления копии оригинал успевает перестроиться, измениться.

Правда, возможен и третий сценарий развития российского государства и права - сценарий превращения Россию в метрополию в одной из новых постмодернистских «глобальных империй», формирующих новые системы ценностей и облекающих их в специфическую государственно-правовую форму. Этот сценарий наиболее трудно реализуем. Поскольку превращение российского государства и права в образец для других стран во многом связано с общим уровнем развития российского общества, включая такие сферы социальной жизни как культура, экономика, политика и пр. Следовательно, одного только «исправления законов» для превращения России в центр какой-либо новой «глобальной империи» явно недостаточно.

Какой сценарий развития российского государства и права будет реализован в действительности, сейчас сказать трудно. Ясно, что выбор между ними придется делать под сильным давлением «глобального мира». Также ясно, что осуществление любого сценария будет сопровождаться массированным заимствованием чужого государственно-правового опыта или, уж во всяком случае, с учетом этого опыта. Однако если не сделать такой выбор самим может оказаться, что его может сделать сам «глобальный мир». И тогда останется только смириться с судьбой.


Карпов Сергей Анатольевич



← предыдущая страница    следующая страница →
123




Интересное:


Художественная литература как средство формирования правосознания и источник знаний о специфике правосознания определенной эпохи
Идеология правового экстремизма как отражение кризиса государственности
Понятие, признаки и виды актов официального толкования
Личные имущественные и неимущественные отношения супругов в России в второй половине 19 века. Усыновление и узаконение
Функции актов судебного толкования и пути повышения эффективности этих актов
Вернуться к списку публикаций