2012-09-25 11:22:53
ГлавнаяРазное по праву — Трансформация норм национального права в контексте интеграции межгосударственных отношений



Трансформация норм национального права в контексте интеграции межгосударственных отношений


Появление новых принципов правового регулирования повлекло изменения структуры и содержания российской правовой системы. Что касается системы права, то здесь изменения произошли в составе и содержании принципов правового регулирования как в публично-правовых, так и в частно-правовых отраслях. Причем изменение содержания частно-правового воздействия напрямую зависит от соответствующего изменения публично-правового режима регулирования. Это связано с тем, что публичное право включает в себя основные вопросы формирования правовой системы и обеспечения ее устойчивости в условиях происходящих перемен.

В отраслях публичного права изменения связаны с тем, что основными принципами правового регулирования стали принципы верховенства закона, верховенства прав и свобод человека и гражданина, приоритета международного права над национальным. Данные принципы стали началами правового регулирования в конституционном, уголовном, административном, налоговом, гражданско-процессуальном, уголовно-процессуальном, арбитражно-процессуальном праве, а также в комплексных публично-правовых и частно-правовых отраслях и институтах (например в земельном, трудовом, банковском и др.).

Верховенство закона - это такое состояние отношений в обществе, когда субъекты правоотношений соотносят свои волевые действия с соответствующими нормативными правоположениями, вытекающими из доминирующей правовой доктрины, формирующей совокупность принципов правового регулирования. Верховенство закона основной принцип правового государства, так как его несоблюдение в ходе функционирования общества влечет возникновение внутренних противоречий между его различными частями, формирующими право как явление, когда происходят расхождения положений правовой идеологии, законодательства и юридической практики. Поэтому данный принцип должен обеспечиваться такими логико-юридическими связями, при которых все элементы правовой системы находятся в гносеологической и эмпирической взаимозависимости.

Верховенство закона - это очень важная, но все же внешняя, формальная, сторона правового государства. Внутреннее, содержательное отличие правового государства - качество, сущность самого закона. Закон в правовом государстве призван соответствовать праву. Не сводя право к закону, можно по-разному понимать его содержание. По своей сущности право призвано отражать идеал справедливости. Справедливость - шире права. Специфика права как социального явления заключается в нормативности, обязательности правовых положений, в возможности их принудительного проведения в жизнь. Те справедливые идеи, которые обрели нормативное закрепление в законе, стали правом. Следовательно право в правовом государстве «есть нормативно закрепленная справедливость».

Верховенство закона как необходимый принцип правового государства означает не только признание за конституцией и иными законодательными актами высшей юридической силы, их способность устанавливать исходные, первичные нормы правового регулирования, но и безусловное подчинение всех членов общества и государства в целом действующему закону. В своей многогранной деятельности государство функционирует не по собственному усмотрению или по произволу, а в строго определенных рамках, установленными конституцией государства и иными основополагающими нормативно-правовыми актами. Указанные требования в полной мере относятся и к законотворчеству.

Законодательный процесс, как и любая иная деятельность государства, детально регламентируется специальным законодательством, соблюдение которого является необходимым условием признания каждого вновь принимаемого закона в качестве регулятора общественных отношений.

Еще одно нововведение в российскую правовую систему - это признание приоритета норм международного права над национальным законодательством. Указанное положение возникло в результате развития межгосударственных интеграционных процессов в экономической, политической, социальной и духовных сферах, начавшихся вследствие необходимости повышения уровня развития общества именно в России, так как прежняя изолированность тормозила обмен необходимым эмпирическим опытом для создания новых видов общественной деятельности, являющихся критерием общественного развития. Нарастающие интеграционные процессы обусловили более тесное взаимодействие национального и международного права. В метафорическом плане перед нами «пересекающиеся параллели», когда две правовые системы то сходятся, то расходятся. Между ними появляются межгосударственные объединения с более строгой внутренней структурно-нормативной организацией. Причем взаимовлияние внутреннего права и «внешних» правовых систем весьма своеобразно. К отраслям национального права как бы примыкают соответствующие международные нормативные массивы или отрасли, становясь в известной степени их источником. В свою очередь отраслевая система национального права воздействует на отраслевую специализацию международного права.

Советское правоведение исходило из принципа приоритета советского права и содержало в ряде нормативно-правовых актов бланкетные нормы или положения о применении международных договоров при их коллизии с внутригосударственным правом. Считалось, что «национальная правовая система так же суверенна, как и государство, поэтому на территории страны без санкции (в той или иной форме) национальной государственной власти не могут действовать нормы, созданные помимо ее правотворческих органов».

В настоящее время Конституция РФ в ст. 15 утверждает общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации в качестве составной части правовой системы России. Они действуют на основе принципа непосредственности действия международно-правовых норм. Однако речь идет не о любой норме международного права, а лишь об императивных нормах, обладающих общеобязательным характером, которые принимаются и признаются международным сообществом государств в целом как нормы, отклонение от которых недопустимо и которые могут быть изменены только последующими нормами международного права, носящих такой же характер.

На основе анализа положений Конституции РФ о том, что если международным договором установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора, нельзя утверждать, будто приоритет над национальным законодательством имеют любые договорные нормы международного права. Подобным договором является только международный договор Российской Федерации межгосударственного, межправительственного или межведомственного характера, ратифицированный и официально опубликованный. Помимо этого, часть 6 ст. 125 Конституции РФ закрепляет положение о том, что не соответствующие конституции РФ международные договоры Российской Федерации не подлежат введению в действие и применению. Следовательно, приоритет международных договоров не распространяется на Конституцию РФ.

Таким образом, включение норм международного права в национальную правовую систему опосредуется решениями органов государственной власти страны. Ратификация и иные виды трансформации представляют собой механизм защиты национальной правовой системы от проникновения правовых положений, являющихся чужеродными для данной правовой системы. В известном смысле можно говорить о натурализации международных правовых норм в системе национального права.

Основным значением международного права при этом является то, что оно содержит в себе наиболее общие цивилизационные ценности, которые оказывают влияние «на формировании национальных правовых систем. Ведь именно признание приоритета международно-правовых норм послужило основанием для признания приоритета общечеловеческих ценностей в Российской Федерации. Это следует из того, что в принятой в Российской Федерации 22 ноября 1991 г. Декларации прав и свобод человека и гражданина содержаться основные положения Всеобщей декларации прав человека от 10 декабря 1948 г. и Международного пакта о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г., которые впоследствии нашли свое отражение в Конституции РФ и, как уже было отмечено, коренным образом изменили содержание публично-правового регулирования, а следовательно и всей правовой системы.

Что же касается частно-правовых отношений, то здесь следствием признания приоритета общечеловеческих ценностей над государственными, явилась более широкая диспозитивность поведения субъектов правоотношений, когда их некоторые сознательные волевые акты, направленные на реализацию своих естественных прав, приобрели нормативность и государственное обеспечение и защиту при регулировании отношений в частно-правовых отраслях (гражданском, трудовом, семейном и др.). Это в свою очередь, обусловило изменение методологии правового регулирования, расширение сферы диспозитивно-правового воздействия, и установление нового правового режима.

Относительно изменений в самой структуре системы права можно сказать, что в целом, осталась все та же структура права в виде его деления на отрасли, институты и нормы, однако в результате изменения своего идеологического содержания некоторые правовые отрасли, институты и нормы потеряли свою актуальность, следствием чего явилась утрата ими юридической силы и появление новых отраслей, институтов и норм, что повлияло прежде всего на функциональное содержание системы права. Иными словами, вновь возникшие отрасли, институты и нормы осуществляют правовое воздействие в рамках новой политико-правовой идеологии и при этом находятся между собой в тесной генетической связи, которая и образует новую структуру системы права.

Изменения структуры системы права, повлекло, в свою очередь, соответствующие изменения в системе законодательства, так как, как уже было отмечено, внутренняя структура системы законодательства складывается в соответствии с существующей в обществе системой права и призвано выражать ее содержание вовне.

В конечном счете, сложившаяся на данный момент внутренняя структура законодательства может быть представлена следующим образом: конституционное законодательство как базовая отрасль, далее, две опорные отрасли - административное и гражданское законодательство и отрасли финансового, налогового, трудового, земельного, аграрного, социального, семейного, экологического, горного, уголовного, гражданско-процессуального и уголовно-процессуального законодательств, законодательства о судоустройстве. Далее указанные отрасли делятся на подотрасли, институты, нормативные акты и отдельные нормы.

Важное значение при характеристике динамики изменений в содержании системы законодательства России, имеет анализ причин и механизма законодательной деятельности. Данный анализ позволяет сделать вывод о преобладающем значении факторов, связанных с оформлением институтов российской государственности и нового курса экономической, социальной, международной политики. Среди них заметно воздействие потребностей проведения реформ в экономике, социальной и государственной сферах.

Указанные факторы, в свою очередь, обусловили устойчивое развитие публично-правовых, частно-правовых и комплексных отраслей законодательства, но противоречивые тенденции их специализации и комплексности со всей остротой выдвигают вопрос об их внутренней структуризации. Пока правовые массивы формируются хаотично и подчас трудно определить роль базовых законов с присущими им общими нормативными понятиями и терминами, принципами и методами регулирования. Нередко последовательность принятия и связь между кодексом или основным тематическим законом и иными законами весьма произвольны, что резко снижает конечный эффект правового регулирования.

Весьма противоречиво и непоследовательно шло развитие законодательства в экономической сфере. Первоначально стремительно принимались законы о предприятиях, о собственности, о приватизации, несущие коренные перемены в отношениях собственности. Следом за ними появился поток законов о статусе хозяйствующих субъектов, об акционерных обществах, о банках, о финансово - промышленных группах, о сельскохозяйственной кооперации, о банкротстве и др. Гражданский кодекс заложил основу стабильной регуляции отношений в сфере экономике. Одновременно стали появляться законы, устанавливающие режим формирования и использования государственных ресурсов: о бюджетной и налоговой системах, о бюджетной классификации, о бухгалтерском учете, о государственном заказе.

Постепенно резко критическая оценка экономической роли государства сменяется признанием государственного регулирования в данной сфере. Появляются законы о государственном прогнозировании и программах о государственном регулировании или государственной поддержке ряда отраслей и подотраслей народного хозяйства, о защите экономических интересов и др. И все же кризисная финансово-экономическая ситуация летом - осенью 1998 г. обострила проблему отсутствия ряда базовых экономических законов, а противоречивость в бюджетно-налоговой сфере придают развитию законодательства о госсобственности особенно актуальный характер.

В социальной сфере Россия пока не смогла сформировать развитое законодательство социального государство. В области охраны окружающей природной среды приняты основные акты, но они реализуются крайне плохо. Многие правовые нормы и институты бездействуют. Законы - «одиночки» о культуре, здравоохранении, науке, образовании проложили лишь первую тропу, за ними не последовали законы о важных участках этих отраслей. Реформируемая сфера не опирается на прочный фундамент, хотя Семейный кодекс, законы о ветеранах, о молодежной политике и другие создали для этого хорошие предпосылки.

Одной из тенденций развития российского законодательства является также его тесное взаимодействие с принципами и нормами международного права. В этих целях издаются нормативные акты направленные на реализацию положений международных договоров и соглашений. При этом практика исполнения международных договоров и их имплементация наталкивается на многочисленные препятствия и сложности юридического, организационного, политического и иного порядка. Причиной указанных негативных явлений является не столько формальное несоответствие российских нормативно - правовых актов требованиям международного права и международных договоров, сколько неспособность выполнения взятых на себя Россией обязательств по международным договорам и соглашениям, что обусловлено, в конечном счете, дефектами в сфере государственного управления.

Особое значение в ходе построения обновленной российской государственности приобретает развитие законодательства в сфере оформления государственно-политических институтов власти, так как именно в этой сфере происходит образование внешней структуры системы законодательства. Связанные с указанным процессом изменения, получив соответствующее законодательное оформление, конституируют систему государственных органов, деятельность которых образует систему правовых источников, регулирующую общественные отношения в соответствии со сложившейся социально-политической реальностью, путем создания системы законодательства, основанной на принципе федерализма.

Суммируя все выше изложенное, можно сделать вывод, что наиболее зримой чертой современного российского права является своего рода «континентальная» противоречивость, выражающаяся в том, что внешне европеизированные формы, наличествующиеся в немалом числе законодательных документов и процессуальных процедур, находятся в резком несогласии с азиатско-державной ориентацией содержания, проявляющейся в доминировании силовых методов.

Отсюда и две тенденции - это утверждение демократическо-гуманистических начал и тенденций силового господства, осуществляемого соответствующими юридическими средствами и механизмами. Будущее, судьба российского права зависит от того, какая из этих двух тенденций будет доминирующей.

В соотношении закона и судебной практики обнаруживаются различные, порой неожиданные и парадоксальные, проявления и стороны их взаимосвязи. Наиболее существенные из них касаются следующих трех проблем: во-первых, правосозидающей функции судебной практики и ее восполнительной роли по отношению к закону; во-вторых, зависимости места и роли судебной практики от закона, его качества и его своеобразных форм и институтов; в-третьих, обретение судебной практикой и в условиях, когда действует принцип верховенства закона, своих собственных исходных функций. В этом можно усмотреть тенденцию сближения правовой системы России с прецедентными правовыми системами.

В конце XX в. в России пропуск в западное «Будущее» опять был найден в точном воспроизведении в стране государственно-правовых порядков западного мира. При этом рецепция Россией западного правового опыта свершается в условиях «глобализации», т.е. постепенного преобразования мирового пространства в единую зону, где беспрепятственно перемещаются капиталы, товары, услуги, свободно распространяются идеи и передвигаются их носители.



← предыдущая страница    следующая страница →
123




Интересное:


Интернет и право - проблема юрисдикции
О предмете трудового законодательства субъектов Российской Федерации
Некоторые аспекты правового регулирования внешнеэкономической деятельности в России и странах Европы
Запрет дискриминации в трудовых отношениях
Художественная литература как средство формирования правосознания и источник знаний о специфике правосознания определенной эпохи
Вернуться к списку публикаций